Проблемы формирования отдельных условий внешнеторговых контрактов

04-03-19 admin 0 comment

Каткова Л.В., Блеклов А.В.
Таможенное дело, 2007.


Современная эпоха характеризуется ускорением развития международных коммерческих отношений. Выход экономических отношений за рамки отдельных стран в результате интернационализации производства и роста экономической взаимозависимости экономик различных государств сопровождался изменениями экономического и юридического характера договорных отношений. Вследствие происшедших в Российской Федерации глобально-исторических изменений значительно возросло количество российских участников международных коммерческих контрактов. Сложившиеся хозяйственные связи между предприятиями, находящимися в странах СНГ, приобрели характер внешнеэкономических отношений, оформляемых международными контрактами, регулирование которых осуществляется актами универсальными или региональными.

Во второй половине XX в. мир вступил в период глобализации, прежде всего международной экономики. Это получило отражение в новых способах производства, в развитии финансовых рынков, в экспансии мультинациональных компаний, в уменьшении с появлением либеральных и неолиберальных концепций роли государства, его неспособности охватить национальными правовыми нормами глобализированный рынок. В поисках наиболее выгодных мест приложения капитала и рынков сбыта на смену традиционным международным коммерческим контрактам приходят новые договорные формы, предполагающие более сложные формы экономического и юридического взаимодействия сторон; происходит значительная эволюция сторон таких контрактов: от традиционно функционирующих в рамках соответствующей правовой системы юридических лиц к транснациональным компаниям, в деятельности которых происходит очевидное разделение юридической стороны их деятельности (они выступают в качестве юридических лиц соответствующих государств) и экономической стороны их деятельности (экономически они функционируют как звенья одной системы). Преобладание национально-правового регулирования международных коммерческих контрактов сменяется международно-правовым регулированием в виде международных конвенций; выявленная в конце прошлого столетия недостаточная эффективность международных коллизионных и материально-правовых конвенций обусловила поиск новых регуляторов отношений международного коммерческого оборота, что привело к появлению lex mercatoria и расширению сферы применения торговых обычаев.

На смену международно-правовому центризму, когда в центре нормотворчества находились государства, заключавшие международные конвенции, приходит полицентризм и появляются частные участники процесса унификации; происходит переход от государственно-правового регулирования к саморегуляции участников международных коммерческих контрактов, что проявляется в нахождении ими не встречавшихся ранее методов унификации, прежде всего в виде принципов международных коммерческих договоров, стандартизации или нормализации международных коммерческих контрактов. Такая возможность обусловлена существенным возрастанием значения принципа автономии сторон и изменением концепции свободы договора, реализуемого в рамках международных коммерческих отношений. Возможность практического использования указанных документов российскими участниками внешнеэкономической деятельности следует из предписаний ст. 5 и 7 Гражданского кодекса РФ, признавшего после длительного перерыва торговый обычай юридическим регулятором гражданско-правовых отношений (что особенно важно для международных коммерческих отношений), а также включившего в правовую систему нашей страны общепризнанные принципы и нормы международного права. Учитывая, что свобода договора в российском праве была закреплена лишь в Гражданском кодексе РФ и данный принцип действует со дня его вступления в силу — с 1 января 1995 г., для практической деятельности весьма важным является творческое использование данной свободы для успешной реализации контрактов с иностранными контрагентами.

Однако данные аспекты недостаточно исследованы в отечественной доктрине, а вытекающие из этого возможности мало используются в практике взаимодействия сторон международных коммерческих контрактов.

Происходящая замена традиционной международной купли-продажи новыми договорными отношениями осуществляется по двум направлениям деятельности: внешнему и внутреннему. С внешней стороны происходит совершенствование организационно-правовых форм сбыта и продвижения товаров, усиливается внимание к традиционным агентским отношениям и появляются новые типы контрактов — дистрибьюторский контракт и договор франчайзинга. С внутренней стороны форма транснациональной компании обеспечивает внутрифирменную кооперацию и снижение издержек производства при сохранении внешней системы самостоятельных договорных отношений между ее составными частями, организационно оформленными в виде самостоятельных юридических лиц.

Понятие «внешнеэкономическая сделка», встречающееся в публицистической периодике, специальных юридических статьях, учебных материалах, а главное — в законодательных актах, уже прочно вошло в правовой лексикон. Его применение обусловлено наличием международных экономических отношений между государствами, часть из которых (причем далеко не меньшая) опосредуется внутренними субъектами государств — юридическими и физическими лицами.

Договор купли-продажи продолжает играть основную роль в международном коммерческом обороте. Путем его заключения и исполнения осуществляется большая часть внешнеторгового обмена России. Исполнение этого договора предопределяет необходимость заключения ряда других договоров, в частности перевозки и страхования, а также на выполнение работ и оказание возмездных услуг.

Такая роль договора обусловливает серьезное внимание к его правовому регулированию, призванному содействовать развитию международной торговли.

Несмотря на многолетний опыт осуществления российскими предпринимателями права самостоятельного выхода на международный рынок, по-прежнему допускаются ошибки при заключении и формировании условий внешнеторговых контрактов ввиду несерьезного и невнимательного подхода к данному вопросу.

Как отмечает Б. Завидов, «от того, насколько четко, грамотно и умело в правовом смысле составлен и заключен тот или иной договор, зависят экономический, материальный и финансовый интерес его контрагентов, а также защищенность от фискальных и правоохранительных органов» <1>.

———————————

<1> Завидов Б. Как правильно составить договор? // Ваш партнер — консультант. 1997. N 10.

Еще на стадии переговоров российским предпринимателям необходимо проверить правовой статус партнера и его финансовое положение, что зачастую не делается. В ряде случаев это приводит к невозможности получить оплату за поставленные экспортные товары или добиться возврата выплаченных сумм за импортные товары, которые либо вообще не были поставлены, либо поставлены не в полном объеме или с существенными недостатками. Встречаются и случаи, когда безуспешными оказываются попытки найти зарубежного партнера для вручения ему исковых материалов и повестки о вызове его в арбитраж <2>. В контракте либо вообще не указывались юридические адреса сторон, либо содержался фиктивный юридический адрес зарубежного партнера, либо вместо него имелся почтовый адрес для направления корреспонденции до востребования.

———————————

<2> См.: Розенберг М.Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. М.: Книжный мир, 2003.

Анализируя практику Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ и практику составления конкретных контрактов российскими предпринимателями, можно выделить основные ошибки формирования отдельных условий внешнеторгового контракта.

Так, в арбитражной практике споры, связанные с расчетами сторон, являются наиболее распространенной категорией дел. Положения контракта об условиях расчетов составляются с учетом предписаний международных договоров и действующих норм национального законодательства.

Проведенный анализ арбитражной практики позволил прийти к следующим важным выводам.

Во-первых, не всегда в экспортных контрактах российских организаций четко формулируются условия платежа, что приводит в дальнейшем к недоразумениям.

Во-вторых, в контрактных условиях платежа часто не учитывается, что по вопросам, которые не предусмотрены в аккредитиве, соответствующем условиям контракта, будут применяться диспозитивные положения UCP.

В-третьих, даже если условия расчетов четко сформулированы в контракте, нередко извещения банка, содержащие условия открытого аккредитива, не сопоставляются с контрактом. В результате своевременно не заявляются возражения против допущенных иностранными покупателями отступлений от условий контракта, что приводит к невозможности получить платеж с аккредитива даже при том, что российский продавец полностью соблюдал условия контракта.

В-четвертых, обнаружив в аккредитиве отступления и возразив против них, отечественные организации в ряде случаев поставляли товары несмотря на то, что иностранный партнер не вносил требуемых изменений в аккредитив, и это серьезно затрудняло получение оплаты за поставленный товар.

В-пятых, по импортным контрактам осуществлялась предоплата без получения гарантий возврата платежа в случае невыполнения обязательств иностранным продавцом. Оговаривая предоплату, российские покупатели зачастую не включают в контракт условие, которое обязывает иностранного продавца представить им в определенный срок счет-фактуру, транспортные и товарные документы, подтверждающие соответствие требованиям контракта поставленного товара и условий его транспортировки. Но даже при включении в контракт подобного условия, как правило, не устанавливается имущественная ответственность продавца за его несоблюдение. Это приводит к тому, что покупатель своевременно не проверяет документы и на длительные сроки задерживает принятие мер, необходимых для устранения несоответствия, которое обнаруживается только после поступления товара. При поставке на условиях CIF или CIP такая организация отношений лишает покупателя возможности своевременно проверить, надлежаще ли выполнил продавец свою обязанность застраховать товар. При рассмотрении в арбитраже ряда споров выяснилось, что продавец вообще не представлял покупателю страховые документы.

В-шестых, и российские организации, не выполняя или несвоевременно выполняя свои платежные обязательства по импортным контрактам, нередко не учитывали имущественных последствий таких нарушений. В результате размер потерь серьезно увеличивался.

Предмет контракта. При его формировании допускаются грубые ошибки, касающиеся в основном определения качественной стороны товара и его упаковки. Согласно письму Центрального банка РФ от 15 июля 1996 г. N 30 «О рекомендациях по минимальным требованиям к обязательным реквизитам и форме внешнеторговых контрактов» при определении предмета контракта должно указываться: наименование и полная характеристика товара. Полное коммерческое наименование товара, ассортимент, размеры, модели, комплектность, страна происхождения товара и другие данные, необходимые для описания товара, включая ссылки на международные и/или национальные стандарты на продукцию. Тара/упаковка, маркировка товара <3>.

———————————

<3> Письмо ЦБ РФ от 15 июля 1996 г. N 30 «О рекомендациях по минимальным требованиям к обязательным реквизитам и форме внешнеторговых контрактов» // Вестник банка России. 1996. N 33.

Наименование тары или упаковки в соответствии с международным классификатором «Коды для видов груза, упаковки и материалов упаковки (с дополнительными кодами для наименований упаковки)». Описание и требования к маркировке товара. Объем, вес, количество товара. Объем груза, его вес с упаковкой (брутто) или без нее (нетто) в согласованных единицах измерения.

В случае необходимости приводится количество товара в единицах измерения в соответствии с таблицей единых измерений, приведенной в ТН ВЭД. Многое из перечисленного просто опускается сторонами.

Подобная небрежность может привести к поставке российскому покупателю товара, хотя и соответствующего условиям договора, но не того качества, на которое он рассчитывал.

Форс-мажорная оговорка в контракте зачастую либо отсутствует, либо сформулирована ненадлежащим образом. Не вызывает сомнений то, что данное условие должно обязательно включаться в текст контракта. Однако при формулировании условия об обстоятельствах, освобождающих от ответственности (так называемых форс-мажорных оговорок), нередко не учитывались последствия той или иной формулировки, что приводило к снижению или повышению имущественной ответственности соответствующей стороны контракта. Например, при включении в контракт оговорки, предусматривающей конкретный перечень обстоятельств, наступление которых освобождает от ответственности при нарушении обязательства, арбитраж принимал решения о взыскании со стороны убытков, явившихся следствием обстоятельств, находившихся вне ее контроля, если они не были предусмотрены перечнем, содержавшимся в контракте.

Таким образом, при включении в контракт конкретного перечня обстоятельств вне контроля сторон необходимо оставить его открытым, так как арбитражные и третейские суды при закрытом перечне, как правило, принимают решение о взыскании со стороны убытков, явившихся следствием тех обстоятельств вне контроля, которые не предусмотрены этим перечнем. Следует помнить о том, что те или иные обстоятельства в национальном праве или международном договоре могут не признаваться освобождающими от ответственности, несмотря на «договорный» форс-мажор. Так, например российское право не признает форс-мажором в соответствии со ст. 401 ГК РФ нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке необходимых для исполнения контракта товаров и отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Кроме того, формулировать форс-мажорную оговорку также необходимо с учетом географических, климатических и иных особенностей территории, на которой будет исполняться контракт.

Применимое право. Данному условию следует уделить особое внимание ввиду многочисленных ошибок, допускаемых при составлении текста внешнеторгового контракта, поскольку при составлении контракта нередко не учитывается, что отношения сторон определяются не только условиями контракта, но и нормами применимого права. Несоответствие контракта или какого-либо его условия императивным предписаниям закона приводило к признанию контракта в целом или соответствующего его условия недействительным (например, при несоблюдении формы контракта или изменений и дополнений к нему). Иногда оказывалось невозможным использовать предусмотренное контрактом условие. Например, право, действующее в Великобритании и США, не допускает реализации с помощью суда или арбитража договорного условия об уплате штрафа <4>. Для российского предпринимателя зачастую неожиданным оказывалось, что пробел контракта восполняется с помощью норм применимого права, когда в контракте отсутствует условие по какому-либо вопросу. Не всегда принимается во внимание и то, что имеются существенные расхождения в решении одних и тех же вопросов в праве разных государств, а потому необходимо знать, правом какого из них будут регулироваться отношения по конкретному контракту. Так, в частности, в соответствии с российским, германским и болгарским правом включение в контракт условия о штрафе по общему правилу не лишает права требовать возмещения убытков в части, не покрытой штрафом. В то же время право Польши и Чехии исходит из того, что договорный штраф признается исключительной неустойкой, т.е. убытки, превышающие штраф, не могут быть по общему правилу взысканы.

———————————

<4> См.: Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров. Комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров. М.: Статут, 2003.

Таким образом, чтобы избежать споров и разногласий относительно применимого к контракту права, необходимо обязательно включать в контракт оговорку о применимом праве. Российским участникам торгового оборота рекомендуется настаивать на избрании в качестве применимого российского права, но не потому, что оно с наилучшей позиции защитит интересы российской стороны, а потому, что в данном случае не будет необходимости больших затрат на поиск соответствующей информации о содержании и практике применения иностранного права. Если не удастся настоять на применении российского права, целесообразно предусмотреть применение права страны романо-германской правовой системы, например Германии <5>.

———————————

<5> См.: Кислицина О.В., Кислицин В.А. Защита интересов российских контрагентов на стадии формирования условий внешнеторговых контрактов // Международное публичное и частное право. 2002. N 4.

Внешнеторговые контракты, как правило, составляются и заключаются на основе какого-либо базиса INCOTERMS (международных правил толкования торговых терминов, публикуемых Международной торговой палатой). В настоящее время действует редакция INCOTERMS 2000 г.

Стороны, имеющие намерение внести изменения в какое-либо правило толкования коммерческих терминов, должны следить за сохранением при этом основного содержания того или иного термина. Например, по общему правилу термина Ex Works продавец обязан лишь обеспечить доступ покупателя к товару, но часто он оказывает покупателю содействие в осуществлении погрузки товара на поданное покупателем перевозочное средство <6>. При добавлении сторонами в данный термин «с погрузкой» («loaded») становится неясным, несет ли продавец риск случайной гибели или случайного повреждения товара в период осуществления операций по погрузке. Поэтому сторонам в этом случае целесообразно указывать «с погрузкой на риск продавца» или «с погрузкой на риск покупателя».

———————————

<6> См.: Вилкова Н.Г. Комментарий МТП к ИНКОТЕРМС 2000. Толкование и практическое применение.

Российским организациям следует также иметь в виду, что в некоторых странах INCOTERMS имеют императивный характер (Австрия, Украина и др.), т.е. применяются даже при отсутствии в контракте ссылки на их применение. Поэтому в случае заключения сделок с партнерами из этих стран, если применимым правом будет избрано право страны иностранного партнера, российским организациям в случае отсутствия желания применить к контракту INCOTERMS необходимо прямо оговорить это в контракте.

Арбитражная оговорка. Ошибки при формировании данной оговорки контракта в основном сводятся к неправильному наименованию арбитража, в котором предполагается разрешение споров, либо к игнорированию данной оговорки в контракте.

В случае если арбитражная оговорка отсутствует во внешнеторговом контракте, то стороны впоследствии, как правило, все равно заключают арбитражное соглашение. Кроме того, во избежание неправильного толкования нужно указывать полное наименование суда и его месторасположение.

Так, в контракте между российской и чешской компаниями содержалась арбитражная оговорка о передаче споров в ТПП РФ <7>. Ввиду неточности арбитражной оговорки МКАС не признал свою компетенцию по разрешению спора. Признавая свою компетенцию по рассмотрению спора по одному из дел, МКАС сослался на следующие положения контракта: «В случае если стороны не могут прийти к соглашению, все споры и разногласия подлежат передаче на разрешение в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его регламентом».

———————————

<7> См.: Шевченко Ю. Внешнеторговый контракт с оговорками // Бизнес-адвокат. 2005. N 4.

Таким образом, необходимо закреплять в контракте четко сформулированную арбитражную оговорку. В качестве суда, компетентного рассматривать споры, вытекающие из контракта, для российской стороны оптимальным является выбор МКАС при ТПП РФ в г. Москве.

Проформы (типовые контракты, стандартные условия). Распространенное применение российскими предпринимателями типовых контрактов при заключении внешнеторговых сделок часто способствует возникновению разногласий между сторонами. Как правило, это связано с несовершенством проформ, их несоответствием интересам сторон, а иногда и требованиям законодательства.

Но типовые формы имеют преимущества, поскольку использование проформ ускоряет и облегчает процесс выработки и согласования содержания договора. Поэтому применение стандартных условий не следует исключать из практики, используя при этом типовые контракты, разработанные ведущими организациями, осуществляющими внешнеторговую деятельность, а также международными организациями, занимающимися проблемами внешней торговли.

В международной торговле также активно используются различные типовые документы, среди которых можно выделить разработанные Европейской экономической комиссией ООН Общие условия экспортных поставок машинного оборудования <8> руководство по договорам международной встречной торговли, а также другие типовые контракты для различных видов торговых сделок.

———————————

<8> См.: Канашевский В.А. Внешнеэкономические сделки. Правовое регулирование. М.: Международные отношения, 2005.

Таким образом, российские предприниматели на стадии формирования отдельных условий и заключения внешнеторговых контрактов должны учесть все свои интересы, заботясь тем самым о дальнейшем надлежащем исполнении контракта и получении соответствующей коммерческой выгоды. Однако необходимо помнить о том, что в каждом случае к составлению контракта нужно подходить с учетом конкретных обстоятельств, а также специфики товара и условий его поставки.