Система и классификация форм трудового права в России

04-03-19 admin 0 comment

Ершова Е.А.
Трудовое право, 2007.


В XX и XXI веках в нормативных правовых актах, специальной литературе по теории систем, философии права, общей теории права и в отраслевых исследованиях активно применяется и анализируется понятие «система». Так, согласно части 4 статьи 15 Конституции РФ, «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются СОСТАВНОЙ ЧАСТЬЮ ЕЕ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ» (выделено мной. — Е.Е.). Отсюда правовую систему России можно рассматривать в виде двух составляющих ее правовых подсистем — международного и национального права.

Слово «система» происходит от греческого слова, которое можно перевести на русский язык как целое, составленное из частей, соединение <1>. Еще в XVII — XVIII веках в качестве основного критерия научности знания рассматривалась системность исследований. Австрийский биолог Л. фон Берталанфи предложил идею построения общей теории систем, основу которой составляет принцип целостности в качестве средства преодоления механистического мировоззрения. Л. фон Берталанфи подразделял системы на закрытые и открытые, имеющие «входы и выходы».

———————————

<1> Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1989. С. 584.

Многие ученые называли теорию систем дерзкой теоретической идеей, основополагающим научным открытием, ключевым фактором в научном исследовании, открывшим путь к новым взглядам и принципам <2>. Вместе с тем А.И. Уемов оценивал теорию систем более взвешенно: «…системный подход к исследованию… представляет собой одну из форм конкретизации диалектики, прежде всего взаимосвязи явлений» <3>.

———————————

<2> См., например: Берталанфи Л. фон. Общая теория систем — критический обзор: Исследование по общей теории систем. М., 1969. С. 23, 24.

<3> Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. М., 1978. С. 8.

Известные советские философы — исследователи теории систем И.В. Блауберг, В.Н. Садовский и Э.Г. Юдин — называли три класса существующих в действительности совокупностей объектов: неорганизованные совокупности (иногда ее называют «суммативное целое»), неорганичные (или же «просто» организованные) системы и органичные системы. Органичную систему И.В. Блауберг и Э.Г. Юдин определяли как «саморазвивающееся целое, которое в процессе своего развития проходит последовательные этапы усложнения и дифференциации» <4>.

———————————

<4> См., например: Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973. С. 176 — 179; Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Системный подход в современной науке. Проблемы методологии системного исследования. М.: Мысль, 1970. С. 11; Блауберг И.В. Проблемы целостности в марксистской философии. М.: Высшая школа, 1963. С. 53.

«Просто» организованная и органичная системы имеют как общие, так и отличные свойства. И.В. Блауберг и Э.Г. Юдин отмечают: их одинаково «характеризует наличие связей между элементами и появление в целостной системе новых свойств, не присущих элементам в отдельности. Связь, целостность и обусловленная ими устойчивая структура… отличительные признаки любой системы» <5>. Вместе с тем, подчеркивают И.В. Блауберг и Э.Г. Юдин, «если первая есть соединение в известную целостность относительно обособленных элементов, то вторая — «физически» неделимое саморазвивающееся целое» <6>.

———————————

<5> Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. С. 177.

<6> Там же. С. 177, 178.

В этой связи применительно к праву весьма характерный вывод сделал известнейший в России специалист в области общей теории права С.С. Алексеев: «Советское право как система — это такое специфическое социальное явление, которое представляет собой нечто среднее, промежуточное между «просто» организованной и органичной системами» <7>.

———————————

<7> Алексеев С.С. Структура советского права. М.: Юридическая литература, 1975. С. 16.

В специальной философской литературе подчеркивается объективная необходимость значительного увеличения удельного веса синтеза, перехода от дисциплинарного к проблемному способу исследований <8>. Л.А. Петрушенко сделал акцент в своих работах на необходимости изучения природы отношений и взаимосвязи элементов <9>.

———————————

<8> См., например: Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. С. 39.

<9> Петрушенко Л.А. Единство системности, организованности и самодвижения. М., 1975. С. 32.

Многие известные философы и юристы обоснованно отмечают возможность и необходимость использования общей теории систем в процессе исследования права <10>. Так, Д.А. Керимов, учитывая выводы теории систем, сделал справедливый вывод: «…целое отнюдь не является простым результатом «суммирования» своих частей, а представляет собой своеобразную диалектическую связь этих частей, их взаимную обусловленность, зависимость, их взаимное проникновение и обогащение. Целое не сводится к свойствам своих частей, а приобретает особые свойства, качества, специфические характеристики… Системный подход к исследованию сложных динамических целостностей позволяет обнаружить внутренний механизм не только действия отдельных его компонентов, но и их взаимодействия на различных уровнях» <11>.

———————————

<10> См., например: Боботов С.В. Буржуазная социология права. М., 1978. С. 67 — 80; Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972. С. 274.

<11> Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972. С. 62, 274.

В.В. Ершов с позиции теории систем проанализировал органы государственной власти в целом, в рамках системы органов государственной власти. «При подобном философском взгляде на исследование правовых явлений, — заметил В.В. Ершов, — уже нельзя ограничиваться только разделением органов государственной власти, а с обязательной необходимостью как в теоретическом, так и особенно в практическом плане, следует акцентировать внимание на анализе системы органов государственной власти в целом, изучении проблем взаимосвязи и взаимозависимости составляющих ее структурных элементов: законодательных, исполнительных и судебных органов… Использование выводов теории систем при анализе места и роли суда в правовом государстве позволяет изучать правовые явления, остающиеся при традиционном подходе вне поля зрения ученых. Например, активную роль суда… в процессе правоприменения при преодолении коллизий…» <12>. При системном подходе к исследованию права составляющие его элементы анализируются не как таковые, а с учетом их места в целом, в системе <13>. В этой связи В.В. Ершов делает обоснованный вывод: «…в системе органов государственной власти составляющие ее элементы не способны к самостоятельному «изолированному» существованию, поскольку обеспечивают взаимное функционирование и развитие… значительные изменения в одном из ее элементов вызывают изменения и в системе органов государственной власти в целом» <14>.

———————————

<12> Ершов В.В. Судебная власть в правовом государстве: Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 1992. С. 21, 22.

<13> Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Проблемы методологии системных исследований. М., 1970. С. 16.

<14> Ершов В.В. Указ. соч. С. 22.

Учитывая устоявшиеся положения и выводы теории систем российских философов и юристов — специалистов в области общей теории права, предлагаю исследовать формы международного и российского права в рамках системы форм права в России, в которой международное право и российское право возможно рассматривать в качестве составляющих ее подсистем. В свою очередь, подсистема форм международного права включает в себя ее возможные элементы (формы международного права) — основополагающие принципы международного права, международные обычаи и международные договоры; подсистема форм российского права — национальные принципы права, российские правовые обычаи, нормативные правовые договоры и нормативные правовые акты, содержащие нормы права. При таком подходе представляется спорным предложение Д.В. Сас о принятии специального Федерального закона «Об источниках права в Российской Федерации» <15>, так как, во-первых, источник права определяет то, из чего возникает право, а форма права — его внешнее выражение, внешнее, безразличное для содержания существование. Во-вторых, система форм права в России, на мой взгляд, состоит из двух взаимосвязанных подсистем — форм международного права и национального права. В-третьих, Федеральный закон, очевидно, может определять лишь формы российского права, а не права в Российской Федерации, поскольку в Российской Федерации применяется как российское, так и международное право. В этой связи такой Федеральный закон было бы точнее назвать «О формах российского права». В-четвертых, проект Федерального закона «О нормативных правовых актах», принятый Государственной Думой РФ в первом чтении, мог бы быть возможной частью проекта Федерального закона «О формах российского права», так как российские нормативные правовые акты, на мой взгляд, являются только одной из возможных форм российского права, в частности, наряду с национальными принципами права, правовыми обычаями и нормативными правовыми договорами, содержащими правовые нормы.

———————————

<15> Сас Д.В. Указ. соч. С. 9.

С учетом изложенных выше положений и выводов теории систем предлагаю, во-первых, рассматривать формы международного и российского права в рамках единой системы — системы форм права в России. Во-вторых, характеризовать систему форм права в России как открытую, имеющую «входы и выходы», «просто» организованную систему, известную целостность относительно обособленных подсистем международного и национального права и составляющих их элементов (форм международного и российского права), обладающих прямыми и обратными связями между собой, устойчивой структурой и новыми свойствами, не присущими составляющим ее элементам в отдельности. В-третьих, думаю, по мере становления международного сообщества государств, возрастания роли и влияния международного права на национальное (и наоборот) с объективной неизбежностью будут происходить процессы усложнения, дифференциации и развития системы форм права в России от «просто» организованной к органичной саморазвивающейся системе с возрастанием влияния друг на друга и взаимозависимости составляющих ее подсистем и элементов.

Таким образом, исследуя правовые явления с позиции теории систем, в рамках системы форм права в России, анализ каждой ее подсистемы и (или) составляющих их элементов является необходимым и важным, но недостаточным. Для определения сущности системы форм права в России, ее подсистем и составляющих их элементов необходимо показать место и роль различных форм права в системе форм права в России в целом, изучить взаимосвязь и взаимозависимость с другими формами международного и российского права; отказаться от одностороннего механистического метода исследования, акцентировать внимание на анализе целостных, интегративных свойств системы форм права в России, изучении прямых и обратных связей, а также отдельных форм международного и национального права как части целого — системы форм права в России.

Специалисты в области трудового права также активно применяют теорию систем в своих исследованиях. Так, С.А. Иванов справедливо подчеркнул: один из основных признаков права — это системность <16>. М.В. Молодцов разделяет данную точку зрения: «…право представляет собой весьма своеобразную систему» <17>. Системные исследования в трудовом праве были предметом постоянного внимания советских и российских ученых. Так, в 1938 — 1940 гг. и 1955 — 1956 гг. опыт системных исследований в праве был предметом двух научных обсуждений. Советские и российские юристы регулярно анализировали отдельные аспекты системных исследований в специальной литературе по трудовому праву <18>. Вместе с тем вопрос состоит в том, что, как справедливо заметила В.Г. Мельникова, «…применение системной терминологии не всегда подтверждает применение учеными системного подхода» <19>. В.И. Миронов в 1998 г. полагал, что под системой источников трудового права следует понимать всю совокупность нормативных правовых актов, регулирующих трудовые и тесно с ними связанные отношения. К числу особенностей действующей системы источников трудового права В.И. Миронов относит наличие в ней не только законов и подзаконных актов федеральных органов власти и управления, но и актов Президента и субъектов Российской Федерации; включение в нее нормативных условий социально-партнерских соглашений и коллективных договоров; вхождение в эту систему ратифицированных Российской Федерацией международно-правовых актов по труду и некоторых нормативных актов трудового законодательства Союза ССР; наличие в системе актов специализированного ведомства — Министерства труда и социального развития России; участие работников через трудовые коллективы и профсоюзы в создании нормативных актов трудового законодательства; единство и дифференциацию трудового законодательства <20>. В свою очередь, Е.А. Шаповал считает: «Система источников трудового права… представляет собой СОВОКУПНОСТЬ ВИДОВ ИСТОЧНИКОВ ТРУДОВОГО ПРАВА» <21> (выделено мной. — Е.Е.). В то же время еще в 1976 г. О.С. Хохрякова аргументированно писала: «ВЗАИМОСВЯЗЬ, ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ (выделено мной. — Е.Е.) нормативных актов при регулировании трудовых отношений позволяет рассматривать их в качестве единой системы источников трудового права» <22>. В.Г. Мельникова, анализируя российское трудовое право с позиции теории систем, отметила: «Система трудового права — это социальная… открытая органичная система, имеющая как генетические связи, так и связи координации и субординации» <23>.

———————————

<16> Иванов С.А. Система и структура права, система законодательства: Лекция. М., 1999. С. 3 — 19.

<17> Молодцов М.В. Система советского трудового права и система законодательства о труде. М., 1985. С. 10.

<18> См., например: Братусь С.О. О предмете советского гражданского права // Советское государство и право. 1940. N 1. С. 38; Шебанов А.Ф. Система советского социалистического права. М., 1961. С. 7; Дембо Л.И. О принципах построения системы права // Советское государство и право. 1956. N 8. С. 89; Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 346; Чхиквадзе В.М., Ямпольская Ц.А. О системе советского права // Советское государство и право. 1967. N 9. С. 32; Трудовое право России / Под ред. А.С. Пашкова. СПб., 1993. С. 43; Трудовое право / Под ред. О.В. Смирнова. М., 2003. С. 18; Российское трудовое право / Под ред. А.Д. Зайкина. М., 1997; Гусов К.Н., Толкунова В.Н. Трудовое право России. М., 1997. С. 26.

<19> Мельникова В.Г. Система трудового права Российской Федерации: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Томск, 2004. С. 77.

<20> Миронов В.И. Источники трудового права Российской Федерации: теория и практика: Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 1998. С. 110 — 113.

<21> Шаповал Е.А. Источники российского трудового права: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2002. С. 74 — 75.

<22> Хохрякова О.С. Источники советского трудового права: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1976. С. 4, 5.

<23> Мельникова В.Г. Система трудового права Российской Федерации: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Томск, 2004. С. 8.

Действительно, с позиции теории систем анализ каждого элемента системы является важным, но недостаточным; система не рассматривается как простая совокупность составляющих ее элементов. Для проявления сущности любого правового явления необходимо показать его место и роль в системе, проанализировав взаимосвязь и взаимозависимость с другими элементами системы, акцентировать внимание на анализе интегративных свойств системы, изучении прямых и обратных связей <24>.

———————————

<24> См., например: Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973; Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Проблемы методологии системных исследований. М., 1970.

По мнению Б.А. Горохова, впервые термин «система источников трудового права» употребил В.И. Смолярчук <25>, который, не давая развернутого определения данному понятию, сформулировал тезис о том, что система источников трудового права построена с учетом научно обоснованной систематизации законодательства, то есть деятельности государственных органов, направленной на упорядочение законодательства <26>. В тот период нормативные правовые акты, принимаемые органами государственной власти, были если не единственной, то основной формой советского трудового права. Поскольку нормативные правовые акты являются не единственной формой трудового права, постольку К.Н. Гусов и В.Н. Толкунова справедливо характеризовали систему источников трудового права как состав, соотношение, внутреннюю взаимосвязь и расположение не только законов и подзаконных нормативных актов, но также и социально-партнерских соглашений и коллективных договоров <27>.

———————————

<25> Горохов Б.А. Современное правовое регулирование социально-трудовых отношений в России: средства, механизм, источники и особенности: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. СПб., 2006. С. 86.

<26> Смолярчук В.И. Источники советского трудового права. М., 1978. С. 24.

<27> Гусов К.Н., Толкунова В.Н. Трудовое право России: Учебник. М., 2003. С. 45 — 47; Толкунова В.Н. Трудовое право: Курс лекций. М., 2002. С. 27.

Исследуя проблему системообразующих факторов, В.И. Смолярчук называл таковым принцип «старшинства законов» <28>, К.Н. Гусов и В.Н. Толкунова — предмет и метод правового регулирования труда <29>, Г.А. Рогалева — только метод правового регулирования условий труда <30>, О.Е. Рычагова — теоретические принципы <31>, Б.А. Горохов — правовой акт как «основной элемент системы источников правового регулирования» <32>. Дальнейшее предложение в диссертации Б.А. Горохова, думаю, доказывает, что он толкует понятие «правовой акт» в широком смысле слова: «При этом в качестве такого правового акта могут фигурировать все виды источников правового регулирования социально-трудовых отношений, включая акты статутного права, локальные нормативные акты работодателя, правоприменительные акты и договоры» <33>. При таком подходе Б.А. Горохов делает закономерный вывод: «Система источников правового регулирования социально-трудовых отношений может с этих позиций быть определена как целостная упорядоченная совокупность определенных трудоправовых актов, предназначенных для фиксации норм права, предназначенных для регулирования социально-трудовых отношений» <34>.

———————————

<28> Смолярчук В.И. Указ. соч. С. 24.

<29> Гусов К.Н., Толкунова В.Н. Указ. соч. С. 46, 47.

<30> Рогалева Г.А. Локальное регулирование условий труда и система источников трудового права. М., 2003. С. 38.

<31> Рычагова О.Е. Системообразующие факторы права. Томск, 2003. С. 32 — 34.

<32> Горохов Б.А. Указ. соч. С. 88.

<33> Там же.

<34> Там же.

Проанализировав работы специалистов по теории систем, философии права, общей теории права и трудовому праву, учитывая дифференциацию понятий «источники трудового права в России» и «формы трудового права в России», предлагаю ввести в научный оборот понятие системы форм трудового права в России, состоящей из двух подсистем — международного трудового права и российского трудового права. Как представляется, систему форм трудового права в России можно характеризовать как открытую, имеющую «входы и выходы» «просто» организованную систему, известную целостность составляющих ее элементов, обладающих прямыми и обратными связями между собой, устойчивой структурой и новыми свойствами, не присущими составляющим ее элементам в отдельности. Следовательно, исследуя формы российского трудового права с позиции теории систем, в рамках подсистемы форм российского трудового права можно сделать вывод: самостоятельный анализ каждой формы является обязательным, но недостаточным. Для определения сущности российского трудового права в целом и составляющих его форм в частности необходимо проанализировать место и роль форм российского трудового права в подсистеме форм российского трудового права, изучить взаимосвязь и взаимозависимость с другими формами российского трудового права, сделать акцент на интегративных свойствах подсистемы форм российского трудового права, изучении прямых и обратных связей, отдельных форм российского трудового права как подсистемы форм российского трудового права.

О.А. Вострецова, думаю, весьма спорно утверждает: «В трудовом праве России существует две системы: международная система трудового права и национальная система трудового права. ЭТИ СИСТЕМЫ ЯВЛЯЮТСЯ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМИ И РАЗНОПЛАНОВЫМИ (выделено мной. — Е.Е.), но при этом находятся в постоянном взаимодействии друг с другом» <35>. С учетом части 4 статьи 15 Конституции РФ, на мой взгляд, более обоснованно рассматривать формы международного трудового права и российского трудового права в качестве подсистем системы форм трудового права в Российской Федерации. Специальному анализу форм международного трудового права, применяющихся в России, и будет посвящена вторая глава работы.

———————————

<35> Вострецова О.А. Конвенции и Рекомендации Международной организации труда: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2006. С. 8.

Классификация форм трудового права в России — один из основных методов их познания, характеризуется дифференциацией форм по видам в соответствии с разнообразными квалификационными основаниями (критериями). Как справедливо подчеркнула О.С. Хохрякова: «Классификация дает возможность, с одной стороны, составить общее представление об изучаемом явлении, объекте, предмете, а с другой стороны, конкретизировать наше знание об исследуемом объекте» <36>.

———————————

<36> Хохрякова О.С. Источники советского трудового права: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1976. С. 30.

В 70 — 80-х гг. XX века проблема классификации нормативных правовых актов достаточно активно анализировалась в специальной литературе по общей теории права <37> и трудовому праву. Так, М.И. Бару подразделял нормы, регулирующие трудовые отношения, по источнику на: а) нормы, установленные правотворческими органами (законы, указы, подзаконные акты), и б) нормы, установленные соглашениями <38>. О.С. Хохрякова возражала против выделения нормативного соглашения, полагая, что нормативные соглашения заключаются органами, наделенными определенными правотворческими полномочиями и, по существу, являются разновидностью подзаконных нормативных актов <39>. Как представляется, в основе соглашений лежит добровольное волеизъявление его сторон. Нормативный же правовой акт — это волеизъявление правотворческого органа. В этой связи полагаю необходимым дифференцировать нормативные правовые акты и соглашения как различные формы права. Поддерживая в целом классификацию М.И. Бару, на мой взгляд, необходимо отметить также и ее неполноту. В данной классификации отсутствуют такие формы российского трудового права, как правовые принципы и правовые обычаи. По понятным причинам М.И. Бару не называл также и формы международного трудового права.

———————————

<37> См., например: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. III. Свердловск, 1965; Он же. Проблемы теории права. Т. 2. Свердловск, 1974; Шебанов А.Ф. Формы советского права. 1968.

<38> Бару М.И. Соотношение правовых и иных социальных норм в регулировании трудовых отношений // Советское государство и право. 1973. N 1. С. 56.

<39> Хохрякова О.С. Указ. соч. С. 32.

Н.Н. Озерина классифицировала нормативные правовые акты по их юридической силе <40>. В 70-х гг. XX века в учебной литературе по трудовому праву, как правило, проводили классификацию нормативных правовых актов в зависимости от органа, издавшего акт, а также — от сферы их действия <41>. О.С. Хохрякова обоснованно выделяла следующие основания для классификации нормативных правовых актов: 1) в зависимости от вида органа, принявшего акт; 2) по содержанию нормативных правовых актов (институты, субинституты, предмет регулирования и степень обобщенности); 3) в зависимости от юридической силы; 4) по сфере действия нормативных правовых актов <42>.

———————————

<40> Озерина Н.Н. Общая классификация норм трудового законодательства // Ученые записки Дальневосточного университета. Владивосток, 1971. Т. 56. Ч. 2. С. 195 — 208.

<41> См., например: Александров Н.Г. Советское трудовое право. М.: Госюриздат, 1963. С. 117 — 121; Советское трудовое право. ВЮЗИ, 1961. С. 55.

<42> Хохрякова О.С. Указ. соч. С. 33 — 58.

В.И. Миронов в докторской диссертации на тему «Источники трудового права Российской Федерации: теория и практика», защищенной в 1998 г., выделил следующие критерии классификации нормативных правовых актов: 1) юридическая сила нормативного акта; 2) по типу регулируемых отношений; 3) по форме нормативных актов или структурному способу организации нормативного материала; 4) по порядку принятия и издания нормативного акта; 5) по сфере действия <43>. В диссертации, рассматривая нормативные правовые акты по юридической силе нормативных правовых актов, ссылаясь на С.Л. Зивса <44>, В.И. Миронов почему-то сделал акцент на верховенстве закона, оставив практически открытым вопрос о соотношении международного и российского трудового права, Конституции РФ и других нормативных правовых актов. Вместе с тем хотелось бы разделить точку зрения В.И. Миронова о приоритете договоров, улучшающих трудовые права работников <45>. Выделяемый в общей теории права другой критерий классификации — по типу отношений (отраслям права), по всей видимости, вряд ли подходит для трудового права. По третьему критерию — структурному способу организации нормативного материала в общей теории права — нормативные правовые акты подразделяются на обычные, тематические и укрупненные <46>. Представляется также обоснованным и выделение таких критериев для классификации, как порядок принятия и издания нормативных правовых актов, а также сферы их применения. Так, Ю.А. Тихомиров при квалификации нормативных правовых актов справедливо предлагает использовать «территориальный масштаб» <47>. Вместе с тем, полагаю, спорным является выделение В.И. Мироновым такого критерия для классификации, как «степень реализации источников…» <48>, поскольку правотворчество и правореализация являются различными стадиями правового процесса. В.И. Миронов предлагает также нормативные акты о труде классифицировать на общие и специальные <49>. В целом предложение обоснованное. В то же время, думаю, классификация нормативных правовых актов по структурному способу организации нормативного материала на обычные, тематические, укрупненные и т.д. акты может включать также и их дифференциацию на общие и специальные акты.

———————————

<43> Миронов В.И. Источники трудового права Российской Федерации: теория и практика: Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 1998. С. 49 — 54.

<44> Зивс С.Л. Источники права. М., 1981. С. 34.

<45> Миронов В.И. Указ. соч. С. 52.

<46> Тихомиров Ю.А. Теория закона. М., 1982. С. 44.

<47> Тихомиров Ю.А. Указ. соч. С. 43, 44.

<48> Миронов В.И. Указ. соч. С. 54.

<49> Миронов В.И. Указ. соч. С. 60.

В 2005 г. В.И. Миронов издал монографию на тему «Трудовое право России», в которой, на мой взгляд, не приведя достаточных доводов, предложил следующую классификацию форм российского трудового права по юридической силе: Конституция РФ, международно-правовые акты о труде, постановления Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ <50>. Специальный анализ данных форм трудового права, их соотношения между собой и правовой природы судебной практики будет проведен в соответствующих параграфах работы. Далее В.И. Миронов предлагает классифицировать источники трудового права по их форме на законы, указы, постановления и распоряжения Правительства РФ, разъяснения, правила, положения, решения, приказы, соглашения, коллективные договоры, рекомендации <51>. На мой взгляд, источники трудового права и формы трудового права — разнородные правовые явления. Источники трудового права определяют факторы, творящие трудовое право. Формы трудового права — его внутреннее и внешнее выражение. Отсюда, думаю, не представляется возможным классифицировать источники трудового права по форме трудового права. Следующим критерием классификации В.И. Миронов называет степень обобщенности нормативных правовых актов, по которому выделяет кодифицированные и не кодифицированные нормативные правовые акты <52>. Поддерживая в основном данное предложение, хотелось бы только заметить, что, по-моему, предложенный ранее В.И. Мироновым структурный способ организации нормативного материала в качестве критерия классификации, в соответствии с которым нормативные правовые акты могут подразделяться на обычные, тематические, укрупненные, общие и специальные, может являться классификационным основанием и для дифференциации нормативных правовых актов на кодифицированные и не кодифицированные.

———————————

<50> Миронов В.И. Трудовое право России. М.: ООО «Журнал «Управление персоналом», 2005. С. 41.

<51> Миронов В.И. Указ. соч. С. 42.

<52> Миронов В.И. Указ. соч. С. 43.

По «субъектам» правотворчества В.И. Миронов подразделяет нормативные правовые акты на общие — для всех участников трудовых отношений и специальные — для отдельных категорий работников <53>. По существу, соглашаясь с возможностью классификации нормативных правовых актов по данному основанию, хотелось бы только уточнить, что в данном случае основанием классификации являются не субъекты, а, скорее, объекты правотворчества. В.И. Миронов по предмету правового регулирования выделяет нормативные правовые акты, регулирующие отношения, например по занятости и трудоустройству, трудовому распорядку, дисциплине труда <54>. Вместе с тем, как представляется, предметом регулирования трудового права являются трудовые отношения в целом. Может быть, точнее в этом случае было бы говорить не о предмете правового регулирования, а об отдельных видах трудовых отношений.

———————————

<53> Миронов В.И. Указ. соч. С. 43.

<54> Миронов В.И. Указ. соч. С. 43.

По уровню правового регулирования С.Ю. Чуча выделяет «семь видов источников трудового права: 1) международные; 2) федеральные; 3) федерально-региональные; 4) региональные; 5) регионально-местные; 6) местные (муниципальные); 7) локальные» <55>. Соглашаясь с выделением международного, федерального, федерально-регионального и регионального уровней правового регулирования, хотелось бы высказать некоторые собственные соображения по поводу регионально-местного, местного (муниципального) и локального уровней правового регулирования. Во-первых, статья 72 Конституции РФ относит трудовое законодательство только к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Отсюда собственное местное (муниципальное) правовое регулирование трудовых отношений представляется спорным с позиции Конституции РФ. Во-вторых, используя термин С.Ю. Чуча, «регионально-местное» правовое регулирование возможно в ограниченных случаях. В соответствии с частью 2 статьи 132 Конституции РФ «органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств». В-третьих, на мой взгляд, применяемое в Трудовом кодексе РФ и специальной литературе понятие «локальный» является достаточно абстрактным, неопределенным и не определяющим субъекта правотворчества. В этой связи, учитывая родовое понятие «нормативные правовые акты», предлагаю ввести в статью 8 Трудового кодекса РФ и научный оборот новое понятие «нормативные правовые акты работодателей, содержащие нормы трудового права» и соответственно назвать статью 8 ТК РФ.

———————————

<55> Чуча С.Ю. Социальное партнерство в сфере труда: становление и перспективы развития правового регулирования в Российской Федерации: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 2004. С. 7.

К.Н. Гусов и В.Н. Толкунова предлагают выделять следующие основания классификации источников трудового законодательства: по степени важности и субординации; по системе трудового права, ее институтам; по органам, принявшим нормативный акт; по форме акта; по сфере действия; по степени обобщенности <56>. В соответствии с Конституцией РФ поддерживаю вывод К.Н. Гусова и В.Н. Толкуновой о том, что постановления Пленума Верховного Суда РФ и трудовой договор не являются формой трудового права России. И.К. Дмитриева классифицирует источники трудового права России по юридической силе и органам, принимающим нормативные правовые акты. Разделяю позицию И.К. Дмитриевой о правовой природе актов Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ. И.К. Дмитриева обоснованно не относит их к источникам трудового права, рассматривает в качестве руководящих разъяснений, которые из-за пробелов в праве могут иметь большое значение, но не имеют обязательной для других судов юридической силы, так как судебный прецедент в России не является источником права <57>. Заканчивая анализ наиболее распространенных точек зрения специалистов в области трудового права по вопросам, связанным с формами (как пишут многие ученые — источниками) российского трудового права, хотелось бы присоединиться к позиции С.П. Маврина и А.В. Гребенщикова, рассматривающих Конституцию РФ в качестве основополагающего источника российского трудового права <58>.

———————————

<56> См., например: Гусов К.Н., Толкунова В.Н. Трудовое право России. М., 2004. С. 46, 47; Комментарий к Трудовому кодексу РФ / Под ред. К.Н. Гусова. М., 2005. С. 21 — 26; Толкунова В.Н. Трудовое право: Курс лекций. М., 2003. С. 29 — 32.

<57> См., например: Дмитриева И.К. Источники трудового права // Российское трудовое право / Под ред. А.Д. Зайкина. М., 1997. С. 28, 37. См. также: Дмитриева И.К. Источники трудового права // Российское трудовое право / Отв. ред. А.Д. Зайкин. М., 1999. С. 28.

<58> Маврин С.П., Гребенщиков А.В. Источники трудового права // Трудовое право России / Под ред. С.П. Маврина, Е.Б. Хохлова. М., 2002. С. 183.

Принимая во внимание проведенное разграничение понятий «источники российского трудового права» и «формы российского трудового права», учитывая точки зрения и аргументы специалистов в области общей теории права и трудового права, предлагаю для классификации форм российского трудового права выделять основания по: 1) источникам российского трудового права; 2) юридической силе; 3) сфере действия; 4) содержанию; 5) порядку принятия и издания; 6) видам регулируемых трудовых отношений; 7) уровню правового регулирования.

По источникам российского трудового права считаю возможным разграничивать следующие формы российского трудового права:

1) правовые обычаи и правовые принципы (вырабатываются практикой);

2) нормативные правовые акты (принимаются правотворческими органами, управомоченными юридическими и физическими лицами);

3) нормативные правовые договоры (подписываются по соглашению управомоченных сторон).

Традиционная классификация трудового права по юридической силе становится не такой очевидной с учетом предлагаемых новых форм российского трудового права — правовых принципов и правовых обычаев. На мой взгляд, с учетом Конституции РФ возможно было бы установить следующую иерархию форм российского трудового права: Конституция РФ, российские правовые принципы трудового права, федеральные конституционные законы, ТК РФ, иные федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, нормативные правовые акты органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, нормативные правовые договоры, нормативные правовые акты работодателей, правовые обычаи. Необходимо сделать несколько комментариев к предлагаемой классификации форм российского трудового права по юридической силе. Во-первых, согласно Конституции РФ и части 9 статьи 5 ТК РФ, законы субъектов Российской Федерации не должны противоречить Конституции РФ, конституционным федеральным законам, ТК РФ и иным федеральным законам. Во-вторых, предлагаю в ТК РФ установить специальное исключение из общего правила: правовые нормы, содержащиеся в любых формах российского трудового права, принятые в пределах соответствующей компетенции и улучшающие положение работников, имеют приоритет. В-третьих, на мой взгляд, российским правовым принципам трудового права как его основополагающим положениям, выработанным в том числе на основании толкования Конституции РФ, должны соответствовать все формы российского трудового права. В-четвертых, полагаю, правовой обычай должен применяться в случае отсутствия правовых норм в иных формах российского трудового права, то есть в случаях пробелов.

По сферам действия формы трудового права могут традиционно подразделяться на действующие в России в целом либо в отдельных регионах страны. Может быть, наиболее характерным примером является Закон РФ «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» от 19 февраля 1993 г. N 4520-1 (с последующими изменениями и дополнениями) <59>. По содержанию правового материала возможно классифицировать самые различные формы российского трудового права, например обычные, тематические, укрупненные, общие, специальные, кодифицированные, некодифицированные и т.д. Также возможны самые разнообразные формы российского трудового права по порядку принятия и издания, например, различными органами государственной власти, работодателями и т.д. По видам трудовых отношений, в частности, формы российского трудового права возможно подразделять на регулирующие трудовые отношения, связанные с заработной платой, трудовой дисциплиной, охраной труда, профессиональной подготовкой, переподготовкой, повышением квалификации работников и т.д. Наконец, по уровню правового регулирования — на федеральный, федерально-региональный, региональный и работодателя.

———————————

<59> Российская газета. 1993. 16 апреля.