Понятие и механизм осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей

04-03-19 admin 0 comment

Вавилин Е.В.
Журнал российского права, 2004.


Обеспечение реальной возможности осуществлять гражданские права и исполнять обязанности — одно из актуальных направлений реализации правовой политики государства. Правовая политика в рассматриваемой сфере представляет собой законодательно установленную, основанную на Конституции РФ и национальной юридической доктрине, системную, последовательную и стабильную деятельность государственных и муниципальных органов по формированию эффективного механизма осуществления и защиты гражданских прав и исполнения обязанностей. Ее цель — обеспечить с помощью последовательно организованных юридических средств реальную возможность осуществления и защиты субъективных гражданских прав и законных интересов, создание целостной системы правового регулирования этих отношений.

Обращаясь к предмету настоящего исследования, целесообразно обозначить базовые понятия, которые находятся в одном категориальном ряду.

Если объективное (позитивное) гражданское право представляет собой систему норм, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения между юридически равными, имущественно и организационно обособленными субъектами, то субъективное гражданское право отражает вид и меру возможного поведения определенного управомоченного лица.

Корреспондирует субъективному гражданскому праву и также с объективной необходимостью входит в содержание правового отношения субъективная гражданская обязанность. Обязанность выражает вид и меру должного поведения обязанного лица. Субъективные права и обязанности сторон не только соотносятся, но и взаимообусловливают друг друга. Так, если продавцу принадлежит право требовать оплаты товара в полном объеме и в надлежащий срок, то на покупателе лежит обязанность совершить указанные действия и осуществить их надлежащим образом.

Наряду с категорией «субъективное право» в теории и в законодательстве выделяют категорию «законный интерес» («охраняемый законом интерес»). Данные правовые термины очень близки по содержанию, функциям, целевой направленности. Однако субъективное право и законный интерес не тождественны друг другу, поскольку это «различные правовые дозволенности… Законный интерес есть простая правовая дозволенность, имеющая характер стремления, в которой отсутствует указание действовать строго зафиксированным в законе образом и требовать соответствующего поведения от других лиц и которая не обеспечена конкретной юридической обязанностью. Это может служить главным критерием для разграничения законных интересов и субъективных прав» <*>.

———————————

<*> Малько А.В. Субъективное право и законный интерес // Правоведение. 1998. N 4. С. 63 — 64.

Основной характер субъективных гражданских прав заключается в том, что они подлежат частному распоряжению сторон <*>. Содержание субъективного гражданского права включает в себя: а) право лица собственными действиями или бездействием реализовывать гражданские права; б) право требовать от других лиц соблюдения своего субъективного гражданского права; в) возможность субъекта использовать предусмотренные законом способы и средства защиты своего права; г) право на самозащиту; д) по соглашению сторон возможность хозяйствующего субъекта обращаться в третейский суд (негосударственный юрисдикционный орган) для разрешения спора; е) право лица обращаться в соответствующие государственные органы в случае нарушения субъективного гражданского права; ж) право обращаться в суд общей юрисдикции, в арбитражный суд, в Конституционный Суд РФ (а в некоторых случаях — в международные суды).

———————————

<*> См.: Гредескул Н.А. К учению об осуществлении права. Интеллектуальный процесс, требующийся для осуществления права. Харьков, 1900. С. VII.

Каково соотношение между содержанием субъективного права и его осуществлением? Субъективное право предоставляет управомоченному лицу возможность выбора определенного правомерного поведения с целью достижения желаемого результата (блага), то есть «возможность потенциальную, лишь предоставленную, зафиксированную в законе» <1>. С момента реализации этих возможностей — совершения реальных, конкретных действий — начинается (возникает) осуществление субъективного права. Вывод: соотношение между возможным поведением, составляющим содержание субъективного права, и поведением, составляющим содержание осуществления права, представляется, в первую очередь, как соотношение между потенциальной возможностью и действительностью («возможность реализующаяся» <2>) <3>. Поэтому «осуществление субъективных прав и исполнение обязанностей — это проведение их в жизнь путем превращения в действительность возможности и необходимости определенного поведения сторон правоотношения» <4>.

———————————

<1> Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Саратов, 1972. С. 127 — 128.

<2> Там же. С. 128.

<3> См.: Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972. С. 44 — 45.

<4> Тархов В.А. Советское гражданское право. Саратов, 1978. С. 103 — 104.

Традиционно в науке гражданского права понятие «осуществление гражданских прав» определяется как реализация предусмотренных законом или договором возможностей использовать свое право по своему усмотрению <*>. То есть под его осуществлением понимается реализация управомоченным лицом тех возможностей, которые составляют содержание принадлежащего ему субъективного гражданского права.

———————————

<*> См., например: Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 223.

Новое отечественное гражданское законодательство в целом последовательно придерживается такой дефиниции. В соответствии с п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса РФ граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им гражданские права по своему усмотрению, то есть своей волей и в своем интересе. В них содержится основной принцип осуществления гражданами и юридическими лицами своих субъективных гражданских прав: возможность свободной реализации содержащихся в праве лица правомочий. Данное положение максимально обеспечивает выражение воли лица (волеизъявление).

Во-первых, граждане и юридические лица могут использовать свое право как исключительно в своих интересах, так и в интересах третьих лиц.

Во-вторых, гражданское законодательство не должно обязывать субъекта к реализации своего права. В частности, граждане и юридические лица имеют право не только на защиту принадлежащих им субъективных гражданских прав, но и обладают возможностью отказаться от защиты нарушенных прав или охраняемых законом интересов. По общему правилу правовые акты не обязывают субъектов возвращать контрагенту недоброкачественные товары, предъявлять претензии или исковые требования к должникам, правонарушителям.

Исключений в гражданском законодательстве немного. К примеру, покупатель обязан возвратить продавцу недоброкачественный товар, когда он требует от продавца передать ему взамен качественный, соответствующий условиям договора товар либо расторжения договора купли-продажи (ст. 475, 503, 518 ГК РФ; п. 1, 3 ст. 18, ст. 21 Закона РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. (в ред. Федеральных законов от 9 января 1996 г. N 2-ФЗ, от 17 декабря 1999 г. N 212-ФЗ) <*>). Если вести речь о предъявлении управомоченным лицом претензий, то в соответствии с ГК РФ (ст. 797), транспортными кодексами и уставами они обязательно должны предшествовать искам к перевозчикам по обязательствам, возникающим из перевозки грузов, пассажиров и багажа или в связи с буксировкой буксируемого объекта <**>.

———————————

<*> См.: Ведомости РСФСР. 1992. N 15. Ст. 766; СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140; 1999. N 51. Ст. 6287.

<**> См.: статьи 124 — 126 Воздушного кодекса РФ от 19 марта 1997 г. // СЗ РФ. 1997. N 12. Ст. 1383; ст. 135 Транспортного устава железных дорог РФ от 8 января 1998 г. // СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 218; ст. 403 Кодекса торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г. // РГ. 1999. 1 — 5 мая.

На наш взгляд, отказ хозяйствующего субъекта от защиты нарушенных прав или охраняемых законом интересов не должен влечь за собой непосредственного ущемления государственных интересов и интересов всего общества. Ранее действовавшее законодательство <*> обязывало государственные организации, чьи права нарушены, предъявлять претензии и иски к нарушителям своих прав. Сейчас подобные положения отсутствуют в правовых актах, что дает «благоприятную» среду для злоупотреблений правом, для уменьшения государственной и муниципальной собственности. Например, финансовые средства унитарного предприятия переводятся его руководителем на счета других коммерческих юридических лиц (как правило, «компаний-однодневок») в соответствии с совершенно легальными сделками (кредитный договор, договор купли-продажи, строительного подряда и т.д.), а в дальнейшем орган унитарного предприятия имеет формальную (то есть закрепленную в законе) возможность не предъявлять к должнику исковых требований при нарушении последним своих обязательств.

———————————

<*> См.: пункт 2 ст. 220 Гражданского кодекса РСФСР от 11 июня 1964 г.; п. 7, 12, 14 Положения о порядке предъявления и рассмотрения претензий предприятиями, организациями и учреждениями и урегулирования разногласий по хозяйственным договорам, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 17 октября 1973 г. N 758 // СП СССР. 1973. N 23. Ст. 128; ч. 2 п. 10, п. 18 Положения о Государственном арбитраже при Совете Министров СССР, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 17 января 1974 г. N 60 // СП СССР. 1974. N 4. Ст. 19.

Другой актуальный пример, подтверждающий необходимость установления специальных положений, регулирующих осуществление прав государственными и муниципальными унитарными предприятиями. Может ли государственное или муниципальное унитарное предприятие освободить частное лицо (должника) от лежащих на нем обязанностей (ст. 415 ГК РФ — так называемое прощение долга)? Юридически — да, в соответствии с п. 1 ст. 9, абз. 2 п. 2 ст. 295 ГК РФ. Но такого не должно быть, поскольку нельзя ставить знак равенства между государственными и частными интересами. Здесь нарушаются права не одного, а фактически миллионов граждан. Требуется учитывать специфику различных форм и видов собственности. Представляется, что свободное осуществление права прощения долга должно быть предоставлено лишь частным лицам. Гражданский кодекс РФ следовало бы дополнить положением о том, что государственные и муниципальные предприятия не могут прощать долг без согласия собственника.

В-третьих, диспозитивные нормы играют в гражданско-правовом регулировании отношений решающую роль. Субъекту предоставляется возможность осуществлять в целом правоспособность по своему усмотрению, приобретать субъективные права или не приобретать, выбирать конкретный способ их приобретения, регулировать по своему усмотрению в установленных рамках содержание правоотношения, распоряжаться наличным субъективным правом, прибегать или не прибегать к мерам защиты нарушенного права <*>. Таким образом, квинтэссенция «диспозитивности» заключается в наличии у субъектов вариантов их правомерного поведения или действий.

———————————

<*> См.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 86.

Так, в гражданском законодательстве регулируются последствия продажи потребителю товаров ненадлежащего качества. Кроме возмещения убытков, покупатель вправе по своему выбору потребовать: а) безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом; б) соразмерного уменьшения покупной цены; в) замены на товар аналогичной марки (модели, артикула); г) замены на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены; д) расторжения договора купли-продажи (ст. 18). И дополнительно к предложенным Законом РФ «О защите прав потребителей» вариантам есть еще один (один из самых универсальных) вариант: возможность отказаться от защиты своих нарушенных прав.

Диспозитивность проявляется и в принципе свободного осуществления гражданских прав <*>.

———————————

<*> См.: Маковский А.Л. Концепция Гражданского кодекса России // Международная научно-практическая конференция «Гражданское законодательство Российской Федерации: состояние, проблемы, перспективы». Концепция гражданского законодательства Российской Федерации и тезисы докладов. М., 1994. С. 33.

Итак, осуществление гражданами и юридическими лицами принадлежащих им гражданских прав по своему усмотрению всегда предполагает возможность выбора определенного правомерного поведения. Когда этого выбора нет, то единственно возможное поведение субъекта превращается в необходимость, то есть обязанность лица действовать таким образом, а не каким-либо иным. В этом случае право «смыкается» с обязанностью лица: совершение того или иного действия становится одновременно и правом лица, и его обязанностью.

Цивилистика (как и публичное право) не исключает указанного правового феномена. В частности, лицо, выигравшее торги, имеет право требовать подписания с организатором торгов протокола, который имеет силу договора. Уклонившийся от подписания протокола организатор торгов обязан возвратить внесенный участником торгов задаток в двойном размере, а также возместить ему убытки. Однако победитель торгов не только имеет право, но и обязан подписать договор. В ином случае он утрачивает внесенный им задаток (п. 5 ст. 448 ГК РФ).

Одной из важных характеристик свободного осуществления гражданами и юридическими лицами своих гражданских прав является возможность отказаться от реализации принадлежащих им прав. По общему правилу это не влечет прекращения самих субъективных гражданских прав (п. 2 ст. 9 ГК РФ). Например, лицо вправе обращаться или не обращаться в суд за защитой нарушенного права, однако сам отказ от права на обращение в суд недействителен (п. 1, 2 ст. 3 ГПК РФ; п. 1, 3 ст. 4 АПК РФ).

Указанное в п. 2 ст. 9 Гражданского кодекса РФ положение допускает исключения, если они предусмотрены непосредственно законом. К числу таковых можно отнести: отказ наследника от наследства, причем подобный отказ не может быть впоследствии изменен или взят обратно (ст. 1157 ГК РФ); освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей (ст. 415 ГК РФ) и другие.

Лексическое толкование термина «осуществление» следующее: привести в исполнение, воплотить что-либо в действительность <*>. Синонимами его являются такие выражения, как выполнение, воплощение (или проведение, претворение) в жизнь, исполнение, реализация; приведение в исполнение; материализация <**>. Как видим, словарная смысловая характеристика данного термина несет в себе значение движения, процесса.

———————————

<*> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. М.: Русский язык, 1987. С. 399.

<**> См.: Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка: Практический справочник: Ок. 11000 синоним. рядов. М.: Русский язык, 2001. С. 299 — 300.

Исходя из представленной посылки (составляющей), на наш взгляд, формулируется смысл юридического понятия «осуществление субъективного гражданского права». Ученые справедливо подчеркивают, что, осуществляя субъективное гражданское право, лицо преследует достижение социально-экономических и юридических целей — приобретение имущества на праве собственности, занятие предпринимательской деятельностью, совершение сделок.

Таким образом, авторы акцентируют внимание на отношениях активного, динамического характера осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, указывая, что «оба эти процесса в своем единстве характеризуют динамику права» <1>. Отсюда и определения рассматриваемых правовых явлений строятся на данных правовых позициях, исключая, следовательно, признание существования многообразия способов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. Приведем одну из подобных дефиниций, последовательно отражающих только одну из форм осуществления гражданских прав. Реализация субъективных прав — это совокупность различных действий, определенный процесс, в результате которого лица получают реальные, различные по своему характеру желаемые результаты (блага, социальные ценности, удовлетворение разнообразных интересов), которые стоят за этим субъективным правом <2>. «Деяния всегда есть процесс, деятельность» <3>. Безусловно, «главное в субъективном праве — это возможность действовать» <4>. Однако, как отмечает профессор Н.И. Матузов, действия могут принимать различные формы, поэтому одного этого указания недостаточно, требуется конкретизация, уточнение — расчленение общей возможности на элементы <5>.

———————————

<1> Максименко С.Т. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 1970. С. 4.

<2> См.: Копейчиков В.В. Реализация субъективных прав граждан // Советское государство и право. 1984. N 3. С. 13.

<3> Шундиков К.В. Цели и средства в праве (общетеоретический аспект): Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 1999. С. 15.

<4> Матузов Н.И. Указ. соч. С. 145.

<5> См.: Там же.

Действия — это такие факты (обстоятельства), которые зависят и происходят по воле людей. Однако внешнее проявление воли лица может быть выражено не только действием, но и в определенных случаях его бездействием. Если деяния лица небезразличны по отношению к праву, то они являются юридически значимыми. Например, в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон, молчание признается выражением воли совершить сделку (п. 3 ст. 158 ГК РФ). Отсутствие возражений со стороны арендодателя, когда арендатор продолжает пользоваться арендованным имуществом после истечения срока договора, будет считаться юридически значимым обстоятельством, то есть юридическим фактом, позволяющим считать договор аренды возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок (п. 2 ст. 621 ГК РФ).

Как и действия, бездействие может быть не только правомерным, но и неправомерным. В соответствии со ст. 462 Гражданского кодекса РФ покупатель обязан привлечь продавца к участию в судебном разбирательстве, если третье лицо предъявит к покупателю иск об изъятии товара. Поскольку неправомерное бездействие покупателя — непривлечение продавца к участию в деле — освобождает продавца от ответственности, если он докажет, что, приняв участие в разбирательстве, мог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя (абз. 2 ст. 462 ГК РФ).

Другой пример. Покупатель обязан в установленный срок известить продавца о нарушении условий договора купли-продажи о количестве, об ассортименте, о качестве, комплектности, таре и (или) об упаковке товара. Бездействие покупателя освобождает продавца от ответственности: он вправе отказаться полностью или частично от удовлетворения требований покупателя о передаче ему недостающего количества товара, замене его на требуемый по условиям соглашения, о доукомплектовании товара, о таре и (или) упаковке, если докажет, что отсутствие извещения (бездействие покупателя) повлекло невозможность удовлетворить его требования или влечет для продавца несоизмеримые расходы по сравнению с теми, которые он понес бы, если бы был своевременно извещен о нарушении договора (п. 1, 2 ст. 483 ГК РФ). Невыборка покупателем товаров в установленный срок после получения уведомления поставщика предоставляет последнему право отказаться от исполнения договора поставки либо потребовать от покупателя оплаты товаров (п. 2 ст. 515 ГК РФ).

Некоторые правомочия лиц могут реализовываться только в определенном состоянии (статике) отношений. В частности, правомочие владения имуществом предполагает возможность собственника (иного титульного владельца) фактически обладать вещью, иметь ее, располагать ею. Слова «иметь», «обладать», «властвовать» и словосочетание «господствовать над вещью» выражают состояние, определенное субстанциональное положение. «Определяющим в ответе на вопрос о том, существует ли владение, является фактическая возможность для владельца пользоваться вещью» <*>. Следовательно, с одной стороны, правомочие владения отражает одну из форм реализации вещного права, а с другой — оно служит необходимой предпосылкой, состоянием общественных отношений для реализации правомочий пользования и (во многих случаях) распоряжения вещью.

———————————

<*> Рыбаков В.А., Тархов В.А. Собственность и право собственности: Монография. Уфа: Уфимский юридический институт МВД России, 2001. С. 104.

Общий вывод. Осуществление субъективного гражданского права складывается из двух форм выражения, базовых составляющих, не только процесса (динамики): действия или совокупности действий, направленных на достижение заложенного в праве желаемого, необходимого для субъекта результата (реализации гражданского права лица в его узком значении), но и состояния (статики) отношений. Например, право собственности хозяйствующего субъекта, право авторства на произведения науки, литературы или искусства.

Совершенно логичной и понятной в этом случае выглядит характеристика исполнения обязанности. Исполнение субъективной гражданской обязанности — это воздержание от запрещенных действий либо осуществление обязанным субъектом действий, которые составляют ее содержание. Формами исполнения обязанности являются: а) состояние — воздержание от недозволенных действий со стороны обязанного лица (форма исполнения обязанностей пассивного типа); б) процесс (движение, динамика) — совершение обязанным лицом требуемого в силу обязанности действия (форма совершения обязанностей активного типа).

«Наука… полемична по самой своей природе, а полемическое неотделимо от агонального» <*>. И очень часто разные подходы к проблемам, точки зрения исследователей вызваны неодинаковым пониманием того или иного термина. Отсюда и дефиниции могут существенно различаться, если вообще не противоречить друг другу. Так, слова «осуществление» и «деятельность», как правило, означают длительность (протяженность во времени), процесс реализации, достижение какого-либо изначально планируемого субъектом результата. То есть данные слова крайне близки по смыслу друг к другу (хотя не тождественны и даже не являются синонимами). Однако в сочетании «осуществление определенной деятельности» термин «деятельность» выражает тот или иной род занятий (а не движение, процесс). Кроме того, социально-экономический и правовой прогресс влияет на изменение смыслового содержания термина, в том числе и на появление новых абстракций (в частности, в результате изменений в самом объекте познания теории права <**>). Учитывая известный консерватизм, стабильность значения правовых терминов, они нуждаются в постоянном научном анализе, чтобы достоверно отражать суть правовых явлений, способствовать развитию научной базы, законодательства и правоприменительной практики.

———————————

<*> Хейзинга Й. Homo ludens. В тени завтрашнего дня / Пер. с нидерл.; общ. ред. и послесл. Г.М. Тавризян. М., 1992. С. 178. Слово «агональный» Й. Хейзинга использует в значениях «состязательный», «борющийся» и т.п. По его мнению, агон — это сфера состязания.

<**> См.: Васильев А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М., 1976. С. 187.

Осуществление субъективных гражданских прав и исполнение обязанностей можно рассматривать в качестве нескольких значений: а) как деяния — определенное поведение субъекта (действия или бездействие) в конкретном и определенном состоянии общественных отношений, жизненных реалий, направленное на достижение желаемого юридического (формального) и фактического результата; б) как заложенный в праве (обязанности) итог деятельности, то есть достижение юридической (правовой) цели.

В литературе, на наш взгляд, иногда смешиваются значения рассматриваемых терминов. Т.И. Илларионова, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнев подчеркивают: «Чтобы удовлетворить конкретный интерес (потребность), как правило, недостаточно только приобрести субъективное право. Необходимо его осуществить, т.е. действовать определенным образом» <*>.

———————————

<*> Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общ. ред. д.ю.н., проф. Т.И. Илларионовой, к.ю.н., доц. Б.М. Гонгало и к.ю.н., доц. В.А. Плетнева. М., 2001. С. 48.

Иногда под осуществлением гражданского права понимается свободный выбор субъектом конкретного варианта поведения из существующей у него в силу права меры (объема) возможностей <*>. Но это не выбор поведения (только часть возможностей, заложенных в субъективном праве), а уже само поведение субъекта, в результате которого реализуется данное право. Выбор своего поведения в рамках, выраженных в субъективном праве правомочий, представляет собой волевое решение субъекта. Это необходимое условие для осуществления права лица, квинтэссенция принципа диспозитивности.

———————————

<*> См.: Там же.

Для того чтобы определить, каким образом происходит осуществление субъективного гражданского права и исполнение обязанности, достижение цели, заложенной в содержании права и обязанности, а также сущность данных правовых явлений, необходимо вывести и охарактеризовать механизм его осуществления и исполнения обязанности.

Слово «механизм» обозначает систему, внутреннее устройство, определяющие порядок какого-нибудь вида деятельности, процесса <*>.

———————————

<*> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 300.

Механизм осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей представляет собой последовательную, комплексную организацию правовых средств и обеспечение условий, направленных на достижение конечной цели, заложенной в содержании права и обязанности. Цель этого механизма должна быть направлена не только на достижение результата де-юре (официального), но и на действительную, фактическую реализацию тех возможностей (де-факто) для управомоченного лица, которые предоставляются правом. Аналогично цель механизма исполнения обязанностей в идеале должна выражать не исключительно юридическое (формальное) выполнение необходимых требований, но и фактический, социально-экономический результат действия (бездействия) обязанного лица. Поскольку именно при данном теоретическом, законодательном и правоприменительном подходе юридическая (правовая) цель — «как превращение объективной возможности в идеальную (до ее практической реализации) действительность» <*> — может считаться достигнутой.

———————————

<*> Керимов Д.А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). М., 2000. С. 299.

Весьма показательным в этом отношении представляется дело, рассмотренное Уссурийским городским судом. 14-летний Антон Р. из-за поражения клеток головного мозга является пожизненным инвалидом, жизнь его во многом зависит от работы электроотсоса, самостоятельно он может лишь смотреть и дышать. 21 ноября 2000 г. возникла реальная угроза жизни Антона в связи с отключением ОАО «Дальэнерго» электроэнергии в жилом районе города, где проживает несовершеннолетний. Мать потерпевшего обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда энергоснабжающей организацией в размере 50 тысяч рублей (столько необходимо было на покупку автономного электрогенератора). Уссурийским городским судом было установлено наличие реальной угрозы жизни сына истицы, нарушение его права на жизнь. Суд обязал ОАО «Дальэнерго» возместить моральный вред. Однако в каком размере? Суд посчитал, что «в целях разумности и справедливости» компенсацию морального вреда необходимо снизить до 4 тысяч рублей. Именно в такую сумму были оценены страдания матери, чуть не потерявшей своего сына, и физические (а также и нравственные) мучения самого потерпевшего <*>.

———————————

<*> См.: Степура И. Эвтаназия по-уссурийски // РГ. 2001. 24 июля.

Можно ли считать в этом случае, что субъективное право гражданина реализовано и надлежащим образом защищено? Формально — да. Есть охранительный правоприменительный акт (факультативный элемент). Однако, по сути имело место фиктивное осуществление субъективного права, фактически гражданское право лица осталось без защиты, оно не было реализовано. Поэтому следовало бы, на наш взгляд, ст. 9 Гражданского кодекса РФ дополнить пунктом третьим: «Право гражданина или юридического лица считается осуществленным с момента не только юридической (официальной), но и фактической (действительной) реализации тех правовых и социально-экономических возможностей, которые предоставляются правом».