О правовом статусе совета директоров (наблюдательного совета) и их членов в хозяйственных обществах

04-03-19 admin 0 comment

Пахомова Н.Н.
Современное право, 2005.


В хозяйственных обществах существует особая форма реализации корпоративных правоотношений. Для деятельности общества требуется организация управления, которая производится органами общества в пределах их компетенции и согласно порядку принятия решений, установленных законодательством, локальными актами для того или иного органа. Иначе говоря, во внутренних отношениях хозяйственного общества происходит «многоступенчатый» процесс образования воли его органами в соответствии с их компетенцией. Данные организационные отношения несамостоятельны. Они необходимы для функционирования корпоративных правоотношений в хозяйственном обществе.

Решения Совета директоров (наблюдательного совета) составляют определенный этап в формировании воли хозяйственного общества, часть единого процесса волеобразования в нем. Именно поэтому они не являются сделками, а представляют собой лишь необходимый элемент для совершения сделки юридическим лицом, отражающей его сформированную волю в пределах компетенции Совета директоров.

М.И. Кулагин правильно обращал внимание на то, что органы юридического лица — это институционализация управления в смысле обособления органов и их самостоятельности <*>. Поэтому недопустимо отождествление Совета директоров (наблюдательного совета) с общим собранием (например, в 1920-х гг. Совет директоров иногда трактовался как «малое» общее собрание).

———————————

<*> См.: Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Избр. тр. М., 1997. С. 99 — 100.

В связи с этим следует обратить внимание на п. 1 ст. 64 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в ред. от 02.12.2004; далее — Закон об АО), где сказано, что в обществе с числом акционеров — владельцев голосующих акций менее пятидесяти устав общества может предусматривать, что функции Совета директоров осуществляет общее собрание. Вероятно, имеется в виду, что общее собрание правомочно принимать решения по вопросам, отнесенным Законом об АО к компетенции Совета директоров. И хотя очевидно, что законодатель здесь не отождествляет названные органы, возникает проблема по поводу противоречия в самом Законе об АО, в котором четко закрепляется невозможность такого перераспределения компетенции. Для разрешения такого противоречия п. 3 ст. 48 Закона об АО требует соответствующего дополнения: «общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции настоящим Федеральным законом, за исключением случаев, прямо предусмотренных данным Федеральным законом» (как раз этим случаем и является п. 1 ст. 64 Закона об АО).

Вместе с тем члены Совета директоров (наблюдательного совета) совершают сделки, связанные с реализацией их прав на голос. Такое право возникает в силу особого факта — избрания физического лица членом совета по решению общего собрания. Это специфичный факт правонаделения в гражданском праве, который не означает подотчетности члена Совета директоров (наблюдательного совета) общему собранию. И хотя члены Совета директоров представляют интересы той или иной группы участников, они не могут рассматриваться как их представители или как представители общего собрания.

Решение общего собрания об избрании членов Совета директоров является актом корпоративного управления, необходимым для формирования органа юридического лица. Поэтому права и обязанности члена Совета директоров есть корпоративные права и обязанности, через реализацию которых осуществляется управленческая функция совета. Данные обстоятельства приоритетны для характеристики статуса члена Совета директоров. Даже если с членом Совета директоров был заключен трудовой договор, прекращение трудовых отношений не может повлечь за собой прекращения его корпоративных прав и обязанностей. Иначе говоря, увольнение не означает лишения члена Совета директоров его статуса. Полномочия члена Совета директоров связаны с корпоративным управлением, обусловлены фактом избрания и, следовательно, могут быть прекращены только соответствующим решением общего собрания.

В силу сказанного представляется не совсем правильной позиция Верховного Суда РФ, сформулированная в п. 1 Постановления от 20.11.2003 N 17 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ». Там говорится, что дела об оспаривании членами Совета директоров, заключивших трудовые договоры, решений органов юридического лица об освобождении от занимаемой должности рассматриваются судами общей юрисдикции как дела по трудовым спорам о восстановлении на работе. Данная позиция противоречит сути корпоративных отношений. Таким образом, права и обязанности члена Совета директоров являются прежде всего корпоративными (а не трудовыми), и поэтому возникновение или прекращение трудовых отношений не влияет на статус члена Совета директоров.

Избрание лица в Совет директоров (наблюдательный совет) с точки зрения гражданского права может быть охарактеризовано как наделение конкретных лиц правами и обязанностями для определенных целей. Эти права и обязанности носят лично-доверительный характер. Например, согласно п. 3 ст. 68 Закона об АО, п. 5 ст. 32 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (в ред. от 21.03.2002; далее — Закон об ООО) передача права голоса членом Совета директоров (наблюдательного совета) не допускается <*>.

———————————

<*> В общем праве большое внимание уделяется личности каждого члена Совета директоров и действует принцип: «состояние умственных способностей указанных лиц — это состояние дел самой компании» (см.: Полковников Г.В. Английское право о компаниях: закон и практика: Учеб. пособие. М., 1999. С. 30, 97).

Пределы осуществления членом Совета директоров прав и обязанностей обусловливаются целями функционирования совета, его общей компетенцией. При этом в соответствии с законодательством (например, п. 1 ст. 71 Закона об АО, п. 1 ст. 44 Закона об ООО) члены совета должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности добросовестно и разумно.

В российском корпоративном законодательстве сформулирован и другой принцип: члены Совета директоров отвечают только за свой выбор и за свою вину (п. 2 ст. 71 Закона об АО, п. 2 ст. 44 Закона об ООО). «Внутренние» корпоративные отношения не являются предпринимательскими, следовательно, действие принципа вины членов совета вполне обоснованно. Однако поскольку решения совета направлены на формирование воли юридического лица, которая, возможно, будет «изъявляться» в предпринимательских отношениях с третьими лицами, возникает вопрос о пределах нормального коммерческого риска при принятии членами совета решений. А поэтому приобретают значение их (членов) личные качества и навыки.

В п. 3 ст. 71 Закона об АО и п. 3 ст. 44 Закона об ООО сказано, что основания и размер ответственности членов Совета директоров могут быть связаны с иными обстоятельствами, имеющими значение для дела. Думается, что под категорию данных обстоятельств подпадают различные формы заинтересованности членов совета, а равно ограничения на заключение обществом сделок, в которых имеется заинтересованность членов совета.

Еще одно обстоятельство — это то, что, используя терминологию английского права, общество может «простить» членов Совета директоров (наблюдательного совета) <*>, так как общество или его участники вправе (но не обязаны) предъявлять иски к членам совета о возмещении убытков, причиненных обществу (п. 5 ст. 71 Закона об АО, п. 5 ст. 44 Закона об ООО).

———————————

<*> Подобное правило существует в общем праве (см.: Полковников Г.В. Указ. соч. С. 108).

На практике же нормы об ответственности членов Совета директоров не работают. По крайней мере, по имеющимся данным в арбитражные суды Москвы и Екатеринбурга не предъявлено ни одного иска к членам Совета директоров (наблюдательного совета) о возмещении убытков, поскольку факт вины члена совета относится к разряду недоказуемых <*>.

———————————

<*> Вместе с тем практика идет по другому пути. Так, Арбитражный суд Свердловской области признает недействительным решение Совета директоров, если оно не отвечает требованиям закона, иных нормативных актов и нарушает охраняемые законом права и интересы акционеров.

Однако такой критерий, как неразумное или недобросовестное поведение члена Совета директоров, учитывается, например, в практике Института корпоративного управления РАО «ЕЭС России» при определении оснований снижения размера вознаграждения членов Совета директоров. В частности, снижение вознаграждения допускается в случаях:

а) непосещения заседаний Совета директоров или комитетов без уважительных причин;

б) неисполнения решений Совета директоров, собрания акционеров, распоряжений председателя Совета директоров по вопросам организации работы совета, внутренних документов;

в) несоблюдения действующих в компании правил, принципов деятельности и этических норм;

г) участия в корпоративных конфликтах <*>.

———————————

<*> Подробнее см.: Самосудов М.В. Вознаграждение членам Совета директоров. Российская практика. М., 2003.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о необходимости пересмотра норм федеральных законов об ответственности членов Совета директоров. Думается, что эти нормы окажутся более эффективными при изменении подходов к определению вины члена совета и противоправности его поведения. В законе должна быть установлена презумпция виновности члена Совета директоров (наблюдательного совета), если решение совета, за которое он голосовал, повлекло убытки для общества или для его участников. Такие «рисковые» начала деятельности членов совета могут сочетаться с установлением в локальных корпоративных актах дополнительных оснований увеличения их вознаграждения.

В развитии европейского корпоративного законодательства прослеживаются тенденции усиления роли Совета директоров, перераспределения управленческих функций единоличного исполнительного органа в пользу Совета директоров. Это может оказать весьма положительное влияние на функционирование корпоративных отношений с точки зрения уменьшения роли менеджмента в организации корпоративного управления. Однако при выборе такого пути совершенствования корпоративного управления в России следует учитывать обозначенные проблемы, связанные со статусом и деятельностью Совета директоров (наблюдательного совета) и его членов.