О действии источников гражданского процессуального права

04-03-19 admin 0 comment

Фархтдинов Я.Ф.
Современное право, 2002.


Нормы права, призванные регулировать гражданские процессуальные отношения, главным образом содержатся в официальных документах, нормативно — правовых актах государства или, в отдельных случаях, — в международных договорах о правовой помощи, являющихся общеобязательными. Однако общий характер этих нормативных актов не означает того, что действие их безгранично. Источники гражданского процессуального права как явления объективного мира существуют и функционируют в известных пределах — в течение обозначенного времени, на определенной территории и распространяются на отдельный круг лиц. Действие нормативно — правового акта — это порождение тех юридических последствий, которые в нем предусмотрены <*>. От того, когда вступает в действие нормативный акт, на какую территорию распространяет свое действие, в известной степени зависит эффективность юридических норм, достижение целей и задач правосудия по гражданским делам. Поэтому пределы действия гражданских процессуальных нормативных актов должны быть установлены таким образом, чтобы вновь принятые документы вводились в действие своевременно, старые отменялись, строго соблюдалась их субординация и не допускались случаи их применения к отношениям, не подпадающим под их регулирующее воздействие.

———————————

<*> См.: Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права. М., 2000. С. 302 — 303.

В общей теории права этот вопрос разработан достаточно подробно <*>. Однако в науке о гражданском процессуальном праве изучению вопросов действия источников гражданского процессуального права еще не уделялось достаточного внимания. Лишь некоторые аспекты этой большой проблемы были затронуты в трудах К.И. Комиссарова, А.М. Мельникова и др. <**>.

———————————

<*> См., например: Бахрах Д.Н. Действие правовой нормы во времени // Советское государство и право. 1991. N 2. С. 11 — 20; Тихомиров Ю.А. Действие закона. М., 1992.

<**> См.: Комиссаров К.И. Задачи судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства. Свердловск, 1971. С. 115 — 142; Мельников А.М. Советский гражданский процессуальный закон. М., 1973. С. 141 — 144.

Пределы действия нормативного правового акта обычно устанавливаются по трем параметрам: по времени, территории и по кругу лиц. Иногда добавляют и четвертый параметр — определенную сферу общественных отношений, которую регулируют нормы права, и говорят о предметном действии нормативно — правовых актов <*>.

———————————

<*> См.: Лазарев В.В., Липень С.В. Указ. раб. С. 302 — 303.

Действие нормативных правовых актов во времени определяется двумя временными ограничениями: моментом вступления нормативного акта в законную силу и моментом утраты им юридической силы <*>.

———————————

<*> См.: Черданцев Л.Ф. Теория государства и права. М., 2000.

Вступление нормативного акта в силу означает, что с этого момента им должны руководствоваться, исполнять, соблюдать его все граждане, юридические, должностные лица и организации <*>. Однако для того чтобы норма права действовала, прежде всего она должна быть опубликована, доведена до сведения субъектов права, а также должно быть определено время ее вступления в силу.

———————————

<*> См.: Тилле А.А. Время, пространство и закон. М., 1965. С. 23.

До распада СССР эти вопросы регулировались на его территории Указом Президиума Верховного Совета СССР от 06.05.80 г., Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 24.06.80 г. В настоящее время порядок вступления в силу нормативных правовых актов определяется Федеральным законом от 14.06.94 г. N 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» (в ред. от 22.10.99 г.) и Указом Президента РФ от 23.05.96 г. N 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных актов федеральных органов исполнительной власти» (в ред. от 13.08.98 г.). В соответствии с ними момент начала действия гражданских процессуальных нормативных актов определяется по-разному. Если в нормативном акте (или в сопутствующем документе) указана календарная дата, с которой он вступает в силу, то именно с этой даты начинается действие нормативного акта. Так, Федеральный Конституционный закон от 31.12.96 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» был подписан Президентом РФ 31 декабря 1996 г. и введен в действие с 1 января 1997 г. По мнению С.С. Алексеева, совпадение моментов принятия и введения в действие нормативного акта нежелательно, необходим определенный разрыв для ознакомления с текстом нормативного акта и прочного усвоения его содержания лицами, осуществляющими применение права <*>.

———————————

<*> См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. С. 238 — 239.

Дата введения в действие нормативного акта обычно указывается при большом промежутке времени между принятием и введением его в действие, что связано с нецелесообразностью реализации нормативных предписаний в обычные сроки. Следует обратить внимание на то, что при отклонении от общепринятого срока законодатель применяет термин «введение закона в действие» вместо «вступление закона в действие». К.И. Комиссаров объясняет это тем, что закон уже принят, но еще не работает. До введения закона в действие ведется организационная работа по приведению действующего законодательства в соответствие с вновь принятым и т.д. <*>

———————————

<*> См.: Комиссаров К.И. Указ. раб. С. 130 — 131.

Если в нормативном акте указаны иные обстоятельства, определяющие момент вступления акта в силу, например момент официального опубликования, то это и будет датой вступления нормативного акта в силу. Изданиями, в которых официально публикуются нормативные акты, являются «Российская газета», «Парламентская газета» и «Собрание законодательства Российской Федерации». Так, Федеральный Конституционный закон от 23.06.99 г. N 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» (далее — Закон о военных судах) вступил в силу (ст. 45) со дня официального опубликования в «Российской газете» — 29 июня 1999 г. Такой способ вступления в силу гражданского процессуального нормативного акта имеет как положительные черты — оперативность, так и недостатки. Граждане, права которых затрагиваются актом, и правоприменитель оказываются заранее не информированными и неподготовленными к реализации новых норм.

Если в нормативном акте начало его действия не определено, то вступают в действие общие правила, установленные для данного вида нормативного акта, в соответствии с которыми федеральные законы вступают в силу одновременно на всей территории РФ по истечении 10 дней после дня их официального опубликования.

Международные договоры по вопросам гражданского процесса также нуждаются в определении их действия во времени. В соответствии со ст. 15 Федерального закона от 15.07.95 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» международные договоры подлежат ратификации, если в них устанавливаются иные правила, чем предусмотренные гражданским процессуальным законом, а также если их исполнение требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов. Международные договоры вступают в силу для РФ в порядке и в сроки, предусмотренные или согласованные в договоре сторонами.

Вступившие в силу международные договоры подлежат официальному опубликованию по представлению МИД России в «Собрании законодательства Российской Федерации», а также в Бюллетене международных договоров.

По общему правилу в самих нормативных правовых актах не указывается предельный срок их действия. Существует несколько способов прекращения действия нормативных правовых актов:

а) путем отмены или признания утратившими силу. Так, Закон о военных судах признал со дня вступления в силу не действующими на территории РФ, а также не подлежащими применению военными судами все общесоюзные нормативные акты, регулировавшие организацию и деятельность военных трибуналов (п. 4 ст. 45);

б) путем фактической отмены. Так, Закон РСФСР от 11.06.64 г. «Об утверждении Гражданского процессуального кодекса РСФСР» постановил ввести ГПК РСФСР в действие с 1 октября 1964 г. и предписал Президиуму Верховного Совета РСФСР привести законодательство РСФСР в соответствие с новым ГПК. Это означало фактическую отмену действия ГПК РСФСР 1923 г.

Данный способ, однако, не слишком удобен для правоприменителя, так как полная ясность относительно действия того или иного нормативного акта, вместо которого принят новый акт, отсутствует. Так, Федеральный закон от 21.07.97 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (с изм. от 30.07.2001 г.; далее — Закон об исполнительном производстве) вступил в силу через 3 месяца со дня официального опубликования (ст. 94). В ст. 95 этого Закона предложено Президенту РФ поручить Правительству РФ и органам государственной власти субъектов РФ привести свои нормативные правовые акты в соответствие с данным Законом в течение 2 месяцев со дня официального опубликования. Нормативный акт о введении в действие Закона отсутствовал.

Осталась неопределенной и судьба раздела V «Исполнительное производство» ГПК РСФСР, что затрудняет правоприменительную деятельность. Исходя из смысла статей 2, 94, 95 Закона об исполнительном производстве, следует полагать, что нормы об исполнительном производстве, содержащиеся в ГПК РСФСР, прекратили свое действие по тем вопросам, которые урегулированы в новом Законе, а по тем вопросам, которые в этом Законе не упомянуты, продолжают действовать, если они не противоречат Конституции РФ и новому Закону;

в) истечение срока, на который был принят нормативный акт;

г) без официальной отмены и принятия нового акта, но в связи с исчезновением общественных отношений, на урегулирование которых он был рассчитан. Так, судья отказывает в принятии заявления: в соответствии с подп. 5 ст. 129 ГПК РСФСР — если имеется вступившее в законную силу и вынесенное по спору между теми же сторонами о том же предмете, по тем же основаниям решение товарищеского суда, принятое в пределах его компетенции; а согласно подп. 6 ст. 129 этого же Кодекса — если между сторонами заключен договор о передаче спора на разрешение третейского суда. Данные предписания фактически прекратили свое действие, так как, например, товарищеские суды как общественные органы по разрешению гражданско — правовых споров не действуют с 1995 г. в связи с утратой силы Положения о товарищеских судах.

Прекращение (в том числе и денонсация) действия международного договора осуществляется с принятием Федеральным Собранием РФ закона о прекращении (денонсации) международного договора. Это (если договором не предусмотрено иное или не имеется иной договоренности с другими его участниками) освобождает Российскую Федерацию от всякого обязательства выполнять договор в дальнейшем и не влияет на права, обязательства или юридическое положение РФ, возникшие в результате выполнения договора до его прекращения. Официальное сообщение МИД России о прекращении действия международного договора, заключенного от имени Российской Федерации, производится в вышеперечисленных официальных изданиях.

Проблема действия источников гражданского процессуального права во времени тесно связана с вопросами о том, должен ли новый закон распространять свое действие лишь на отношения, возникшие после его вступления в силу, или он регулирует и отношения, возникшие до его вступления в действие.

Гражданское судопроизводство ведется однозначно по гражданским процессуальным законам, действующим во время рассмотрения и разрешения дела, совершения отдельных процессуальных действий и т.д. В связи с этим К.И. Комиссаров считает, что новая норма процессуального права не регулирует старые отношения точно так же, как старый закон уже не служит регулятором новых правоотношений <*>. Иными словами, действие гражданских процессуальных норм характеризуется отсутствием обратной силы закона.

———————————

<*> См.: Комиссаров К.И. Указ. раб. С. 129; Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1998. С. 18.

Однако абсолютно отрицать обратную силу действия закона нельзя. Специфика такой сферы общественных отношений, как гражданское судопроизводство, требует особого подхода к этой проблеме. По общему правилу применение норм процессуального права «назад» практически неосуществимо. Это вызвало бы необходимость ревизии уже произведенных по старому процессуальному закону судебных действий, повторного их совершения по новым правилам, что привело бы к неустойчивости процессуальных гарантий сторон.

Но обратная сила процессуального закона все же допустима для распространения его норм на последующие права и обязанности — применительно к уже урегулированным длящимся правоотношениям в целях уравнивания правового положения лиц, вступивших в правоотношение до введения в действие нового закона, с теми, кто становится участником аналогичных отношений уже после этого момента. Обратная сила процессуального закона касается лишь длящихся отношений, возникших в прошлом, по которым не наступили окончательные последствия. Например, Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 12.06.64 г. «О порядке введения в действие Гражданского и Гражданского процессуального кодексов РСФСР» придал некоторым нормам ГПК обратную силу.

Кроме случаев обратной силы закона, существует противоположное явление — «переживание» старого закона после введения в действие нового закона. Продление силы закона возможно только применительно к длящимся отношениям <*>.

———————————

<*> См.: Алексеев С.С. Указ. раб. С. 238.

Международные договоры также могут предусматривать эти способы действия во времени. Так, в соответствии с Конвенцией «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», заключенной между государствами — членами СНГ в 1993 г., действие ее распространяется на правоотношения, возникшие и до ее вступления в силу.

Действие источников гражданского процессуального права в пространстве связано с распространением их действия на определенную территорию. В соответствии со ст. 71 Конституции РФ гражданское процессуальное законодательство относится к исключительной компетенции Российской Федерации. Следовательно, гражданские процессуальные законы распространяют свое действие на всю территорию Российской Федерации и на территории всех ее субъектов. Все суды общей юрисдикции применяют единое процессуальное законодательство.

С действием гражданских процессуальных законов в пространстве связан вопрос об их экстерриториальном действии, т.е. по отношению к иностранцам, а также гражданам и организациям РФ, находящимся за рубежом. Вопрос об экстерриториальном действии гражданского процессуального закона еще не стал предметом специального исследования.

По общему правилу на территории каждого государства действует свое, внутреннее гражданское процессуальное право, если иное не предусмотрено международным договором.

В соответствии с п. 4 ст. 7 Закона о военных судах таким судам, дислоцирующимся за пределами территории РФ, подсудны все гражданские, административные и уголовные дела, подлежащие рассмотрению федеральными судами общей юрисдикции, если иное не установлено международными договорами РФ. Следует полагать, что порядок производства по гражданским делам в военных судах, располагающихся за границей, также определяется федеральными гражданскими процессуальными законами. Международные договоры РФ о правовой помощи с другими государствами, как известно, не затрагивают подобных специфических вопросов. У России имеются специальные соглашения по вопросам юрисдикции и взаимной правовой помощи по делам, связанным с пребыванием российских воинских формирований на территории иностранных государств (Беларуси, Киргизии, Украины, Молдовы и др.), которые предусматривают порядок применения процессуального законодательства.

Действие источников гражданского процессуального права по кругу лиц распространяется на всех граждан РФ, на государственные, кооперативные, общественные, частные организации, учреждения и их объединения, на иностранных граждан, на лиц без гражданства, на иностранные и международные организации.

Государство как особый субъект гражданского права также вправе вступать в гражданско — правовые отношения с иностранными гражданами, иностранными или международными организациями. Положение иностранного государства в процессе рассмотрения возникающих из гражданско — правовых отношений судебных споров определяется ст. 435 ГПК РСФСР исходя из принципа судебного иммунитета. Однако это не означает, что иностранные государства не вправе добровольно отказаться от судебного иммунитета по конкретному спору.

Таковы основные параметры действия источников гражданского процессуального права. В свете изложенного представляется разумным ст. 1 действующего ГПК РСФСР дополнить абзацем: «Гражданский процессуальный закон, расширяющий процессуальные права лиц, участвующих в деле, может распространять свое действие на производство, начатое до вступления этого закона в силу, но незавершенное» и предписанием: «Международным договором РФ могут быть установлены случаи применения российского гражданского процессуального законодательства за пределами Российской Федерации».