Обвиняемый пригласил защитника

04-03-19 admin 0 comment

Друзин Е.
Российская юстиция, 1997.


Е. Друзин, судья Саратовского областного суда.

Согласно ст. 48 Конституции РФ гражданам гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

В УПК положения п. 1 ст. 48 Конституции РФ воспроизводятся в ст. 19, где указано: «Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту». Реализация данного права детализируется целым рядом других норм УПК.

Нарушение права на защиту является существенным попранием норм уголовно — процессуального закона, влекущим отмену судебного решения. Определенное развитие права на защиту получило при введении в уголовное судопроизводство рассмотрения дел с участием присяжных заседателей. Учитывая состязательный характер данных процессов, а следовательно, и необходимость оказания более квалифицированной юридической помощи, законодатель ввел дополнительные гарантии осуществления права на защиту. Статьей 426 УПК предусмотрена обязательность участия защитника в рассмотрении дел судом присяжных с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления ему материалов дела, а затем и в остальных стадиях процесса.

Пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 9 «О некоторых вопросах применения судами уголовно — процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» определены дополнительные требования к обеспечению права на защиту в суде присяжных. Предусмотрена обязанность органов расследования и суда обеспечить участие защитника, независимо от того, ходатайствует ли об этом обвиняемый. Указано, что отказ обвиняемого от защитника не обязателен как для органов следствия, так и для суда.

Нормы, регламентирующие производство дел с участием присяжных заседателей, предусматривают ограниченный круг обстоятельств, которые могут являться основанием для возвращения дела на дополнительное расследование (ст. ст. 429 и 433 УПК). Одним из оснований для возвращения дела является существенное нарушение уголовно — процессуального закона, к которому безусловно следует отнести и нарушение права на защиту. К такому нарушению следует отнести и необеспечение участия защитника в стадии объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявлении материалов дела (пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 9).

По этому пути идет и судебная практика. Так, Кассационная палата Верховного Суда РФ оставила без удовлетворения частный протест государственного обвинителя на определение Краснодарского краевого суда, которым одно из дел было возвращено для производства дополнительного расследования. При этом было указано следующее.

В ходе предварительного следствия обвиняемый заявил ходатайство об участии защитника при выполнении требований ст. ст. 201 — 203 УПК и назвал конкретного адвоката.

Однако в связи с занятостью в процессе по другому делу адвокат не смог принять участия при выполнении следователем требований ст. ст. 201 — 203 УПК, и обвиняемый с материалами дела знакомился без участия защитника.

Доводы, изложенные в частном протесте о добровольном отказе обвиняемого от защиты, необоснованны. Такой отказ, согласно ст. 48 УПК, может иметь место только при наличии реальной возможности участия адвоката в деле. В данном случае, как это видно из материалов дела, обвиняемый реальной защитой обеспечен не был, а согласие обвиняемого на ознакомление с материалами дела без участия защитника вследствие его неявки не может рассматриваться как добровольный отказ обвиняемого от защитника.

Таким образом, отказ обвиняемого от защиты был вынужденным, ему не было обеспечено право на защиту, что является существенным нарушением уголовно — процессуального закона.

Пленум Верховного Суда РФ указал на необходимость строгого соблюдения права на получение квалифицированной юридической помощи.

В случае задержания (ареста) гражданина должно быть обеспечено реальное участие адвоката, что подтверждается наличием ордера юридической консультации в уголовном деле.

Такому лицу перед допросом необходимо разъяснить права, предусмотренные ст. 51 Конституции, не свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников, что должно быть отражено в соответствующем протоколе.

В случае отсутствия хотя бы одного из этих условий все дальнейшие показания такого лица и протоколы следственных действий, проведенных с его участием, признаются не имеющими юридической силы до того момента, пока ему не будет представлен адвокат и разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ.

В ч. 2 ст. 50 Конституции РФ указано, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Судебная практика рассмотрения дел с участием присяжных заседателей показала, что конституционные положения, гарантирующие права и законные интересы лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, подлежат безусловному соблюдению и нарушение их является бесспорным основанием для признания любого доказательства, полученного с нарушением Конституции РФ, не имеющим юридической силы.

На практике Саратовским областным судом признавались недопустимыми доказательства (по основаниям нарушения права на защиту) в следующих случаях.

В судебном заседании адвокат заявила ходатайство об исключении как недопустимого доказательства протокола допроса К. в качестве подозреваемого, указав, что при допросе несовершеннолетнего подозреваемого обязательно должен участвовать адвокат.

Судья ходатайство удовлетворил, указав, что согласно ч. 2 ст. 49 УПК по делам о преступлениях несовершеннолетних участие защитника обязательно, однако 14-летний К., страдающий умственным недоразвитием, был допрошен без защитника.

В деле имеется протокол разъяснения подозреваемому права иметь защитника, в котором есть запись о том, что К. не желает его иметь. Однако в судебном заседании он пояснил, что право иметь защитника ему не разъяснялось, а подпись он поставил, не читая текста.

Кроме того, в соответствии со ст. 50 УПК отказ несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в преступлении, от защитника необязателен для следователя.

Учитывая возраст К., его умственное развитие, следователь был обязан обеспечить К. защитником при допросе и не принимать отказ от защиты, обеспечив его явку при производстве указанного следственного действия.

Законодатель гарантирует право на бесплатную юридическую помощь в случае отсутствия у обвиняемого средств.

Согласно ч. 7 ст. 47 УПК органы дознания, предварительного следствия, прокурор, суд, в производстве которых находится дело, вправе освободить подозреваемого и обвиняемого полностью или частично от оплаты юридической помощи.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Б. было установлено, что перед допросом у него выяснялось, не нуждается ли он в услугах адвоката. Б. пояснил, что от адвоката отказывается ввиду отсутствия у него средств. Таким образом, отказ его от защитника был вынужденным и связан с материальными затруднениями. Однако следователем адвокат ему назначен не был, и с Б. был проведен ряд следственных действий.

Установив указанные нарушения закона, суд признал протоколы этих следственных действий не имеющими юридической силы.

Признаются нарушением права на защиту и случаи вынужденного отказа обвиняемого от защитника при его занятости в другом судебном процессе.

На предварительном слушании по делу Л. адвокат заявил ходатайство об исключении из разбирательства дела в суде присяжных протокола проверки показаний Л. на месте происшествия и фототаблицы к нему. Свои доводы адвокат мотивировал тем, что вышеназванное следственное действие проводилось без адвоката, хотя он уже был допущен к делу. Поданное им и поддержанное обвиняемым заявление о согласии на проведение данного следственного действия является вынужденным, поскольку адвокат в это время был занят в суде.

Судьей ходатайство было удовлетворено и при этом указано, что данное следственное действие было проведено с нарушением права обвиняемого на защиту.

По другому делу при обсуждении вопроса о допустимости доказательств в стадии предварительного слушания защитник обвиняемого заявил ходатайство об исключении из разбирательства дела в суде присяжных протокола осмотра места происшествия с участием подозреваемого и фототаблицы к нему, так как это следственное действие проводилось без участия адвоката.

Суд данное ходатайство удовлетворил. Как видно из протокола разъяснения права подозреваемого на защиту, Б. заявил ходатайство о предоставлении ему защитника с момента избрания меры пресечения. 2 августа 1995 г. ему была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. 3 августа 1995 г. следователем проведен осмотр места происшествия с участием Б. Однако защитник в этом следственном действии не участвовал, так как ему не была предоставлена возможность встретиться с подзащитным до начала следственного действия, о чем он информировал прокурора. Проведя следственное действие без адвоката, органы следствия нарушили право подозреваемого на защиту.

Кроме того, из материалов дела видно, что имеются жалобы Б. и его адвоката на то, что им не дают возможности встретиться наедине, а также постановление прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого и адвоката о предоставлении свидания наедине. Из постановления видно, что прокурор, в нарушение ч. 2 ст. 51 УПК, запретил предоставлять свидания адвокату с подзащитным наедине до конца предварительного следствия.

На предварительном слушании по делу в отношении С. по ходатайству государственного обвинителя были исключены протоколы ряда следственных действий. В соответствии со ст. 67(1) УПК адвокат не вправе участвовать в деле в качестве защитника, если он ранее участвовал в качестве следователя, лица, производившего дознание. Как видно из материалов уголовного дела, следственные действия проводились с адвокатом С., который ранее участвовал в деле в качестве следователя. Поэтому протоколы следственных действий были исключены из исследования с участием присяжных заседателей как недопустимые доказательства.

Статья 48 Конституции определила не просто право на получение помощи, а право на квалифицированную помощь.

Действующий уголовно — процессуальный закон ограничивает возможность участия в стадии предварительного расследования лиц, не являющихся членами профессиональных коллегий адвокатов.

Согласно ст. 47 УПК в качестве защитников допускаются адвокаты, а также представители профессиональных союзов и других общественных организаций по делам членов этих организаций. Допуск иных лиц, к которым относятся юристы, работающие в разного рода фирмах, не входящих в состав коллегий адвокатов, возможен уже только в стадии судебного разбирательства по определению суда или постановлению судьи.

Получается парадоксальная ситуация, исключающая возможность участия в качестве защитника того лица, которому арестованный или задержанный следственными органами гражданин больше доверяет. Но с другой стороны, данное положение исключает возможность вступления в дело лица, хотя и занимающегося частной адвокатской практикой, но не обладающего достаточными знаниями и без соответствующей лицензии.

Развитие альтернативных форм адвокатской деятельности несомненно является прогрессивным направлением в развитии сферы правовых услуг гражданам России. Гарантией доброкачественности таких услуг может быть повсеместное лицензирование адвокатской деятельности, когда для получения лицензии необходимо будет обязательно сдать соответствующий экзамен. Это послужит и гарантией против недобросовестного исполнения ими своих обязанностей, поскольку в этих случаях они могут быть лишены лицензии.