Решения конституционного суда РФ как одно из оснований возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств

04-03-19 admin 0 comment

Ведищев Н.П.
Адвокат, 2008.


В соответствии с ч. 4 ст. 413 УПК РФ одним из оснований возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств является признание Конституционным Судом РФ закона, примененного судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции РФ.

В теории данная тема исследована недостаточно полно, что на практике вызывает определенные трудности.

Так, приговором Басманного районного суда г. Москвы от 5 февраля 2007 г. гр-н Т.Р. Суринов был признан виновным в том, что совместно с другими лицами совершил хищение государственного имущества — аэронавигационного оборудования фирмы «Томсон», установленного в международном аэропорту «Казань», в результате чего был причинен ущерб бюджету Республики Татарстан, и осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. п. «а» и «б» ч. 3 ст. 159 «Мошенничество», ч. 3 ст. 174.1 «Легализация денежных средств, приобретенных в результате совершения преступления» и ч. 2 ст. 330 «Самоуправство» УК РФ.

Кассационная жалоба Т.Р. Суринова на данный приговор, обосновываемая ссылками на то, что решениями арбитражных судов совершенные с его участием сделки с аэронавигационным оборудованием были признаны соответствующими закону, была отклонена судебной коллегией по уголовным делам Московского городского суда, которая указала, что не находит нарушения судом, постановившим приговор, преюдициальной силы ранее принятых судебных актов.

Как следует из представленных документов, принадлежность спорного оборудования, в хищении которого обвинен заявитель, и законность его отчуждения по гражданско-правовой сделке были предметом неоднократного исследования в арбитражных судах. Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 14 января 2005 г. отчуждение этого оборудования на торгах и последующая его перепродажа признаны законными, открытое акционерное общество, которое возглавлял Т.Р. Суринов, признано надлежащим собственником, доводы же истца о принадлежности спорного оборудования Российской Федерации и Республике Татарстан отклонены. Выводы Арбитражного суда Республики Татарстан, отказавшего в признании сделки купли-продажи недействительной (ничтожной), подтверждены апелляционной инстанцией того же суда в Постановлении от 20 апреля 2005 г. и кассационной инстанцией — Федеральным арбитражным судом Поволжского округа в Постановлении от 29 июня 2005 г. Высший Арбитражный Суд РФ не нашел оснований для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (Определение от 11 ноября 2005 г.).

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Т.Р. Суринов оспаривал конституционность ст. 90 УПК РФ. По мнению заявителя, данная норма, на основании которой судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки признаются только те обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу приговором, позволила проигнорировать при производстве по его уголовному делу вступившие в законную силу решения арбитражных судов как не имеющие преюдициального значения, в результате чего были нарушены его права на свободу и судебную защиту (ч. 1 ст. 22; ч. 1 ст. 46 Конституции РФ), а также являющиеся необходимой гарантией права на справедливое правосудие принципы судебной власти, провозглашающие независимость судов и обязательность судебных решений (ст. 118 и ст. 120 Конституции РФ).

Своим решением Конституционный Суд указал, что ст. 90 УПК РФ не предполагает возможности при разрешении уголовного дела не принимать во внимание обстоятельства, установленные не отмененными решениями арбитражного суда по гражданскому делу, которые вступили в законную силу, пока они не опровергнуты стороной обвинения, и потому не может расцениваться как нарушающая конституционные права Т.Р. Суринова. Проверка же законности и обоснованности решений, принятых по уголовному делу заявителя, является прерогативой вышестоящих судов общей юрисдикции и не входит в компетенцию Конституционного Суда РФ, как она определена в ст. 125 Конституции РФ и ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» <1>.

———————————

<1> СПС КонсультантПлюс.

Как следует из данного решения, Конституционный Суд РФ не признал ст. 90 УПК РФ, примененную в конкретном уголовном деле, не соответствующей Конституции РФ, а следовательно, данное решение Суда не подпадает под понятие «новые обстоятельства», о которых идет речь в п. 1 ч. 4 ст. 413 УПК РФ. В то же время Конституционный Суд РФ признал, что суд общей юрисдикции при рассмотрении данного уголовного дела неправильно трактовал положения ст. 90 УПК РФ и допустил ошибку при вынесении окончательного решения по конкретному уголовному делу. После решения Конституционного Суда РФ приговор был обжалован защитой в надзорном порядке в Мосгорсуд и Верховный Суд РФ.

Несмотря на то, что в надзорных жалобах защита ссылалась на указанное Определение Конституционного Суда РФ, в удовлетворении надзорных жалоб заявителю было отказано.

Как быть дальше?

Прежде чем ответить на этот вопрос, хотелось бы остановиться на некоторых аспектах обжалования адвокатом приговоров, вступивших в законную силу и, в частности, в связи с новыми обстоятельствами, которые не были известны суду на момент вынесения судебного решения, так как автор считает, что решение Конституционного Суда РФ по конкретному уголовному делу таким обстоятельством является.

На практике зачастую возникает вопрос о том, является ли признание Конституционным Судом РФ закона, не соответствующего Конституции РФ, основанием для пересмотра всех решений судов ввиду новых обстоятельств, при принятии которых применен данный закон. По нашему мнению, это вызвано в первую очередь неудачной редакцией закона.

В п. 1 ч. 4 ст. 413 УПК РФ указано, что одним из оснований возобновления производства по уголовному делу по новым обстоятельствам является признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного судом в данном уголовном деле. Получается, что обязательность принятого Конституционным Судом постановления или иного акта распространяется только на правоотношения, которые возникли по конкретному уголовному делу, а к другим аналогичным правоотношениям по применению неконституционной нормы права при рассмотрении другого уголовного дела в суде акт Конституционного Суда применяться не может. Возникает какая-то выборочная и ограниченная обязательность актов, принятых Конституционным Судом РФ.

Можно делать самые разные выводы из такого законодательного регулирования пересмотра дела ввиду новых обстоятельств. Ясно одно — что на практике обязательность актов, принятых Конституционным Судом РФ, при такой редакции п. 1 ч. 4 ст. 413 УПК РФ носит ограниченный характер и не может быть применена к правоотношениям, возникшим по другим уголовным делам. В то же время Конституционный Суд в ряде своих актов занял совсем иную позицию.

Так, в Определении Конституционного Суда РФ от 14 января 1999 г. N 4-О указывается, что на лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, но чьи дела также были разрешены на основании актов, признанных неконституционными, распространяется Положение ч. 3 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которым решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях, т.е. с использованием закрепленных другим законодательством материально-правовых оснований и процессуальных институтов <2>.

———————————

<2> Определение Конституционного Суда РФ от 14 января 1999 г. N 4-О «По жалобе гражданки Петровой Ираиды Валерьяновны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. N 2.

Данная позиция была поддержана Конституционным Судом РФ и в Определении от 5 февраля 2004 г. N 78-О, где было указано, что не только признание нормы неконституционной является основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, — а также следует понимать и новые обстоятельства, но и истолкование нормы Конституционным Судом РФ иным образом, чем это сделано в оспариваемом судебном акте <3>.

———————————

<3> Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. N 78-О по ходатайству Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 1999 года по жалобе гражданки Петровой Ираиды Валерьяновны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 5.

На это указал Конституционный Суд РФ в своем Определении от 27 мая 2004 г. N 211-О: «На лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, но чьи дела также были разрешены на основании актов, признанных неконституционными, распространяется положение ч. 3 ст. 79 Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которым решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях, т.е. с использованием закрепленных другим законодательством материально-правовых оснований и процессуальных институтов.

Приведенные правовые позиции в полной мере распространяются на случаи, когда Конституционный Суд РФ, не признавая оспариваемое нормативное положение противоречащим Конституции РФ, выявляет его конституционно-правовой смысл» <4>.

———————————

<4> Определение Конституционного Суда РФ от 27 мая 2004 г. N 211-О «По жалобе гражданки Севастьяновой Алевтины Ивановны на нарушение ее конституционных прав пунктом 6 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 6.

Думается, что рассматриваемый случай из практики моих коллег как раз подпадает под понятие «новые обстоятельства», так как имеется решение Конституционного Суда РФ, четко указывающее на неправильность трактовки судом общей юрисдикции положения конкретной нормы закона, повлиявшее или могущее повлиять на окончательное судебное решение, и поэтому указанное судебное решение должно быть обжаловано не в надзорном порядке, как это было сделано, а по правилам гл. 49 УПК РФ, которая предусматривает возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.