Всеобщая декларация прав человека в нормах международного и конституционного права

04-03-19 admin 0 comment

Тиунов О.И.
Журнал российского права, 2009.


В Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (далее — Институт) 3 декабря 2008 г. состоялся Круглый стол, посвященный 60-летию Всеобщей декларации прав человека и 15-летию Конституции РФ. Заседание открыла директор Института член-корреспондент РАН, доктор юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации, профессор Т.Я. Хабриева. Она отметила, что 60-летний рубеж, пройденный человечеством со дня принятия Всеобщей декларации прав человека, является, по сути, отдельной страницей в истории всей человеческой цивилизации, отмеченной юридическим признанием каталога прав человека как универсальных ценностей подавляющим большинством государств во всем мире. На сегодняшний день в конституциях более чем 110 стран мира имеются в той или иной степени ссылки на Декларацию. В свете конституционного закрепления Всеобщую декларацию вместе с принятыми на ее основе международными пактами о правах человека сегодня можно рассматривать как своеобразный международный кодекс прав и свобод человека, впервые закрепивший универсальный перечень прав и свобод человека на международно-правовом уровне в качестве признаваемых большинством государств правовых стандартов.

Однако применительно к глобализационной динамике современных международных отношений перечень прав и свобод человека, выработанный и закрепленный во Всеобщей декларации в 1948 г., объективно претерпевает изменения. Сегодня — в третьем тысячелетии — можно говорить об эволюции прав человека, т.е. о своде прав человека, охарактеризованном в документах ОБСЕ, СБСЕ. По мнению Т.Я. Хабриевой, эволюция перечня прав человека, закрепленного Декларацией 1948 г., с учетом достижений настоящего и будущего должна происходить с четким и неукоснительным соблюдением базовых, фундаментальных, а значит, и незыблемых категорий — общепризнанных принципов и норм международного права. В Российской Федерации закрепление международных положений в области защиты прав человека стало возможным благодаря принятию Конституции 1993 г. и закреплению ряда положений о правах и свободах человека в ее главе второй и в других разделах Конституции Российской Федерации. Как было подчеркнуто в выступлении Т.Я. Хабриевой, Конституция РФ способствует мерам эффективной реализации взятых Россией международных обязательств в сфере прав и свобод человека в условиях строящегося в России демократического общества. Конституционным отражением прав человека в российском законодательстве является целый ряд положений, ставших правовыми новеллами отечественной конституционной практики. Здесь в первую очередь следует говорить о признании и закреплении уже в статье 2 главы «Основы конституционного строя» в качестве фундаментального конституционного принципа положения о том, что человек, его права и свободы, их соблюдение и защита составляют высшую ценность и обязанность государства. В данном случае имеет место конституционное закрепление прав и свобод человека как высшей ценности государства в духе Всеобщей декларации прав человека 1948 г., провозглашающей в преамбуле, что «признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и всеобщего мира».

Российская Конституция 1993 г. пошла дальше положений Всеобщей декларации, провозгласив высшей ценностью не права человека как таковые, а самого человека. Многие закрепленные в Конституции Российской Федерации права и свободы человека по своему содержанию более полны и насыщены по сравнению с нормами Декларации. А целый ряд прав и свобод, направленных на защиту интересов граждан России, нашел закрепление в статьях Конституции, не имея аналогов во Всеобщей декларации прав человека. Национальные стандарты прав человека, закрепленные в Конституции Российской Федерации, должны толковаться и применяться сквозь призму международных актов, в том числе и Всеобщей декларации прав человека.

Т.Я. Хабриева заметила, что возможная детализация конституционных прав и свобод человека должна осуществляться без изменения текста самой Конституции, исключительно путем усовершенствования правовой регламентации на уровне федерального законодательства, где правовым «вектором» развития выступают общепризнанные принципы и нормы международного права. Нормы Всеобщей декларации нашли комплексное правовое отражение в Конституции Российской Федерации не только в качестве признания универсального перечня международных стандартов защиты прав человека, но и в полной мере создали предпосылки развития в Российской Федерации законодательства, отвечающего международным требованиям. При этом национальные нормы в области защиты прав человека, закрепленные Конституцией РФ 1993 г. в соответствии с положениями Всеобщей декларации 1948 г. и других международно-правовых актов, являются важным инструментом конституализации международного права как одной из тенденций правового развития глобального миропорядка.

Первый заместитель директора Института доктор юридических наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации, профессор Ю.А. Тихомиров обратил внимание на то, что сейчас и в отдаленном будущем весьма перспективна тенденция органического сближения национального и международного права. Причем это не должно происходить механическим путем — путем копирования международных норм в национальном праве и жесткого давления национального законодательства с помощью государства на международные институты и международные нормы. Ю.А. Тихомиров отметил, что к сожалению, в юридической литературе альянс юристов-международников и национальных специалистов пока не сложился, серьезных фундаментальных исследований на эту тему пока нет в стране. Национальный специалист нередко считает, что международное право имеет какое-то одно обличие. Между тем ряд источников международного права имеют разный радиус влияния на национальное право. Ю.А. Тихомиров подчеркнул, что необходимо также иметь в виду роль государства, которое по существу сохраняет статус первичного, основного субъекта правовых отношений. При этом проблема суверенитета государства в конституционном и в международно-правовом плане остается очень актуальной.

Ю.А. Тихомиров заметил, что многие государства посредством своей законодательной практики активно реализуют нормы международного права, например пакты о правах человека, Европейскую хартию местного самоуправления, которые как бы «десантировались» на площади национальных государств. С другой стороны, в корпусе международных правовых норм заметно возрастает удельный вес тех институтов и норм, которые являются прямым порождением норм национального права. Ряд демократических норм международного права по существу являются производными от действующих норм национального права.

Применительно к российской правовой системе Ю.А. Тихомиров выделил несколько «каналов» влияния международного права на российское законодательство. Первый состоит в том, что международное право влияет на развитие законодательства в разных формах. Это могут быть и значительные теоретические идеи-доктрины, крупные способы и принципы правового регулирования, важные правовые решения.

В качестве другого «канала» влияния международных норм Ю.А. Тихомиров выделил доктринальное влияние. Еще один «канал» влияния, по мнению Ю.А. Тихомирова, это влияние международных норм на судебную практику. В качестве примера Ю.А. Тихомиров привел постановления Пленума Верховного Суда, касающиеся применения норм международного права и реализации конституционных норм, которые позволяют широко интерпретировать применение норм международного права.

Ю.А. Тихомиров далее заметил, что государства несут довольно серьезные обязательства по выполнению международных договоров. В связи с чем возникло своеобразное противоречие — коллизия между объемом принятых государством обязательств и реальным объемом исполняемых обязательств. Некоторые страны искусственным образом устанавливают приоритеты в пользу реализации тех или иных международных обязательств. В данном случае должен быть соблюден баланс в равномерности реализации международных обязательств, потому что договоры, ратифицированные выборочно, не дают должного эффекта.

Заведующий отделом международного публичного права Института заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор О.И. Тиунов свое выступление посвятил значению Всеобщей декларации прав человека для развития норм международного и конституционного права.

Конституции многих государств, принятые после окончания Второй мировой войны, испытали явное влияние формулировок и требований Всеобщей декларации. Положения Декларации стали действительно обязательными для государств. По мнению О.И. Тиунова, практика органов публичной власти подтверждает, что для многих стран они стали обязательными в силу международного правового обычая. Именно практика государств, многократно повторяемая, и породила правовую убежденность (opinio juris) в том, что следует поступать именно так, а не иначе и опираться на права, как они определены во Всеобщей декларации прав человека.

Вместе с тем на первое место можно поставить международные договоры, при помощи которых закрепляются обязательства государств в сфере прав человека. Эти договоры уже можно классифицировать. О.И. Тиунов выделил группу международных договоров, которые закрепляют и развивают положения о правах и свободах человека, истоком которых явилась Всеобщая декларация прав человека. К ним, в частности, можно отнести очень известные пакты о правах человека 1966 г.

О.И. Тиунов выделил еще одну группу договоров, которые касаются прав человека и на которые повлияла Всеобщая декларация. Это такие международные договоры, которые касаются борьбы с массовыми нарушениями прав человека, например это Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г.

Далее О.И. Тиунов обозначил третью группу договоров — это договоры, которые касаются нарушения отдельных прав индивидов. И в этом плане очень ярко проявляет себя деятельность Международной организации труда (МОТ), которая уже приняла большое количество международных договоров, регулирующих различные аспекты охраны труда, и рекомендовала их для подписания и ратификации государствами.

Другая категория прав и свобод, вытекающих из Всеобщей декларации прав человека, связана с защитой прав отдельных категорий индивидов, например с защитой прав женщин, с защитой прав ребенка. И в этом плане также появились соответствующие резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, которые касаются защиты прав женщин, защиты прав ребенка. Так, Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 1959 г. о защите прав ребенка явилась звеном в принятии государствами в 1990 г. Конвенции о правах ребенка. О.И. Тиунов также обратил внимание на решения Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации. КС РФ при вынесении решений одним из первых начал обращаться ко Всеобщей декларации прав человека. Стали формулироваться правовые позиции Суда. В связи с этим стало возможным использовать определенные международные документы как обязательного характера, так и рекомендательного, которые способствуют выработке правовых позиций как основы решения КС РФ. Конституционный Суд РФ стал и в дальнейшем использовать наряду с признанными Россией международными договорами положения Всеобщей декларации и другие резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, особенно в части, касающейся основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью: принципов защиты лиц, подвергаемых задержанию или заключению; права на социальное обеспечение и достаточный жизненный уровень; права на судебную и иную правовую защиту; справедливого правосудия и исправления судебной ошибки. При выработке правовых позиций происходит переработка определенных положений той или иной резолюции и они приобретают новое качество. И это новое качество есть юридическое качество, отражаемое в правовой позиции КС РФ. Исходя из этого, Конституционный Суд стал довольно широко использовать и Всеобщую декларацию, и другие рекомендательные акты.

Профессор кафедры конституционного и муниципального права Государственного университета — Высшей школы экономики доктор юридических наук В.Д. Мазаев затронул вопрос о том, что Всеобщая декларация прав человека исходит из либеральной концепции прав и свобод человека и наполнена определенным мировоззренческим стандартом, который принадлежит европейской цивилизации. Эта либеральная концепция была воплощена не только в Декларации, но и в последующих актах, которые касались прав и свобод человека. Вся совокупность международно-правовых и международных актов в области прав человека дополняла, корректировала эту либеральную концепцию прав и свобод, что наполняло новым содержанием Всеобщую декларацию прав человека. В.Д. Мазаев заметил, что в настоящее время в мире существует так называемая универсальная концепция прав человека и определенный набор фундаментальных прав и свобод, которые являются основными ценностями, стандартами в подходе к оценке состояния прав и свобод человека в той или иной стране. Сущность универсальной концепции прав человека заключается в признании человеческого достоинства и прав человека наивысшими абсолютными ценностями. Это показывает, что общемировоззренческий методологический подход к оценке прав и свобод основан на этой универсальной концепции прав и свобод человека и гражданина. По мнению В.Д. Мазаева, Конституция РФ основательно закрепила набор либеральных ценностей в сфере прав и свобод человека и гражданина: приоритет автономии личности, разделение прав на неотчуждаемые и остальные.

В.Д. Мазаев справедливо подчеркнул, что правотворческие и правоприменительные органы стараются развивать идеи международных стандартов, особенно это проявляется в деятельности КС РФ, который старается наполнить свои решения социально-экономическим содержанием, разработать дополнительные механизмы защиты прав и свобод. Активно используется практика Европейского суда по правам человека. Здесь, на взгляд выступающего, КС РФ является ведущим в оценке ситуации и принятии соответствующих решений. Конституционные права и свободы, которые соответствуют международным стандартам, следует оценивать не только с точки зрения юридического содержания. Права человека — это такая категория, которая предполагает не только правовое, но и философское, нравственное, духовное осмысление. Для оценки универсальности концепции прав и свобод необходимо внимательно посмотреть на собственные традиции, менталитет, правовую, а также духовную, философскую культуру.

Заведующая отделом правовых проблем федерализма Института доктор юридических наук Л.В. Андриченко в своем выступлении обозначила, что значение развития законодательства Российской Федерации в сфере иммиграции, безусловно, очень велико. Это обусловлено тем, что сама сфера иммиграции непосредственно связана с правами и свободами человека. В данном случае влияние международных актов наиболее значимо, особенно таких, как Всеобщая декларация прав человека, Конвенция о защите прав человека и основных свобод и др. Влияние международного права очень серьезно проявляется в рамках вынужденной миграции. Законодательство РФ о беженцах построено с учетом и в развитии этих межгосударственных документов. Достаточно серьезное влияние на развитие российского законодательства оказывают международные договоры и соглашения в сфере нелегальной иммиграции. Л.В. Андриченко отметила, что Россия является участницей Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности с 2000 г., а также Протоколов к ней, в том числе против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, которые оказывают очень серьезное влияние, особенно в последнее время, на развитие российского законодательства. На сегодняшний день в российском законодательстве отсутствует комплексный нормативный акт, который позволил бы всесторонне урегулировать отношения в сфере миграции. Основным нормативно-правовым актом, который регулирует эти отношения, по-прежнему остается Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», который плохо приспособлен к решению этих задач.

Доцент Российского государственного гуманитарного университета, кандидат юридических наук М.Г. Смирнов подчеркнул взаимосвязь Женевских конвенций 1949 г. о защите жертв войны и Всеобщей декларации прав человека. Он отметил, что подписание Женевских конвенций 1949 г. явно было связано и с изменениями в сфере защиты прав человека. Тем не менее в Женевских конвенциях содержатся положения, позволяющие иметь гарантии того, чтобы гражданское население имело на оккупированных территориях права, обеспечивающие безопасность и необходимые условия жизнедеятельности. Эти вопросы были подняты, и это уже свидетельство того, что все-таки международные документы работают, хотя, возможно, и требуют совершенствования.

Старший научный сотрудник отдела международного публичного права Института кандидат юридических наук А.А. Каширкина подчеркнула, что Всеобщая декларация прав человека закрепляет лишь базовые, основные начала, которые являются точками регулирования, отправными моментами для поступательного развития международного права. В дальнейшем такие точки получают свое обозначение в конституциях государств, которые, в свою очередь, являются базой развития международных правил во внутригосударственном законодательстве. На международном уровне требуют правового урегулирования права так называемых уязвимых категорий населения. Следует также учитывать стандарты региональных организаций. Многие регионы мира обозначили в своем поступательном развитии те или иные приемлемые стандарты. При этом, складываясь из различных представлений традиционного общества, традиционный каталог прав человека отличается от европейского. Однако о существовании европейских стандартов, как претендующих на международную аксиомизацию, т.е. на признание европейского стандарта в области защиты прав человека как своего рода правовой максимы, следует говорить достаточно осторожно. В международном праве необходимо совершенствовать механизм защиты прав человека на универсальном уровне.

Доцент кафедры международного права ГУ — ВШЭ, кандидат юридических наук Е.Б. Ганюшкина в своем выступлении обратила внимание на программу Круглого стола, в которой определены проблемы, имеющие важное значение для развития науки международного права. Е.Б. Ганюшкина отметила тенденцию придания Всеобщей декларации прав человека качества минимальных стандартов в области прав человека. Выступающая подчеркнула, что основные права, зафиксированные во Всеобщей декларации прав человека, какой бы статус она ни носила, и последующие документы, на создание которых она вдохновила государства, имеют ограничения. Такие ограничения могут быть оформлены на основе национального законодательства государства.

Ведущий научный сотрудник отдела конституционного права Института доктор юридических наук Н.М. Колосова обратила внимание на конституционные новеллы в области судебной защиты и на возможности международной защиты, а также значение общепризнанных принципов и норм международного права, признаваемых как часть правовой системы России. Анализируя соотношение Конституции РФ и международно-правовых норм, Н.М. Колосова справедливо заметила, что Конституция РФ достаточно четко закрепляет правило ее верховенства, которое должно распространяться на все элементы правовой системы, в том числе общепризнанные принципы и нормы международного права. По мнению выступающей, это не означает того, что международные нормы не могут влиять и воздействовать на содержание конституционных норм, когда отсутствуют явные противоречия. В связи с этим Н.М. Колосовой был рассмотрен вопрос о праве граждан на судебную защиту, в состав которого входят три взаимосвязанных элемента. С одной стороны, это конституционные нормы, с другой стороны, международные нормы и, в-третьих, нормы законодательства. При этом следует говорить не только о приоритете одних норм над другими, но и необходимо определить взаимовлияние, взаимоувязку, взаимопереход от одних норм к другим. Несмотря на то что каждая из данных норм имеет определенную природу и особенности, следует говорить об относительной самостоятельности каждой из этих норм, которые защищаются прежде всего судом. Н.М. Колосовой было подчеркнуто, что право на судебную защиту в комплексном подходе охватывает не только соответствующие положения, которые закреплены в тексте Конституции, но также и те международные принципы, которые признаются Российской Федерацией, тем более что это право реализовано в российском законодательстве.

Преподаватель кафедры гуманитарного права Российского государственного гуманитарного университета П.Е. Земскова свое выступление посвятила анализу Всеобщей декларации прав человека в свете одного из источников права, указанного в ст. 38 Статута Международного суда ООН, а именно «общих принципов права, признанных цивилизованными нациями». Выступающая заметила, что принципы национального права могут стать принципами международного права посредством международного договора или международно-правового обычая. При толковании абстрактных норм права приходится обращаться к общим принципам права, которые помогают правоприменителю правильно определить содержание абстрактной нормы. Ценность Всеобщей декларации прав человека и общих принципов права именно в том, что это базовый инструмент объединения, взаимодействия и коммуникации международного сообщества.

Старший научный сотрудник отдела международного публичного права Института кандидат юридических наук А.Н. Морозов рассмотрел Всеобщую декларацию прав человека в ракурсе содержания Конституции РФ. Практика государств исходит из признания ими положений Всеобщей декларации как юридически обязательных норм, основанных на международно-правовом обычае. Таким образом, посредством ч. 4 ст. 15 Конституции РФ эти положения стали частью российской правовой системы. Однако возникает проблема, являются ли все положения Всеобщей декларации прав человека общепризнанными международно-правовыми обычаями. Чтобы разрешить этот вопрос, нужно проводить исследования по каждому положению Декларации: являются ли они таковыми или нет. Вместе с тем А.Н. Морозов отметил, что необходимо разработать специальные нормативные акты, посвященные реализации норм международного права Российской Федерацией. Сфера реализации международно-правовых обязательств для Российской Федерации должна быть более четко урегулирована, необходимо чтобы были разведены подходы к выполнению договоров различных уровней: межгосударственных, межправительственных, межведомственных; универсальных, региональных, двухсторонних, занимающих определенное место в правовой системе Российской Федерации, имеющих разный статус по отношению друг к другу и по отношению к внутригосударственному нормативному регулированию.

Ведущий научный сотрудник отдела конституционного права Института кандидат юридических наук Е.Е. Никитина в своем выступлении затронула реализацию Всеобщей декларации прав человека. Конституция РФ содержит положения, взятые из Декларации прав человека, в целом правовой стандарт выдержан, однако до сих пор есть целые блоки внутренних норм, которые нуждаются в приведении в соответствие с международными нормами. В качестве примера Е.Е. Никитина привела ст. 25 Всеобщей декларации, в которой содержится положение о том, что каждый человек имеет право на определенной жизненный уровень, позволяющий ему и его семье достойно существовать. В Конституции РФ слово «достойно» упоминается только в ст. 7, где зафиксировано положение о том, что Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Социальная защита и социальная поддержка населения могут осуществляться в разнообразных формах: льготы, компенсации, субсидии, услуги, дополнительные права и прочее. Поэтому сама по себе замена в действующем законодательстве мер социальной защиты на меры социальной поддержки не может свидетельствовать о снижении уровня социальной защиты соответствующих категорий граждан. Подводя итоги своего вступления, Е.Е. Никитина отметила, что в целом российское законодательство пока что не соответствует тому уровню запросов общества на соблюдение гарантированных социальных прав, которые сейчас есть в законодательстве, в том числе и в Конституции РФ. Необходимо улучшение законодательства на предмет его соответствия международным стандартам, заложенным во Всеобщей декларации прав человека.

Младший научный сотрудник отдела международного публичного права Института К.А. Бризкун в своем выступлении рассмотрел вопрос о влиянии Всеобщей декларации прав человека на развитие социального законодательства. В связи с этим им была рассмотрена ст. 28 Всеобщей декларации прав человека, в которой говорится о том, что каждый человек имеет право на такой международный правопорядок, при котором права и свободы, изложенные в Декларации, могут быть полностью осуществлены.

Заместитель директора Института кандидат юридических наук В.И. Лафитский высказал справедливое мнение о том, что в совокупности выступлений неоднократно отмечалось, что Всеобщая декларация оказала большое влияние на нормы международного и конституционного права, но так и не был дан ответ на вопрос, почему это происходило. Принимались всевозможные документы под еще более «громкими» названиями, нежели Всеобщая декларация, например Декларация тысячелетия и другие документы. В.И. Лафитский заметил, что эффективность Всеобщей декларации прав человека заключается в прекрасной юридической, стилистической и языковой обработке ее текста, и об этом не следует забывать. При этом необходимо очень бережно применять каждое положение этого акта. Это есть тот документ, на котором можно и нужно учиться. Подводя итоги Круглого стола, Ю.А. Тихомиров осветил несколько вопросов, связанных с прогрессивным развитием международного публичного права в условиях глобализации и повышенного внимания к международной защите прав человека. Он отметил непрерывно усиливающуюся взаимосвязь международного публичного права и правовых систем отдельных государств. В настоящее время происходит взаимное проникновение норм и принципов международного публичного права и норм законодательства отдельных государств, включая Российскую Федерацию. Без изучения международно-правового опыта сообщества государств как на региональном, так и универсальном уровне невозможно ни изучение существующей системы законодательства, ни реализация процессов правотворчества и правоприменения.

Рекомендации Круглого стола «Всеобщая декларация прав

человека в нормах международного и конституционного права»

1. Участники Круглого стола отмечают, что принятая 10 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН Всеобщая декларация прав человека оказала неоценимое влияние на нормотворческую деятельность субъектов международного права в сфере утверждения прав человека и его основных свобод, достоинства и ценности человеческой личности. Всеобщее понимание характера этих прав и свобод имеет огромное значение для государств, выполняющих обязательства по Уставу ООН, целями которого является содействие всеобщему уважению и соблюдению прав и свобод. Следует исходить из того, что Всеобщая декларация прав человека ставит задачу: каждый человек имеет право на такой социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в Декларации, могут быть полностью осуществлены. Вместе с тем каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности. Декларация содержит правило, которое как и ее другие положения стали неотъемлемой частью конституций, законодательных актов государств: при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

Идеи Всеобщей декларации нашли отражение в Конституции Российской Федерации, пятнадцатилетие которой широко отмечается в нашей стране, они являются базовыми положениями российского законодательства. Эти положения отражают конституционное определение прав и свобод как естественных и неотчуждаемых, являющихся высшей ценностью, порождающей обязанность государства признавать, соблюдать и защищать эти права и свободы. Основные права и свободы человека и гражданина должны способствовать обеспечению качества решений законодательных, исполнительных и судебных органов власти как условия реализации указанных прав и свобод. Необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона. Признание достоинства, присущего всем членам человеческого общества, и их равных и неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и всеобщего мира. Всеобщая декларация прав человека, положения которой получили признание в практике многих государств, в том числе и в России, в виде требований Конституции, иных нормативных актов, правовых позиций судов, заявлений государства по внешнеполитическим вопросам и т.д. следует считать сформировавшимися как юридически обязательными установлениями, имеющими характер международно-правовых обычаев, а также норм, закрепленных международными договорами. Эти положения, закрепленные в Конституции Российской Федерации, имеют значение базовых принципов, которые не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией.

2. Участники Круглого стола полагают, что положения Всеобщей декларации прав человека наряду с конституционными нормами должны находить дальнейшее отражение в законодательной деятельности, которая должна опираться на базовые положения международного и конституционного права.

3. Министерству иностранных дел Российской Федерации совместно с научными учреждениями рекомендуется проработать план мероприятий по ратификации ряда конвенций и договоров, подписанных в сфере Совета Европы. Так, необходимо ратифицировать Протокол N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которому создаются условия для более оперативного решения вопросов рассмотрения дел граждан России, обратившихся в Европейский суд по правам человека.

4. Министерству образования и науки Российской Федерации рекомендуется включить вопросы правового регулирования защиты и обеспечения прав человека в учебные программы вузов.

5. Особо важное значение имеют социальные права человека и гражданина, в отношении которых должен быть претворен в жизнь принцип справедливости, учитывающий высокие стандарты благосостояния, качества жизни населения развитых стран.

6. Следует расширить научные исследования по вопросам влияния Всеобщей декларации прав человека на нормы международного права и конституционные нормы, на механизмы реализации этих норм. В этих целях необходимо разработать научно обусловленные требования осуществления указанных норм.

7. Важным фактором формирования правосознания являются усилия по ликвидации правовой неграмотности населения, особенно в сфере защиты и обеспечения прав человека. В этих целях необходимо расширить деятельность по правовому просвещению населения, имея в виду широкое его ознакомление с содержанием Всеобщей декларации прав человека, а также международных договоров в этой сфере.

8. Необходимо шире анализировать практику судебных органов по применению положений Всеобщей декларации прав человека и норм конституционного права. Особенно это касается практики высших судов: Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Правовые позиции решений указанных Судов имеют существенное значение для совершенствования судебной практики и функционирования органов законодательной и исполнительной власти.

9. Нуждаются в более глубоком анализе правовые позиции Европейского суда по правам человека. Научным учреждениям России, занимающимся этой тематикой, можно было бы подготовить и издать монографию о влиянии международных актов, в том числе Всеобщей декларации прав человека, на выработку этих позиций.