Рассмотрение земельных споров

04-03-19 admin 0 comment

Андреев Ю.
, 1997.


Ю. Андреев, председатель Богучарского районного суда Воронежской области, кандидат юридических наук.

В юридической литературе различаются три категории споров, возникающих из земельных отношений. В частности, В. Романов классифицирует их следующим образом. Первое — это чисто земельные споры, связанные с нарушением или оспариванием прав граждан, юридических лиц на землю, включая право владения, пользования и распоряжения землей. Ко второй категории споров ученый относит земельно — имущественные споры, связанные не только с нарушением земельных прав, но и с возмещением убытков, вреда, вызванных этим нарушением. К третьей группе споров он относит имущественные споры, возникающие из земельных отношений. В последнем случае нет спора о праве на землю, а рассматриваются имущественные споры по поводу пользования и распоряжения землей <*>.

———————————

<*> См.: Романов В. Споры, возникающие из земельных отношений.

С включением земли в имущественный оборот, с созданием земельного рынка, с признанием частной собственности на землю законодатель предусмотрел в новом Гражданском кодексе РФ специальную главу 17 «Право собственности и другие вещные права на землю», которая, к сожалению, будет введена в действие только после принятия нового Земельного кодекса РФ. Имущественные споры по поводу земли связаны с ее куплей — продажей, меной, залогом, дарением, завещанием, арендой и другими гражданско — правовыми сделками и рассматриваются судом на общих основаниях, предусмотренных Гражданским кодексом, с учетом земельного законодательства.

К так называемым чисто земельным спорам относятся, на мой взгляд, споры, связанные с предоставлением земли, с прекращением права на земельные участки в предусмотренных Земельным кодексом случаях, с нарушением земельных прав владельцев, пользователей и собственников земли. Темой предлагаемой статьи является исследование земельных споров, связанных с отказом в предоставлении гражданам земельных участков, получении земельных долей в натуре.

Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 года N 2287 «О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации» были признаны недействующими, в частности, ст. 115 — 124 ЗК РСФСР, предусматривавшие порядок разрешения земельных споров, и Закон РСФСР от 23 декабря 1990 года «О земельной реформе». Однако упразднение указанных статей ЗК РСФСР вовсе не означает, что суды общей юрисдикции не вправе теперь рассматривать земельные споры. Согласно ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд <*>.

———————————

<*> Подробнее см.: Колосова Н.М. Конституционное право граждан на судебную защиту их прав и свобод в СНГ // Государство и право, 1996, N 12, с. 33 — 40.

Постановлением Пленума от 21 декабря 1993 года N 10 «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан» Верховный Суд РФ разъяснил судам, что в соответствии с названной статьей Конституции и ст. 1, 3 Закона РФ от 27 апреля 1993 года «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» в суд могут быть обжалованы любые (в том числе единоличные и коллегиальные) действия перечисленных в Законе органов, организаций и должностных лиц, кроме действий (решений), проверка которых законодательством отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ либо в отношении которых предусмотрен иной порядок судебного обжалования. Таким образом, в случае препятствий со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в осуществлении гражданами своих земельных прав последние вправе обратиться в суд в рамках главы 24(1) ГПК РСФСР с жалобой на действия виновных лиц и потребовать устранения в полном объеме допущенных нарушений их прав.

В частности, такие споры могут возникнуть в связи с отказом в предоставлении гражданину земельных участков, с прекращением права собственности, владения, пользования земельным участком. Суд, признав жалобу обоснованной, выносит решение об обязанности соответствующих юридических и физических лиц устранить допущенные нарушения прав и свобод гражданина. Такая возможность судебной защиты подтверждается и действующей до настоящего времени ст. 33 ЗК РСФСР 1991 года, где указано, что решение местной администрации об отказе в предоставлении земельных участков гражданам может быть обжаловано в судебном порядке. Решение суда, признавшее отказ в предоставлении земельного участка неправомерным, является основанием для оформления права гражданина на земельный участок и подлежит исполнению в установленном законом порядке.

Пленум Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 года подчеркнул, что судам общей юрисдикции подведомственны требования граждан о признании неправомерным отказа местной администрации в предоставлении земельного участка для ведения личного подсобного хозяйства, строительства индивидуального жилого дома, для индивидуального садоводства и огородничества, для создания крестьянского (фермерского) хозяйства. Таким образом, законодательство и судебная практика идут по пути расширения судебного разрешения земельных споров. Суды проводят огромную работу по пресечению нарушений земельных прав граждан.

На мой взгляд, нет необходимости требовать от заявителя предъявления в суд соответствующего решения районной администрации, а достаточным основанием для обращения в суд будет решение сельской администрации об отказе в предоставлении земельного участка, находящегося в ведении сельской администрации.

Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 года N 2287 отменена обязанность судов рассматривать земельные споры в качестве второй инстанции и гражданин вправе обратиться за защитой своих прав в суд без предварительного досудебного рассмотрения спора. Под местными советами народных депутатов, имеющими право принимать решения об отказе в предоставлении земельных участков гражданам, названный Указ понимает и сельские, поселковые администрации. В том случае, если предоставление определенных земельных участков входит в компетенцию районной администрации, обжалуется решение районной администрации об отказе в предоставлении земельного участка. Полагаю неверным мнение В. Романова об обязательном предварительном разрешении земельного спора районной администрацией при непредоставлении земли сельской администрацией <*>. Само наименование ст. 33 ЗК РСФСР об обжаловании решений местной администрации еще раз подтверждает мнение о том, что такие жалобы, заявления рассматриваются в порядке, регулируемом главой 24(1) ГПК РСФСР.

———————————

<*> См.: Романов В. Указ. соч., с. 21.

Конечно, если во время рассмотрения жалобы возникнут споры о праве, то заявление гражданина о предоставлении земельного участка и об отмене решения местной администрации об отказе в его предоставлении надлежит рассматривать в исковом порядке, как того требует п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 года.

Так, гражданину З. было отказано в предоставлении земельного участка для индивидуального жилищного строительства. Железнодорожный городской суд Московской области рассмотрел его жалобу на отказ по правилам главы 24(1) ГПК РСФСР, удовлетворив требования заявителя. Судебная коллегия Московского областного суда своим определением от 2 февраля 1994 года отменила названное решение суда, указав, в частности, на то, что дело подлежит рассмотрению в исковом порядке.

Такой же довод был приведен судебной коллегией того же суда и в определении от 22 марта 1994 года об отмене решения Балашихинского городского суда по делу по жалобе Ш. на отказ администрации поселка в предоставлении земельного участка для индивидуального жилищного строительства, так как возник спор о праве <*>.

———————————

<*> См.: Трубников П. Применение судами законодательства об обжаловании действий и решений, нарушающих права и свободы граждан

Определенный интерес представляет и гражданское дело, рассмотренное Каширским районным судом Воронежской области. 14 мая 1996 года Ш. обратился в суд с жалобой на неправомерные действия Каширской сельской администрации, отказавшейся предоставить ему земельный участок. Решением суда действия главы администрации были признаны неправомерными, администрация была обязана выделить Ш. спорный участок. Президиум Воронежского областного суда отменил решение суда и указал, что дело рассматривалось судом как жалоба на неправомерные действия органов местного самоуправления (глава 24(1) ГПК РСФСР). Однако районный суд не учел, что в данном случае возник спор о праве на земельный участок и, кроме того, должностное лицо местной администрации, привлеченное по делу как третье лицо, допрашивалось судом в качестве свидетеля <*>.

———————————

<*> Архив Воронежского областного суда, 1996 г., дело N 44г-690, с. 6.

Проверяя законность и обоснованность отказа местной администрации в предоставлении земельного участка, судам необходимо выяснять, есть ли условия, при наличии которых гражданин может претендовать на получение участка, местоположение, размер, пригодность земельного участка, по поводу которого возник спор, для использования в целях, указанных истцом, а также существует ли реальная возможность предоставления ему этого участка <*>. Выполняя названные требования Верховного Суда РФ, районный суд возлагает на себя тем самым, по справедливому наблюдению В.М. Дикусар, сложные землеустроительные функции, направленные на распоряжение землей, что выходит за пределы его полномочий <**>.

———————————

<*> Пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 года N 6 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении законодательства о земельной реформе» в ред. от 21 декабря 1993 года с изменениями и дополнениями от 25 октября 1996 года // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1992, N 7.

<**> Дикусар В.М. Разрешение земельных споров по законодательству РФ // Государство и право, 1996, N 10, с. 44.

Следует также заметить, что зачастую решение суда об отмене решения местной администрации об отказе в предоставлении земельного участка очень трудно исполнить. Статья 33 ЗК РФ констатирует, что такое решение суда является основанием для оформления права на данный участок и подлежит исполнению в установленном законом порядке. Однако меры, предусмотренные гражданско-процессуальным законодательством РФ, не исключают неисполнения местными администрациями решений судов. Справедливости ради следует отметить, что существует уголовная ответственность за неисполнение решений судов (ст. 315 Уголовного кодекса РФ), штрафные процессуальные санкции за неисполнение решений суда и административная ответственность, в частности, штраф в размере трехмесячного оклада, введенный Указом Президента РФ от 27 декабря 1991 года N 323 «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР» (п. 8), за задержку с выделением земли и имущественного пая работнику, выходящему из сельскохозяйственной организации для создания крестьянского (фермерского) хозяйства. Этим же Указом комитетам по земельной реформе и земельным ресурсам субъектов федерации предоставлено право приостанавливать неправомерные решения районных и городских органов местной администрации, а районным земельным комитетам — органов сельской, поселковой администрации по вопросам предоставления земель до рассмотрения в соответствующих органах (п. 17).

От принятого судом решения в рамках главы 24(1) ГПК РСФСР об отмене решения местной администрации об отказе в предоставлении участка до реального предоставления гражданину земли — дистанция огромного размера.

Не совсем понятно на сегодняшний день разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, данное в Постановлении от 22 апреля 1992 года N 6, о том, что суд вправе принять к производству и рассмотреть по существу требования гражданина, если его заявление о предоставлении земельного участка не было рассмотрено местной администрацией в предусмотренный ст. 35 ЗК РСФСР месячный срок (п. 3). Надо ли понимать это разъяснение как обязанность суда указать в решении размер либо нахождение предоставляемого земельного участка и реально предоставить этот участок в натуре или суд должен только вынести решение, обязывающее местную администрацию принять акт о предоставлении заявителю земельного участка?

В упомянутом Постановлении Пленума Верховного Суда требуется, чтобы в заявлении, с которым гражданин обращается в суд в случае отказа в предоставлении земельного участка, были указаны цель использования и размеры земельного участка, который истец просит выделить ему, а также местоположение этого участка (п. 4). В противном случае судья выносит определение об оставлении заявления без движения.

К данной категории земельных споров тесно примыкают споры, связанные с жалобами граждан на отказ в регистрации и выдаче соответствующей администрацией государственных актов, удостоверяющих право собственности на землю, а также на отказ в регистрации заключенного договора аренды земли. Кроме того, в эту группу земельных споров входят и земельные споры, возникающие по требованиям граждан о признании неправомерным отказа администрации в предоставлении служебного надела (ст. 85 ЗК РСФСР), жалобы на решения местной администрации о предоставлении земельных участков другим лицам, которыми ущемлены права и охраняемые законом интересы собственника, землепользователя. Такие споры также рассматриваются судами общей юрисдикции.

Особое распространение в судебной практике получили иски членов сельскохозяйственных организаций (колхозов, совхозов) о предоставлении им земельной доли в натуре в период известной реорганизации в аграрном секторе. Как известно, начало реорганизации было положено Законом РСФСР от 23 ноября 1990 года «О земельной реформе» и регулировалось в дальнейшем указами Президента и Постановлениями Правительства РФ <*>. Указом Президента РФ от 27 декабря 1991 года N 323 «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР» на органы исполнительной власти субъектов федерации возлагались обязанности установить предельные размеры земельных участков, предоставляемых крестьянским (фермерским) хозяйствам, а районные органы исполнительной власти обязаны были совместно с комитетами по земельной реформе и земельным ресурсам установить среднерайонные нормы бесплатной передачи земли в собственность граждан с учетом качества земли.

———————————

<*> См., например: Постановление Правительства РФ от 29 декабря 1991 года N 86 «О порядке реорганизации колхозов и совхозов»; Положение о реорганизации колхозов, совхозов и приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 4 сентября 1992 года N 708, с изменениями от 11 декабря 1992 года, 29 марта 1994 года и 28 февраля 1995 года; Указ Президента РФ от 27 октября 1993 года N 1767 «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России»; Рекомендации о порядке распоряжения земельными долями и имущественными паями, одобренные Постановлением Правительства РФ от 1 февраля 1995 года N 96; Указ Президента РФ от 7 марта 1996 года N 337 «О реализации конституционных прав граждан на землю»; «Федеральный закон от 8 декабря 1995 года «О сельскохозяйственной кооперации»; Рекомендации по реорганизации колхозов и совхозов, утвержденные министром сельского хозяйства РФ 14 февраля 1992 года.

Местной администрации предписывалось обеспечить контроль за реализацией права членов колхозов и работников совхозов на беспрепятственный выход из них для создания крестьянских (фермерских) хозяйств. Руководители хозяйств обязаны были в течение одного месяца со дня подачи заявления о создании крестьянского (фермерского) хозяйства выделить земельные доли работника и членов его семьи в натуре. Для упрощения процедуры предоставления таких земель предлагалось определить земельные массивы, подлежащие предоставлению крестьянским хозяйствам в первую очередь. Согласно этому же Указу земельные участки, выделяемые для личного подсобного хозяйства (ЛПХ), садоводства, жилищного строительства в сельской местности, передавались гражданам бесплатно.

В соответствии с Положением о реорганизации колхозов, совхозов и приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий от 4 сентября 1992 года трудовые коллективы реорганизуемых колхозов и совхозов принимали решения о выборе формы собственности на землю, предусмотренной в тот период Земельным кодексом РСФСР, в частности, коллективной, по существу, общей (долевой, совместной) граждан или частной собственности граждан. С учетом принятого в районной комиссии решения о приватизации земель и реорганизации сельхозпредприятий подавались заявки на предоставление земли в собственность в той или иной форме, а также на выкуп или аренду сельхозугодий сверх причитающихся хозяйству бесплатно по среднерайонной норме. Право на получение земельной доли бесплатно имели работники колхозов, совхозов и других сельхозпредприятий, пенсионеры этих хозяйств, проживающие на их территориях, лица, занятые в социальной сфере на селе. Кроме того, в списки включались временно отсутствующие работники и лица, имевшие право возвратиться на прежнее место работы или уволенные по сокращению численности работников после 1 января 1992 года.

При определении земельной доли учитывались все сельскохозяйственные угодья в границах хозяйств, за исключением земельных участков: переданных в ведение сельских, городских администраций, в том числе земель приусадебного фонда, участков, занятых сенокосами и пастбищами общественного пользования; включенных в фонд перераспределения земель; используемых сортоучастками для испытания новых сортов сельхозкультур; переданных хозяйству в аренду. Размер индивидуальных земельных долей устанавливался независимо от трудового вклада работника и определялся в натуральном и стоимостном выражении.

Указанное Положение еще раз отметило, что выделение в натуре земельной доли лицам, выходящим из колхозов, совхозов и других сельхозпредприятий для создания крестьянского (фермерского) хозяйства, является обязательным, за исключением случаев, предусмотренных п. п. 20, 21, 22, 23 и 26 Положения (п. 17). Последние пункты перечисляют особенности реорганизации отдельных видов сельхозпредприятий, в частности, племенных заводов, селекционных центров, учебно — опытных хозяйств, птицефабрик и т.п.

Указ Президента РФ от 27 октября 1993 года N 1767 «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России» расширил случаи обязательного выделения земли, разъяснил, что собственники земельных долей имеют право без согласия других собственников на выдел земельного участка в натуре не только для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, но и для сдачи земли в залог и аренду, увеличения до установленной нормы участка, используемого под ЛПХ и индивидуальное жилищное строительство (п. 5).

В целях ускорения процедуры оформления права собственности на земельный участок и на выдел участка в натуре Указ обязал органы местной администрации рассматривать соответствующие заявления в месячный срок с момента их подачи, а решения (выписки) о предоставлении земельного участка в собственность, о выделе земли либо об отказе в этом выдавать в семидневный срок с момента принятия решения. Соответствующие свидетельства на земельный участок должны выдаваться районными земельными комитетами в течение десяти дней с момента принятия решения местной администрацией (п. 9).

Согласно этому Указу Президента все споры, связанные с приобретением, отчуждением земельных участков, а также другие земельные споры рассматриваются в судебном порядке (п. 4).

В соответствии с Указом Президента «О реализации конституционных прав граждан на землю» местоположение земельного участка, выделяемого в счет земельных долей для образования крестьянского (фермерского) хозяйства, сельскохозяйственного кооператива, иных сельхозорганизаций и ЛПХ, определяется в месячный срок по соглашению между собственниками земельных долей. В случае разногласий решение принимает орган местного самоуправления при участии земельного комитета. При этом должно быть обеспечено компактное размещение земель выделяемого участка. При несогласии собственников земельных долей с местоположением выделяемого им земельного участка споры решаются в судебном порядке (п. 10).

К сожалению, неполное знание нормативных актов по реализации прав граждан на землю приводит к судебным ошибкам. Так, Р., бывший член колхоза «Заветы Ильича», преобразованного впоследствии в ассоциацию крестьянских хозяйств, вышел 20 декабря 1991 года из колхоза и потребовал выделения приходящегося на его долю земельного участка для ведения крестьянского хозяйства, но ответа не получил и потому обратился в суд. Суд удовлетворил иск. Между тем суд не выяснил, являлся ли колхоз, где работал Р. и из земель которого он просил суд обязать ответчика выделить ему земельный участок, опытным хозяйством, что исключало бы возможность удовлетворения заявления истца. При подтверждении правового статуса колхоза как опытного хозяйства истец не вправе получать земельную долю в натуре — в этом случае земельный участок для ведения фермерского хозяйства может быть выделен администрацией района за счет земель, находящихся в ее распоряжении для этих целей. В связи с изложенным заместитель Председателя Верховного Суда РФ принес протест на предмет отмены всех судебных постановлений по данному делу <*>.

———————————

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994, N 2, с. 14.

При рассмотрении земельных споров, связанных с предоставлением земельных участков для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, судьи должны руководствоваться Законом РСФСР от 22 ноября 1990 года «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» с последующими изменениями и дополнениями. Так, жители деревни Колюшево Завьяловского района Удмуртской Республики обратились в 1992 году в районный суд с иском о предоставлении земли. Одновременно прокурор района опротестовал в суд отказ председателя исполкома райсовета выделить землю. Верховный суд Удмуртской Республики в иске отказал. А 3 октября 1994 года судебная коллегия Верховного Суда РФ оставила решение суда без изменения, указав следующее: Закон РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» предусматривает право членов колхозов и работников совхозов на получение земельного пая в натуре для ведения крестьянского хозяйства, основанного преимущественно на личном труде и труде членов их семей. Судом же было установлено, что требования истцов о выделении земельного пая не были связаны с созданием крестьянского хозяйства, так как все истцы пенсионного возраста (60 — 90 лет), и, учитывая их возраст и состояние здоровья, неспособны самостоятельно обрабатывать землю и вести крестьянское хозяйство. Фактически с самого начала заявители намерены были внести свой имущественный и земельный пай в качестве вклада в новое предприятие для получения дивидендов <*>.

———————————

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995, N 4.

Судьям следует иметь в виду, что Правительство РФ внесло в Государственную Думу проект нового закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», который будет рассмотрен после принятия нового Земельного кодекса, что вполне оправданно, так как действующий закон существенно устарел и не соответствует другим законам <*>. Кроме того, разработка нового законопроекта «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» предусмотрена и Федеральной целевой программой развития крестьянских (фермерских) хозяйств и кооперативов на 1996 — 2000 годы <**>.

———————————

<*> Подробнее см.: Веденин Н. Правовой статус сельскохозяйственных коммерческих организаций // Законность, 1996, N 8, с. 6.

<**> Российская газета, 1997, 4 января.

Весьма важным для теории и судебной практики является вопрос о дальнейшем праве на земельный участок (земельную долю), вложенный в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества или в паевой фонд сельхозкооператива. Так, Д. и Т. обратились в Каргопольский районный суд с иском к АО «Междуречье» о выделении имущественных и земельных паев, которые они добровольно передали в качестве учредительного взноса в АО «Междуречье», будучи пенсионерами колхоза, реорганизованного впоследствии в АО. Районный суд отказал в иске, мотивируя свое решение тем, что истцы как участники АО должны сами продать свои земельные и имущественные доли другим членам общества, а общество не обязано выкупать земельный пай при выходе учредителей из его состава. Судебная коллегия Верховного Суда РФ удовлетворила протест заместителя Генерального прокурора РФ и отменила решение суда, указав при этом, что в деле отсутствуют документы о регистрации АО, письменные заявления истцов о вступлении в него, районный суд не истребовал устав общества, не установил, какой по форме организацией является ответчик.

Если АО «Междуречье» на самом деле не АО, а товарищество с ограниченной ответственностью, то в случае выхода участника его доля должна выделяться из стоимости имущества предприятия <*>.

———————————

<*> См.: Законность, 1995, N 1, с. 63.

В настоящее время порядок формирования уставного капитала хозяйственного, в том числе и акционерного, общества и дальнейший правовой режим вкладов участников в виде земельных участков в натуре или права пользования ими, аренды регулируется главой 4 Гражданского кодекса РФ, Федеральным законом от 26 декабря 1995 года «Об акционерных обществах», учредительными документами соответствующих обществ. Закон об обществах с ограниченной ответственностью, на который ссылается Гражданский кодекс, к сожалению, еще не принят.

Согласно ГК уставный капитал является собственностью созданного юридического лица, хозяйственного общества, а не его вкладчиков, которые получают права обязательственного характера. Изменения в составе акционеров, обращение их акций не затрагивают уставный капитал АО. Поэтому вовсе не случайно в юридической литературе подвергнута критике такая организационно — правовая форма в аграрном секторе, как акционерное общество <*>. Согласно ст. 93 ГК если в соответствии с уставом ООО отчуждение доли участника третьим лицам невозможно, а другие участники общества от ее покупки отказываются, общество обязано выплатить участнику ее действительную стоимость либо выдать ему в натуре имущество, соответствующее такой стоимости. Надо полагать, что этим натуральным имуществом может быть и земельный участок соответствующей стоимости. При выходе участника из ООО в рамках ст. 94 ГК он может рассчитывать лишь на выплату ему стоимости части имущества, соответствующей его доле в уставном капитале общества, в порядке, способом и в сроки, предусмотренные законом об ООО и учредительными документами общества. Таким образом, выходящий из ООО участник не вправе рассчитывать на получение в натуре земельного участка, который он включил в уставный капитал.

———————————

<*> См., например: Беляева З.С., Козырь М.И. Сельскохозяйственная кооперация и право // Государство и право, 1992, N 6, с. 62, 66, 67, Палладина М.И. Закон о сельскохозяйственной кооперации. Значительное ли правовое достижение? // Государство и право, 1996, N 6, с. 88; Веденин Н. Указ. соч., с. 8.

Получить земельный участок в натуре участник хозяйственного общества может при ликвидации самого общества в установленном законом порядке в рамках реализации своего права на ликвидационную квоту или если при вступлении в состав общества учредитель передал в уставный капитал общества не сам земельный участок, а право владения и(или) пользования им, зафиксировав это записью в учредительном документе общества <*>.

———————————

<*> См., например: п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Хозяйство и право, 1996, N 9, с. 79.

В Рекомендациях о порядке распоряжения земельными долями и имущественными паями, одобренных Постановлением Правительства РФ от 1 февраля 1995 года N 96, говорится, что в качестве вклада в уставный капитал сельскохозяйственных коммерческих организаций может приниматься земельная доля, а также право пользования земельной долей. Внесение земельной доли или права пользования земельной долей в уставный капитал указанных организаций осуществляется на основании учредительных документов.

В случае внесения в уставный капитал права пользования земельной долей учредительный договор должен содержать условия осуществления этого права. По истечении срока, на который было внесено право пользования земельной долей в уставный капитал, собственник земельной доли сохраняет возможность выделения в натуре земельного участка в счет доли в случаях, предусмотренных земельным законодательством. При внесении земельных долей в уставный капитал сельскохозяйственной коммерческой организации с передачей права собственности юридическому лицу выдается свидетельство на право собственности на этот земельный участок коммерческой организации, а свидетельство о праве собственности на долю, внесенную в уставный капитал в указанной организации, теряет юридическую силу (п. п. 15, 18, 19). В Рекомендациях также указано, что при наличии разногласий по поводу выделения земельных участков, а также при отсутствии согласия о способе определения местоположения этих участков спор разрешается в суде (п. 32).

Более демократично право на получение земельного участка при выходе из состава сельскохозяйственной коммерческой организации изложено в Федеральном законе «О сельскохозяйственной кооперации». Согласно ст. 10 этого Закона при реорганизации сельскохозяйственной организации в сельскохозяйственный производственный кооператив ее член (участник) вправе передать принадлежащий ему земельный участок или причитающуюся ему земельную долю в счет паевого взноса в паевой фонд кооператива (с условием или без условия их возврата в натуральной форме при выходе из кооператива) либо передать земельный участок, находящийся в его собственности, кооперативу в аренду на условиях, установленных законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.

Как указано в ст. 18 Закона, если есть уставная норма либо соответствующее решение общего собрания членов кооператива и согласие лица, выходящего из кооператива, выходящему может быть выдана стоимость паевого взноса в натуральной форме в виде земельного участка или другого имущества кооператива. Размер земельного участка при выделе участка в счет паевого взноса определяется исходя из размера паевого взноса выходящего члена кооператива и стоимости земельного участка, на основании которой он был засчитан в паевой взнос, в порядке, установленном земельным законодательством. Место нахождения земельного участка, выдаваемого выходящему члену кооператива в счет его паевого взноса согласно уставу кооператива или в соответствии с решением общего собрания членов кооператива либо решением суда, устанавливается решением правления кооператива. Выход из членов кооператива с выдачей земельного участка в целях организации крестьянского (фермерского) хозяйства осуществляется в порядке, предусмотренном ст. 10 и 41 настоящего Федерального закона.

Обсуждаемый вопрос усложнился из-за того, что участники реорганизованных до 1 января 1995 года сельскохозяйственных организаций имели коллективную или общую (долевую, совместную) собственность на земельные участки. Сами предприятия не являлись собственниками этих участков. Новый Гражданский кодекс, как уже указывалось, признал право собственности, в том числе на уставный капитал, состоящий из земельных участков (долей), за самими юридическими лицами. В связи с этим возник принципиальный вопрос: распространяется ли требование нового ГК РФ в этой части на земельные отношения в аграрном секторе в полной мере и имеет ли Гражданский кодекс приоритетное значение по сравнению с Земельным кодексом, регулирующим аналогичные отношения? Однозначного ответа на этот вопрос нет <*>.

———————————

<*> См., например: Актуальные проблемы земельного и экологического права (материалы научно — практической конференции) Разграничение сферы действия земельного и гражданского законодательства при регулировании земельных отношений // Государство и право, 1996, N 2, с. 44 — 54.

Е. Суханов, давая консультацию по организационно — правовым формам коллективного предпринимательства в сельском хозяйстве, подчеркнул, что противоречащие Гражданскому кодексу правила уставов товариществ с ограниченной ответственностью на селе, в частности, объявляющие имущество ТОО объектом долевой собственности их участников, автоматически (в силу закона) лишаются силы и вместо них применяется правило нового ГК. Тем самым ТОО становятся собственниками всего имущества, а их участники приобретают соответствующее право требования обязательственного характера <*>. Надо ли понимать эти разъяснения как автоматический переход к юридическим лицам и права собственности на земельные участки, внесенные вкладчиками в уставный капитал ТОО?

———————————

<*> См.: Суханов Е. Организационно — правовые формы коллективного предпринимательства в сельском хозяйстве // Хозяйство и право, 1995, N 12, с. 57.

Мне представляется, если следовать мнению Е. Суханова и считать, что земельные участки, внесенные как вклады в уставные капиталы сельскохозяйственных обществ и паевой фонд сельскохозяйственных кооперативов, становятся собственностью юридических лиц, налицо нарушение положения ст. 36 Конституции РФ о том, что право частной собственности (в нашем случае право собственности на земельные участки (доли) охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества (в нашем случае земельных участков (долей) иначе как по решению суда. Никто не может быть ограничен в своих правах кроме как в предусмотренных законом случаях. Но как тогда быть с известной правовой доктриной о том, что не может быть цивилизованного имущественного оборота без юридических лиц — несобственников, тем более что основным средством сельскохозяйственного производства является земля? Если земля не будет принадлежать на праве собственности юридическим лицам, что же в таком случае останется юридическим лицам в сельском хозяйстве?

Видимо, решение этого вопроса будет зависеть от положений нового Земельного кодекса, принятие которого, к сожалению, непростительно задерживается. Согласно ст. 36 действующей Конституции РФ условия и порядок пользования землей определяются на основании федеральных законов. Именно таким законом и должен стать новый Земельный кодекс.

Вопрос о праве участников сельскохозяйственных коммерческих организаций на получение земельных участков в натуре при выходе из этих организаций стал особенно актуальным в юридической литературе в связи с обсуждением (в первом и во втором чтении) законопроекта Земельного кодекса РФ. Так, З.С. Беляева совершенно справедливо предлагает обратить особое внимание при подготовке законопроекта на беспрепятственную возможность создания крестьянских хозяйств путем выхода с земельной долей из соответствующих сельскохозяйственных коммерческих организаций. Она считает, что особенность общей долевой собственности на землю состоит в том, что здесь очень велико число собственников. А особый режим распоряжения долями, предусмотренный нормами ГК, рассчитан на небольшую группу сособственников. Если регулировать отношения по поводу земельных долей на основе норм ГК, то надо пересматривать положения, связанные с включением земельных долей в уставные капиталы АО, ООО и в фонды кооперативов <*>.

———————————

<*> См.: Актуальные проблемы земельного и экологического права (материалы научно — практической конференции) // Государство и право, 1995, N 12, с. 138.

Принятый в первом чтении 14 июля 1995 года проект Земельного кодекса РФ существенно ограничил права собственников земельных участков сельскохозяйственного значения по распоряжению этими участками. Авторы проекта объявили (ст. 14) земельные участки, принадлежавшие членам сельскохозяйственных обществ и товариществ на праве коллективной долевой собственности, собственностью юридических лиц (ранее она была закреплена в ст. 8, 9 Земельного кодекса РСФСР 1991 года как собственность коллектива граждан) <*>. Пункт 3 ст. 101 законопроекта предусматривает только денежную компенсацию, а не предоставление земельной доли в натуре выходящему из сельскохозяйственных организаций. Причем право на денежную компенсацию получают лишь граждане, проработавшие в хозяйстве не менее десяти лет. При этом законопроектом предусмотрен пятилетний срок для расчета с выходящими, а субъекты федерации могут установить и более длительный срок <**>.

———————————

<*> Подробнее см.: Голиченков А.К., Иконицкая И.А., Козырь О.М. Отклики на проект Земельного кодекса РФ // Государство и право, 1995, N 11.

<**> Подробнее см.: Быстров Г.Е., Кикоть В.А., Сыродоев Н.А. Отклики на проект Земельного кодекса РФ // Государство и право, 1995, N 11, с. 96; Белокрылова О., Кузнецова В. Земельный кодекс: два шага назад // Хозяйство и право, 1996, N 5, с. 95.

С моей точки зрения, собственники земельных долей, земельных участков, включенных в уставный (складочный) капитал сельскохозяйственных товариществ или обществ, должны иметь надежные правовые гарантии получения этих земельных участков в натуре при выходе из обществ и товариществ, даже если земельный участок вложен не на основе договора аренды. В ином случае многим нынешним крестьянам, собственникам земельных долей грозит потеря земельных участков, обезземеливание.

Представляется, что при принятии нового Земельного кодекса следует учесть, как уже указывалось, более демократичный порядок оборота земли, установленный ст. 10, 18 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации», при котором доминирующее значение имеет договорный характер определения условий, на основе которых член кооператива передает в паевой фонд свой земельный участок, а затем вправе получить аналогичный участок при выходе из кооператива. Если буквально трактовать п. 5 ст. 18 Закона о сельхозкооперации, то выходящий из членов кооператива может получить земельный участок в натуре и тогда, когда взнос состоял из другого имущества, а не из земельного участка, но есть решение общего собрания о предоставлении ему земельного участка в натуре, само согласие выходящего на получение участка в натуре или соответствующая уставная норма.

На мой взгляд, Земельный кодекс должен предъявить повышенные требования к землепользователям с целью недопущения хищнической эксплуатации земли в ущерб экологическим нормам и плодородию почвы независимо от того, в чьей собственности находится земля, предусмотреть особые нормы по сдаче земли в аренду юридическим лицам, по ее залогу или отчуждению любым способом третьим лицам. Не следует также забывать и о том, что гражданским законодательством предусмотрены дополнительные условия уменьшения уставного (складочного) капитала товариществ и обществ, которые в принципе не допускают разбазаривания земли в пользу третьих лиц в том случае, если земельные участки внесены как вклады в уставный (складочный) капитал.

Для дополнительной гарантии следовало бы, по моему мнению, установить в Законе о сельскохозяйственной кооперации правило о недопущении перевода земельных долей (участков) в разряд неделимых фондов кооператива. Это позволит реально обеспечить выходящего из кооператива землей.

Считаю, что нуждается в поддержке предложение юристов о разработке федерального конституционного закона о собственности, который бы отрегулировал в целом правовой режим всех видов собственности, включая и право собственности на земельные участки. Нынешние отношения собственности регулируются различными отраслями законодательства: конституционным, административным, гражданским, земельным и т.д. Предлагаемый закон усилит защиту прав собственников, в том числе на земельные участки, и будет гарантировать от волюнтаристских нарушений их прав <*>. Нуждается в поддержке и проект Федерального закона «Об особенностях реализации конституционного права на землю», включенный в план законодательных работ Государственной Думы РФ по предложению самой Думы <**>.

———————————

<*> См., например: Морозова Л.А. Государство и собственность (проблемы межотраслевого института) // Государство и право, 1996, N 12, с. 21.

<**> См.: Собрание законодательства РФ, 1996, N 13, ст. 1270.

Весьма злободневными в судебной практике являются споры по наделению земельными участками работников социальной сферы и пенсионеров этой сферы. При разрешении данной категории земельных споров много неясностей. Так, согласно Постановлению Правительства РФ от 29 декабря 1991 года N 86 «О порядке реорганизации колхозов и совхозов» право на бесплатную земельную долю в общей долевой собственности может быть предоставлено и работникам объектов социальной сферы, расположенных на территории хозяйства, по решению коллектива хозяйства. К таким лицам относятся работники организаций, предприятий, учреждений народного образования, здравоохранения, культуры, быта, связи, торговли и общественного питания. Во многих реорганизуемых сельскохозяйственных предприятиях в 1991 году трудовые коллективы включили социальную сферу в список лиц на получение земельных участков (долей) бесплатно, некоторые же коллективы лишили работников социальной сферы села такого права. Не включенные в такие списки работники социальной сферы не обращались сначала в суд за защитой своих прав, полагая, что оформление долей — ненужная формальность.

2 марта 1992 года Президент Российской Федерации издал Указ N 213 «О порядке установления нормы бесплатной передачи земельных участков в собственность граждан», которым установил, что при определении среднерайонной нормы бесплатной передачи земли в собственность принимаются во внимание и лица, занятые в социальной сфере на селе (п. 1). У судей же возникает вопрос: включаются ли работники социальной сферы села в списки на получение земельных участков в обязательном порядке или лица этой категории учитываются только при определении среднерайонной нормы?

Правительственным Положением о реорганизации колхозов, совхозов и приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий, утвержденным 4 сентября 1992 года, работники социальной сферы села получили бесспорное право на включение в списки претендентов на земельные доли (независимо от воли трудовых коллективов).

В связи с изложенным поднимается и проблема: а могут ли быть удовлетворены иски сотен граждан (работников социальной сферы села), не получивших право на земельные доли до 4 сентября 1992 года? Это не праздный вопрос. Такие иски действительно есть в настоящее время в судебной практике, в том числе нашего района. Кроме того, в иных сельскохозяйственных районах некоторые трудовые коллективы и местные администрации продолжали после 4 сентября 1992 года не включать работников социальной сферы в списки сособственников земельных долей. Создалась парадоксальная ситуация: достаточно было хотя бы один день поработать в хозяйстве, чтобы получить земельный и имущественный пай, а сельские социальные работники, многие годы обслуживающие интересы членов хозяйств, лишались такой возможности.

В еще худшем положении оказались пенсионеры социальной сферы, которые вообще не были рекомендованы на включение в земельные списки <*>. Только после 24 сентября 1992 года, когда большинство хозяйств было уже реорганизовано и выделение дополнительных земельных паев оказалось весьма проблематичным, право на получение своих земельных долей получили и временно отсутствующие работники реорганизуемых хозяйств <**>. Думается, что требования граждан вышеназванных категорий о наделении их земельными долями бесплатно за счет земель сельскохозяйственного назначения подлежат удовлетворению за все время реорганизации, начиная с 1991 года.

———————————

<*> Подробнее см.: Кусыгина С. Кому полагается земельный пай?

<**> Дорофеева Н.Н., Леженин В.Н. Правовое регулирование труда молодежи в составе семейно — трудовых коллективов на селе. — В сб.: Право и развитие рыночных отношений в России. — Воронеж, 1995, с. 29.

Согласно ст. 36 Конституции РФ условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона. Не случайно в своем заявлении от 13 марта 1996 года по поводу принятия Президентом РФ Указа от 7 марта 1996 года N 337 «О реализации конституционных прав граждан на землю» Государственная Дума РФ констатировала, что правоотношения собственности на землю, не основывающиеся на Федеральном законе, «не пользуются правовой поддержкой и защитой со стороны государства и могут быть оспорены по суду». Закон РСФСР от 23 ноября 1990 года «О земельной реформе» не решил конкретные вопросы собственности на землю. После принятия этого закона и до принятия Конституции РФ (декабрь 1993 года) вопросы земельных отношений регулировались в большинстве своем указами Президента и постановлениями Правительства, что также ненормально. Особенно остро этот вопрос встал после принятия Конституции РФ.

Согласно Конституции РСФСР, действовавшей до декабря 1993 года, земля, недра, воды, растительный и животный мир являлись достоянием народов, проживающих на соответствующей территории. Поэтому работники и пенсионеры социальной сферы, проживавшие на территории реорганизуемых хозяйств, вправе рассчитывать на получение земельных долей (участков). Пункт 9 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 года N 86 о предоставлении работникам социальной сферы села земельных участков в зависимости от усмотрения трудовых коллективов следует понимать, на мой взгляд, как обязанность трудовых коллективов и местной администрации предоставлять вышеназванной категории граждан, в том числе пенсионерам социальной сферы, проживающим на территории хозяйств, земельные участки, не полученные ими в 1991-м и последующие годы. При невозможности предоставить земельный участок в натуре (в случаях отсутствия соответствующих земель в хозяйстве, ликвидации, реорганизации этих хозяйств, по другим причинам) земельные участки следует, считаю, предоставлять за счет районного фонда перераспределения земель или земель, переданных в ведение сельских, поселковых советов, ныне — сельской администрации.

Целесообразно и необходимо разрешить эти вопросы и в новом Земельном кодексе. К сожалению, проект нового Земельного кодекса (в первом и во втором чтении) не только не устранил несправедливость, но и передал решение вопроса о включении работников социальной сферы (в том числе и пенсионеров) в список граждан, имеющих право на бесплатную земельную долю, на откуп коллективных хозяйств (п. 3 ст. 100 проекта), делая и в этом отношении шаг назад.

Представляется не совсем верным положение направленного в регионы письма Министерства сельского хозяйства и Комитета по земельным ресурсам и землеустройству РФ (от 14 декабря 1992 года за N 2-12/32-27) о том, что решения трудовых коллективов хозяйств о наделении земельными долями, принятые до 4 сентября 1992 года, пересмотру не подлежат <*>.

———————————

<*> Подробнее см.: Кусыгина С. Указ. соч.

Рассматривая земельные споры, судьи должны отчетливо понимать, что если суд при рассмотрении гражданского дела установит несоответствие акта государственного или иного органа закону, то в силу ч. 2 ст. 120 Конституции РФ он обязан принять решение в соответствии с законом. Действие этой конституционной нормы распространяется на акты любого органа или должностного лица без каких-либо ограничений, в частности, на нормативные указы Президента Российской Федерации, постановления палат Федерального Собрания Российской Федерации, акты органов местного самоуправления, приказы и инструкции министерств и ведомств, руководителей учреждений, предприятий, организаций.

В тех же случаях, когда возникают сомнения, соответствует ли Конституции примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд в соответствии с ч. 4 ст. 125 Конституции РФ вправе обратиться в Конституционный Суд с соответствующим запросом. Если суд придет к убеждению, что закон противоречит Конституции, он вправе разрешить дело по существу, руководствуясь соответствующими нормами Конституции <*>.

———————————

<*> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996, N 1, с. 3; Лебедев В.М. О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996, N 2, с. 1 — 5.

В связи с усиливающимися масштабами нормотворчества субъектов РФ, в том числе по земельным вопросам <*>, судьи должны умело применять земельное законодательство субъекта федерации. Принятие земельного законодательства находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ч. 1 ст. 72 Конституции РФ). Поэтому законы и иные нормативные акты субъектов РФ по земельным вопросам не должны противоречить федеральным законам по этим же вопросам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (ч. 5 ст. 76 Конституции РФ).

———————————

<*> См., например, Закон Воронежской области от 25 мая 1995 года «О регулировании земельных отношений в Воронежской области»

При определении подведомственности земельных споров арбитражному суду или суду общей юрисдикции нужно исходить из ст. 25 ГПК РСФСР, ст. 22 АПК РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 августа 1992 года N 12/12 «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам», Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 20 декабря 1983 года N 12 «О практике применения судами земельного законодательства» в части, не противоречащей Конституции России, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 года N 6 <*>.

———————————

<*> См.: Мамай В. Особенности рассмотрения споров, вытекающих из земельных отношений // Хозяйство и право, 1995, N 7, с. 96 — 99.

В судах общей юрисдикции подлежат рассмотрению дела, если хотя бы одной из сторон является гражданин, не имеющий статуса предпринимателя, либо когда такой статус есть, но дело возникло не в связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

Определенный интерес в связи с этим представляют два гражданских дела. Так, М. и Б., которые в установленном законом порядке зарегистрировали крестьянские хозяйства, предъявили иск в суд к Суздальскому районному Совету народных депутатов, отказавшему им в предоставлении в конкретном месте дополнительных земельных участков из земель совхоза «Калининский» для ведения крестьянских хозяйств. Определение Владимирского областного суда о прекращении производства по данному делу в связи с тем, что разрешение этого спора подведомственно арбитражному суду, было обоснованно оставлено без изменения судебной коллегией Верховного Суда РФ <*>. И. и другие изъявили желание вести крестьянское хозяйство, не являясь фермерами, и предъявили в суд иск к Суздальскому районному Совету народных депутатов о предоставлении земельных участков для ведения крестьянского хозяйства из земель совхоза «Калининский». Истцы сослались на то, что они подали заявление в исполком районного Совета о предоставлении им земельных участков, однако решением президиума районного Совета эти земли были распределены между другими хозяйствами.

———————————

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993, N 1.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ оставила решение суда без изменения, указав, что суд правильно, в соответствии с законом, принял к своему производству иски И. и других, поскольку спор между гражданами, изъявившими желание вести крестьянское хозяйство, но не являющимися фермерами, и местным Советом народных депутатов, отказавшим им в предоставлении земельного участка, подведомствен суду <*>.

———————————

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993, N 1.

Анализируя отечественный опыт рассмотрения земельных споров, можно сделать вывод о том, что административный порядок разрешения споров по земельным вопросам не дает ожидаемого эффекта. Государственные органы управления, ведающие предоставлением и перераспределением земель, не могут быть объективными и квалифицированными арбитрами в спорах с собственным участием. В юридической литературе все настойчивее звучат предложения о создании специализированных (земельных) судов по разрешению споров граждан, юридических лиц и органов управления, связанных с земельными отношениями, как это имеет место в европейских странах.

Например, во Франции все споры, касающиеся Устава сельскохозяйственной аренды, равно как и другие споры между арендаторами и арендодателями, разбирают паритетные суды сельскохозяйственной аренды. Согласно декрету от 22 декабря 1958 года они существуют при каждом суде первой инстанции, состоят из четырех членов, представляющих арендаторов и собственников в равном количестве, и избираются на пять лет <*>.

———————————

<*> Подробнее см.: Павлова Э.И. Государственное регулирование сельского хозяйства во Франции. (Организационно — правовые аспекты). — М., 1988, с. 97.

К сожалению, Федеральный конституционный закон РФ «О судебной системе Российской Федерации», принятый 31 декабря 1996 года <*>, не ввел специализированные суды (видимо, из-за материальных и финансовых трудностей в обеспечении жизнедеятельности судов). Однако мировые судьи, деятельность которых предусмотрена новым Законом, вполне могут справиться с разрешением земельных споров. Районные суды станут для них в этом случае судами второй инстанции. Подведомственность рассмотрения земельных споров мировыми судьями может быть установлена федеральным законом и законами субъектов РФ, что позволяет сделать ст. 28 Закона «О судебной системе Российской Федерации». Более того, земельное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

———————————

<*> Российская газета, 1997, 6 января; Собрание законодательства РФ 1997, N 1, ст. 1.

Статью 134 проекта Земельного кодекса РФ, предусматривающую административный порядок рассмотрения земельных споров, следует, на мой взгляд, исключить.

Таким образом, закрепление и конкретизация в новом Земельном кодексе РФ, других федеральных законах и законах субъектов РФ конституционных положений о праве граждан на землю, совершенствование процессуальных норм и судебного механизма по рассмотрению земельных споров послужат усилению судебной защиты прав граждан на землю, будут соответствовать требованиям Конституции РФ и мировым стандартам.