Время совершения преступления и обратная сила уголовного закона

04-03-19 admin 0 comment

Якубов А.
Российская юстиция, 1997.


А. Якубов, доцент МГУ, кандидат юридических наук.

Принятый в условиях проведения в стране экономических, политических и социальных преобразований УК РФ содержит ряд принципиальных нововведений. Достаточно сказать, что в УК 1996 года содержится до 70 новых составов преступлений. Вместе с тем более 80 преступлений, предусмотренных в УК 1960 года, декриминализированы. По существу ни одна статья Особенной части нового Кодекса, воспринятая у УК 1960 года, не осталась без изменений в диспозиции или в санкции, а чаще — и там, и там. Для решения вопроса об обратной силе уголовного закона первостепенное значение имеет определение времени совершения преступления. В юридической литературе высказаны различные мнения по этому вопросу, одни авторы считают временем совершения преступления момент наступления последствий, другие — время совершения общественно опасных деяний. Согласно ч. 2 ст. 9 УК РФ «временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий».

Помимо прочих достоинств содержащееся в УК 1996 года положение о том, что следует считать временем совершения преступления, отличается своей универсальностью. Не все составы преступления содержат в качестве обязательного признака наступление последствий. Этого признака нет в формальных составах, объективная сторона которых заключается лишь в совершении действий или в бездействии. Между тем никакое преступление немыслимо без совершения определенных действий либо без факта бездействия.

Не вызывает затруднений определение времени совершения преступления, когда совершено одномоментное действие. Так, если с целью убийства из ревности ранение нанесено в декабре 1996 года, а смерть жертвы наступила в январе 1997 года, то временем совершения преступления следует считать декабрь 1996 года и квалифицировать действия виновного по ст. 103 УК 1960 года.

Сложнее определить время совершения преступления в случае, когда изменение закона произошло в процессе совершения нескольких действий, направленных на достижение одной преступной цели. Общим правилом определения времени совершения преступления в таких случаях является момент совершения последнего действия. Это правило распространяется на все преступления, независимо от того, с формальным они составом или с материальным, являются они продолжаемыми или длящимися. Так, злостное уклонение от уплаты средств на содержание нетрудоспособных родителей, начатое в 1996 и продолженное в 1997 году, следует квалифицировать по ч. 2 ст. 157 УК 1996 года, несмотря на то, что ст. 123 УК 1960 года предусматривала более мягкое наказание. Систематическое нанесение побоев несовершеннолетнему (истязание), начатое в 1996 и продолженное в 1997 г., должно квалифицироваться по п. «г» ст. 117 УК 1996 года, хотя ст. 113 УК 1960 года не содержала состава с отягчающими обстоятельствами и предусматривала более мягкое наказание.

В ч. 2 ст. 9 УК 1996 года говорится о времени совершения преступления. Однако правилом, указанным в этой статье, следует руководствоваться не только при определении времени совершения преступления, но и при определении времени совершения действий при обстоятельствах, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость и пр.).

Согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, имеет обратную силу. УК 1996 года, как указывалось, декриминализировал более 80 предусмотренных УК 1960 года преступлений. Не представляет сложности придание закону обратной силы в случаях полной декриминализации деяния. Так, УК 1996 года исключил ответственность за недоносительство (ст. ст. 88(1), 190 УК 1960 года), уклонение от лечения венерической болезни (ст. 115(1)), доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения (ст. 210(1)) и др. В соответствии со ст. 10 УК 1996 года производство по делам, возбужденным по этим статьям, подлежит прекращению, а лица, осужденные за указанные преступления, должны быть освобождены от отбывания наказания со снятием судимости (с лиц, отбывших наказание, судимость снимается).

Особо тщательный анализ при решении вопроса о придании закону обратной силы необходим в случае неполной декриминализации деяния. Так, на первый взгляд может показаться, что полностью декриминализировано простое хулиганство (ч. 1 ст. 206 УК 1960 года, ст. 213 УК 1996 года). Однако ч. 1 ст. 213 УК 1996 года предусматривает ответственность не только за грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождавшееся применением насилия, что ранее квалифицировалось по ч. 2 ст. 206 УК, но и случаи, когда хулиганские действия сопровождались угрозой применения насилия, а равно уничтожением или повреждением имущества, что ранее подпадало под признаки ч. 1 ст. 206 УК 1960 года. Если за такие действия, совершенные до 1 января 1997 г., лицо привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 206 УК 1960 года, дело не может быть прекращено, т.к. ч. 1 ст. 213 УК 1996 года за подобные действия также предусматривает ответственность, причем более строгую. Соответственно и при осуждении за такие действия лицо не подлежит освобождению от отбывания наказания.

Возможны случаи, когда лицо привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 206 УК 1960 года за осквернение зданий или иных сооружений, порчу имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах. Такие дела также не подлежат прекращению, поскольку ответственность за подобные действия предусмотрена ст. 214 УК 1996 года (вандализм). Однако, поскольку ст. 214 УК 1996 года предусматривает более мягкое по сравнению с ч. 1 ст. 206 УК 1960 года наказание, необходимо квалифицировать действия привлеченного к ответственности лица по ст. 214 УК 1996 года, а если лицо осуждено и назначенное судом наказание является более строгим, чем установлено верхним пределом санкции ст. 214 УК 1996 года, следует в соответствии с ч. 2 ст. 10 УК 1996 года и ч. 2 ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» в редакции Федерального закона от 4 декабря 1996 г. сократить наказание до максимальных пределов, предусмотренных санкцией ст. 214 УК 1996 года.

В ч. 2 ст. 213 УК 1996 года отсутствует такой квалифицирующий признак злостного хулиганства, как особая дерзость. В соответствии с п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1991 г. N 5 «О судебной практике по делам о хулиганстве» к признакам особой дерзости относились действия, сопровождавшиеся, например, насилием, повлекшим телесные повреждения, уничтожением или повреждением имущества. Указанные признаки УК 1996 года отнесены к признакам основного состава хулиганства — ч. 1 ст. 213, вследствие чего деяние лица, осужденного по ч. 2 ст. 206 УК 1960 года по этим признакам, подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 213 УК 1996 года со снижением наказания (в необходимых случаях) до максимальных пределов санкции ч. 1 ст. 213 УК 1996 года.

Сложнее с лицами, осужденными по ч. 2 ст. 206 УК 1960 года за злостное хулиганство, отличающееся по своему содержанию исключительным цинизмом. Такой квалифицирующий признак, как и особая дерзость также отсутствует в ч. 2 ст. 213 УК 1996 года. Однако состав преступления, по которому осуждены эти лица (умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, отличающиеся по своему содержанию исключительным цинизмом), не отвечает требованиям даже основного состава хулиганства, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК 1996 года, обязательными признаками которого является применение насилия к гражданам либо угроза его применения, а равно уничтожение или повреждение чужого имущества. Вследствие этого лица, осужденные по ч. 2 ст. 206 УК 1960 года по признаку исключительного цинизма, подлежат освобождению от наказания. Вместе с тем, очевидно, что в тех случаях, когда исключительный цинизм проявлялся в осквернении зданий или сооружений, действия лиц, осужденных за их совершение, при отсутствии других, предусмотренных ст. 213 УК 1996 года признаков хулиганства, подлежат переквалификации на ст. 214 УК 1996 года (вандализм) с соответствующим снижением наказания.

В УК 1996 года нет статей, предусматривающих ответственность за сопротивление работнику милиции или народному дружиннику и за оскорбление этих лиц (ст. ст. 191(1), 192 (1) УК 1960 года). Действия, предусмотренные ч. 2 ст. 191(1) и ст. 192(1) УК 1960 года, подпадают под признаки соответственно ст. 318 УК 1996 года («Применение насилия в отношении представителя власти») и ст. 319 УК 1996 года («Оскорбление представителя власти»). Поскольку ответственность по ст. 318 УК 1996 года более строгая, чем по ч. 2 ст. 191(1) УК 1960 года, ст. 318 не имеет обратной силы, и соответствующие деяния, совершенные до 1 января 1997 г., должны квалифицироваться по ч. 2 ст. 191(1) УК 1960 года.

Санкция же ст. 319 УК 1996 года в верхних пределах более мягкая, нежели в ст. 192(1) УК 1960 года, вследствие чего оскорбление работника милиции или народного дружинника, совершенное до 1 января 1997 г., подлежит квалификации по ст. 319 УК 1996 года. Ненасильственное сопротивление работнику милиции или народному дружиннику (ч. 1 ст. 191(1) УК 1960 года) декриминализировано, вследствие чего соответствующие дела подлежат прекращению, а лица, осужденные по ч. 1 ст. 191(1), — освобождению от отбывания наказания, если в их действиях не содержится состава иного преступления.

Статьи 191(1) и 192(1) УК 1960 года предусматривали также ответственность за оказание сопротивления и за оскорбление военнослужащего при исполнении возложенной на него обязанности по охране общественного порядка. Статьи 318 и 319 УК 1996 года исключили военнослужащих из числа «потерпевших», вследствие чего подобные действия должны квалифицироваться по статьям, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

УК 1996 года не содержит специальной статьи, предусматривающей ответственность за посредничество во взяточничестве. Однако это не означает, что дела, возбужденные по ст. 174(1) УК 1960 года, подлежат прекращению, а лица, осужденные по этой статье, должны быть освобождены от отбывания наказания. УК 1996 года «привязал» фигуру посредника и к взяткодателю, и к взяткополучателю: в ч. 1 ст. 290 УК 1996 года говорится о получении взятки должностным лицом лично или через посредника, а в ч. 1 ст. 291 УК 1996 года соответственно — о даче взятки должностному лицу лично или через посредника.

Из сказанного следует, что преступления, квалифицируемые ранее как посредничество во взяточничестве, должны быть рассмотрены под тем углом зрения, пособником кого — взяткодателя или взяткополучателя — являлось лицо, привлеченное к ответственности или осужденное по ст. 174(1) УК 1960 года. В зависимости от выводов действия виновного должны быть квалифицированы по ст. ст. 33 и 290 либо по ст. ст. 33 и 291 УК 1996 года, поскольку наказания по ним более мягкие, чем по ст. ст. 173, 174, 174(1) УК 1960 года. Квалифицируя действия виновных по той или иной части ст. 290 или ст. 291, необходимо иметь в виду, что во внимание могут быть приняты только те квалифицирующие признаки, которые были предусмотрены в ст. ст. 173, 174, 174(1) УК 1960 года и восприняты ст. ст. 290, 291 УК 1996 года. При переквалификации действий лиц, осужденных по ст. 174(1) УК 1960 года, должно быть соответственно сокращено наказание до максимальных пределов, предусмотренных ст. ст. 290, 291 УК 1996 года.