Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ на море

04-03-19 admin 0 comment

Колодкин А.Л., Гуцуляк В.Н., Боброва Ю.В.
Наркоконтроль, 2009.


В современном мире, где возможно свободное перемещение капиталов, товаров и услуг, созданы реальные предпосылки для активного развития социально опасных явлений. Одной из самых серьезных проблем человечества в XXI в. является международно-правовая проблема незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, в том числе в открытом море <1>.

———————————

<1> Об этом см.: Дроздова М.А. Международно-правовые аспекты предотвращения незаконного оборота наркотиков: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2005; Бекяшев К.А. Незаконная торговля наркотиками или психотропными веществами // Международное публичное право: Учебник / Под ред. К.А. Бекяшева. 3-е изд. М., 2004. С. 599; Ковалев А.А. Современное международное морское право и практика его применения. С. 161 — 162; Колодкин А.Л. Международное морское право. С. 301; Ромашев Ю.С. Борьба с преступлениями международного характера, совершаемыми на море (терроризм, пиратство, незаконный оборот наркотиков). С. 220 — 259; Ромашев Ю.С., Корбут Л.В. Незаконный оборот наркотиков на море и борьба с ним: НИР. М.: Моск. исслед. центр по пробл. транснациональной организованной преступности и коррупции при ин-те гос. и права РАН, 2003; Ширманов В.С., Ганюшкин Е.Б. Вооруженные нападения на суда в портах и на море, деятельность ИМО по борьбе с незаконными актами, морское мошенничество, незаконная транспортировка наркотиков. М., 1995; Byers M. Policing the High Seas: The Proliferation Security Initiative // American Journal of International Law. 2004. Vol. 98. N 3. P. 538 — 540; Churchill R.R., Lowe A.V. The Law of the Sea. UK, 1999. P. 213; Luck K. Drugs and Ships // Shipping at Risk: The Rising Tide of Organised Crime / Ed. by E. Ellen. The International Maritime Bureau, 1997. P. 100 — 111; Gilmore W.C. Drug trafficking by sea: The 1988 United Nations Convention Against Illicit Traffic in Narcotic Drugs and Psychotropic Substances // Marine Policy. 1991. N 15. P. 183 — 192; Gilmore W.C. Narcotics interdiction at sea: the 1995 Council of Europe Agreement // Marine Policy. 1996. N 20. P. 3 — 14; Stieb J.D. Survey of United States jurisdiction over high seas narcotic trafficking // Georgia Journal of International Law. 1989. N 19. P. 119 — 147; Rayfuse R.G. Non-Flag State Enforcement in High Seas Fisheries. Leiden; Boston, 2004. P. 58 — 59.

Стремительное распространение наркотиков <2> в мире в последнее десятилетие стало реальной угрозой всему международному сообществу. С катастрофической скоростью наркотики распространяются как среди многочисленных народов, так и в мелких этнических группах. На сегодняшний день общая численность людей, употребляющих наркотики, в мире оценивается примерно в 200 млн. человек, что составляет 5% от населения в возрасте от 15 до 64 лет <3>.

———————————

<2> Для целей настоящей работы понятие «незаконный оборот наркотиков» определяется в соответствии со ст. 1(m) Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г., а понятие «наркотики» используется как обобщающий термин для обозначения наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ и их прекурсоров, которые определяются в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах». Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) относит к «наркотикам» (drug) «любые вещества, принимаемые вовнутрь живого организма, способные изменить его ощущение, настроение, умственные или двигательные функции». Понятие «прекурсоры» означает химические вещества, используемые при производстве наркотических средств и подлежащие контролю в соответствии с международными конвенциями ООН, международными договорами и национальным законодательством страны.

<3> См.: World Drug Report 2006. United Nations Office on Drugs and Crime (UNODC). New York: Oxford University Press, 2006.

Взаимосвязь наркобизнеса и терроризма не вызывает сомнений. Учеными разрабатываются теории о наркотерроризме — действиях, при которых доходы, получаемые от незаконной продажи наркотиков, используются в ходе подготовки и совершения террористических актов <4>.

———————————

<4> См., напр.: Калачев Б.Ф. Наркотерроризм как криминально-политическое явление. Его связь с наркобизнесом и организованной преступностью // Россия, XXI век — антитеррор: Материалы междунар. науч.-практ. конференции. 9 — 10 ноября 2000 г. М.: МВД России, 2000. С. 141 — 144.

Средствами, которые используются для незаконного распространения наркотиков морским путем, могут быть суда различного типа и водоизмещения. Имеет место транспортировка наркотиков, осуществляемая без участия отправителя <5>, поэтому наиболее вероятно использование контейнеров. Современные наркоконтрабандисты используют самые новые средства связи и военные навигационные приборы. Известно, что колумбийские картели производят подводные и полуподводные лодки для доставки наркотиков на прибыльные рынки США <6>. Более того, в пределах моря основной объем наркотиков перевозится и сбывается крупными партиями <7>.

———————————

<5> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Особенная часть / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. С. 299.

<6> См.: Всемирный доклад о наркотиках от 15 октября 2001 г. (World Drug Report. United Nations International Drug Control Programme). Oxford University Press, 1997 / Пер. Е.В. Кравченко.

<7> См.: Актуальные проблемы Европы. Проблемы терроризма. М.: ИНИОН РАН, 1997. N 4. С. 17.

Борьба с незаконным оборотом наркотиков, в том числе в открытом море, является составной частью всеобщих мер мирового сообщества, что требует коллективной политической воли государств и их совместных усилий в данной сфере. Многие страны имеют небольшой опыт в этой области. В этих целях в отечественной и зарубежной науке проведены исследования указанных проблем, а также контрабанды наркотиков как самостоятельной проблемы <8>.

———————————

<8> См., напр., в отечественной литературе: Анисимов Л.Н. Международно-правовые проблемы регулирования производства, применения и распределения наркотических средств: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1972; Бувайлик Г.Е. Международный контроль над производством и распространением наркотических средств: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1967; Доронин М.П. Международная борьба с контрабандой наркотиков: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1987; Маслова А.В. Международно-правовое регулирование борьбы с контрабандой наркотиков: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2002; Eddy P., Sabogal H., Walder S. The cocaine wars: Murder, money, corruption and the world’s most valuable commodity. London, 1988; Whitaker B. The global connection: The crisis ofdrug ad diction. London, 1987.

В международном праве нашли отражение следующие формы незаконных действий (операций) с наркотическими средствами и психотропными веществами, осуществляемых в пределах морских пространств, в качестве противоправных: незаконный оборот наркотиков, признанный преступным независимо от места его осуществления, а также его частный случай — перемещение наркотиков через таможенную границу государств в форме контрабанды <9>.

———————————

<9> См., напр.: Ромашев Ю.С. Борьба с преступлениями международного характера, совершаемыми на море. С. 228 — 229.

Международным сообществом приняты специальные конвенции, направленные на противодействие незаконному обороту наркотиков и злоупотреблению ими, например Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г. <10> (далее — Единая конвенция 1961 г.) с поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1972 г. <11>, заменившая соответствующие многосторонние договоры в этой области, Конвенция о психотропных веществах 1971 г. <12>, Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. <13>.

———————————

<10> СССР участвовал в пленарной Конференции, проходившей в Нью-Йорке в 1961 г., и с оговорками подписал принятую Конвенцию. СССР сделал оговорки по ст. 12 (п. п. 2, 3), ст. 13 (п. 2), ст. 14 (п. п. 1, 2), ст. 31 (п. 1 (б)), связанные с неуниверсальностью Конвенции. Конвенция вступила в силу для СССР с 13 декабря 1964 г.

<11> Российская Федерация присоединилась к Протоколу 3 июля 1996 г.

<12> Конвенция была подписана СССР 30 декабря 1971 г., ратифицирована в 1978 г. и вступила в силу 1 февраля 1979 г.

<13> 9 октября 1990 г. Верховный Совет СССР ратифицировал Конвенцию 1988 г.

Единая конвенция 1961 г. унифицировала правила, сформулированные в более ранних международных договорах по этой тематике. Целью данной Конвенции явилось установление минимума правил, обязательных для выполнения, путем включения их во внутригосударственные законодательства. Главной новацией Единой конвенции 1961 г. стало включение в нее четырех приложений — списков наркотических средств, сгруппированных согласно их физическим свойствам. Что касается России, то эти списки были полностью включены в российские нормативно-правовые акты с небольшими добавлениями и исключениями. Единая конвенция 1961 г. содержит правило о том, что законный оборот наркотических средств и психотропных веществ подлежит обязательному лицензированию, устанавливая, таким образом, принцип незаконности оборота при отсутствии лицензии.

Спектр запрещенных указанными международными конвенциями общественно опасных деяний в сфере незаконного оборота наркотиков и способов его осуществления довольно широк. Все эти действия можно обобщить как незаконные операции, связанные с незаконным хранением, сбытом и незаконной перевозкой наркотиков, а также деятельность, способствующую подобным операциям, в различных пределах морских пространств и на побережье государств. Под незаконным оборотом в соответствии со ст. 1 Единой конвенции 1961 г. понимается любое действие по сбыту наркотиков в нарушение постановлений настоящей Конвенции. Это хранение, предложение, предложение с коммерческими целями, покупка, продажа, доставка на каких бы то ни было условиях, отправка, переотправка транзитом, перевоз, ввоз и вывоз наркотических средств, произведенные в нарушение постановлений настоящей Конвенции, и всякое другое действие, которое, по мнению сторон, может являться нарушением положений настоящей Конвенции (п. 1 ст. 36). Таким образом, в Единой конвенции 1961 г. предусмотрен достаточно широкий спектр возможных операций с наркотическими средствами и психотропными веществами, которые могут быть осуществлены в пределах морских пространств, морских портов, сухопутной территории государств, прилегающих к морскому побережью. Конкретные составы преступлений определяются внутренним правом каждой договаривающейся стороны (п. 4 ст. 36).

Согласно п. 1 ст. 36 Единой конвенции 1961 г. контрабанда наркотиков определяется как действия по их незаконному ввозу и вывозу в нарушение постановлений настоящей Конвенции.

Протокол о поправках к Конвенции, принятый в 1972 г., призывает государства к активизации усилий, нацеленных на борьбу с подпольным производством, ввозом и употреблением наркотиков.

В 1968 г. в соответствии с Единой конвенцией 1961 г. был создан Международный комитет по контролю над наркотиками (МККН), призванный следить за осуществлением международных конвенций ООН о контроле над наркотиками <14>. Так, МККН следит за соблюдением правительствами международных договоров о контроле над наркотиками, дает рекомендации относительно оказания технической или финансовой помощи, выявляет недостатки в национальных и международных системах контроля, проводит оценку химических веществ, используемых при незаконном изготовлении наркотиков, рассматривает вопрос о целесообразности установления над ними международного контроля и др. Ежегодно МККН готовит доклады о своей работе <15>.

———————————

<14> Функции МККН закреплены в следующих договорах: Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. с поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1972 г., Конвенции о психотропных веществах 1971 г. и Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.

<15> Подробнее см.: Незаконный оборот наркотиков: глобальные тенденции и проблемы: Сборник докладов Международного комитета по контролю над наркотиками / Сост. и вступ. ст. А.В. Федорова. М., 2007.

К принятию Венской конвенции о психотропных веществах 1971 г. мировое сообщество привел растущий в 60-е годы XX в. уровень потребления психотропных веществ, стимулирующих деятельность центральной нервной системы человека, и галлюциногенов. Ни одно из перечисленных веществ не регулируется Единой конвенцией 1961 г. Психотропные вещества были поделены на четыре категории (списка), использование которых участники Конвенции согласились ограничить научными и медицинскими исследованиями. Лицензирование, запрещение, регулирование ввоза (вывоза) указанных веществ — это основные средства контроля по Конвенции 1971 г. В Конвенции нет перечня уголовно наказуемых деяний. Содержание составов преступлений отдано на усмотрение государств.

Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. дополнила предыдущие конвенции. Ее положения направлены на создание и консолидацию международного сотрудничества правоохранительных органов государств в этой сфере, наделение их правом ареста, расследования преступлений, совершенных наркоторговцами, и конфискации незаконно полученных прибылей. Конвенция 1988 г. охватывает проблемы отмывания денег и незаконной торговли побочными химическими веществами, необходимыми для производства наркотиков. Она уточнила и расширила содержание незаконных действий в этой сфере: предложение, предложение с целью продажи, распространение, продажа, поставка на любых условиях, посредничество, переправка, транзитная переправка, транспортировка, импорт или экспорт любого наркотического средства или психотропного вещества для целей любого из перечисленных видов деятельности. Указанные действия могут совершаться и в пределах морских пространств.

В 1990 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Всемирную программу действий по международному сотрудничеству в борьбе против незаконного производства, предложения, спроса, оборота и распространения наркотических средств и психотропных веществ. Указанная Программа предусматривает мероприятия по борьбе со злоупотреблением наркотиками и их незаконным оборотом на национальном, региональном и международном уровнях в различных направлениях <16>.

———————————

<16> Подробнее см.: Шестаков Л.Н. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью // Международное морское право: Учебник / Ред. кол. Л.Н. Шестаков, А.Н. Талалаев, Е.А. Шибаева, М.А. Коробова. М., 1999. С. 350.

В 1991 г. в соответствии с Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 45/179 от 21 декабря 1990 г. была учреждена Международная программа ООН по контролю над наркотическими веществами. Она объединила структуру и функции трех бывших подразделений ООН, занимавшихся вопросами борьбы с наркобизнесом: отдела по наркотическим веществам, фонда ООН по контролю над незаконным оборотом наркотиков и Секретариата Международного совета по контролю над наркотиками. Программа обладает исключительным правом координации всей деятельности ООН по борьбе с наркобизнесом и призвана обеспечить эффективное руководство этой деятельностью.

Необходимо указать на Соглашение Совета Европы о незаконном обороте на море в осуществление ст. 17 Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (Страсбург, 31 января 1995 г.) <17>. Указанный документ является детально разработанным многосторонним инструментом, предусматривающим в настоящее время расширяющуюся договорную практику в исследуемой области. Некоторые ссылки в отношении рассматриваемого вопроса содержатся в Конвенции 1958 г. о территориальном море и прилежащей зоне <18>. В Конвенции 1958 г. об открытом море, напротив, нет никаких упоминаний о незаконном обороте наркотиков <19>.

———————————

<17> Текст этого Соглашения и связанный с ним Объяснительный доклад см. в документах Совета Европы (CDPC, (94) 22) и дополнение от 27 июня 1994 г. (European Treaty Series. N 156).

<18> Подпункт (d) п. 1 ст. 19 уполномочивает прибрежное государство осуществлять уголовную юрисдикцию на борту иностранного судна, проходящего через его территориальные воды, если такая мера «является необходимой для пресечения незаконного оборота наркотиков»; в п. 2 этой статьи ничего не говорится о праве прибрежного государства осуществлять такую юрисдикцию на борту иностранного судна, проходящего через его территориальные воды после того, как оно покинуло внутренние воды.

<19> Конвенция об открытом море 1958 г. разрешает высаживаться на иностранное торговое судно в открытом море только в случае подозрения в пиратстве или работорговле или если это судно имеет ту же национальность, что и данный военный корабль, но на нем поднят флаг иностранного государства или оно отказывается поднять флаг (ст. 22).

Отдельные меры в отношении незаконного оборота наркотиков в портах содержатся в Конвенции по облегчению международного морского судоходства 1965 г., которая была призвана достигнуть баланса между необходимыми формальностями и осуществлением контроля за наркотиками.

В этой связи примечательна роль Комитета по упрощению формальностей ИМО по вопросам предотвращения использования судов для контрабанды наркотиков, выявления наркотиков на борту, предотвращения необоснованного задержания или конфискации судов. Комитетом изданы указания для судовладельцев и других лиц, тесно связанных с эксплуатацией судов, по предотвращению контрабанды наркотиков на судах и брошюра «Наркотики на борту — борьба против транспортировки и потребления наркотиков», а также приняты меры, касающиеся освидетельствования моряков перед приемом на работу, их просвещения и консультирования в указанной области <20>.

———————————

<20> См.: Ширманов В.С., Ганюшкин Е.Б. Вооруженные нападения на суда в портах и на море, деятельность ИМО по борьбе с незаконными актами, морское мошенничество, незаконная транспортировка наркотиков // Экспресс-информация: Серия «Технология морских перевозок и морские порты» / Департамент морского транспорта. 1995. Вып. 5 (251) — 6 (252). С. 19.

Специфическим особенностям предупреждения и пресечения указанного вида незаконной деятельности на море особое внимание уделено в Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву (Монтего-Бей, 10 декабря 1982 г., далее по тексту — Конвенция 1982 г.) и Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.

Положения ст. 108 Конвенции 1982 г. гласят о сотрудничестве государств в пресечении незаконной торговли наркотиками и психотропными веществами, осуществляемой судами в открытом море в нарушение международных конвенций; о возможности любого государства при наличии разумных оснований считать, что судно, плавающее под его флагом, занимается незаконной торговлей наркотиками и психотропными веществами, обратиться к другим государствам с просьбой о сотрудничестве в пресечении такой незаконной торговли. Эти положения действуют в открытом море, а также в исключительной экономической зоне (п. 2 ст. 58 Конвенции 1982 г.).

Некоторые авторы признают упомянутые положения Конвенции 1982 г. в современных условиях юридически слабыми и носящими весьма неопределенный характер, поскольку в перечне оснований для вмешательства в плавание иностранного торгового судна в открытом море, содержащемся в ст. 110 Конвенции 1982 г., отсутствует занятие незаконной торговлей наркотиками и психотропными веществами <21>.

———————————

<21> См., например: Гуцуляк В.Н. Актуальные проблемы современного международного морского права и тенденции его развития // Российский ежегодник международного права. СПб., 2000. С. 148 — 149.

В этой связи необходимо обратить внимание на Конвенцию 1988 г., в которой в ст. 17 «Незаконный оборот на море» закреплено непосредственное решение указанной проблемы.

Статья 17 Конвенции 1988 г. содержит в высшей степени новаторские положения по обеспечению соблюдения норм права, направленных на оказание содействия международному сотрудничеству в целях пресечения использования судов, участвующих в осуществлении незаконного оборота наркотиков и психотропных веществ на море <22>. Основная направленность ст. 17 — это содействие установлению исполнительной юрисдикции в отношении подозреваемых судов. В этих целях в ней сформулированы различные процедуры, практические действия и стандарты, которые должны эффективно осуществляться сторонами. В соответствии с п. 3. ст. 17 государство флага подозреваемого судна может разрешить запрашивающему государству высаживаться на данное судно, производить его досмотр, в случае обнаружения доказательств участия в незаконном обороте наркотиков принимать надлежащие меры в отношении этого судна, лиц и груза на борту. Государство флага подозреваемого судна может сопроводить свое разрешение условиями, которые должны быть взаимно согласованы между ним и запрашивающим государством, в том числе условия, касающиеся ответственности.

———————————

<22> См.: Комментарий к Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года // Издание ООН (E/CN 7/590). Нью-Йорк, 1999. С. 295 и др.

Ю.С. Ромашев обращает внимание на такое обстоятельство: если в результате запроса окажется, что флаг судна не соответствует действительной национальности судна, то возникает право на осмотр согласно ст. 110 Конвенции 1982 г. При этом по ст. 17 (п. 7) Конвенции 1988 г., становясь ее участником, каждое государство берет на себя обязательство назначать орган (органы), который должен получать такие запросы и отвечать на них <23>.

———————————

<23> См.: Ромашев Ю.С. Указ. соч. С. 243.

В международной практике может возникнуть сложная ситуация, когда судно, преследуемое в целях реализации ст. 17 Конвенции 1988 г., входит в территориальное море третьего государства, даже если у преследующего судна имеются соответствующие полномочия от государства флага и прибрежного государства. Принятие прибрежным государством на борту иностранного судна мер по осуществлению уголовной юрисдикции в соответствии со ст. 27 Конвенции 1982 г., если такие меры необходимы для пресечения незаконной торговли наркотиками, или мер в соответствии с положениями ст. 4 Конвенции 1988 г., согласно которой не исключается осуществление уголовной юрисдикции, установленной государством — участником Конвенции 1988 г. в соответствии с его законодательством, будет весьма затруднено. Это связано с тем, что прибрежному государству для принятия подобных мер на борту иностранного судна потребуются обоснованные доказательства того, что вошедшее в его воды иностранное судно занимается противоправной деятельностью. Возможность осуществления преследования в рассмотренной ситуации также может осложниться и причинами организационного характера <24>.

———————————

<24> См.: Ромашев Ю.С. Указ. соч. С. 244 — 249.

Сложности связаны и с затратами на исполнение запроса. Когда речь идет о значительных или чрезвычайных расходах, подразумевается, что «государству, которое обращается за помощью, будет предложено разделить бремя расходов, связанных с вмешательством… Необходимо, чтобы заинтересованные стороны достигли соглашения о разделе расходов. Если такое соглашение не будет достигнуто, то вмешательства, по всей вероятности, не произойдет» <25>. Другая проблема связана с ответственностью за ущерб: должна ли применяться в таких условиях сложившаяся практика возложения ответственности за ущерб на государство, осуществляющее вмешательство. Специальная норма, содержащаяся в п. 3 ст. 26 Соглашения Совета Европы 1995 г. о борьбе против незаконного оборота наркотиков на море, гласит, что ответственность за любой ущерб возлагается на запрашивающее помощь государство, которое может требовать компенсации убытков запрашиваемым государством в случаях, когда ущерб был связан с небрежностью или другими нарушениями, которые могло совершить государство, осуществляющее вмешательство.

———————————

<25> Рекомендация 19: Доклад о совещании рабочей группы по сотрудничеству на море, проходившем в Вене с 19 по 23 сентября 1994 г. и с 20 по 24 февраля 1995 г. // Здание ООН (E/CN 7/1995/13).

При осуществлении судном мирного прохода через территориальное море иностранного государства в целях пресечения незаконной торговли наркотиками указанным судном устанавливается юрисдикция прибрежного государства в соответствии с его национальным законодательством. В этом случае, по мнению некоторых авторов, возможно осуществление уголовной юрисдикции на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море, согласно ст. 27 Конвенции 1982 г. <26>. Важно отметить, что положения указанной статьи распространяются только на торговлю наркотиками (п. 1 (d) ст. 27 Конвенции 1982 г.), что не охватывает другие действия, связанные с незаконным оборотом наркотиков, предусмотренные ст. 3 Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.

———————————

<26> См., напр.: Ромашев Ю.С. Указ. соч. С. 234.

В связи со значительным незаконным оборотом наркотиков в зонах свободной торговли и свободных портах в ст. 18 Конвенции 1988 г. содержится перечень необходимых мероприятий в целях пресечения такой незаконной деятельности в этих районах. Например, компетентные национальные органы государств — участников Конвенции 1988 г. уполномочиваются производить досмотр грузов, судов, самолетов и сухопутных транспортных средств и в случае необходимости членов экипажа и пассажиров, а также их багажа.

В рамках рассматриваемой проблемы актуальным вопросом является вопрос о возможности применения останавливающим судном огнестрельного оружия, который не нашел отражения в Конвенции 1988 г. В соответствии с п. 5 ст. 17 Конвенции 1988 г. в случае принятия мер, указанных в данной статье, государства-участники не должны ставить под угрозу безопасность жизни на море, судна и груза, равно как и не наносить ущерб коммерческим и другим законным интересам государства флага или любого другого заинтересованного государства. В то же время в соответствии со ст. 24 Конвенции 1988 г. государство может принимать более строгие, или суровые, меры, чем те, которые предусмотрены настоящей Конвенцией, если, по его мнению, такие меры являются целесообразными или необходимыми для предотвращения или пресечения незаконного оборота наркотиков. При этом такие меры не должны противоречить принципам и нормам общего международного права, данной Конвенции, а также других международных договоров, участниками которых являются государства, имеющие отношение к рассматриваемой ситуации.

В этой связи необходимо обратить внимание на п. 9 ст. 17 Конвенции 1988 г. о необходимости развития многостороннего сотрудничества государств, прежде всего на региональном уровне, путем заключения двусторонних и региональных соглашений или договоренностей с целью выполнения положений настоящей статьи. Особенно это касается порядка преследования и механизма остановки судов, участвующих в незаконном обороте наркотиков, а также процедуры высадки на судно и его осмотра при реализации положений ст. 17 Конвенции 1988 г.

В международной практике, например в Японии, распространен такой метод контрабанды, называемый морской сделкой, когда наркотики, доставленные из-за рубежа грузовыми и рыболовными судами, передаются на японское судно в открытом море. Указанные преступные действия по многократному перегрузу наркотиков в море проследить, предотвратить и пресечь весьма сложно. Поэтому возникает необходимость более широкого использования национальных систем наблюдения за надводной обстановкой на море и создания в рамках международного сотрудничества региональных систем, а в дальнейшем и единой глобальной системы подобного характера с привлечением самого широкого состава государств. Таким образом, возрастает роль научно-технического сотрудничества государств в данной области <27>.

———————————

<27> Ромашев Ю.С. Указ. соч. С. 255 — 256.

В Российской Федерации, начиная с 60-х годов XX в., после ратификации СССР вышеуказанных Конвенций ООН 1961, 1971 и 1988 гг. стали приниматься более жесткие законы, направленные против наркотиков. В настоящее время в России существует свыше 100 нормативно-правовых актов Российской Федерации, регулирующих уголовные, социальные и медицинские аспекты потребления и поставок наркотических средств и психотропных веществ. Например, Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» определяет государственную политику в сфере оборота наркотиков и в области противодействия их незаконному обороту.

Международные конвенции о наркотиках, в которых участвует Российская Федерация, стали неотъемлемой частью российской правовой системы согласно п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора <28> (см., например, п. 3 ст. 2 Федерального закона от 30 марта 1995 г. N 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», п. 2 ст. 3 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» и др.). Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» в своей преамбуле содержит прямую ссылку на Единую конвенцию 1961 г.

———————————

<28> См.: Конституция Российской Федерации: Комментарий / Под общ. ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова. М., 1994. С. 116 — 119.

В настоящее время необходимо уделить должное внимание взаимозависимости между распространением ВИЧ-инфекции (СПИДа) и незаконным оборотом наркотиков, их потреблением, поскольку в период создания соответствующих конвенций ООН указанная связь не предполагалась. Важно закрепить положение о запрещении владения наркотиками при отсутствии разрешения и строгом наказании таких правонарушений, в том числе их незаконного распространения, в соответствии с национальным законодательством. Существующие нормы российского законодательства признают преступной в основном всю совокупность осуществляемых в настоящее время операций в сфере незаконного оборота наркотиков на море, предусмотренных универсальными международными договорами. Тем не менее не исключается дальнейшее совершенствование отдельных статей УК РФ в целях более эффективного предупреждения и нейтрализации угроз безопасности Российской Федерации в этой области.