Правовая политика в области защиты уязвимых свидетелей и потерпевших в уголовном судопроизводстве Армении

04-03-19 admin 0 comment

Гамбарян А.С.
Российский судья, 2009.


Основным приоритетом правовой политики в области уголовного судопроизводства Армении, полагает автор, должна стать разработка таких средств и правовых инструментов, которые послужили бы повышению эффективности защиты свидетелей и потерпевших путем эффективной законодательной регламентации, например, процесса очной ставки с участием уязвимых свидетелей и потерпевших.

Одним из приоритетов правовой политики в системе уголовного правосудия является защита основных прав и свобод человека <1>. Анализ правовой политики касательно защиты прав человека, проведенный в области уголовного правосудия Республики Армения <2>, показывает, что оно во многих случаях бывает не систематизированным и многосторонним, во многих случаях не предусмотрены эффективные средства для защиты прав и свобод свидетелей и потерпевших.

———————————

<1> См.: Ястребова О.В. Соблюдение прав человека в уголовном судопроизводстве как приоритет правовой политики // Правоведение. 1998. N 1.

<2> Далее — РА.

В рамках настоящей статьи мы хотим проанализировать состояние и приоритеты правовой политики в области защиты уязвимых свидетелей и потерпевших. Говоря «уязвимый свидетель и потерпевший», мы, во-первых, имеем в виду жертв трафикинга и свидетелей, проходящих по таким категориям дел; во-вторых, несовершеннолетних жертв, пострадавших от преступлений против половой неприкосновенности.

Для того чтобы выяснить, является ли защита уязвимых свидетелей и потерпевших основным приоритетом правовой политики в уголовном судопроизводстве, насколько государство придает значение интересам данных субъектов, предлагаю рассмотреть некоторые положения Уголовно-процессуального кодекса РА, принятого Национальным собранием РА 5 мая 1998 г. Сначала нужно отметить, что в УПК РА есть нормы, которые свидетельствуют о неэффективной правовой политике государства в этой области. Для того чтобы обосновать сказанное, приведем пример: согласно п. 1 ст. 216 УПК РА «следователь вправе произвести очную ставку между двумя ранее допрошенными лицами, в показаниях которых имеются существенные противоречия. Следователь ОБЯЗАН (выделено мной. — А.Г.) произвести очную ставку, если имеются существенные противоречия в показаниях обвиняемого и какого-либо другого лица». В данной норме четко указывается, что при возникновении существенных противоречий между обвиняемым и другими участниками уголовного судопроизводства следователь обязан произвести очную ставку. Причем по этому вопросу следователь не может действовать на свое усмотрение <3>.

———————————

<3> В РФ имеется возможность избежать контакта потерпевшего и обвиняемого. В соответствии со ст. 192 УПК РФ следователь вправе провести очную ставку между двумя ранее допрошенными лицами, если в их показаниях имеются существенные противоречия. В теории отмечается, что право, а не обязанность проведения очной ставки дает следователю возможность самостоятельно решить, насколько целесообразно и необходимо проводить это следственное действие и не повлечет ли оно нежелательных последствий. См.: Комиссаров В.И., Лакаева О.А. Тактика допроса потерпевших от преступлений, совершаемых организованными группами лиц. М.: Юрлитинформ, 2004. С. 48.

Наличие обязанности производить очную ставку между обвиняемым и иными лицами объясняется тем, что это дает возможность обеспечить право обвиняемого, закрепленное в ст. 6 Европейской конвенции по защите прав и основных свобод человека, допросить лицо, ранее давшее показания против него.

Однако практика показала, что указанное требование об обязательном производстве очной ставки привело к тому, что следователи по уголовным делам в основном производят очную ставку между обвиняемым и иными участниками, когда в этом нет необходимости. В результате опроса следователей выяснилось, что причиной формирования такой практики послужило то, что понятие «существенное противоречие» является оценочным, и в результате прокурор, осуществляющий надзор, а в дальнейшем и суд могут по-разному оценить данное понятие. Возможно, что со стороны следователя какое-либо противоречие было расценено как несущественное и не была проведена очная ставка. Однако прокурор, осуществляющий надзор, или суд могут рассмотреть это же противоречие как существенное и обвинить следователя в нарушении положении УПК РА и невыполнении обязанности по проведению очной ставки. Во избежание таких обвинений следователи предпочитают выполнять данную следственную процедуру.

Но проблема заключается не столько в проведении очной ставки, сколько в том, что законодатель РА, предусмотрев такую процедуру очной ставки, не принял во внимание уязвимое состояние некоторых потерпевших и свидетелей, необходимость их защиты, а также не предусмотрел исключений при проведении очной ставки с участием этих лиц. Тогда как основным приоритетом правовой политики государства должна быть защита жертв и свидетелей, находящихся в уязвимом состоянии.

На самом ли деле возможна эффективная защита уязвимых жертв во время проведения очной ставки? Например, если лицо обвиняется в совершении преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего и если имеются существенные противоречия в показаниях обвиняемого и потерпевшего, то следователь обязан произвести очную ставку. Проведение очной ставки с участием жертвы означает, что потерпевший должен в присутствии лица, домогавшегося его, рассказать и снова пережить произошедшее с ним. Эта же процедура повторится в суде первой инстанции и в апелляционном суде. В данном случае с нашей стороны не будет преувеличением отметить, что в одном случае несовершеннолетний стал непосредственной жертвой преступления (виктимизация), а затем жертвой неправильной политики государства (производная виктимизация).

Возникает вопрос, на самом ли деле такой порядок проведения очной ставки соответствует международной правовой политике в области защиты свидетелей и потерпевших. Для того чтобы ответить на этот вопрос, нам следует обратиться к некоторым рекомендациям и документам, откуда становятся ясными приоритеты правовой политики, осуществляемые со стороны международного сообщества в области защиты свидетелей и потерпевших. Согласно ст. 3 Руководящих принципов (22 июля 2005 г.), касающихся правосудия в вопросах, связанных с участием детей-жертв и свидетелей преступлений, специалистам следует также применять меры в целях:

а) ограничения числа опросов: должны применяться специальные процедуры получения свидетельских показаний детей-жертв и свидетелей в целях сокращения числа опросов, заявлений и заслушиваний, а также особенности таких контактов с процессом отправления правосудия, которые не являются необходимыми, в частности путем записи видеоматериалов;

б) обеспечения защиты детей-жертв и свидетелей, если это совместимо с правовой системой и надлежащим соблюдением прав защиты от перекрестного допроса, проводимого предполагаемым правонарушителем;

в) в случае необходимости опросы детей-жертв и свидетелей и их допрос в суде должны проводиться в отсутствие предполагаемого правонарушителя, и должны быть предусмотрены отдельные залы ожидания в суде и помещения допроса.

Согласно Рекомендации 24 Заключительного сообщения «О защите свидетелей в системе правосудия» (Организация Объединенных Наций, Вена, 22 — 24 сентября 2005 г.) число допросов уязвимых свидетелей должно быть ограничено. Власти, поддерживающие расследование и свидетелей, должны скоординировать процесс допроса с целью уменьшить до минимума число допросов и явок в суд, чтобы избежать производной виктимизации, т.е. чтобы уязвимая жертва снова не пережила травмирующие обстоятельства. Свидетелю или жертве, которые перенесли травму вследствие инцидента или преступления, придется давать показания и детально объяснить с ними произошедшее. Многократное пересказывание событий в период расследования и судебного преследования может повторно травмировать уязвимого свидетеля. Чтобы в дальнейшем избежать травмы, количество допросов должно быть ограничено до минимума или возможно его записать один раз перед судом, а затем предъявлять по необходимости.

В п. 10.1 Рекомендации R (2006) 8 КМСЕ «Относительно помощи жертвам преступлений» от 14 июня 2006 г. указывается, что государство должно гарантировать защиту физической и психологической неприкосновенности потерпевших на всех стадиях судопроизводства. Отдельная защита может понадобиться тем свидетелям, у которых могут потребовать показания. В Рекомендации дается объяснение понятия «производная виктимизация». Производная виктимизация имеет место не при непосредственном совершении преступного деяния, а в результате деятельности отдельных органов или лиц по отношению к свидетелям.

Европейский суд по правам человека подчеркнул, что при рассмотрении дел о развращении несовершеннолетних должен соблюдаться баланс между правом обвиняемого на защиту и правом жертвы на частную жизнь. Эту правовую позицию Суд выражал в деле С.Н. (S.N.) против Швеции (решение ЕСПЧ от 2 июля 2002 г. 34209\96). Так, заявитель был приговорен к восьми месяцам лишения свободы по обвинению в развращении малолетнего М. Ключевым доказательством по делу были видео- и аудиозаписи показаний М. Сам мальчик на судебном заседании не присутствовал: по законам Швеции дети обычно не выступают в суде по делам о сексуальных домогательствах (в целях защиты от психологических травм). Допрос М. осуществлялся у него дома офицером полиции, имевшим большой опыт работы с пострадавшими детьми. Адвокат заявителя согласился не участвовать в допросе и заранее сформулировал все свои вопросы к мальчику. При обжаловании решения заявитель не потребовал присутствия М. в суде. Во второй инстанции приговор был смягчен, поскольку показания М. по некоторым пунктам не были четкими, а часть заданных ему вопросов — наводящими. Дальнейшее обжалование в Верховный суд было безрезультатным.

Заявитель обратился с жалобой о нарушении его права допрашивать свидетеля обвинения в Европейский суд по правам человека. Он ссылался на то, что его адвокат не мог задать вопросы непосредственно пострадавшему и что он не стал требовать вызова М. в суд в связи с устоявшейся практикой отказа шведских судов от вызова детей на судебное заседание по требованию обвиняемых.

Европейский суд отклонил жалобу. Использование в качестве доказательств свидетельских показаний, полученных на допросе во время расследования, не является само по себе нарушением прав обвиняемого. Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод не гарантирует ничем не ограниченное право заявителя требовать присутствия свидетелей в суде. При рассмотрении дел о развращении несовершеннолетних должен соблюдаться баланс между правом обвиняемого на защиту и правом жертвы на частную жизнь. В данном случае этот баланс был соблюден, поскольку адвокат заявителя имел возможность заранее представить все свои вопросы к пострадавшему и сам согласился не присутствовать на допросе, а суд второй инстанции учел все неточности в показаниях и смягчил приговор. Более того, у адвоката была возможность при помощи полиции задать вопросы жертве. Адвокат был полностью удовлетворен ответами на данные вопросы. Европейский суд не постановил нарушение по этому делу ст. 6 Конвенции <4>.

———————————

<4> Путеводитель о прецедентной практике Европейского суда по правам человека за 2002 г. // Науч. ред.-сост. Ю.Ю. Берестнев, М.В. Виноградов; пер. с англ. В.А. Власихина. М., 2004. С. 118.

Все сказанное выше, конечно, не означает, что в УПК РА отсутствуют положения по защите потерпевших и свидетелей или что государство не осуществляет правовую политику в этой области. Достаточно отметить, что в новой редакции УПК РА от 26 июня 2006 г. в главе «Защита лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве» более детально урегулированы отношения по защите лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве <5>.

———————————

<5> Подробно см.: Еремян А., Гамбарян А. Государственная защита участников уголовного процесса Республики Армения. Ереван, 2006. 312 с.

Таким образом, мы считаем, что основным приоритетом правовой политики в области уголовного судопроизводства должна стать разработка таких средств и правовых инструментов, которые послужили бы повышению эффективности защиты свидетелей и потерпевших. А именно считаем нужным пересмотреть процесс очной ставки с участием уязвимых свидетелей и потерпевших.