О правах публично-правовых образований на результаты интеллектуальной деятельности

04-03-19 admin 0 comment

Челышев М.Ю.
Гражданское право, 2008.


Как известно, среди субъектов гражданского права существует такая группа, как публично-правовые образования. В силу п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) в регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также наряду с гражданами и юридическими лицами Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. Этих субъектов в правовой доктрине обычно и именуют публично-правовыми образованиями.

Согласно ст. 124 ГК публично-правовые образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами. К ним применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

Все это как бы отправные, исходные положения. Теперь непосредственно о правах на результаты интеллектуальной деятельности. В этой проблематике есть как минимум две составляющие, так сказать два вопроса, на которые нужно найти верный ответ. Во-первых, вопрос о том, какие права на результаты интеллектуальной деятельности могут принадлежать публично-правовым образованиям. Во-вторых, каковы механизмы закрепления данных прав, их осуществления и распоряжения?

Ответ на первый вопрос вполне очевиден, он вытекает из содержания ст. 124 и ст. 1226 ГК. В соответствии с последней статьей, посвященной разновидностям интеллектуальных прав, на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных ГК, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и др.). Таким образом, публично-правовому образованию, как и юридическому лицу, могут принадлежать главным образом имущественные права на результаты интеллектуальной деятельности.

Ответ на второй вопрос сформулирован в самом общем виде в части четвертой ГК РФ. Здесь в ряде норм — ст. 1298 (о произведениях науки, литературы и искусства, созданных по государственному или муниципальному контракту), ст. 1373 (об изобретении, полезной модели, промышленном образце, созданных при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту), ст. 1432 (о селекционных достижениях, созданных, выведенных или выявленных при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту), ст. 1464 (о топологии, созданной при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту), ст. 1471 (о секрете производства, полученном при выполнении работ по договору) — содержатся правила о возможности закрепления за публично-правовым образованием прав на РИД, которые созданы при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту.

Практически везде в названных статьях ГК РФ закрепляется общая формула (общий механизм): исключительные права закрепляются за исполнителем (лицом, выполняющим работы по государственному или муниципальному контракту), если иное не установлено в самом контракте. Это «иное» может представлять собой не только принадлежность исключительных прав публично-правовым образованиям, но и совместно им и исполнителям. Другими словами, публично-правовым образованиям предоставляется право выбора либо оставить все интеллектуальные права за собой, либо, по сути, отдать их исполнителю, либо осуществлять и распоряжаться ими совместно с исполнителями (авторами).

В рассмотренных статьях ГК РФ законодатель использует специальный прием, определяющий субъектный состав соответствующих правоотношений. На такой подход опираются и другие нормы ГК РФ, в частности он воплощен в ст. 1544 ГК РФ. Суть его в том, что среди довольно традиционной триады субъектов «заказчик — исполнитель — автор и иные правообладатели», которая характерна для отдельных отношений, возникающих в сфере интеллектуальной собственности (отношения, связанные с государственными и муниципальными контрактами, отношения, связанные с созданием сложного объекта, подпадающие под ст. 1240 ГК РФ), предпочтение при оформлении прав на результаты интеллектуальной деятельности законодательно отдается исполнителю.

Механизм оставления исключительных прав за собой публично-правовыми образованиями решается в рамках как законодательного, так и подзаконного регулирования. Так, в п. 4 Положения о закреплении и передаче хозяйствующим субъектам прав на результаты научно-технической деятельности, полученные за счет средств федерального бюджета, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 17 ноября 2005 г. N 685 «О порядке распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности», содержится норма, устанавливающая, в частности, что государственные заказчики при заключении государственных контрактов включают в них условие о закреплении прав на результаты научно-технической деятельности за РФ, если данные результаты в силу закона изъяты из оборота либо ограничены в обороте или финансирование работ по доведению этих результатов до стадии промышленного применения (включая изготовление опытной партии) берет на себя РФ.

По сути, рассмотренные выше правила представляют собой первый из возможных способов закрепления прав на результаты интеллектуальной деятельности за публично-правовыми образованиями — это правила о закреплении указанных прав в связи с исполнением государственного или муниципального контракта.

Другой способ — закрепление прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные в порядке исполнения служебного задания. Поскольку речь идет о публично-правовых образованиях, то, соответственно, речь идет об исполнении служебного задания в государственных и муниципальных организациях (учреждениях и др.). В данном случае по общему правилу (ст. 1295, ст. 1370 и др. ГК) исключительные права принадлежат работодателю, т.е. в нашей ситуации — государственному или муниципальному учреждению, предприятию и проч., за которым стоит публично-правовое образование. Получается, что исключительные права на РИД принадлежат публично-правовому образованию в лице соответствующих организаций.

Конечно, нужно обратить внимание на разницу подходов законодателя применительно к первому и второму способам закрепления прав на результаты интеллектуальной деятельности за публично-правовым образованием. Если в первой ситуации по общему правилу права передаются исполнителю, т.е. неплательщику денег, то во втором случае, по существу, наоборот, работодателю, плательщику денежных средств. Здесь, на мой взгляд, проявляется так называемое правовое стимулирование, когда исполнитель поощряется дополнительно путем «премирования» его интеллектуальными правами на результаты интеллектуальной деятельности, созданными за счет бюджетных средств.

Нужно заметить, что публично-правовое образование может получить право на результаты интеллектуальной деятельности и, так сказать, общегражданскими способами — путем совершения и исполнения лицензионного договора и договора об отчуждении исключительного права. По нашему мнению, значение выделенных вариантов получения публично-правовым образованием прав на результаты интеллектуальной деятельности состоит в том, что на основе этих вариантов можно организовать учет результатов интеллектуальной деятельности. Такой учет необходим как для цели повышения эффективности расходования бюджетных средств, так и для целей их сохранения и приумножения.

Особняком в системе норм о правах публично-правовых образований на результаты интеллектуальной деятельности стоят нормы о правах данных образований на единую технологию (ст. 1546 и ст. 1547 ГК). В ст. 1546 ГК РФ содержатся ответы на следующие вопросы: когда право на технологию принадлежит РФ или субъекту РФ? каковы основы механизма оформления прав на результаты интеллектуальной деятельности, входящие в состав такой единой технологии, а также управления и распоряжения правом на подобную единую технологию? По своему содержанию правила данной статьи о принадлежности права на технологию РФ или субъекту РФ, т.е. соответствующим публично-правовым образованиям, представляют собой исключения из общего положения, установленного в п. 3 ст. 1542 и ст. 1544 ГК РФ, на основании которого право на технологию принадлежит лицу, организовавшему ее создание.

В соответствии с п. 1 ст. 1546 ГК РФ право на технологию принадлежит РФ при одновременном соблюдении двух условий. Во-первых, технология должна быть создана за счет или с привлечением средств федерального бюджета. В данной ситуации реализуются нормы бюджетного права, основным источником которого выступает Бюджетный кодекс РФ, а также предписания специального законодательства о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд.

Факт создания единой технологии за счет или с привлечением средств федерального бюджета оказывает влияние на специфику закрепления и оформления прав на такой объект.

Во-вторых, для того чтобы право на технологию принадлежало РФ, должен иметь место хотя бы один из случаев, указанных в подп. 1 — 3 п. 1 ст. 1546 ГК РФ. Первым таким случаем является наличие непосредственной связи единой технологии с обеспечением обороны и безопасности РФ. Как установлено в ст. 1 Федерального закона от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ «Об обороне» (с изм. и доп.), под обороной понимается система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории. В свою очередь, категория «безопасность» раскрыта в общем виде в ст. 1 Закона РФ от 5 марта 1992 г. N 2446-1 «О безопасности» (с изм. и доп.). Согласно данной норме безопасность есть состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Соответственно на основе данного определения можно заключить, что безопасность РФ представляет собой состояние защищенности публичных интересов РФ от внутренних и внешних угроз. Непосредственная связь единой технологии с обеспечением безопасности РФ представляет собой возможность при помощи данной технологии обеспечивать удовлетворение публичных интересов РФ в различных сферах, в том числе связанных с защитой неопределенного круга лиц.

Второй случай, когда право на технологию принадлежит РФ, — это принятие РФ на себя финансирования работ по доведению единой технологии до стадии практического применения. В свою очередь, третий случай выражен в необеспечении исполнителем до истечения шести месяцев после окончания работ по созданию единой технологии совершения всех действий, необходимых для признания за ним или приобретения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав технологии.

По сути, оформление обозначенных двух условий, установленных в ГК РФ, основывается на специальном приеме правового регулирования, используемом законодателем в гл. 77 ГК РФ, — правовые нормы устанавливаются исходя из объективно существующих и желаемых законодателем стадий «жизни» единой технологии. Это совокупность фактических и юридических действий, распределяющихся по следующим стадиям (этапам):

— создание единой технологии;

— оформление прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав единой технологии (этап аккумулирования исключительных прав);

— внедрение единой технологии.

Выделяя такие этапы, следует вместе с тем заметить, что второй этап может осуществляться совместно (параллельно) с действиями первого этапа, т.е. с созданием технологии. Кроме того, определенные действия по оформлению прав могут вообще предшествовать созданию единой технологии (совершение договора, конечной целью которого является создание результата интеллектуальной деятельности, подлежащего включению в состав единой технологии, и о котором, в частности, упоминается в абз. 2 п. 1 ст. 1240 ГК РФ).

С учетом содержания ст. 1543 ГК РФ о сфере применения правил о праве на технологию можно сделать вывод о том, что обозначенные стадии являются отражением принципа бюджетной экономии, действующего в области финансового права. Существо данного принципа в рассматриваемой ситуации выражается в том, что бюджетные средства следует выделять на то, что может быть реально внедрено, а значит, на то, что может приносить реальную пользу публичным и взаимосвязанным с ними частным интересам.

Таким образом, как видно из ст. 1546 ГК РФ, обозначенные выше условия принадлежности РФ права на технологию связаны с выделенными стадиями (этапами) «жизни» единой технологии следующим образом: первое условие и первый случай в рамках второго условия — это первый этап; второй случай в рамках второго условия обеспечивает реализацию третьего этапа, а третий случай в рамках второго условия представляет собой второй этап.

Так же как и в п. 1 ст. 1546 ГК РФ, в ее п. 2 определяются условия принадлежности права на технологию субъекту РФ. Это такие же условия, что и в ситуации с правом на технологию РФ. Однако в части второго условия имеется отличие, связанное с разницей в правовом статусе РФ и ее субъектов. Если в отношении РФ в рамках второго условия обозначены три случая, когда право на технологию принадлежит РФ, то для субъекта РФ в аналогичной ситуации предусмотрено лишь два случая, в содержательном плане полностью совпадающих с обозначенными в п. 1 ст. 1546 ГК РФ. Для субъекта РФ отсутствует такой случай, как непосредственная связь единой технологии с обеспечением обороны и безопасности РФ. Такое положение вполне логично и обусловлено в первую очередь содержанием Конституции РФ. Согласно ст. 71 Конституции РФ оборона и безопасность находятся в ведении РФ.

Представляется, что содержание ст. 1546 ГК РФ не исключает ситуацию, когда право на технологию будет принадлежать совместно РФ и субъекту (субъектам) РФ или же нескольким субъектам РФ, публично-правовым образованиям и иным правообладателям. Если имеет место подобная совместная принадлежность права на технологию нескольким лицам, то подлежат применению положения ст. 1549 ГК РФ. Вместе с тем, как представляется, такая совместная принадлежность права указанным субъектам невозможна в случае существования непосредственной связи единой технологии с обеспечением обороны и безопасности РФ.

В ст. 1546 ГК РФ законодательно сформулированы основы механизма оформления прав на технологию, а также механизма управления и распоряжения данным правом. В п. 3 ст. 1546 ГК РФ законодатель устанавливает механизм реализации второй из названных выше стадий «жизни» единой технологии — специфику оформления прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав единой технологии. В данном случае такой механизм выражен в форме закрепления обязанности исполнителя после создания единой технологии осуществить определенную юридическую процедуру:

1) первое действие — исполнитель должен принять меры для признания за ним и получения прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности. Такие меры представляют собой активные действия исполнителя, состав которых определяется по п. 2 ст. 1544 ГК РФ (подавать заявки на выдачу патентов и проч.);

2) затем следует второе действие — передача этих прав РФ либо субъекту РФ. В данном случае, как представляется, организация такой передачи есть обязанность исполнителя. Оформление указанной передачи прав, на наш взгляд, следует осуществлять на основании договора, поименованного в п. 3 ст. 1547 ГК РФ, — договор о приобретении права на технологию. Названный договор в такой ситуации носит безвозмездный характер (п. 1 ст. 1548 ГК РФ).

В дальнейшем эти права в составе единого права на технологию отчуждаются по правилам ст. 1547 ГК РФ, что нужно считать установленным законодательством продолжением отмеченной юридической процедуры.

Соответствующие права и обязанности могут возникать и осуществляться (исполняться) в связи с такими юридическими действиями, как управление и распоряжение правом на технологию, принадлежащим публично-правовым образованиям. Поэтому п. 4 и 5 ст. 1546 ГК РФ указывают на особенности управления и распоряжения правом на технологию, которые принадлежат РФ или субъекту РФ. Подобное указание осуществляется в отсылочной форме к иным правовым нормам. Так, порядок управления правом на технологию, которое принадлежит РФ, определяется Правительством РФ. В данном случае этот порядок должен быть определен в виде нормативного правового акта Правительства РФ (его постановления), поскольку речь идет, по сути, об установлении правил, касающихся неопределенного круга типичных ситуаций. Схожим образом решается вопрос для случая, когда право на технологию принадлежит субъекту РФ. Здесь порядок управления этим правом должен быть определен нормативным правовым актом органа исполнительной власти соответствующего субъекта РФ.

Аналогично через отсылочные нормы устанавливается механизм распоряжения правом на технологию, которое принадлежит РФ или субъекту РФ. Данный механизм определяется правилами части четвертой ГК РФ, т.е. нормами раздела VII «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», включая и правила об отчуждении права на технологию, принадлежащего РФ или субъекту РФ, установленные ст. 1547 ГК РФ, а особенности распоряжения правом на технологию, принадлежащим РФ, определяются еще и законом о передаче федеральных технологий. В данном случае представляется оправданным подход законодателя, в соответствии с которым вопросы управления правом на технологию решаются на уровне органов исполнительной власти, а вопросы распоряжения этим правом — в федеральных законах.

В первой ситуации учитывается одна из фактических целей организации управления правом на технологию — обеспечить достижение нужного технического, экономического или иного подобного эффекта, ради которого и была создана соответствующая технология. Представляется, что достижение этой цели возможно лишь при учете существа соответствующей технологии, прежде всего ее целевой направленности, что может быть наиболее оптимально произведено в рамках отмеченного подзаконного регулирования. С другой стороны, отношения, связанные с распоряжением исключительными правами, в том числе и правом на технологию, в унифицированной форме как отношения гражданско-правовой природы урегулированы в ГК РФ. Кроме того, такие отношения, возникающие с участием РФ, требуют их специальной регламентации на уровне федеральных законов, поскольку речь идет о реализации публичных интересов РФ, касающихся неопределенного круга лиц.

Сами понятия «распоряжение правом на технологию» и «управление правом на технологию» законодатель не раскрывает. Что касается распоряжения правом на технологию, то эта категория достаточно полно раскрыта в части четвертой ГК РФ — в ст. 1233 (о распоряжении исключительным правом) и ст. 1550 (об общих условиях передачи права на технологию). Применительно к понятию «управление правом на технологию» стоит заметить, что термин «управление» довольно широко используется в гражданском законодательстве. Как отмечается в специальной юридической литературе, в нормах ГК РФ, включая и часть четвертую ГК РФ, 269 раз используется указанный термин. Причем его применение законодатель обычно связывает с имуществом, в том числе и с имущественными правами <1>. Зачастую это делается через общую категорию «имущество», используемую в широком значении, — как вещи, имущественные права и имущественные обязанности.

———————————

<1> См.: Ибатуллина Р.З. Гражданско-правовой режим управления общим недвижимым имуществом в многоквартирных домах: Автореф. дис. … к.ю.н. Казань, 2007. С. 5.

Термин «управление правом» употребляется в некоторых международных актах, посвященных праву интеллектуальной собственности. Например, в ст. 12 Договора ВОИС по авторскому праву <2> содержится понятие «информация об управлении правами». Согласно названному Договору «информация об управлении правами» — это информация, которая идентифицирует произведение, автора произведения, обладателя какого-либо права на произведение, или информация об условиях использования произведения и любые цифры и коды, в которых представлена такая информация, когда любой из этих элементов информации приложен к экземпляру произведения или проявляется в связи с сообщением произведения для всеобщего сведения. Аналогичное понятие сформулировано и в ст. 19 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам <3>. Изложенное определение, по существу, саму суть категории «управление правом» не раскрывает, а лишь определяет субъектов такого управления.

———————————

<2> См.: Договор ВОИС по авторскому праву (принят Дипломатической конференцией) (Женева, 20 декабря 1996 г.). РФ в указанном Договоре не участвует.

<3> См.: Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам (принят Дипломатической конференцией) (Женева, 20 декабря 1996 г.). РФ в указанном Договоре не участвует.

Как показывает анализ статей части четвертой ГК РФ, в которых применена категория «управление правом», названная категория используется в двух значениях:

а) для обозначения специального субъекта регулируемых отношений — организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами;

б) для оформления совокупности соответствующих возможностей и обязанностей правообладателя, связанной с принадлежащим ему правом.

Представляется, что в ст. 1546 ГК РФ речь как раз идет об управлении правом на технологию как о совершении действий, в совокупности обеспечивающих достижение двух юридических целей:

1) организация наиболее оптимальной реализации (осуществления) названного права, а также одновременно и

2) исполнение обязанности по ст. 1545 ГК РФ (обязанность практического применения единой технологии, т.е. ее внедрения). Таким образом, управление правом на технологию представляет собой определенную юридическую процедуру, направленную как на обеспечение осуществления названного права, так и на исполнение сопутствующих обязанностей. Эти цели в совокупности указывают на то, что в рамках управления правом на технологию должно обеспечиваться ее эффективное использование.

В итоге исследования проблематики, связанной с правами публично-правовых образований на результаты интеллектуальной деятельности, необходимо сформулировать вывод об одной из тенденций развития современного гражданского права. Это увеличение количества и совершенствование норм, посвященных участию публично-правовых образований в гражданских отношениях. Обозначенная тенденция развития современного гражданского права позволяет указать и другие смежные направления модернизации правовой регламентации в области цивилистики: усиление императивных начал в правовом регулировании гражданских отношений, детализация и дифференциация на отдельных участках правовой жизни.