Уголовная ответственность за нарушение ПДД

04-03-19 admin 0 comment

Реут А.
Бизнес-адвокат, 1997.

А. Реут, адвокат.

Статья 211 Уголовного кодекса РСФСР предусматривала уголовную ответственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта при наступлении определенных последствий: причинение существенного материального ущерба, легких или менее тяжких телесных повреждений, а также смерти. Тяжесть причиненных телесных повреждений определялась экспертами согласно Правилам судебно — медицинского определения степени тяжести телесных повреждений, утвержденных Приказом Минздрава СССР от 11 декабря 1978 г. N 1208. В соответствии с Указом Президента РФ с января 1993 г. уголовная ответственность за причинение материального ущерба и легких телесных повреждений исключена.

С 1 января 1997 г. вступил в действие новый Уголовный кодекс РФ, ст. 264 которого также предусматривает уголовную ответственность за нарушение Правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшие определенные последствия: причинение по неосторожности тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, а также по неосторожности смерть человека. Таким образом, в новом Уголовном кодексе вновь введена уголовная ответственность за причинение крупного ущерба, который должен превышать 500 минимальных размеров заработной платы. Причем в эту сумму не входят дополнительные связанные с аварией расходы: оплата буксировки поврежденного автомобиля, услуг эксперта по составлению калькуляции и т.д., а определяется этот ущерб лишь исходя из стоимости ремонта автомобиля, повреждения груза и т.д.

Даже самые простые подсчеты показывают, что как бы не был поврежден автомобиль отечественного производства, вряд ли виновника такой аварии удастся привлечь к уголовной ответственности, поскольку такая большая стоимость ремонта возможна только при повреждении автомобилей иностранного производства. Например, на поврежденный в результате дорожно-транспортного происшествия автомобиль джип «Гранд чероки» калькуляция может быть составлена и на сумму 235 млн. руб., а новый автомобиль «ГАЗ-31029» стоит чуть более 40 млн. руб.

Уголовная ответственность согласно новому Уголовному кодексу за причинение легкого вреда здоровью вообще отсутствует, что вызывает естественное удивление: в случае сильного повреждения автомобиля виновника можно привлечь к уголовной ответственности, а при причинении водителю и нескольким пассажирам легкого вреда здоровью (например, сотрясение головного мозга) нет.

Поскольку новый Уголовный кодекс предусматривает теперь ответственность не за причинение телесных повреждений, а вреда здоровью, то Приказом Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. N 407 с 1 января 1997 г. введены в действие Правила судебно — медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. Разница в причинении «телесных повреждений» и «вреда здоровью» заключается в том, что определенные повреждения (например, царапины, ссадины и т.д.) не влекут за собой никакого вреда здоровью и поэтому они не подлежат классификации. Как уже обратили внимание читатели, для привлечения к уголовной ответственности необходимо наличие, в основном, двух вещей: нарушения Правил дорожного движения и наступления в результате этого определенных последствий. Степень тяжести телесных повреждений определяется на основании заключений судебно — медицинских экспертов и, как правило, сомнению не подвергается, а основной вопрос, который решается по делу, — наличие в действиях, например, водителя нарушений требований Правил дорожного движения.

Однако судебно — медицинские эксперты — тоже люди и могут ошибаться. Нельзя также исключить и недобросовестность людей, которые, к сожалению, особенно в последнее время, идут на различные злоупотребления и пытаются доказать виновность водителя в причинении им телесных повреждений, которых не было, лишь с одной целью — получения материальной компенсации в возмещение «причиненности вреда».

Осенью 1996 г. на территории Московской области водитель грузового автомобиля, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершил наезд на стоявший на проезжей части, из-за технической неисправности, легковой автомобиль. В результате водитель последнего получил повреждения шеи и был доставлен в больницу. По факту данной аварии было возбуждено уголовное дело и через несколько дней к следователю пришел человек, который заявил, что также находился в легковом автомобиле и в результате наезда получил такие же, как и водитель, повреждения. В подтверждение своих слов он представил выписку из истории болезни, из которой усматривалось, что он поступил в ту же больницу, что и пострадавший, но на день позже. Водители как легкового, так и грузового автомобилей категорически отрицали факт наличия этого человека вообще на месте аварии.

Следователь тщательно проверил это обстоятельство и установил, что «пострадавший» по стечению обстоятельств в тот же день попал по своей вине в аварию и получил повреждение шеи. Через своего знакомого врача он узнал о поступлении в больницу пострадавшего водителя и решил воспользоваться моментом, чтобы получить компенсацию с организации, являющейся владельцем грузового автомобиля.

Уголовное дело по факту причинения телесных повреждений этому «пострадавшему» следователь прекратил и передал материалы для возбуждения уголовного дела и привлечения к ответственности за ложный донос и покушение на хищение денежных средств.

Как уже отмечалось выше, если водитель не допустил нарушений безопасности движения и эксплуатации транспорта, то он не должен нести никакой ответственности даже в случае гибели людей. Если же он допустил эти нарушения, но это не повлекло за собой указанных в статье Уголовного кодекса последствий, то водителя можно привлечь лишь к административной ответственности.

Так, например, водитель К., в период действия Уголовного кодекса РСФСР, обвинялся в том, что управляя служебным автомобилем, принадлежащим крупной коммерческой фирме, совершил на пешеходном переходе наезд на пожилую женщину, причинив ей в результате этого менее тяжкие телесные повреждения, т.е. временную нетрудоспособность на срок свыше 21 дня. Нарушение Правил дорожного движения со стороны водителя никаких сомнений не вызывало. Представителем потерпевшей по делу был признан муж пострадавшей, который заявил гражданский иск на колоссальную сумму, мотивируя тем, что жена в результате данной аварии стала инвалидом I группы и приложил в подтверждение этого соответствующий документ.

Причем группа инвалидности была установлена через два месяца после случившегося, что подтверждало его слова. На предварительном следствии услугами адвоката не воспользовался, а пригласил его лишь участвовать в деле при рассмотрении в суде. Ознакомившись с материалами уголовного дела, у адвоката, естественно, зародились сомнения в причине получения пострадавшей инвалидности самой высокой группы в результате причинения этих телесных повреждений. Кроме того, допрос пострадавшей производился дома и ее муж настаивал на рассмотрении дела в суде в ее отсутствие. Юридической консультацией был сделан запрос во ВТЭК по месту жительства пострадавшей. Из ВТЭКа ответили письменно, что действительно ей была установлена I группа инвалидности по заболеваниям: старческой деменции (слабоумию), мистическим нарушениям, ишемической болезни сердца, гипертонической болезни и повреждениям, полученным за несколько дней до аварии. Был сделан также запрос в поликлинику, откуда подтвердили факт причинения ей телесных повреждений при падении с лестницы за несколько дней до наезда.

В суде адвокату удалось убедить в необходимости проведения комиссионной судебно — медицинской экспертизы, которая в своем заключении отметила, что действительно еще до происшествия у пострадавшей имелись телесные повреждения. Что же касается данного наезда, то причиненные в результате его повреждения относятся к категории легких телесных, повлекших за собой кратковременное расстройство здоровья.

Народный суд вынес в отношении К. оправдательный приговор. Наиболее часто встречающийся при дорожно — транспортных происшествиях вред здоровью, за причинение которого привлекают к уголовной ответственности, это тяжкий вред. Основными признаками причинения такого вреда являются потери зрения, слуха, речи, полная утрата профессиональной трудоспособности, прерывание беременности и т.д.

Наиболее часто встречающиеся при дорожно — транспортных происшествиях обезображение лица происходит при повреждении его осколками стекол автомобиля или при ударе лицом о его выступающие детали. При этом эксперт отмечает в заключении, что сами по себе повреждения являются легкими, но с учетом обезображения лица относятся к категории тяжких.

Однако окончательное решение остается за судом, который с учетом мнения самого пострадавшего и расположения повреждений может и не признать их тяжкими по указанному выше признаку. Причинение каких-либо даже самых незначительных телесных повреждений пожилым людям при дорожно — транспортных происшествия нередко вызывает обострение уже имевшихся у них до этого заболеваний сердца, сосудов головного мозга, легких и т.д., что приводит к их смерти. Причем смерть наступает через несколько недель, а то и месяцев. В связи с этим в судебной практике возникал вопрос: за что водителя надо привлекать к ответственности — за причинение телесных повреждений пострадавшему или за его смерть. Верховный Суд РФ давал разъяснения по конкретным делам, что привлекать к уголовной ответственности за смертельный исход надо тогда, когда между причинением телесных повреждений при наезде и наступлением смерти имеется причинная связь. Если причинной связи нет, то водитель подлежит ответственности только за те повреждения, которые он причинил в результате происшествия.

Осенью 1995 г. водитель П. совершил наезд на пожилую женщину, которая скончалась в больнице. В процессе предварительного расследования была проведена судебно — медицинская экспертиза, в заключении которой эксперт отметил, что пострадавшей были причинены тяжкие телесные повреждения и ее смерть наступила от полученных в результате наезда переломов костей таза, сопровождавшихся воспалением легких, дыхательных путей и мозговых оболочек.

Поскольку расследование проводилось в период действия старого Уголовного кодекса, то П. был привлечен к уголовной ответственности по ст. 211 ч. 2 УК РСФСР, предусматривавшей наказание до 10 лет лишения свободы за нарушение правил безопасности и эксплуатации транспорта, повлекшее смерть потерпевшего. Адвоката П. пригласил участвовать только в суде, где защитник обратил внимание суда на допущенные экспертом при проведении экспертизы существенные нарушения Уголовно — процессуального законодательства РФ, а также на то обстоятельство, что пострадавшая умерла спустя 1 месяц и 19 дней после происшествия. Судом была назначена комиссионная судебно — медицинская экспертиза, которая в своем заключении отметила, что в результате наезда пострадавшей был причинен вред здоровью средней тяжести. Причиной же смерти явилась острая сердечная недостаточность, обусловленная обострением имевшихся у нее заболеваний, которые никакого отношения к происшествию не имеют. Виновность П. в нарушении Правил дорожного движения и наезде на пешехода сомнений не вызывала.

Учитывая изложенное, П. был признан виновным и осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ, т.к. приговор выносился уже в период действия нового Уголовного кодекса. Поскольку в процессе рассмотрения дела было установлено, что пострадавшая сама грубо нарушила Правила дорожного движения, а также то, что П. ранее ни к административной, ни к уголовной ответственности не привлекался, исключительно положительно характеризуется, а максимальное наказание, предусмотренное ч. 1 указанной статьи, до 2 лет лишения свободы, суд осудил П. к наказанию в виде штрафа.

Обжаловать приговор никто не стал.