Регулирование интернета: правовой аспект

04-03-19 admin 0 comment

Макарьян Д.В.
, 2009.


Макарьян Д.В., аспирант кафедры международных отношений социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Прошло уже около 30 лет с момента возникновения Интернета.

Напомним, что сеть Интернет (ранее — ARPANET, сеть Министерства обороны США) создавалась в рамках проекта, призванного наметить пути построения системы электронного взаимодействия (изначально призванного функционировать при утрате любого из фрагментов системы в условиях войны).

С момента появления Интернета произошло множество перемен, в том числе политических. Интернет стал доступным средством коммуникации во всем цивилизованном мире.

Став частью повседневной жизнедеятельности общества, Интернет нашел как почитателей, считающих, что за ним будущее, так и критиков, опасающихся дальнейшего развития электронной сети, которая таит, по их мнению, в себе угрозу вовлечения людей в глобальный мир, где нет места индивидуальности.

Звучат мнения об асоциальном характере сетевого общения, так как вместе с личностью Интернет способен разрушить те социальные связи (общественные отношения), которые были ею созданы.

Но отметим, что подобные фобии обусловлены недостаточным или, по крайней мере, узким пониманием социальности и социальных связей, которые могут приобретать различные формы. Как нам кажется, данные понятия не обязательно должны связываться только с легальными, устоявшимися и традиционными общественными институтами, такими как государство, церковь, мораль и т.д. Рассматривая социальность и социальные связи на более абстрактном уровне как «пространство возможных форм интерсубъектности» <1>, значение Интернета в обществе становится важным, если не первостепенным.

———————————

<1> Войниканис Е.А., Якушев М.В. Информация. Собственность. Интернет: традиция и новеллы в современном праве. М., 2004. Здесь и далее даются ссылки на электронный текст настоящей работы.

На сегодняшний день практически все субъекты общественных отношений действуют в Интернете. Интернет стал «территорией» и средством совершения сделок, торговых контрактов и, конечно, общения. Очень популярны «сетевые» коммерческие организации, специализирующиеся на сетевых услугах, интернет-магазины, множество организаций и частных лиц предоставляют те или иные услуги в рекламных целях.

Можно констатировать, что в Интернете доступна практически любая услуга <2>, которую можно получить удаленно, — консультации врача, юриста, бухгалтера, менеджера, других специалистов. Особой популярностью пользуются мультимедийные и иные развлекательные услуги <3>.

———————————

<2> Конечно, в настоящее время совершение сделок в Интернете ограничено, так, нельзя заключать договоры, требующие нотариального удостоверения, хотя в будущем возможно возникновение особой формы удостоверения с помощью электронной (цифровой) подписи.

<3> По данным компании The Yankee Group, проводившей исследование динамики потребления развлекательных услуг в США, несмотря на падение экономики в 2000 — 2002 гг., затраты людей на развлечения на базе услуг связи возросли на 24%. При этом интерактивные видеоуслуги продемонстрировали наивысшие темпы роста — более 35% за 10 лет. Похожая ситуация, как показало совместное исследование Instites и Alcatel в 2003 г., складывается и в Европе (см.: Микоян А.Т. Телевидение и Интернет — две стороны новой телекоммуникационной реальности // Документальная электросвязь. 2005. N 14).

Транснациональный характер Интернета играет немалую роль в международной политике, в развитии негосударственных организаций. В настоящее время большинство межнациональных дискуссий осуществляется в рамках глобальной сети.

Вместе с тем с Интернетом связаны и многочисленные злоупотребления информационного характера. Речь может идти о несанкционированной информации, «спаме», создании нелегальных интернет-сайтов, а то и прямо криминальных, пропагандирующих насилие, провоцирующих национальную, религиозную и иную рознь. Не секрет, что Интернет стал «убежищем» для большого количества террористических организаций, включая международные, которые ведут активную «информационную войну» с обществом во всем мире. Нужно учитывать, что, обладая признаком глобальности (внетерриториальности) и являясь дешевым средством коммуникации, Интернет зачастую становится «местом» совершения различного рода правонарушений, в том числе уголовно наказуемых деяний. Убытки от правонарушений в Интернете с 1997 по 1999 г. превысили 360 млн. долл. США <4>. Нетрудно сделать вывод об их количестве на сегодняшний день, учитывая быстрый рост компьютеризации во всем мире!

———————————

<4> Выступление Генерального прокурора США Дж. Рено 10 января 2000 г. // http://www.usdoi.gov/criminal/cybercrime/agnaag.html.

Виды противоправной деятельности в Интернете многообразны и в значительной степени совпадают с преступлениями, предусмотренными уголовными законами большинства европейских государств (включая Уголовный кодекс РФ <5>).

———————————

<5> Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.

Некоторое представление о криминологической статистике в Интернете можно получить из данных Управления по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий МВД РФ <6>. За 2000 г. это управление зарегистрировало 1375 преступлений в сфере информационных технологий, из них: 584 — неправомерный доступ к компьютерной информации; 258 — причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием с применением компьютерной техники; 210 — мошенничество с применением компьютерной техники и телекоммуникационных сетей; 172 — создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ; 101 — незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации; 44 — нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сетей <7>. Весьма значительными могут быть убытки от компьютерных вирусов, распространяющихся через Интернет: убытки от вируса «Code Red» составили 2,6 млрд. долл. США, от вируса «I Love U» — 8,7 млрд. долл. США <8>. Совокупный ущерб от вирусов в 1998 г. составил 12 млрд. долл. США, а в 2000 г. — 17,1 млрд. долл. США <9>.

———————————

<6> http://www.cyberpolice.ru

<7> Управление «Р»: в ожидании звонка // Internet. 2001. N 3. С. 50.

<8> Калятин В.О. Право в сфере Интернета. М.: Норма, 2004. С. 431.

<9> http://www.cnews.ru/newsline/index.shtml22001/09/11/121983

Конечно, не все перечисленные «общественные болезни», правонарушения характерны только для Интернета. Однако, распространяясь и развиваясь в Интернете, они, возможно, требуют своих особых мер воздействия и пресечения.

Итак, мы подходим к главному вопросу: каким же образом надлежит регулировать Интернет и существует ли необходимость в этом?

Вопрос о целесообразности регулирования Интернета обсуждается в обществе давно. Существуют мнения о неизбежности принятия закона об Интернете на уровне национального законодательства, о необходимости регистрации веб-сайтов в контрольных государственных органах и т.д. Как нам представляется, подобное регулирование Интернета не будет достаточно эффективным.

Общеизвестно, что регулированию подлежат общественные отношения, тем или иным образом связанные с объектами материального или нематериального мира. Является ли Интернет сам по себе объектом общественных отношений? Очевидно, да, ведь с ним связано возникновение общественных отношений.

Но можно ли назвать Интернет объектом права как совокупности общеобязательных правил поведения? Ответ на этот вопрос зависит от того, что понимать под глобальной сетью. Как правильно сформулировано в Законе США 1998 г. об интерактивной безопасности детей (Children’s Online Privacy Protection Act <10>), Интернет представляет собой объединение множества компьютеров и телекоммуникационных средств, включая оборудование и программное обеспечение, образующих связанную международную сеть сетей, которая основывается на протоколе межсетевого взаимодействия.

———————————

<10> Электронный текст доступен по адресу: http://www.ftc.gov/ogc/coppal.htm.

Из данного определения можно сделать вывод о том, что Интернет — это не монолит и состоит из множества частей: компьютеров, сетевого оборудования, программного обеспечения и т.д., по поводу которых возникают правоотношения (например, для установки соединения).

Мы уже привели достаточно примеров возникновения общественных правоотношений, это: оказание различного рода услуг, выполнение работ, продажа товаров и нематериальных объектов, безналичные расчеты с использованием «электронных» денег и др. Однако данные общественные отношения уже регулируются правовыми нормами.

В большинстве своем объекты (как материальные, так и нематериальные), по поводу которых возникают отношения в сети, не являются новыми для общества. Ведь, оказывая, например, услугу по переводу текста с иностранного языка, взаимоотношения контрагентов не перестают регулироваться правовыми нормами о возмездном оказании услуг действующего законодательства, а продажа товаров через Интернет всегда должна осуществляться с учетом защиты прав потребителей.

Заметим, что на сегодняшний день существующие правовые механизмы регулирования общественных отношений обладают достаточным потенциалом воздействия на глобальную сеть, и «досетевому» законодательству необходимо лишь адаптироваться к интернет-отношениям. Как справедливо отмечается в литературе, общие правила, установленные действующим законом и регламентирующие традиционные внесетевые правоотношения, должны распространить свое действие и на Интернет <11> (в России, например, путем внесения изменений/дополнений в Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» <12> и Федеральный закон от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ «О рекламе» <13>, адаптировав их под источники права для «спама» и Интернета как средства массовой информации).

———————————

<11> См.: Развитие правового обеспечения информационной безопасности / Под ред. А.А. Стрельцова. М.: Престиж, 2005. С. 76 — 80; Якушев М.В. Как «отрегулировать» Интернет? // Законодательство. 2000. N 9; Якушев М.В. «Неинтернетовские» законы об Интернете // ИнформКурьер-Связь. 2001. N 2.

<12> Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 7. Ст. 300.

<13> Собрание законодательства РФ. 2006. N 12. Ст. 1232.

Правильную позицию в некотором регулировании сети занимает Центральный банк РФ, правотворческая деятельность которого затрагивает веб-представительство кредитных организаций в Интернете <14>. Такому косвенному регулированию Интернета со стороны Банка России способствует активное использование кредитными организациями интернет-технологий в коммерческой деятельности <15>. На сегодняшний день практически все коммерческие банки применяют систему «Интернет Банк-Клиент», которая предоставляет клиенту полноценный банковский сервис в режиме реального времени, предлагая защищенный доступ из любой точки планеты к справочной и финансовой информации банка, работу с платежными документами, отправку этих документов через Интернет в банк, получение выписки из банка по счетам клиента за определенный период времени и т.д. <16>

———————————

<14> См.: письмо ЦБ РФ от 3 февраля 2004 г. N 16-Т «О рекомендациях по информационному содержанию и организации web-сайтов кредитных организаций в сети Интернет» // Вестник Банка России. 2004. N 11; указание ЦБ РФ от 1 марта 2004 г. N 1390-У «О порядке информирования кредитными организациями Центрального банка Российской Федерации об использовании в своей деятельности интернет-технологий» // Вестник Банка России. 2004. N 20.

<15> Речь идет об услугах интернет-банкинга, когда банк предоставляет своим клиентам возможность управлять своим счетом через Интернет.

<16> Использование системы «Интернет Банк-Клиент» в настоящее время не имеет полноценной регламентации и применяется в рамках Федерального закона от 10 января 2002 г. N 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» (Собрание законодательства РФ. 2002. N 2. Ст. 127) и Временного положения о порядке приема к исполнению поручений владельцев счетов, подписанных аналогами собственноручной подписи, при проведении безналичных расчетов кредитными организациями, утв. ЦБ РФ 10 февраля 1998 г. N 17-П (Банковский бюллетень. 1998. N 11).

Мы уже упоминали об уголовно-правовых отношениях, большинство из которых предусмотрены уголовным законодательством. Речь идет о специальных уголовно-правовых нормах распространяющихся на компьютерные преступления (computer crime, computer misuse). Обращаем внимание, что именно в уголовном праве наблюдается тенденция к обособлению в отдельные институты правовых норм, так или иначе регламентирующих отношения в сфере информационных технологий. Ярким примером этому является не только выделение правовых норм о компьютерных преступлениях в отдельные главы (разделы) в национальных уголовных кодексах, но и зарождение в международном публичном праве однородных юридических норм, посвященных киберпреступности <17>.

———————————

<17> Европейская конвенция «О киберпреступности». Адрес электронного текста: http://stra.teg.ru/library/national/34/evro/konv_kiber. См. также: текст распоряжения Президента РФ от 15 ноября 2005 г. N 557-рп «О подписании Конвенции о киберпреступности» в Справочной правовой системе «КонсультантПлюс».

Из сказанного следует, что общественные отношения с использованием сети приобретают новую оболочку, однако это не означает, что именно Интернет сам по себе порождает субъективные права, юридические обязанности или уголовную ответственность.

Бесспорно, что Интернет и информационные технологии вообще несколько изменяют социальные связи, но по большому счету это связано с формой взаимодействия между собой членов общества (в частности, со способами совершения юридически значимых действий при значительной оперативности, отсутствии территориальных ограничений и относительной дешевизны).

Таким образом, становится очевидным, что непосредственно Интернет не является объектом права. Конечно, в будущем могут возникнуть особые общественные отношения, обусловленные спецификой Интернета, которые будут регулироваться специальной отраслью права, сейчас же говорить о такой необходимости преждевременно.

Анализируя общественные отношения, связанные с использованием Интернета, важно представлять, что норма права — не единственный социальный регулятор.

По нашему мнению (совпадающему с позицией признанных специалистов по вопросам развития Интернета <18>), в сфере использования Интернета особое значение приобретают так называемые смешанные источники регулирования: обычаи, технические стандарты (включая международные), рекомендации негосударственных органов. Позитивный опыт в этой связи представляет Франция, в которой успешно функционируют независимые административные авторитеты (autorite administrative independante), в основу которых были положены американские агентства, регулирующие разные секторы общественной жизни. Особыми регуляторами в сфере Интернета могли бы стать международные негосударственные организации. На сегодняшний день редко кто будет отрицать благотворное влияние негосударственных организаций на различные сферы мировой общественной жизни.

———————————

<18> См.: Войниканис Е.А., Якушев М.В. Указ. соч.

Не являясь формальным общественным образованием, Интернет в меньшей степени требует государственного регулирования <19> и в большей степени нуждается в саморегулировании и регламентации посредством неформальных институтов. На сегодняшний день небезуспешно действуют Правила пользования сетью, утвержденные Открытым форумом интернет-сервис-провайдеров.

———————————

<19> Попыткой регулирования Интернета является создание властями Китайской Народной Республики некоторых ограничений в использовании поисковой системы Google, которая выдает неполные ссылки на те или иные веб-сайты. Всем также известно о существовании в КНР «великого китайского файрвола» и многочисленных подразделений «интернет-полиции», которые следят за тем, чтобы граждане не заходили на «вредные» веб-сайты. Такого рода методы, безусловно, противоречат демократическому мышлению и нарушают свободу слова и печати. О китайском пути регулирования Интернета см.: http://usatoday.com/tech/news/internetprivacy/2006-04-02-china-web-cops_x.html.

Упомянутые Правила <20> фактически превратились в обычаи делового оборота и являются своего рода нормами сетевого этикета («кибернормы»). Естественно, они не обеспечены механизмом государственного принуждения, но речь об их «легализации» не безосновательна. Так, развиваясь, «кибернормы» способны легитимироваться. Как отмечает профессор А. Майкл Фрумкин <21>, способы их легитимации могут приобретать следующие формы:

———————————

<20> См. электронный текст Правил пользования Интернетом: http://www.ofisp.org/documents/ofisp-008.html.

<21> Froomkin A.M. Habermas@discourse.net: Toward A Critical Theory of Cyberspace // Harvard Law Review. 2003. Vol. 116. N 3. P. 751 — 873. Ссылка приведена из указанной работы Е.А. Войниканиса, М.В. Якушева.

согласование позиций в результате переговорного процесса с участием всех заинтересованных сторон;

стандартизация, осуществляемая в результате «рыночного отбора». Предполагается, что участники сетевого взаимодействия будут использовать те нормы и правила, которые экономически выгодны;

делегирование полномочий авторитетному регулятору, решениям которого интернет-сообщество готово неукоснительно подчиняться;

общественное воздействие участников интернет-общения на нарушителей: изгнание сетевых хулиганов, электронные атаки и др.

Резюмируя, отметим те векторы развития в регулировании Интернета, которые представляются нам наиболее правильными и эффективными.

Во-первых, это адаптация действующего законодательства к интернет-реалиям, которая должна происходить в форме дополнения нормативных правовых актов «сетевым» компонентом. Так, если Интернет выполняет функции средства массовой информации, «электронной библиотеки» или используется рекламораспространителями, то и регулироваться он в обозначенных качествах должен законодательством о средствах массовой информации, библиотечном деле и рекламе соответственно. Во-вторых, международное взаимодействие, которое, кроме всего прочего, должно происходить в форме унификации нормативных правил. Речь идет об интеграции правовых систем для единообразной регламентации Интернета как международной компьютерной сети и установлении единого механизма юридической ответственности. В-третьих, важно установить сотрудничество государственной власти (прежде всего исполнительной) с сообществом провайдеров для разработки нормативных правил пользования Интернетом. В-четвертых, мера ответственности должна определяться самим интернет-сообществом при поддержке государства и последующим его подтверждением.

Используя обозначенные методы регулирования Интернета, как нам кажется, можно избежать проявления нарушений прав и свобод личности и в то же время упорядочить «сетевые» общественные отношения.