Преступления против военной службы

04-03-19 admin 0 comment

Ахметшин Х.
Электронный ресурс, 1997.


Х. Ахметшин, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

До принятия нового Уголовного кодекса на территории Российской Федерации действовал Закон СССР об уголовной ответственности за воинские преступления 1958 г. с последующими изменениями и дополнениями, нормы которого были полностью воспроизведены в ст. ст. 237 — 269 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. и на практике применялись в виде соответствующих статей этого Кодекса.

В отличие от прежнего законодательства, которое устанавливало ответственность за воинские преступления, совершенные как в мирное, так и в военное время и в условиях боевой обстановки, нормы нового Уголовного кодекса предусматривают ответственность только за преступления против военной службы, совершаемые в условиях мирного времени. Как указано в ч. 3 ст. 331, уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.

Преступления против военной службы составляют главу 33 нового Уголовного кодекса. В соответствии со ст. 331 Кодекса преступления против военной службы (воинскими преступлениями) признаются виновно совершенные общественно опасные деяния военнослужащих, проходящих военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях, а также граждан, пребывающих в запасе, во время прохождения ими военных сборов, против установленного порядка прохождения военной службы и предусмотренные главой 33 Кодекса.

Порядок прохождения военной службы (воинский правопорядок) устанавливается Конституцией Российской Федерации, законами «Об обороне», «О воинской обязанности и военной службе», «О статусе военнослужащих», а также общевоинскими уставами, утвержденными Президентом Российской Федерации. Строгое соблюдение этого порядка составляет существо воинской дисциплины, оно обеспечивает выполнение задач, возложенных на Вооруженные Силы, другие войска и воинские формирования Российской Федерации.

Субъектами (исполнителями) воинских преступлений могут быть только лица, обладающие статусом военнослужащего. Другие лица могут выступать соучастниками (подстрекателями, пособниками) воинских преступлений. За преступления против установленного для них порядка несения службы по статьям главы 33 отвечают военные строители военно — строительных отрядов (частей) Министерства обороны, других министерств и ведомств Российской Федерации.

Нормы главы 33 УК направлены на дальнейшее укрепление законности и правопорядка в Вооруженных Силах и других войсках, обеспечение их постоянной боевой готовности, на усиление защиты жизни и здоровья, прав и законных интересов военнослужащих, обеспечение сохранности и боеспособности находящихся на вооружении армии и флота оружия, боеприпасов и другой военной техники.

По сравнению с УК 1960 г. в новом Кодексе количество статей о воинских преступлениях сокращено с 35 до 22. Это произошло за счет объединения некоторых составов преступлений, декриминализации отдельных видов воинских правонарушений и невключения в главу 33 норм о воинских преступлениях, которые могут быть совершены в условиях военного времени и боевой обстановки.

В то же время нельзя признать обоснованным исключение из числа воинских преступлений воинских должностных лиц в виде злоупотребления служебным положением, превышения и бездействия власти, включая сюда случаи применения командирами и начальниками различных видов насилия в отношении своих подчиненных, и распространение на них общих норм о должностных преступлениях (ст. ст. 285, 286 и 293 УК). Особенности указанных преступлений по службе воинских должностных лиц, обусловленные тем, что на них возложены специфические обязанности по обеспечению военной безопасности государства и в связи с этим они наделены весьма широкими полномочиями по управлению войсками, включая право командиров на применение оружия в отношении своих подчиненных (ст. 9 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ), предопределяют необходимость отнесения их к числу преступлений против военной службы. Не случайно военно — уголовное законодательство дореволюционной России и советского периода неизменно включало в себя специальные нормы об уголовной ответственности командиров и начальников за преступления, совершенные ими с использованием своего служебного положения, и прежде всего за применение насилия к подчиненным и другие формы ущемления их прав и законных интересов.

Необоснованным представляется также исключение из числа воинских преступлений разглашения военнослужащим доверенных ему по службе сведений военного характера, составляющих государственную и военную тайну.

В главе 33 УК появился новый, неизвестный прежнему законодательству состав преступления — нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ст. 343). В соответствии с Законом о внутренних войсках МВД РФ к несению службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности наряду с органами внутренних дел привлекаются военнослужащие специальных моторизованных частей и соединений и частей оперативного назначения внутренних войск. Законом «Об обороне» от 24 апреля 1996 г. участие военнослужащих Вооруженных Сил в несении службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности не предусмотрено. Поэтому действие ст. 343 УК распространяется лишь на военнослужащих внутренних войск МВД РФ, виновных в совершении предусмотренного в ней преступления. Новой является ст. 347, предусматривающая уголовную ответственность за уничтожение или повреждение по неосторожности оружия, боеприпасов или предметов военной техники, повлекшие тяжкие последствия.

Предусмотренные в гл. 33 УК преступления против военной службы можно разделить на следующие группы:

1) преступления против порядка подчиненности и уставных взаимоотношений между военнослужащими (ст. ст. 332 — 336);

2) уклонение от военной службы (ст. ст. 337 — 339);

3) преступления против порядка несения специальных служб (ст. ст. 340-344);

4) преступления против порядка использования и сбережения военной техники и другого военного имущества (ст. ст. 345 — 348);

5) преступления против порядка обращения с оружием и эксплуатации военной техники (ст. ст. 349 — 352).

Анализ норм главы 33 УК показывает, что признаки многих составов воинских преступлений существенно отличаются от признаков этих же преступлений, предусмотренных соответствующими статьями УК 1960 г. Исключена уголовная ответственность военнослужащих по призыву за самовольную отлучку продолжительностью не свыше двух суток, уголовная ответственность военнослужащих по контракту может наступать за самовольное оставление части или места службы продолжительностью свыше десяти суток. Весьма важное значение имеют примечания к ст. ст. 337 и 338, в соответствии с которыми военнослужащие, совершившие самовольное оставление части и дезертирство, могут быть освобождены от уголовной ответственности, если эти деяния были совершены вследствие стечения тяжелых обстоятельств. Следует, однако, отметить, что профилактическое значение этих норм в значительной мере теряется из-за отсутствия в них указания на добровольную явку виновного в часть в течение определенного срока после самовольного оставления части. Кроме самовольного оставления части или места службы и дезертирства, уголовная ответственность предусмотрена за уклонение от военной службы путем членовредительства, симуляции болезни, подлога документов или иного обмана (ст. 339). Однако санкция ч. 1 ст. 339 не соответствует тяжести совершенного преступления.

В отличие от прежнего законодательства статьи нового УК, предусматривающие ответственность за нарушение правил несения боевого дежурства, караульной, пограничной и других специальных служб (ст. ст. 340 — 344), устанавливают, что преступлением признаются не сами по себе нарушения правил несения этих служб, а нарушения, повлекшие причинение вреда охраняемым объектам. Применительно к боевому дежурству (боевой службе) и пограничной службе ответственность наступает за нарушения, которые повлекли либо могли повлечь указанные последствия.

В новом УК в одной статье (ст. 332) объединены различные виды неисполнения подчиненным отданного по службе приказа командира (начальника), сохранены составы оказания сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению обязанностей военной службы, а также совершения в отношении начальника насильственных действий в связи с исполнением или во время исполнения им обязанностей военной службы (ст. ст. 333 и 334). Статья 335 устанавливает ответственность за насильственные действия одного военнослужащего в отношении другого, равного с ним по служебному положению и воинскому званию либо старшего или младшего по воинскому званию, когда эти действия нарушают уставные правила взаимоотношений между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчиненности (так называемая дедовщина). Различные формы проявления неуставных взаимоотношений между военнослужащими, когда они повлекли тяжкие последствия, влекут за собой наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет. Воинским преступлением признается оскорбление одним военнослужащим другого во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы (ст. 336).

К сожалению, при конструировании составов воинских насильственных преступлений санкции соответствующих статей не согласованы с санкциями статей главы 16 УК о преступлениях против жизни и здоровья. Так, сопротивление начальнику или насильственные действия в отношении начальника, сопряженные с умышленным причинением тяжкого вреда его здоровью (пункты «в» ч. 2 ст. ст. 333 и 334), наказываются лишением свободы на срок до 8 лет, а умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по ст. 111 УК влечет за собой лишение свободы на срок до 10, 12 и 15 лет. В связи с этим отдельные случаи сопротивления начальнику или насильственных действий в отношении начальника должны быть квалифицированы по совокупности ст. ст. 333 или 334 и ст. 111 УК. Как уже отмечалось выше, глава 33 УК по непонятной причине в качестве воинского преступления не предусматривает насильственные действия командиров (начальников) в отношении своих подчиненных, совершенные с использованием служебного положения.

Воинским преступлением признается оставление погибающего военного корабля командиром, не исполнившим до конца свои служебные обязанности, а равно лицом из состава команды корабля без надлежащего распоряжения командира (ст. 345). Кроме того, к воинским преступлениям против порядка использования и сбережения военного имущества отнесены умышленное либо по неосторожности уничтожение или повреждение, а также утрата оружия, боеприпасов и предметов военной техники. Подобные действия в отношении других материальных ценностей, принадлежащих Вооруженным Силам и другим войскам, в главе 33 УК не предусмотрены, они могут быть квалифицированы по соответствующим статьям об общеуголовных преступлениях (ст. ст. 167, 168 УК).

Вооруженные Силы оснащены различными видами оружия, боеприпасов, взрывчатых или иных веществ, поэтому весьма важное значение имеет обеспечение строгого соблюдения всеми военнослужащими установленных правил обращения с этими предметами и веществами. Статья 349 УК предусматривает ответственность военнослужащих за нарушение правил обращения с оружием, боеприпасами и другими предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих. Воинскими преступлениями против порядка обращения с оружием и эксплуатации военной техники являются также нарушение правил вождения или эксплуатации боевой, специальной или транспортной машины (ст. 350), нарушение правил полетов или подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов (ст. 351) и нарушение правил вождения или эксплуатации военных кораблей (ст. 352). Уголовная ответственность за указанные нарушения, кроме нарушения правил вождения или эксплуатации боевых, специальных и транспортных машин, наступает, когда они повлекли за собой человеческие жертвы или иные тяжкие последствия.

Только по ст. 350 не образует преступления нарушение правил вождения или эксплуатации боевых, специальных и транспортных машин, повлекшее, кроме человеческих жертв, иные тяжкие последствия, в том числе в виде крупного ущерба. В то же время в соответствии со ст. 264 УК нарушение правил дорожного движения на автотранспорте влечет за собой уголовную ответственность как при наступлении человеческих жертв, так и при причинении крупного ущерба. Между тем результатом нарушения правил движения или эксплуатации боевых и специальных военных машин причиненный ущерб может быть намного более крупным, чем ущерб, причиненный транспортным средством вследствие нарушения правил дорожного движения.

В новом Уголовном кодексе получили дальнейшее развитие специальные виды уголовного наказания, применяемые к военнослужащим за совершение воинских и общеуголовных преступлений. Содержание в дисциплинарной воинской части впервые включено в общую систему уголовных наказаний в качестве самостоятельного вида наказания (ст. 44). Оно может быть назначено на срок от трех месяцев до двух лет военнослужащим по призыву, а также военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву. В санкциях 18 статей главы 33 УК прямо предусмотрено применение этого наказания, а за совершение военнослужащими общеуголовных преступлений оно назначается взамен лишения свободы на срок не свыше двух лет (ст. 55). Новым является установление возможности условного осуждения к содержанию в дисциплинарной воинской части (ст. 73). Наряду с применением к военнослужащим, отбывающим наказание в дисциплинарной воинской части, условно — досрочного освобождения (ст. 79), в ч. 3 ст. 81 специально предусмотрено освобождение от отбывания этого наказания либо ареста военнослужащих, признанных не годными к военной службе. В отличие от ст. 57 УК 1960 г., согласно которой лица, отбывшие наказание в дисциплинарном батальоне, сразу же признавались не имеющими судимости, по ст. 86 нового УК судимость военнослужащих, осужденных к этой мере наказания, погашается после истечения одного года после отбытия наказания.

В систему наказаний включен новый специальный вид наказания — ограничение по военной службе (ст. 51), который будет применяться к осужденным офицерам и другим военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, за совершение воинских и общеуголовных преступлений, не представляющих большой общественной опасности. Такое наказание, назначаемое на срок от трех месяцев до двух лет и отбываемое в условиях продолжения военной службы, предусмотрено в санкциях 16 статей главы 33 УК, а за совершение общеуголовных преступлений оно назначается взамен исправительных работ на срок до двух лет. Как и содержание в дисциплинарной воинской части, ограничение по военной службе может быть назначено условно (ст. 73), к лицам, отбывающим это наказание, может применяться условно-досрочное освобождение (ст. 79).

Одним из новых видов наказаний, введенных УК 1996 г., является арест с содержанием осужденного в условиях строгой изоляции от общества на срок от одного до шести месяцев. В 10 статьях главы 33 предусмотрено применение этого наказания за совершение воинских преступлений. Статья 54 устанавливает, что военнослужащие, осужденные к аресту, отбывают наказание на гауптвахте в условиях сохранения за ними статуса военнослужащих. Изложенное выше дает основание утверждать, что в новом Уголовном кодексе нормы, регламентирующие ответственность военнослужащих за преступления против военной службы, получили дальнейшее развитие. Вместе с тем нельзя не отметить, что из главы 33 необоснованно исключены традиционно признаваемые воинскими должностные и некоторые другие преступления военнослужащих, санкции ряда статей не отражают реальной опасности предусмотренных в них преступлений, не согласованы с санкциями статей УК о преступлениях против личности, практически не ограничены пределы освобождения от уголовной ответственности за дезертирство и самовольное оставление части. В связи с этим представляется, что отмеченные недостатки должны быть предметом серьезного рассмотрения в процессе работы по дальнейшему совершенствованию принятого Уголовного кодекса. Одновременно необходимо приступить к разработке закона об уголовной ответственности за воинские преступления, совершаемые в военное время и в боевой обстановке, в соответствии с ч. 3 ст. 331 УК.