От дачи показания отказываюсь…

04-03-19 admin 0 comment

Бинецкий А.
Бизнес-адвокат, 1997.


А. Бинецкий, управляющий партнер «Адвокатского бюро «ХеЛБи» Московской городской коллегии адвокатов.

Всем известна фольклорная фраза «От тюрьмы и от сумы…». Но все-таки каждый из нас считает, что это не про него. Дай-то Бог. Однако редакция решила открыть новую рубрику «Ситуация», памятуя и о другой народной мудрости — знать бы, где упасть, соломки подложил. Думаем, что советы специалистов для общих ситуаций будут небезынтересны читателям. Открываем рубрику новеллой о свидетельских показаниях.

Ни для кого не секрет, что недоброжелательное отношение наших граждан ко всему, что хоть как-то связано с правоохранительными органами, давно стало привычным и переросло в своеобразную традицию.

Нет смысла искать причины этого явления, их много и они разнообразны. Но в результате складывается совершенно ненормальная ситуация, когда государственные органы, призванные охранять и защищать наши права, вместо необходимой им помощи и поддержки встречают от граждан если не открытое противодействие, то плохо скрываемое подозрение и неприязнь.

Чтобы убедиться в этом, достаточно представить типичную ситуацию: гражданина вызывают повесткой или по телефону к следователю для дачи показаний. Первой реакций на такое известие будет страх — «что же я такого наделал?» Но после тщательного анализа своего законопослушного поведения за прошедшие годы у гражданина неизменно возникает другой вопрос — «как себя вести и, главное, что нужно говорить и о чем лучше молчать в правоохранительных органах?».

С точки зрения обыденного сознания это риторический вопрос — говорить необходимо только правду и ничего не скрывать. Однако он принимает другое значение, если во время допроса Вам предлагается сообщить такие сведения, о которых в обычной ситуации Вы предпочитаете не распространяться. Это могут быть любые сведения, касающиеся Вашей личной жизни, работы, бизнеса и недобросовестное использование которых может повлечь за собой наступление нежелательных для Вас последствий.

Единственный выход — четко знать все права, предоставленные уголовно — процессуальным законом и требовать их соблюдения от сотрудников правоохранительных органов. Поэтому в адвокатской практике часто встречаются случаи обращения граждан с просьбой об оказании юридической помощи в подобных ситуациях.

В настоящей статье мы подробно остановимся на одном из видов доказательств в уголовном процессе, а именно на свидетельских показаниях.

В доктрине уголовного процесса показания свидетеля определяются как его устное сообщение об обстоятельствах, имеющих значение для дела, сделанное в ходе допроса и запротоколированное в установленном законом порядке.

Допрос свидетеля, как правило, проводится следователями органов прокуратуры, органов внутренних дел, федеральной службы безопасности и федеральных органов налоговой полиции (ст. 125 УПК РСФСР). Кроме них допрос по поручению следователей могут производить и сотрудники органов дознания (милиция, таможенные органы Российской Федерации, органы пожарного надзора, Федеральная пограничная служба и иные органы, определенные в ст. 117 УПК РСФСР). Свидетель может быть допрошен и в судебном заседании.

В соответствии со ст. 72 УПК РСФСР в качестве свидетеля для дачи показания может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному вопросу.

Свидетель появляется в деле с момента вызова его к следователю или в суд. Именно с этого момента у него появляются права и обязанности и может наступить ответственность. Для вызова лица в качестве свидетеля следователю достаточно одного лишь предположения о том, что лицу известны какие-либо факты, имеющие значение для дела.

Как следует из текста статьи, в качестве свидетеля может быть допрошено любое лицо, которое способно правильно воспринимать какое-либо события и давать о нем показания, будь то гражданин Российской Федерации или иностранец, депутат или лицо без определенного места жительства. Закон не устанавливает возраста, по достижении которого лицо может допрашиваться в качестве свидетеля, поэтому в отдельных случаях в качестве свидетелей могут быть допрошены даже малолетние (не достигшие 14 лет).

Вместе с тем выделяются несколько категорий лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетеля. В частности:

— защитник обвиняемого — об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника;

— лицо, которое в силу своих физических и психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;

— адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя.

Как следует из Закона, запрет на допрос в качестве свидетеля защитника обвиняемого и адвоката распространяется только на те случаи, когда их допрашивают об обстоятельствах того дела, по которому указанные лица выступали или выступают в качестве защитника или представителя обвиняемого.

Позиция законодателя в данном случае представляется вполне логичной, поскольку в приведенный выше перечень включены, во-первых, лица, которые в принципе не могут быть источником достоверной информации, необходимой для следствия, во-вторых, лица, которые в силу своего процессуального положения и особых доверительных отношений с подзащитным владеют информацией, которая, в случае ее известности следствию, может быть использована во вред подзащитному.

Помимо вышеуказанных лиц отказаться от дачи свидетельских показаний вправе депутаты Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания РФ — об обстоятельствах, ставших им известными в связи с выполнением ими депутатских обязанностей, уполномоченный по правам человека — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением его обязанностей, священнослужитель — об обстоятельствах, ставших известными ему на исповеди. Сказанное вовсе не означает, что следователь не вправе задать соответствующие вопросы. Другое дело, что ответа на них он может и не получить. При этом следует учитывать, что право отказаться от дачи показаний отнюдь не освобождает от обязанности явиться по вызову следователя.

Вызов свидетеля к следователю, как правило, осуществляется повесткой, которая вручается ему под расписку. В случае отсутствия свидетеля повестка вручается кому-либо из взрослых членов семьи или жилищно — эксплуатационной организации, администрации по месту работы следователя.

В повестке должно быть указано: кто вызывается в качестве свидетеля, куда и к кому, день и час явки, а также последствия неявки — принудительный привод.

Законом предусмотрена также возможность вызова свидетеля телеграммой или телефонограммой (т.е. по телефону).

Как правило, допрос свидетеля осуществляется в месте производства следствия (в прокуратуре, милиции). Однако следователь вправе допросить свидетеля в месте его нахождения (дома, на работе, в больнице и т.п.).

Итак, свидетель вызван и явился к следователю. Перед допросом следователь, как требует того закон, удостоверяется в личности свидетеля, выясняет его отношение к обвиняемому и потерпевшему, разъясняет ему его обязанности и предупреждает об ответственности за дачу ложных показаний.

К сожалению, большинство людей считает все эти действия следователя простой формальностью, не слишком внимательно слушают все то, что им говорится. И напрасно.

Согласно ст. 58 УПК РСФСР следователь обязан разъяснить участвующим в деле лицам (в том числе и свидетелю) их права и обеспечить возможность осуществления этих прав. Безусловно, следователь не очень-то заинтересован в том, чтобы разъяснять свидетелю его права, поскольку это сразу значительно затрудняет допрос. Гораздо проще объявить, что свидетель должен дать правдивые показания и сообщить все, что ему известно по данному делу, напугать его возможностью привлечения к уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу ложных показаний и не вдаваться в подробности о его правах.

Следует иметь в виду, что неразъяснение свидетелю его прав является нарушением процессуального закона, а отсутствие отметки о разъяснении свидетелю прав является доказательством несоблюдения следователем требований ст. 58 УПК РСФСР.

Как правило, следователи не идут на такое явное нарушение. Значительно более удобна другая схема: следователь не разъясняет свидетелю его права, но отметка о разъяснении в протоколе имеется. Расчет в данном случае прост — подписывая протокол свидетель одновременно удостоверяет своей подписью не только то, что его показания записаны верно, то и то, что ему были разъяснены его права. Таким образом, у следователя есть доказательства того, что требования Закона выполнены, а свидетель будет долго доказывать, что на самом деле ему никто ничего не поводу его процессуальных прав не говорил.

Поэтому прежде чем бездумно подписывать знаменитое «об ответственности за… предупрежден», следует попросить следователя разъяснить Вам Ваши права как свидетеля. В случае, если следователь откажется это сделать, попробуйте внести Вашу просьбу в протокол, а заодно зафиксировать там и отказ следователя. Будьте уверены, после этого следователю не останется ничего другого, как выполнить требуемую формальность.

Что же входит в понятие «обязанности свидетеля»?

Если отталкиваться от количества, то таковых совсем немного. Свидетель обязан:

— явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда;

— сообщить все известное ему по делу;

— ответить на заданные уполномоченными лицами вопросы.

Однако если исходить из содержания, обязанностей у свидетеля несравнимо больше.

Свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по конкретному уголовному делу, в том числе и о своих взаимоотношениях с обвиняемым, потерпевшим, другими свидетелями. В том случае, если какие-либо обстоятельства стали известны свидетелю из рассказов других лиц или из документов, он обязан сообщить, кто именно рассказал ему об этих обстоятельствах или указать на тот документ, из которого они стали ему известны.

Казалось бы, все предельно просто: следователь спрашивает — свидетель правдиво отвечает. Однако и здесь существует несколько «но».

Свидетель обязан рассказать следователю обо всех известных ему обстоятельствах, относящихся именно к данному конкретному уголовному делу. В свою очередь и следователь обязан задавать только те вопросы, которые могут помочь установлению каких-либо фактов опять-таки по совершенно конкретному, находящемуся у него в производстве, уголовному делу.

Приведем простой пример.

Вы предприниматель. Вас вызвали в качестве свидетеля по делу, возбужденному по факту дорожно-транспортного происшествия, совершенного Вашим водителем. Будет ли относиться вопрос о месте Вашей работы к данному ДТП? Вроде бы нет. На самом деле, этот вопрос следователь может задать и для установления Вашего отношения как свидетеля к обвиняемому — работает ли у Вас вообще такой водитель. Так относится ли вопрос о месте Вашей работы к данному делу? Скорее всего, да.

А если следователь по тому же делу задает вопрос о договоре кредита на оплату оборудования, который Ваша фирма заключила с банком в прошлом году, относится ли этот вопрос к совершенному Вашим водителем преступлению? Безусловно, нет.

Но если вопрос о кредитах будет задан Вам как свидетелю по делу об уклонении от уплаты налогов с организаций, определить относится ли такой вопрос к данному делу будет очень сложно.

Как видно на этих элементарных примерах, на практике очень сложно определить ту грань, за которой вопросы, задаваемые следователем, уже не будут касаться обстоятельств, подлежащих установлению по делу, в котором Вы выступаете в качестве свидетеля.

Теперь о правах. Их не так уж и мало, как может показаться на первый взгляд.

Прежде всего это предусмотренное ст. 51 Конституции РФ право не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников.

Свидетель вправе давать показания на родном языке, если он не владеет или недостаточно хорошо владеет русским языком. Кроме того, он вправе пользоваться при допросе услугами переводчика.

Свидетель вправе требовать предъявления ему протокола его допроса для прочтения. В случае, если свидетель по каким-либо причинам не может самостоятельно ознакомиться с протоколом своего допроса, он вправе просить, чтобы протокол был зачитан ему следователем.

Свидетель имеет право требовать дополнения протокола и внесения в него поправок. Указанные поправки и дополнения подлежат обязательному внесению в протокол.

Свидетель вправе просить о предоставлении ему возможности написать свои показания собственноручно.

Свидетель вправе знать, что во время его допроса используется звукозапись.

Свидетель вправе потребовать воспроизведения звукозаписи допроса.

Свидетель вправе отказаться от подписания протокола его допроса.

Иными словами, свидетель вправе требовать от следователя выполнения последним всех указанных в уголовно — процессуальном законе обязательных действий и именно в той последовательности, которая этим законом определена.

Зачастую, насмотревшись западных фильмов, наши граждане пытаются к месту и не к месту применить в условиях российской действительности знаменитую формулу «на все вопросы я буду отвечать лишь в присутствии адвоката». К сожалению, для свидетеля в нашем процессе эта формула не очень применима. Уголовно — процессуальный кодекс не предусмотрел права свидетеля на дачу показаний в присутствии своего адвоката, и потому присутствие адвоката на допросе свидетеля — это только акт доброй воли следователя.

Какое же практическое значение имеет знакомство со своими правами для свидетеля?

В качестве примера рассмотрим закрепленное ст. 51 Конституции РФ право каждого гражданина не свидетельствовать против себя самого и своих близких, поскольку реализация его порождает наибольшую сложность на практике.

Данная норма Конституции не получила развитие и уточнение в УПК и иных законодательных актах. Этого и не требуется, поскольку Конституция РФ является законом прямого действия, непосредственно применяется на всей территории РФ и имеет высшую юридическую силу (ст. 15 Конституции РФ).

Норма ст. 51 Конституции позволяет гражданину из соображений морально-этического характера не предоставлять следственным и судебным органам информацию, содержание которой ухудшает положение или самого гражданина, или его близких родственников. Согласно ст. 34 УПК РСФСР под близкими родственниками понимаются «родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, а также супруг».

Следует отметить, что указанное в ст. 51 Конституции право не запрещает следователю задавать такие вопросы, а гражданину — отвечать на них, ведь это именно право, а не обязанность гражданина.

Еще раз напомним, что данное право обязательно должно быть разъяснено каждому гражданину перед началом его допроса и об этом должна быть сделана специальная отметка в протоколе допроса. Свидетельские показания, полученные у лица без разъяснения этих конституционных положений, признаются судами как полученные с нарушением Закона и не могут являться доказательствами по делу.

Теперь самое время разобраться в юридическом смысле самой фразы о возможности не свидетельствовать против себя и своих близких родственников и понять ее значение для дачи показаний следователю во время допроса.

Исходя из смысла ст. 51 Конституции РФ право «не свидетельствовать против» означает право гражданина не предоставлять следственным органам, а также суду сведений по делу в случае, если подозреваемым, обвиняемым или подсудимым по данному делу является сам гражданин или его близкие родственники. Именно таким выглядит толкование этой статьи, данное в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.95 N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия».

Согласно п. 18 этого Постановления положения ст. 51 Конституции должны быть разъяснены выступающим в качестве свидетелей на предварительном или судебном следствии супругу или близким родственникам подозреваемого, обвиняемого или подсудимого. Иными словами, гражданин может воспользоваться этим правом только в случае, если ему известно, что предварительное или судебное следствие осуществляется в отношении его самого или его близких родственников.

Отказ свидетеля от дачи показаний в данном случае не является основанием для его привлечения к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ.

Знание гражданином своих прав и обязанностей оказывает, безусловно, положительное воздействие на соблюдение этих прав правоохранительными органами.

В начале допроса следователь обязан выяснить отношение свидетеля к обвиняемому и потерпевшему (ст. 158 УПК РСФСР) в целях оценки достоверности его будущих показаний и возможности умышленного искажения информации. Свидетель же в результате этого получает информацию о том, против кого он будет давать показания на допросе и при желании сможет реализовать свои конституционные права.

На практике эта обязанность следователя превращается в простую формальность — трудно представить, чтобы гражданин, у которого кто-то из близких родственников находился под следствием, не знал об этом. А если обвинение предъявлено самому гражданину (или он является подозреваемым в совершении преступления), то в этом случае, кроме ст. 51 Конституции, действуют и нормы ст. 76 — 77 УПК РСФСР, предоставляющие этому гражданину право вообще отказаться от дачи любых показаний.

Гораздо сложнее обстоит дело в случае, если обвинение по возбужденному уголовному делу еще никому не предъявлено, достаточных доказательств для этого следователем не собрано и именно для получения этих доказательств гражданина вызывают на допрос.

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает в таком случае обязанности следователя сообщить свидетелю о цели его допроса, а также о том, какие следственные версии проверяются его показаниями и против кого в дальнейшем будут направлены полученные в результате допроса доказательства.

Более того, случается, что вызванному на допрос свидетелю даже не объясняют, в расследовании какого уголовного дела он вносит свой вклад своими показаниями. И следователь в данном случае не нарушает Закон, ведь в соответствии со ст.ст. 73, 74 и 158 УПК РСФСР он вправе просто предложить свидетелю ответить на любые вопросы или рассказать о любых обстоятельствах, не уточняя при этом — с какой целью.

Между тем, знать, почему следователь задает вам те или иные вопросы, необходимо. И вот почему. Вызов гражданина и его допрос в качестве свидетеля не исключает сбор доказательств для предъявления обвинения в дальнейшем этому же гражданину. Кроме того, если в процессе расследования одного уголовного дела будут выявлены признаки другого преступления — следователь обязан возбудить по этим фактам другое уголовное дело (ст. 109 УПК РСФСР). Таким образом, гражданин не имеет никаких гарантий того, что, отвечая на вопросы следователя, он не свидетельствует против себя вопреки своей воле.

Возникает вопрос: как применять ст. 51 Конституции РФ и реализовать свои права в такой ситуации? Предоставляется, что в данном случае гражданин может поступить следующим образом: обязательно предложить следователю дать разъяснения по поводу своего вызова на допрос, а также обстоятельств уголовного дела, которое подлежит расследованию.

Даже если вам сообщат о деле только в самых общих чертах, уже можно будет хоть приблизительно представлять, какие вопросы следователя могут относиться к этому делу, а какие явно задаются с другой целью.

Если же таких сведений следователь не предоставит, будет правомерным отказаться от ответа на те вопросы, смысла и цели которых вы не понимаете. При этом следует требовать занесения в протокол точной формулировки задаваемого следователем вопроса с указанием на то, что вам не объяснили, в связи с чем подобный вопрос задается. И в данном случае в качестве основания для отказа от дачи показаний будет правомерной ссылка на ст. 51 Конституции РФ, поскольку неизвестно, против кого вы даете свои показания и не даете ли вы их против себя самого.

Не меньшее значение имеет реализация других вышеуказанных прав свидетеля.

По окончании допроса следователь предлагает вам подписать протокол допроса. Подписание протокола — шаг весьма ответственный, и здесь все зависит от вашего отношения к дальнейшим последствиям.

Если вы очень торопитесь, абсолютно ничего не боитесь и не слишком внимательно прочитали все, что было написано в этой статье, то можете со спокойной душой подписать протокол, не читая. Увидите сами, как благодарен будет вам следователь за проявленную чуткость к его нелегкому (действительно очень нелегкому) труду.

Если же вы подойдете к этому вопросу более ответственно, то последовательность ваших действий будет совершенно иной. И дело здесь вовсе не в недоверии к правоохранительным органам. Следует помнить, что должным образом оформленные показания свидетеля являются доказательством по делу. Своими показаниями свидетель может решить судьбу человека. И именно поэтому закон так требует правдивости показаний, соблюдения всех формальностей процедуры допроса и наказывает за дачу ложных показаний. А потому не торопитесь не глядя подписывать то, что предлагает подписать вам следователь.

Прежде всего, следует убедиться в том, что протокол заполнен правильно. Не следует действовать по принципу «следователю виднее». Во-первых, обстоятельства, о которых рассказывает свидетель, «виднее» свидетелю, а не следователю, во-вторых, следователь тоже человек и тоже может быть невнимательным.

Протокол допроса свидетеля должен содержать следующие данные:

— место и дата проведения допроса;

— время начала и окончания допроса;

— должность и фамилия лица, составившего протокол;

— фамилия, имя, отчество свидетеля, его адрес.

В случае, если при допросе применялась звукозапись, об этом в протоколе делается отметка, одновременно делается и отметка о том, что свидетель был уведомлен о производстве звукозаписи. По окончании допроса звукозапись полностью воспроизводится допрашиваемому. Дополнения к звукозаписи показаний, сделанные свидетелем, также заносятся на фонограмму. Звукозапись заканчивается заявлением свидетеля, удостоверяющим ее правильность.

Внимательно прочтите свои показания, не доверяйте следователю чтение протокола, если вы в состоянии прочитать его самостоятельно. Дело здесь не в вашем неуважении к следователю, просто большинством людей написанное воспринимается лучше, чем услышанное. Читайте протокол внимательно, не спеша. Если следователь будет вас торопить, и вы не успеваете прочесть протокол, лучше не подписывайте его, указав причину, по которой вы отказываетесь от подписания протокола. Об отказе делается отметка в протоколе, заверяемая подписью следователя, изложенные допрашиваемым причины отказа от подписания протокола, также заносятся в протокол. Следует иметь в виду, что отказ от подписания протокола не есть отказ от дачи показаний, поэтому если показания вы дали, но по каким-либо причинам отказываетесь подписать протокол, привлечь вас к ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний нельзя.

В соответствии со ст. 160 УПК РСФСР показания свидетеля записываются следователем в первом лице и по возможности дословно. Если вы считаете, что в протоколе ваши показания записаны неправильно или неточно, вы вправе потребовать внесения в него соответствующих изменений и дополнений. В том случае, если следователь не желает вносить эти изменения в протокол, вы можете отказаться от его подписания.

В протоколе перед подписью свидетеля обязательно указывается: прочитал ли он протокол лично или прослушал текст, озвученный следователем. По прочтении протокола свидетель своей подписью удостоверяет, что показания записаны правильно. В случае, если протокол написан на нескольких страницах, свидетель подписывает каждую страницу отдельно.

Протокол также подписывается следователем.

Описанные выше случаи являются лишь малой частью того массива проблем, с которыми может столкнуться гражданин при участии в различного рода следственных действиях.

Что говорить, уголовно — процессуальные отношения достаточно сложны для восприятия неподготовленного человека и, может быть, именно поэтому они не вызывают интереса у большинства людей. Сказанное не означает, что из-за этих проблем следует негативно воспринимать любые действия следственных органов и уклоняться от каких бы то ни было контактов с ними, а тем более — оказывать им противодействие.