Некоторые вопросы признания недействительным брака, заключенного без цели создания семьи

04-03-19 admin 0 comment

Косарева И.А.
Бюллетень нотариальной практики, 2009.


Международное право обусловливает право мужчин и женщин на вступление в брак именно созданием семьи (например, Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. (ст. 16), Гаагская конвенция от 14 марта 1978 г. «О заключении и признании действительности браков») <1>. Цель брака, направленная на образование семьи, имеет юридическое значение, хотя в числе необходимых оснований брака прямо российским законодателем не названа. Более того, не закреплена обязанность супругов проживать совместно, вести общее хозяйство и обзаводиться детьми <2>. Однако в силу ст. 27 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ), если супруги или один из них заключили брак без намерения создать семью, такой брак считается фиктивным <3> и может быть признан в судебном порядке недействительным. Л.М. Пчелинцева утверждает, что дела о признании брака недействительным по основанию его фиктивности в судебной практике нередки <4>.

———————————

<1> Всеобщая декларация прав человека 1948 г. // Российская газета. N 89. 1995. 5 дек.; Гаагская конвенция от 14 марта 1978 г. «О заключении и признании действительности браков» // Международное частное право: Сб. документов. М., 1997. С. 699 — 707.

<2> Судебная практика при определении категорий «семья», «член семьи» руководствуется критериями: родство, совместное проживание и общность хозяйства. В социологии семьи именно эти критерии являются определяющими. Законодательство дефиниции «семья» не содержит.

<3> В толковом словаре Д.Н. Ушакова под «фиктивным» понимается являющийся фикцией, ненастоящий, вымышленный, не соответствующий тому, за что принимается или выдается (см.: Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. М.: Русские словари, 1994. Т. IV. С. 1078). В.И. Даль определяет «фиктивный» через синонимы — мнимый, небывалый, вымышленный, воображаемый (см.: Даль В.И. Толковый словарь русского языка. М.: Эксмо-Пресс, 2000. С. 688).

<4> См.: Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М.: Норма, 2004. С. 120.

Фиктивный брак — это брак, заключенный без цели создания семьи, как обоими супругами, так и только одним из них. Это положение является новеллой семейного законодательства. В ранее действовавшем Кодексе о браке и семье РСФСР не было определено, должно ли отсутствовать намерение у одного лица, вступающего в брак, или у обоих. Такое положение закона вызывало различные суждения в научной литературе. В.А. Рясенцев, Е.А. Поссе, Т.А. Фаддеева полагали, что следует считать фиктивным тот брак, в который обе стороны вступали без цели создать семью <5>. Н.В. Орлова утверждала, что для признания фиктивного брака недействительным достаточно отсутствия намерения создать семью и у одного лица <6>. Некоторую определенность внес в 1980 г. Пленум Верховного Суда СССР, разъяснив, что «недействительным, как фиктивным, признается брак в случае его регистрации без намерения сторон или одной из них создать семью» <7>. Позже законодатель занял именно такую позицию в СК РФ 1995 г.

———————————

<5> См.: Рясенцев В.А. Семейное право. М.: Юридическая литература, 1971; Поссе Е.А., Фаддеева Т.А. Проблемы семейного права. Л., 1976.

<6> См.: Орлова Н.В. Правовое регулирование брака в СССР. М.: Наука, 1971.

<7> См.: п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 28 ноября 1980 г. «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака».

Институт фиктивных браков существует и в зарубежном праве. Так, немецкое законодательство называет такие браки мнимыми (§ 1314 Германского гражданского уложения), т.е. оба лица при вступлении в брак осознают, что не намерены вести совместную жизнь, нести ответственность друг за друга. Совместное проживание супругов при вступлении в мнимый брак делает невозможным отмену брака в судебном порядке <8>. В государствах ближнего зарубежья содержатся положения о фиктивных браках, аналогичные российским <9>.

———————————

<8> Германское гражданское уложение 1896 г. (в ред. от 2 января 2002 г.) // Bundesgesetzblatt. 2002. I. S. 42.

<9> См.: Гражданский кодекс Грузии. СПб., 2002; Гражданский кодекс Латвийской Республики. СПб., 2001; Кодекс о браке и семье Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. // Национально-правовой портал Республики Беларусь; Семейный кодекс Украины от 26 декабря 2002 г. // Ведомости Верховной Рады. 2002. N 21 — 22.

Закон строго определяет круг лиц, имеющих право возбуждать иск о признании брака недействительным в случае его фиктивности, это прокурор и супруг, который не знал об отсутствии у другого супруга намерения создать семью. Так, Постановлением Президиума Челябинского областного суда от 17 января 2007 г. (надзорное производство N 44-г-4/07) отменено решение мирового судьи и прекращено производство по делу по иску Д. к П. о признании брака недействительным. В мотивировочной части Постановления суд пояснил, что поскольку истец знал о фиктивности заключаемого брака в момент его совершения, то в силу положений ст. 28 СК РФ это лишает его права на предъявление в суд иска о признании брака недействительным <10>. Недобросовестные супруги в фиктивном браке не могут требовать признания их брака недействительным и соответственно аннулирования их супружеских прав и обязанностей, для них возможно лишь прекращение брака путем его расторжения с соответствующими юридическими последствиями.

———————————

<10> Информационно-справочная система «Гарант».

Включение прокурора в круг лиц, имеющих право требовать признания брака недействительным по основанию его фиктивности, вызывает определенные трудности на практике, поскольку оба супруга могут отрицать отсутствие у них цели создания семьи. На взгляд автора, прокурор вправе возбудить иск о признании недействительным фиктивного брака только при установлении факта мошенничества одним или обоими супругами. Так, в Центральном административном округе г. Москвы прокуратура выявила факты заключения фиктивных браков с целью регистрации граждан в квартирах, предназначенных под снос <11>. Были возбуждены и направлены в районный суд уголовные дела по ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации. Представляется, что в число субъектов, имеющих право требовать признания фиктивного брака недействительным, должны быть включены другие лица, права которых нарушены заключением такого брака. Например, это могут быть наследники добросовестного супруга в фиктивном браке.

———————————

<11> URL: http://news.ng.ru/2004/06/08/1086681079.html.

В науке встречаются мнения, что с точки зрения доказывания дела о фиктивности брака представляют для суда значительную сложность, особенно когда намерения создать семью не было только у одного из супругов, так как этот недобросовестный супруг на определенное время создает видимость семьи, а получив желаемое (право на регистрацию по месту жительства супруга, право пользования жилым помещением супруга и др.), резко меняет свое поведение (предъявляет требование о разводе, о разделе жилой площади) <12>. С таким мнением сложно не согласиться. Так, Л. вступила в брак с В. До брака Л. проживала по договору социального найма в муниципальной квартире. Сразу после бракосочетания В. уехал якобы в длительную командировку. Появившись, В. настоял на том, чтобы Л. зарегистрировала его по месту их совместного жительства. Л. выполнила его просьбу. Однако В. опять исчез. Вскоре Л. стало известно, что В. все это время находился в городе у своей сожительницы. Л. решила прекратить брак с В. Узнав об этом, В. избил Л. и требовал обмена жилой площади, утверждая, что они имеют равные права пользования квартирой. Соседи были свидетелями произошедшего. Л. обратилась в суд с требованием признать брак недействительным, а В. — утратившим право пользования жилым помещением. Исковые требования были удовлетворены <13>.

———————————

<12> См.: Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М.: Норма, 2004. С. 121.

<13> Дело N 2-4568/03 // Архив Центрального районного суда г. Хабаровска.

Кратковременная близость с целью создания лишь видимости брака не может служить препятствием для признания его фиктивным <14>. Вместе с тем непродолжительность брака, прекратившаяся в связи со смертью одного из супругов, не может указывать на его фиктивный характер <15>. Так, Н. и О. 20 января 2008 г. вступили в брак. 7 февраля 2008 г. О. умер. Прокурор в интересах детей О. обратился в суд с требованием признать брак Н. и О. недействительным, указав на непродолжительный характер брака и корыстные цели, которые, по его мнению, преследовала Н., вступая в брак с их отцом. Суд, полно и всесторонне исследовав доводы сторон, пришел к решению, что действия Н. и О. были направлены на создание семьи, совместное проживание, ведение общего хозяйства <16>.

———————————

<14> См.: Рясенцев В.А. Семейное право. М.: Юридическая литература, 1971. С. 87.

<15> См.: Антокольская М.В. Семейное право. М.: Юристъ, 2001. С. 107.

<16> Дело N 2-2677/08 // Архив Индустриального районного суда г. Хабаровска.

Корыстные побуждения не отнесены к числу оснований для признания брака недействительным, так называемого брака по расчету. Хотя некоторые ученые цели корыстного характера при заключении брака рассматривают в качестве разновидности фиктивности <17>. В.А. Рясенцев предлагал различать фиктивный брак и брак, заключенный в корыстных целях. По его мнению, последний регистрируется для создания семьи, но основан этот брак не на чувстве любви, взаимной склонности, а на меркантильных соображениях (желание пользоваться имуществом супруга и т.д.) <18>. С точки зрения Л.М. Пчелинцевой, брак по расчету — это брак, заключенный хотя и из определенных корыстных побуждений со стороны одного или обоих супругов, однако с безусловной фактической целью создания семьи, тогда как при заключении фиктивного брака подобная цель полностью отсутствует, несмотря на то, что брак по расчету имеет негативную оценку в обществе, он не может быть признан недействительным, так как направлен не только на получение каких-то выгод (материальных, социальных и т.д.), но и на установление супружеских прав и обязанностей <19>. Каково же будет психическое состояние супруга, если он вдруг узнает, что с ним другой супруг вступил в брак только из корыстных побуждений? Возможно, что реакция будет спокойной, а возможно, вызовет физические и нравственные страдания. Почему бы не предусмотреть возможность для добросовестного супруга требовать признания брака недействительным, направленную прежде всего на защиту его имущественных прав и компенсацию причиненного ему морального вреда? В настоящее время такой супруг может настаивать только на расторжении брака со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями, без каких-либо санкций для недобросовестного супруга. Еще А.И. Загоровский писал, что легальная охрана брачных союзов, даже при наличности правовых изъянов, перестает действовать там, где параллельно с нарушением права грубо оскорбляется и нравственное начало <20>.

———————————

<17> См.: Орлова Н.В. Правовое регулирование брака в СССР. М.: Наука, 1971. С. 87 — 88.

<18> См.: Рясенцев В.А. Семейное право. М.: Юридическая литература, 1971. С. 86 — 87.

<19> Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М.: Норма, 2004. С. 120.

<20> См.: Загоровский А.И. Курс семейного права. Одесса, 1909.

Римскими юристами было установлено, что «притворный брак не имеет никакой силы» <21>. Фиктивный брак, признанный в судебном порядке недействительным, не порождает супружеских правоотношений, за исключением прав и интересов добросовестного супруга и детей. Известна российскому праву санация (оздоровление) брака — сохранение за браком, заключенным с нарушением установленных в законодательстве условий, юридической силы. Санация может производиться в тех случаях, когда отпали обстоятельства, влекущие недействительность брака. Суд не может признать брак фиктивным, если лица, зарегистрировавшие такой брак, до рассмотрения дела судом фактически создали семью. Так, Ф. обратился в суд с иском к Р. о признании брака недействительным, указав, что брак изначально с ее стороны носил фиктивный характер, семья ими не была создана. Определением Замоскворецкого межмуниципального суда г. Москвы от 11 сентября 1996 г. принят отказ от иска, и производство по делу прекращено. Из материалов дела видно, что 5 сентября 1996 г. Ф. подал заявление о прекращении производства по делу в связи с тем, что они с Р. пришли к обоюдному согласию.

———————————

<21> Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского. М.: Наука, 1984. С. 373.

Как справедливо замечают О.Ю. Ильина и Ю.Ф. Беспалов, совершенно непонятен механизм выявления у брачующихся цели создания семьи <22>. Возникает вопрос: может ли должностное лицо органа записи актов гражданского состояния отказать в принятии заявления на вступление в брак или в государственной регистрации брака, если у него возникли предположения относительно фиктивности брака или ему стало известно об этих обстоятельствах от других лиц? Вероятно, исходя из норм действующего законодательства, ответ будет отрицательным: должностное лицо органа записи актов гражданского состояния при наличии необходимых условий брака и отсутствии препятствующих обстоятельств обязано совершить бракосочетание. Однако при заключении фиктивного брака нарушается, как правило, государственный (общественный) интерес, реже — частный. Право не может игнорировать такого рода вопросы.

———————————

<22> См.: Ильина О.Ю., Беспалов Ю.Ф. Заключение и прекращение брака: материально-правовые и процессуально-правовые проблемы. Владимир, 2008.

Большинство современных правопорядков признают институт фиктивных браков. Некоторые государства не только устанавливают аннулирование правовых последствий с момента заключения фиктивного брака или на будущее время, но и квалифицируют действия фиктивных супругов (супруга) как преступления, подвергая наказанию.

Заключение фиктивного брака преследуется уголовным правом в Соединенных Штатах Америки. Так, 24-летнюю россиянку суд Лос-Анджелеса осудил за фиктивный брак с американцем. В 2005 г. девушка поместила брачное объявление в Интернете, указав, что желает выйти замуж ради получения Green Card, дающей ей возможность жить и работать в США. Американцу, который согласится сочетаться с ней узами брака, она обещала выплачивать 300 долларов ежемесячно. После регистрации фиктивного брака российской гражданки с американским гражданином «супружеская пара» попала под наблюдение иммиграционной службы США. Девушка не только была подвергнута наказанию в виде уплаты штрафа, но также депортирована из страны <23>.

———————————

<23> URL: http://news.mail.ru/incident/1516367/print/.

Уголовную ответственность предусматривает бельгийское законодательство за фиктивные браки, однако только если будет доказано, что такой брак заключен с целью получения бельгийского гражданства. Наказание установлено в виде лишения свободы сроком до двух лет и денежного штрафа. До недавнего времени фиктивные браки в Бельгии признавались недействительными без привлечения недобросовестных супругов к юридической ответственности. Кроме того, должностное лицо муниципального управления имеет право отказать в регистрации брака, если у него возникают сомнения в искренности людей, вступающих в брак <24>.

———————————

<24> URL: http://NEWsru.com/crime/07mar2006/braki_print.html.

Представляется целесообразным установить уголовную ответственность в случае заключения фиктивного брака с целью получения российского гражданства. Действующее законодательство предусматривает возможность приобретения российского гражданства в упрощенном порядке лицу, проживающему на территории РФ и состоящему в браке с российским гражданином не менее трех лет, что не исключает правонарушений в данной сфере.

В статье затронуты лишь некоторые, на взгляд автора, наиболее актуальные проблемы признания фиктивных браков недействительными.