Челябинская областная коллегия защитников в 1934 — 1956 годах

04-03-19 admin 0 comment

Кодинцев А.Я.
Адвокат, 2010.


Челябинская область была выделена из Уральской области в 1934 году. Специфика области повлияла на социальный состав и качество работы южноуральских защитников. Молодые адвокаты первого поколения имели низкую квалификацию, обслуживали промышленный регион и работали в первую очередь в городах. После разделения областей в Челябинскую область перешло чуть более 60 защитников. Была сформирована Челябинская областная коллегия защитников (далее — ЧОКЗ). Председателем оргбюро коллегии стал В.П. Нелюбов, бывший член президиума Уральской областной коллегии защитников. Он участвовал в партизанском движении в годы гражданской войны. Большинство защитников, оказавшихся в Челябинской области, имели среднее или даже начальное образование.

29 — 31 марта 1934 года состоялся первый съезд ЧОКЗ, на котором были избраны президиум и ревизионная комиссия. Съезд также принял несколько локальных нормативных актов (инструкцию об оплате труда и т.д.), ориентируясь на Уральскую коллегию. Президиум коллегии был вынужден проводить «коллективизацию» адвокатских органов, организованную народным комиссаром юстиции Крыленко в масштабах всей страны. К тому времени уже существовали Челябинский, Златоустовский, Магнитогорский, Шадринский и Курганский адвокатские коллективы. В Челябинске создан спецколлектив (три человека), который обслуживал хозяйственные организации. В июле 1934 года были закрыты межрайонные коллективы защитников, взамен которых создан единый областной коллектив.

Нелюбов столкнулся с большими проблемами при формировании молодой коллегии: не хватало квалифицированных кадров, план обслуживания населения в 1934 году был выполнен на 63%, общественная работа — на 58,5%. В 1934 году на президиуме было заслушано 10 заведующих консультациями. К концу года число защитников достигло 73 человек <1>.

———————————

<1> ОГАЧО. Ф. Р-314. Оп. 2. Д. 231. Л. 2 — 6, 13 — 14.

В то время Инструкция об оплате труда уравнивала всех защитников. Естественно, они превышали установленную таксу. Председатель президиума Нелюбов, будучи честным коммунистом, вступил в конфликт с Челябинским областным судом (далее — ЧОС) и обвинил его в вымогательстве денег. Такое вымогательство в то время было распространенным явлением. Руководство юстиции «кормилось» от коллегий. ЧОКЗ подчинялся ЧОСу. 29 октября 1934 года партком областных органов юстиции снял Нелюбова с должности. Тот не согласился и пожаловался в Верховный Суд РСФСР и Генеральному прокурору А.Я. Вышинскому. В результате изматывающего длительного конфликта с председателем областного суда Башкаревым Нелюбов стал слепнуть из-за нервного истощения. В конце 1934 года контролеры Комиссии советского контроля СССР (далее — КСК) проверили коллегию и насчитали 39 случаев превышения таксы. По их мнению, в ЧОКЗ пробралось много «бывших» (представителей «паразитирующих» классов). Заместителя председателя ЧОКЗ Кимлаева обвинили в растрате и пьянстве. Учет в коллегии был запутан, областной суд фактически не руководил ею. Уполномоченный КСК по Челябинской области Калашников постановил: Нелюбову объявить строгий выговор и запретить занимать руководящие посты, Кимлаеву объявить выговор. 14 января 1935 года вышло соответствующее постановление ЧОСа, 15 января 1935 года постановление Челябинского облисполкома <2>.

———————————

<2> ОГАЧО. Ф. Р-314. Оп. 2. Д. 231. Л. 2 — 6, 24 — 25, 48.

В марте 1935 года в РСФСР началась вторая крупная «чистка» коллегий защитников. ЧОКЗ была вовлечена в эту чистку, не успев оправиться от местного конфликта. Проверка Челябинской областной коллегии защитников КСК длилась с марта по июнь 1935 года. В начале 1935 года Челябинский обком создал комиссию для проверки ЧОКЗ. Результат проверки был ясен заранее: «вскрылись многочисленные извращения». Вопрос обсуждался на бюро обкома. Президиум коллегии распустили, председателя президиума Титова сняли с должности и исключили из партии. Взыскания получили члены президиума Кимлаев, Котлованова и Крапивина. В отношении защитников Штейнфинкеля и Якубсона были возбуждены уголовные дела за превышение таксы. По указанию областного суда председателем коллегии стал Абрамов.

Далее чисткой занималось оргбюро ЧОКЗ во главе с коммунистами. Оно «вычистило» 21 человека (в том году челябинскую адвокатуру покинули в общей сложности 56 адвокатов). Второй съезд ЧОКЗ, в котором участвовало всего 29 человек, в июле 1935 года избрал новый президиум. В него вошли Титов (председатель), Шилов, Комбаров, Якубсон, Суховских. Впрочем, члены президиума вскоре были вынуждены уйти из коллегии (Шилов — в октябре 1935 года, Якубсон — 4 февраля 1936 года, Суховских — 13 апреля, Комбаров — в августе 1936 года). Уполномоченный КСК провел формальную ревизию. Результаты чистки не удовлетворили советских и партийных деятелей Челябинской области. В сентябре 1935 года председатель областного суда Башкарев был снят обкомом партии «за политические извращения, допущенные… при проведении проверки состава коллегии защитников». По Постановлению президиума Челябинского областного суда от 26 января 1936 года и Постановлению президиума Челябинского облисполкома от 29 января 1936 года чистка была завершена. Из ЧОКЗ исключили весь предыдущий состав президиума и ряд других адвокатов, в том числе бывшего председателя И.Т. Титова, защитников Г.А. Поленова, Г.Э. Штейнфинкеля, И.Н. Астафьева, Ф.Я. Апрелева, Г.И. Кривоногова, Д.А. Нестерова и др. В частности, Титова обвиняли в том, что он принял дополнение к инструкции по взиманию платы с доверителей, которое давало возможность исключить негативные для адвокатов положения.

Члены президиума ЧОКЗ были исключены немотивированно, остальные — по самым различным основаниям. Бывшие ссыльные, белогвардейцы, троцкисты, кулаки, морально разложившиеся, «антисоветски настроенные», привлеченные к уголовной ответственности, пьяницы и «не явившиеся на спецпроверку» отчислялись из коллегии. Большинство было исключено за «политическую и юридическую неграмотность», восемь человек — по мотивам предыдущей чистки. К 1 февраля 1936 года в коллегии осталось 44 защитника, к 1 апреля — 34. В 1936 году в ЧОКЗ было принято много новых адвокатов, и к 1 августа число членов коллегии достигло 61 человека. В первом полугодии 1936 г. председатель ЧОКЗ и состав президиума менялись несколько раз. Внутри ЧОКЗ шла борьба между группами Шпилевского — Прозорова и председателя президиума П.Г. Наумцева. В конце концов группировка Шпилевского была разбита и ее членов исключили из коллегии. Шпилевского и Амаровича закономерно привлекли к уголовной ответственности за превышение таксы <3>.

———————————

<3> Абрамовский А.П. Челябинский областной суд. 70 лет. Люди, события, факты. Челябинск, 2004. С. 31 — 32; ОГАЧО. Ф. Р-314. Оп. 2. Д. 231. Л. 1 — 48; Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 8. Л. 6 — 29; Д. 12. Л. 6, 8; Ф. 2022. Оп. 1. Д. 1. Л. 30 — 50; Д. 2. Л. 16 — 34.

В 1936 году президиум Челябинской областной коллегии защитников провел 41 заседание. Судя по сохранившимся документам, основная работа президиума была сосредоточена на кадровых вопросах (исключение и прием в адвокатуру, взыскания, рассмотрение персональных дел). На президиуме обсуждались также результаты обследований юридических консультаций и коллективов; определялись численность бюро коллективов, кооптировались члены президиума и бюро, заслушивались доклады руководителей бюро, утверждались решения бюро, рассматривались жалобы граждан, обсуждались решения партийных и советских органов. Большинство решений, не касающихся кадров, носили формальный характер. Из года в год президиумы констатировали слабую работу адвокатов, наличие незаконных гонораров и т.д.

Всего со второго полугодия 1935 года по второе полугодие 1937 года президиум коллегии провел 56 заседаний. На них было рассмотрено 38 организационных вопросов, 11 хозяйственных, 320 вопросов по заработной плате, 53 об отпусках, 139 о приеме-отчислении, 32 назначения, 12 о подготовке кадров, 42 о финансах, 44 о планах, 7 по общей дисциплине (всего 481 вопрос), заслушано 11 докладов заведующих консультациями и т.д. <4>.

———————————

<4> ОГАЧО. Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 9. Л. 27; Д. 12. Л. 33.

В феврале 1936 года было введено назначение заведующих консультациями. Чтобы положить конец адвокатским «безобразиям», заведующих стали назначать президиумы. В итоге между ними и защитниками возник антагонизм. Особенно сильный конфликт разгорелся в Шадринской консультации. Новый президиум ввел безналичный расчет вместо прямой передачи денег, за исключением мелких сумм. В итоге адвокаты перестали производить отчисления в президиум коллегии. Президиум сформировал бюро поручений при центральной консультации. В 1936 — 1937 годах президиум смог обследовать только 14 консультаций. В июне 1937 года вместо областного коллектива вновь было организовано 6 коллективов, но они, по сути, не действовали. Работающими подразделениями были юридические консультации, из которых и состояли коллективы: например, Шадринский — из трех консультаций, Курганский и Магнитогорский — каждый из шести, Челябинский — из 17 консультаций. На 1 января 1938 года в области было 45 консультаций, на 1 июля 1938 года — 62 <5>.

———————————

<5> ОГАЧО. Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 12. Л. 10 — 12; Д. 17. Л. 1 — 7.

Чистка 1936 года плавно переросла в террор 1937-го. В начале года ревизор из НКЮ РСФСР проверил работу коллегии. Председатель Верховного Суда РСФСР и исполняющий обязанности наркома юстиции РСФСР И.Л. Булат на основании ревизии Челябинской областной коллегии защитников издал приказ, предписывающий устранить недостатки, выявленные в ходе проверки в Челябинске.

В годы Большого террора ослабленная коллегия подверглась новым репрессиям. 26 апреля 1937 года П.Г. Наумцев, больной туберкулезом в открытой форме, был освобожден от занимаемой должности. Летом 1937-го все члены президиума были кооптированы, в том числе новый председатель А.И. Соколов. Члены коллегии находились в состоянии антагонизма. В 1936 — 1937 годы к дисциплинарной ответственности были привлечены 61 человек, исключено 35 (12 — как враги народа), в том числе 15 — за антисоветские выступления в суде, 20 — за проступки и преступления. Было вынесено шесть строгих выговоров, девять выговоров, восемь предупреждений, трем поставлено на вид. Таким образом, было репрессировано только 12 защитников — гораздо меньше, чем в соседней Свердловской области.

Всего в 1936 — 1937 годы в коллегию были приняты 71 человек, а также 34 практиканта, выбыло 47 защитников и 25 практикантов. На декабрь 1937 года в коллегии оставалось 57 защитников и 10 кандидатов. Из них девять являлись членами партии. Высшее юридическое образование имели семь человек, среднее — 25. Стаж работы в юстиции до одного года имели 12 человек, от одного года до пяти лет — шесть, от 5 до 10 — 10, свыше 10 — шесть. Большинство (48) защитников были выходцами из деревни. Таким образом, челябинский адвокат в годы Большого террора — это молодой мужчина, беспартийный, стаж работы два года, без высшего специального образования, выходец из крестьян.

По Приказу НКЮ РСФСР 19 — 21 декабря 1937 года состоялось общее собрание членов коллегии защитников, которое избрало новый президиум в составе пяти человек. Работу президиума признали неудовлетворительной. Председателем был избран А.Д. Покровский. Старейший адвокат коллегии (с 1925 года), он занимался ее восстановлением, в том числе стремился материально стимулировать членов коллегии. 1 мая 1938 года был введен временный порядок оплаты труда защитников. Вместо сдельной оплаты вводилась система твердых ставок. Защитники разделялись на 10 разрядов от 1-го (500 рублей) до 10-го (1500 рублей). Новый разряд присваивался производственной комиссией президиума. За перевыполнение плана следовали премии, за недовыполнение — снижение ставки.

К концу 1937 года в 25 районах области адвокатов не было, но постепенно количество районов, где не было защитников, сокращалось. На 1 января 1938 года в коллегии состояло 68 защитников, из них только пять женщин и пять членов партии. В октябре 1938 года было уже 74 защитника и шесть практикантов <6>.

———————————

<6> ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 1000. Л. 130; ОГАЧО. Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 12. Л. 12 — 14; Д. 17. Л. 1 — 7, 42 — 46, 60.

В 1939 году ЧОКА с трудом восстанавливалась после массового террора и чисток: план работы был выполнен только на 24%. В последующие годы дела коллегии постепенно поправлялись, о чем можно судить по финансовым показателям: в 1939 году коллегия заработала 1401873 рублей, в 1940 году — 2515204 рубля, остатки средств на счетах коллегии выросли с 36,5 тысяч рублей до 192,6 тысяч. В конце 1939 года в области не были укомплектованы защитниками 16 районов, поскольку адвокаты отказывались ехать в нерентабельные районы, где заработок был ниже 1000 рублей. На 1 января 1939 года в коллегии состояло 76 защитников и пять практикантов, через полгода — соответственно 92 и семь. В конце года в коллегии состояло 113 адвокатов. Стаж до одного года имели 15 человек, от года до пяти лет — 32, до 10 лет — 14, свыше 10 — 20. Высшее образование имели девять защитников, среднее — 23, курсовое — 35. Большинство молодых защитников в прошлом были следователями, народными судьями, прокурорами, нотариусами.

Во исполнение Приказа НКЮ СССР N 106 началась переброска защитников из городов в отдаленные районы. Президиум обязал коллективы проголосовать за списки защитников, направляемых в деревню. Коллективы сопротивлялись, их с трудом уговорили. Все районы были укомплектованы. Но оказалось, что защитники не имели заработка, и их отзывали обратно. Слабость президиума проявлялась в том, что коллективы были фактически неподконтрольны. Например, уполномоченный Шадринского коллектива И.С. Бобров за полтора года превысил таксу на 2500 рублей, скрывал информацию. Половину дел считал «сложными», обманывал клиентов, получал на них суммы за несуществующие командировки. Впрочем, Бобров остался адвокатом. В 1939 году было принято новое Положение об адвокатуре СССР. Коллективы ликвидированы, защитники стали адвокатами <7>.

———————————

<7> ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 1008. Л. 22; ОГАЧО. Ф. Р-1041. Оп. 1. Д. 22. Л. 127; Оп. 4. Д. 3. Л. 88; Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 17. Л. 92; Д. 23. Л. 19 — 88.

Челябинская областная коллегия адвокатов (далее — ЧОКА) в отличие от других коллегий страны продолжала страдать от чисток и арестов. В ноябре 1939 года общее собрание коллегии избрало президиум в составе семи человек (А.Д. Покровского, К.П. Люлькина, М.В. Корчакова, Н.И. Шубина, П.Н. Усталова, К.П. Гурина) и председателя А.И. Соколова, но уже 28 декабря Соколов был арестован. Председателем стал его заместитель А.Д. Покровский (во второй раз). В 1940 году было возбуждено 51 дисциплинарное дело и отведено 19 адвокатов. По этим показателям ЧОКА «лидировала» в СССР.

В 1940 году в Челябинской области были арестованы три адвоката. Президиум коллегии, несмотря на постоянные перемены состава, пытался наладить управление. В 1940 году прошло 39 заседаний президиума, на которых рассмотрели 463 вопроса. В первом полугодии 1941 года президиум провел 15 заседаний, рассмотрел 342 вопроса, в том числе 34 организационных, 17 — о качестве, шесть — по соцсоревнованию, 30 — по результатам обследований, 12 — по стажерам, 10 финансовых, о 31 дисциплинарном деле, 89 — по приему и отводу защитников. В 1940 году президиум смог обревизовать только 27 консультаций, в первом полугодии 1941 года — 30. Например, были заслушаны результаты проверки консультации города Кургана за 1940 год. Ревизор выявил массу недостатков. Был снят заведующий консультацией Машковец. 22 апреля 1941 года вышло постановление президиума ЧОКА, которым вводился мелочный контроль над адвокатами: для улучшения качества работы заведующих обязали просматривать все деловые бумаги, составленные адвокатами по поручению клиентов, адвокатов — согласовывать каждую бумагу с заведующим. Заведующие подписывали копии жалоб. Коллегия посылала в отдел адвокатуры НКЮ РСФСР копии постановлений президиума, личные дела адвокатов, полугодовые отчеты, планы, результаты работы с практикантами. В УНКЮ направлялись копии протоколов постановлений президиума, характеристики на адвокатов, копии актов проверок консультаций, анкеты и биографии адвокатов.

В 1939 году в СССР были созданы региональные управления юстиции. В их составе действовали сектора по управлению адвокатурой. Во главе сектора нотариата и адвокатуры Управления Наркомата Юстиции (далее — УНКЮ) по Челябинской области встал Евсеев, а позже — Остроущенко. Адвокатура также тщательно контролировалась НКВД. Например, допуск адвокатов к специальным материалам давал седьмой отдел УГБ НКВД по Челябинской области. В 1940 году только три адвоката имели такой допуск: П.М. Скриниченко, А.А. Игмиев, В.Н. Окулев <8>.

———————————

<8> ГАРФ. Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 1008. Л. 19; ОГАЧО. Ф. Р-1041. Оп. 1. Д. 56. Л. 1 — 7, 62 — 86, 126; Оп. 2. Д. 15. Л. 148, 152; Оп. 4. Д. 6. Л. 116; Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 31. Л. 8.

На 1 июля 1940 года в области работало 130 адвокатов (пять стажеров), на 1 января 1941 года — 134. В том числе в Челябинске работало 29 человек. В первом полугодии 1940 года было принято 29 адвокатов, выбыло 16. В том числе арестованы А.И. Соколов и П.Ф. Камбаров, восемь исключены за злоупотребления. Затем подверглись аресту адвокаты И.Н. Николаев и А.А. Черепцов. К дисциплинарной ответственности привлечены 25 человек. На 1 января 1940 года в коллегии работали 26 членов партии, через полгода — 42. С высшим образованием 10 и 12 защитников соответственно. Число консультаций выросло с 65 до 82, в том числе в Челябинске — с трех до девяти.

Журнал «Советская юстиция» опубликовал статью «Добчинский и Бобчинский». Персонажи фельетона Поляков и Медвянов были исключены 27 ноября 1940 года президиумом ЧОКА, это решение подтвердило общее собрание адвокатов. Однако в феврале 1941 года заместитель наркома юстиции СССР С.Д. Дрыншев восстановил Полякова. Коллегия жаловалась на это решение, обвиняя последнего в дебошах и пьянстве. Полякова неоднократно исключали из партии, уволили из УНКЮ. Он пьянствовал и с подзащитными. Восстановленный адвокат подал иск о взыскании суммы за вынужденный прогул. Суд отклонил иски Полякова и Медвянова <9>.

———————————

<9> ОГАЧО. Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 27. Л. 6 — 10; Д. 31. Л. 8, 69, 96.

Летом 1940 года в СССР началась пятая чистка адвокатуры. Она была направлена против самых плохих и самых хороших защитников. 4 октября 1940 года председателем коллегии был избран А.Н. Чувилов по рекомендации УНКЮ. Однако уже через два месяца он был снят, и председателем избрали И.М. Хлызова, которому пришлось проводить чистку. Президиум был вынужден пересматривать в феврале — мае 1941 года свои дисциплинарные дела, отмененные «за мягкостью» по указанию НКЮ РСФСР. На 1 января 1941 года в коллегии работали 128 адвокатов и шесть стажеров. 50 человек состояли в партии. Высшее образование имели 12 защитников, среднее — 42. По социальному составу коллегия состояла из 32 рабочих, 82 крестьян, 14 служащих. Состав коллегии помолодел за счет юных юристов, направленных в коллегию в 1939 — 1940 годы: стаж работы до одного года имели 10 человек, от года до пяти лет — 62, от пяти до 10 — 27, свыше 10 — 35. Во время чистки 1941 года президиум исключил 20 человек. Хлызов отчитался в марте 1941 года на оперативном совещании при начальнике УНКЮ о результатах чистки.

На 1 июля 1941 года в коллегии работали 144 адвоката и стажера, в том числе 53 члена партии, высшее образование имели лишь 18 защитников. Стаж до пяти лет имели 70 человек, от пяти до 10 — 35, свыше 10 — 39. То есть социальный облик адвоката не изменился с середины 30-х годов. В начале 40-х старейшими челябинскими адвокатами были С.А. Андржейкович (приступил к работе с 1926 года) и В.Н. Агшиев (с 1922 года) <10>.

———————————

<10> ОГАЧО. Ф. Р-1041. Оп. 1. Д. 56. Л. 1 — 7, 62 — 86; Оп. 2. Д. 15. Л. 2, 79 — 80; Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 31. Л. 58.

Начало войны адвокаты области встретили как истинные патриоты. И.М. Хлызов был призван в армию в первый день войны — 22 июня 1941 года. Исполнять обязанности председателя стал М.Т. Еркин, затем Кожевников. Скоро в президиуме остались всего три человека, к концу июня из коллегии выбыли 48 человек, а во втором полугодии 1941 года — 55 адвокатов. В общей сложности в действующую армию мобилизован 91 челябинский адвокат.

В то же время из западных регионов страны в область поступали десятки эвакуированных адвокатов. Челябинская область, с ее хорошо развитой промышленностью, сулила высокие заработки и представляла интерес для многих защитников. Состав коллегии стал более многонациональным. Так, в ЧОКА в первые годы войны работали 53 еврея, девять украинцев, пять поляков и т.д. В области оказались адвокаты, эвакуированные из Киева (11 человек), Ленинграда (шесть), Харькова (девять), а также из Краснодара, Житомира, Сталино, Одессы, Смоленска, Москвы, Вильнюса, Витебска и т.д. На 1 ноября 1941 года в коллегии работало 138 защитников (из них 51 член партии) и шесть стажеров. Количество выходцев из крестьянской среды постепенно уменьшалось, росло число служащих. У 31 адвоката было высшее образование, у 62 — среднее; 26 защитников имели стаж до года, от года до пяти лет — 40, от пяти до 10 — 20, свыше 10 — 53. Таким образом, профессиональный уровень адвокатуры стал повышаться за счет притока эмигрантов из западных городов. На 1 января 1942 года работали уже 146 адвокатов и 12 стажеров. В 1943 году из 156 адвокатов 38 являлись членами партии, почти половина адвокатов имели стаж свыше 10 лет. Коллегия стала прибежищем юристов, изгнанных из других органов юстиции. Например, 29 августа 1941 года в ее состав был принят Э.И. Домбург — бывший председатель ЧОСа, репрессированный в 1938 году. Домбург входил в президиум и возглавлял различные консультации. При этом «кадровая кутерьма» продолжалась. За третий квартал 1941 года было возбуждено 60 дисциплинарных дел, исключено 26 человек, шесть защитников получили замечания, семь — выговор, пять — строгий выговор. С июля по октябрь в ЧОКА было принято 26 человек из местных кадров и 37 — из эвакуированных <11>.

———————————

<11> ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 13. Д. 48. Л. 33; ОГАЧО. Ф. Р-1041. Оп. 1. Д. 56. Л. 1 — 8; Оп. 2. Д. 15. Л. 2, 22, 63 — 69; Д. 31. Л. 171 — 174; Оп. 5. Д. 4. Л. 87.

Управление НКЮ осуществляло контроль над деятельностью коллегии. Например, ревизор УНКЮ по Челябинской области Остроущенко присутствовала на всех заседаниях президиума ЧОКА. УНКЮ по Челябинской области не смогло проконтролировать работу коллегии. Начальник сектора по адвокатуре и нотариату Р. Остроущенко была отозвана НКЮ РСФСР в августе 1942 года, и сектор фактически не работал до 1944 года. Во втором полугодии 1941 года число консультаций выросло с 85 до 90.

17 октября 1941 года президиум принял Положение о юридической консультации по обслуживанию обобществленного сектора. Каждый адвокат был обязан обслуживать не более двух предприятий (учреждений). 6 августа 1942 года тот же президиум утвердил Положение о консультационном бюро. Бюро давало заключения по вопросам правового характера на запросы адвокатов, заключения по тезисам докладов, составляло аннотации на законодательные акты, вело алфавит текущего законодательства. 1 января 1942 года вышел Приказ НКЮ РСФСР N 9 «О работе президиума ЧОКА», в котором указывалось, что планы не выполняются, консультации редко обследуются, члены президиума на места не выезжают. 15 — 16 ноября 1941 года состоялось общее собрание членов коллегии. Был избран президиум в составе пяти человек во главе с председателем Г.Г. Воякиным.

Работа президиума по-прежнему вращалась вокруг общих организационных вопросов: дисциплина, качество работы, результаты обследования, хозяйственные дела и т.д. Президиум ЧОКА провел в 1942 году 31 заседание, в 1943 году — 32. Чаще стали обсуждать работу консультаций, снимать и назначать заведующих. На одном из заседаний президиум ЧОКА определил состав консультаций по Челябинску: 1-я юрконсультация обслуживала военный трибунал войск НКВД области; 2-я — военный трибунал ЮУЖД; 3-я и 5-я — Челябинский облсуд, спецдела областного суда и Байкаллаг; 7-я — военный трибунал гарнизона и военный трибунал военной бригады; 8-я была открыта при комитете помощи раненым и семьям участников войны. Эти же консультации обслуживали народные суды. В июле 1943 года президиум распределил функции между своими членами. Так, Е.М. Гуренков (председатель) осуществлял общее руководство, ведал финансами и кадрами, М.В. Евтихова осуществляла контроль качества, Я.Л. Кругляк занимался повышением квалификации, Э.Я. Домбург руководил общественно-массовой работой, С.И. Тарнопольский помогал стажерам <12>.

———————————

<12> ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 13. Д. 48. Л. 33; Ф. Р-9492. Оп. 1. Д. 1019. Л. 27; ОГАЧО. Ф. Р-1041. Оп. 2. Д. 15. Л. 2 — 69, 79 — 80; Д. 37. Л. 18 — 19, 50; Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 34. Л. 34, 77 — 79.

Челябинские адвокаты находились в относительно неплохом материальном положении. В Кургане адвокат в среднем за выступление брал 166 рублей, в Челябинске — до 191 рубля, в Магнитогорске — до 216 рублей. Заработок адвокатов в 1943 году составлял от 1000 до 6600 рублей. Некоторые из них прилагали прямо-таки изощренные усилия, чтобы избежать общественной «повинности» (например, лучший адвокат ЧОКА Фридман «болел», «исчезал» и т.д.). На лекции и доклады посылали малограмотных и молодых адвокатов, они же сидели на бесплатных защитах. Зажиточные адвокаты «делали кассу» своих коллегий.

Летом 1942 года ЧОКА участвовала в сборе средств на танковую колонну «Челябинский рабочий». Летом 1944-го на танки «Челябинский адвокат» защитники собрали 200000 рублей. Они оказывали помощь военнослужащим и членам их семей. Были организованы специальные дежурства в военкоматах, госпиталях, райсоветах. В Челябинске адвокаты дежурили в военных госпиталях, в вокзальной комнате раненых и больных. Ежегодно они составляли до 400 бумаг для военнослужащих, давали до 1000 советов и т.д. <13>.

———————————

<13> ОГАЧО. Ф. Р-1041. Оп. 2. Д. 15. Л. 63 — 69; Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 42. Л. 4, 46 — 49, 70.

В феврале 1943 года из состава области были выделены восточные районы, на основе которых была сформирована Курганская область, куда направились 44 защитника. Почти все защитники с юридическим образованием остались в Челябинской области. По Приказу НКЮ РСФСР от 5 апреля 1943 года N 16 был установлен лимит состава коллегии (по статье 21 Положения об адвокатуре СССР 1939 года): 59 консультаций и 115 адвокатов. На 1 июля 1942 года (в границах 1943-го) работали 103 адвоката, на 1 июля 1943 года — 97.

Вследствие отъезда эвакуированных численность адвокатов в Челябинской области сократилась со 100 в 1943 году до 87 в 1945 году. Число лиц с высшим образованием уменьшилось с 34 до 26, со стажем свыше 10 лет — с 31 до 12, причем сокращение произошло именно за счет опытных адвокатов, выехавших на запад. Вследствие этого штаты многих консультаций оказались незаполненными. Так, в конце войны в Магнитогорске вместо 10 адвокатов работало 4, в Златоусте — 4 вместо 8. Число адвокатов в Курганской области упало с 45 до 38; на 1 июля 1944 года работали 87 адвокатов. В январе 1945 года 87 челябинских адвокатов трудились в 48 консультациях (18 городских, 30 районных). Лучшими адвокатами области считались Кругляк, Тарнопольский, Фридман, Палант, Коломиец, Григорьев, Соколовская, Фрис, Лурье и др. <14>.

———————————

<14> ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 13. Д. 54. Л. 50; Оп. 16. Д. 47. Л. 77; ОГАЧО. Ф. Р-1041. Оп. 5. Д. 4. Л. 123; Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 42. Л. 2 — 3, 16, 42, 61, 78; Д. 46. Л. 15 — 17.

Особое внимание уделялось стажерам, которых в коллегии постоянно состояло несколько десятков. Ежегодно проводились конференции стажеров, а с 1943 года — шестимесячные курсы. О проведении курсов председатель президиума отчитывался перед начальником УНКЮ. ЧОКА проверила в 1943 — 1944 годах около 10 консультаций, а в 1945 году — более 20. Проверки показали очень низкое качество работы. В 1944 году на расширенное заседание президиума были вызваны все адвокаты Златоуста. Вводились персональные проверки адвокатами деятельности друг друга.

Адвокаты и работники юстиции часто вступали в конфликты. Народный судья Кочкарского района обратился к адвокату Туровскому: «Товарищ адвокат, приведите себя в порядок!» Туровский: «Не ты меня, а я тебя призову к порядку. Что ты сидишь и корчишь из себя клоуна?» Заведующий Ленинской консультацией г. Челябинска Л.П. Фрис был осужден Челябинским облсудом по статье 109, части 2 ст. 169 УК РСФСР к трем годам лишения свободы за мошенничество при получении гонорара <15>.

———————————

<15> ОГАЧО. Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 42. Л. 3, 37; Д. 46. Л. 31, 43, 69.

В первые послевоенные годы происходило постепенное замещение эвакуированных адвокатов новыми молодыми кадрами. В декабре 1945 года в области работали 90 адвокатов (в том числе 34 эвакуированных), 25 стажеров. В областном центре граждан защищали 36 защитников. Через год работали уже 127 адвокатов и 14 стажеров, в Челябинске — 54 адвоката. С 1946 года президиум коллегии прилагал активные усилия для замещения адвокатуры юристами с высшим образованием. На 1 июля 1951 года в ЧОКА работали 146 адвокатов, в том числе 89 мужчин и 57 женщин. 77 состояли в партии. Высшее юридическое образование имели 59 адвокатов (40,4%), среднее юридическое образование — 33 (22,7%). В Челябинске действовало пять консультаций, 54 адвоката (24 — с высшим образованием) и шесть стажеров. В 1952 году 36 адвокатов (25%) не имели юридического образования, училось семеро. В послевоенный период лучшими защитниками считались С.Л. Агранович, Б.С. Фридман, В.А. Повпертов, И.С. Бобров. Они имели допуск к спецделам областного суда и военного трибунала <16>.

———————————

<16> ОГАЧО. Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 48. Л. 9, 19; Д. 51. Л. 11, 16; Ф. 3052. Оп. 1. Д. 17. Л. 7 — 14, 44 — 45.

В апреле 1946 года вместо Гуренкова председателем президиума ЧОКА был избран И.С. Евсеев. Это был первый председатель коллегии, который возглавлял ее довольно продолжительное время — до 1952 года.

После войны президиум ЧОКА активно занимался управлением: в 1946 году обревизовал 47 консультаций. Результаты заслушивались на заседании президиума. Управление Минюста (далее — УМЮ) по Челябинской области обследовало шесть консультаций. Была проверена работа по дисциплинарной практике президиума, зафиксированы единичные нарушения. УМЮ вместе с президиумом расследовал деятельность адвоката Тарнопольского в связи с превышением таксы. 11 декабря 1946 года состоялось заседание президиума с участием начальника УМЮ Токарева, на котором Тарнопольский был отстранен от работы.

Начальник УМЮ по Челябинской области в 1948 году проверил работу адвокатов области по оказанию юридической помощи колхозам. Она была признана неудовлетворительной. Итоги ревизии обсудили на оперативном совещании. В адрес президиума неоднократно следовали упреки за плохую помощь колхозам. Дуализм управления (президиум — УМЮ) приводил к сбоям, поскольку нередко Токарев и Евсеев одновременно отдавали приказы начальникам консультаций о совершении тех или иных действий <17>.

———————————

<17> ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 13. Д. 728. Л. 12; ОГАЧО. Ф. Р-1041. Оп. 5. Д. 10. Л. 50; Ф. Р-1273. Оп. 2. Д. 51. Л. 24.

В первом полугодии 1951 года челябинские адвокаты проводили по пять дел и давали по два бесплатных совета в месяц. При этом одни адвокаты проводили по два-три дела в месяц, другие — свыше 50. Бесплатные дела проводили молодые адвокаты. Просьбы адвокатов на суде (например, Стучинского) о переквалификации преступлений, направлении дела на доследование, применении условной меры наказания считались вредными. Количество дел, проводимых адвокатами, снижалось. Так, в 1950 году среднемесячная нагрузка на челябинского адвоката составляла 8,3 дела, в 1951 году — 6,6; гражданских дел — 0,8 и 0,7; составлено деловых бумаг 4 и 3,2; дано устных советов 3,2 и 2,5. Стоимость представительства по уголовному делу в 1950 году составляла 207 рублей, в 1951 году — 189 рублей, а среднемесячная заработная плата адвокатов 1400 — 1650 рублей.

Адвокаты совершали различные «нарушения». Например, адвокат Дорошенко в кассационной жалобе по делу осужденного Щипакина (ст. 5 Указа от 4 июня 1947 года) написал: «Суд шел за колебаниями показаний свидетелей, как слепой котенок». Адвокаты уговаривали подсудимых отказаться от показаний, данных на следствии. Наиболее активно действовали городские адвокаты, деревенские только просили смягчения наказания или смирялись с обвинением. Многие адвокаты отказывались писать жалобы для подзащитных. Устные советы часто не регистрировались, некоторые советы были неправильными или неполными. Облсуд отклонял 43% кассационных жалоб, поданных адвокатами. В 1952 — 1954 годах было заведено 65 дисциплинарных дел на адвокатов. Из них 43 прекращено, на 22 человек наложены взыскания. Исключено семь человек, строгий выговор получили 11, выговор — один, замечания — 10. За присвоение гонорара взысканию подверглись трое, за недобросовестное отношение к делу — шестеро, за нарушение трудовой дисциплины — шестеро, за политически непроверенное выступление — двое, за низкое качество работы — один. Адвокат Чупаченко в Кулуевском районе в августе 1953 года получал завышенные гонорары. Брал одни суммы, а квитанции выдавал на другие. Подзащитные «угощали» адвокатов <18>.

———————————

<18> ОГАЧО. Ф. 288. Оп. 18. Д. 223. Л. 5 — 17; Ф. 3052. Оп. 1. Д. 17. Л. 7 — 14, 44 — 45.

Окрепшая челябинская адвокатура попыталась отстоять свои корпоративные интересы. В 1952 году прошла ревизия ЧОКА, установившая превышение лимита численности защитников. После ревизии в сентябре 1952 года состоялось общее собрание. Выборы президиума назначили на сентябрь. Президиум был обязан пересмотреть дисциплинарные дела, ликвидировать филиалы консультаций и т.д. Обком выдвинул нового кандидата на пост председателя — Н.А. Славных. Он был забаллотирован защитниками, а кандидатура Радаева, выдвинутая обкомом и УМЮ, была исключена из списка для голосования. В состав президиума вновь избрали Завьялова и Бершадскую, председателем стал Лукашов. 26 января 1953 года «за необеспечение руководства» он был освобожден УМЮ и обкомом от должности. Временно исполняющим обязанности был назначен И.А. Иванов (председатель ревкомиссии). Коллегия Иванову фактически не подчинялась. В июне 1953 года УМЮ проверило ЧОКА. 23 июля 1953 года на партсобрании начальник УМЮ Кучеренко пытался навязать свой состав президиума: Лушникова, Трегубова и Авдеева. Адвокаты дали отпор. На общем собрании председателем был избран Завьялов (Иванов остался его заместителем). Завьялов, не имевший юридического образования, не был рекомендован ни обкомом, ни УМЮ, которое добилось его снятия. Вскоре председателем стал адвокат Лукашко. Но он «скомпрометировал себя» и стал заведующим в Златоусте.

В конечном счете Лушников все же был избран председателем, однако в 1955 году на эту должность вновь избрали Завьялова. Региональные «лидеры» опять занимались вымогательством денег. Начальник УМЮ по Челябинской области Кучеренко и заместитель МЮ РСФСР М.И. Герасимович «заняли» в 1955 — 1956 годы в Свердловской коллегии (далее — СОКА) деньги, брали у адвокатов деньги «взаимообразно» и не возвращали, но те возврата денег и не требовали. Однако когда Кучеренко, используя свои связи, попытался осенью 1955 года стать председателем президиума СОКА, адвокаты Свердловска сообщили о его действиях в обком. Кучеренко вошел в состав Челябинского облсуда, а впоследствии был уволен. В 1956 году УМЮ были ликвидированы, и коллегия избавилась от назойливой опеки. Теперь она подчинялась областному суду <19>.

———————————

<19> ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 13. Д. 151. Л. 107 — 108; ОГАЧО. Ф. 288. Оп. 18. Д. 132. Л. 101; Ф. 2022. Оп. 1. Д. 12. Л. 121 — 122; Ф. 3052. Оп. 1. Д. 19. Л. 52.

Лимит ЧОКА на 1954 год составлял 150 адвокатов, в Челябинске — 53. В реальности на 1 января 1954 года в ЧОКА работали 140 адвокатов, в том числе в Челябинске — 57. Высшее юридическое образование имели 88 человек (63%), среднее юридическое — 28 (20%), курсовое образование — 12 (8,6%). В партии состояли 58 защитников, пять человек обучались во Всесоюзном заочном юридическом институте. Некоторые адвокаты (преимущественно преклонного возраста) не имели даже общего среднего образования. Из 88 адвокатов с высшим образованием 63 были сосредоточены в Челябинске, Магнитогорске, Златоусте. Всего в области было 48 консультаций, в том числе 12 — с числом адвокатов свыше пяти человек, 28 консультаций — с одним адвокатом. Большинство заведующих обладали необходимой квалификацией.

В 1953 году в коллегию было принято 33 человека (25 — с высшим, восемь со средним образованием), отчислено 35 (11 исключено). Коллегия более не принимала стажеров и имела только 14 молодых специалистов. Президиум организовывал двух-трехдневные семинары для молодых защитников в апреле и сентябре 1953-го, феврале 1954 года. В Челябинске постоянно действовал правовой семинар, на котором было проведено 38 лекций. Им руководил член президиума, кандидат юридических наук М.Г. Стучинский <20>.

———————————

<20> ОГАЧО. Ф. 288. Оп. 18. Д. 223. Л. 5 — 17.

Президиум ЧОКА принимал поквартальные планы. Заседания проводились раз в неделю, на них рассматривали четыре-пять вопросов. Президиум ни разу не обсуждал вопрос о качестве работы. Он формально утверждал результаты проверок консультаций. В 1953 — 1954 годах проверили 59 консультаций. Акты проверок составляли от 8 до 14 страниц с биографическими данными заведующих, описанием мебели и т.д. Они содержали много цифр и ничего не говорили о качестве работы. В 1954 году в отдельных консультациях было проведено от одного до трех производственных совещаний. В ЧОКА в 1953 году существовал сектор по контролю над качеством. Он проверил 15 адвокатов Челябинска и обобщил их работу за третий квартал, по области — за четвертый <21>.

———————————

<21> ОГАЧО. Ф. 288. Оп. 18. Д. 223. Л. 5 — 17; Ф. 3052. Оп. 1. Д. 19. Л. 38.

Челябинская областная коллегия адвокатов (защитников) пережила в 30 — 50-е годы XX века самый тяжелый период, время становления в условиях кадровых чисток, тягот военного времени, мелочного и непоследовательного руководства со стороны советских и партийных органов. Специфика областной коллегии проявилась в том, что до 1945 года она не имела постоянного состава. С 1934 по 1941 год продолжалась непрерывная чистка адвокатских рядов, с 1941 по 1945 год челябинские адвокаты вынуждены были часто менять работу из-за войны. Несмотря на партийное и административное давление, невзирая на непрерывные чистки, южноуральские адвокаты смогли создать единую организацию. Был повышен образовательный и качественный уровень адвокатской корпорации. В 50-е годы XX века коллегия начинает освобождаться от бюрократической опеки.