Уголовный кодекс о борьбе с организованной преступностью

04-03-19 admin 0 comment

Водько Н.
Электронный ресурс, 1997.


Н. Водько, генерал — майор милиции, заместитель начальника Московского института МВД России, кандидат юридических наук.

Новый уголовный закон России дает ответы на многие проблемы борьбы с организованной преступностью, волновавшие ученых и практиков в последнее десятилетие. Уточнены и закреплены понятия организованных преступных структур.

Согласно п. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. В отличие от группы лиц по предварительному сговору признание организованной группы предполагает ее устойчивость и предварительное объединение участников с целью совершения преступлений. Пункт 4 этой же статьи признает преступление совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп.

Если для признания преступной группы организованной достаточно таких признаков, как устойчивость и объединение заранее ее участников общей целью совершения любых преступлений, то преступное сообщество характеризуется сплоченностью ее участников, преследующих цели совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Согласно ч. 4 ст. 15 Уголовного кодекса тяжкими преступлениями признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых предусматривается наказание от 5 до 10 лет лишения свободы, а особо тяжкими преступлениями, согласно ч. 5 этой же статьи, — умышленные деяния, за совершение которых установлено наказание свыше 10 лет лишения свободы и более строгое наказание. Созданное для совершения тяжких и особо тяжких преступлений объединение организованных групп также согласно ч. 4 ст. 35 УК РФ представляет собой преступное сообщество. И хотя названные в законе отличительные признаки организованной группы и преступного сообщества нуждаются в комментарии, данное в законе определение обоих понятий позволяет следователю, прокурору и суду правильно квалифицировать преступные структуры и действия их участников. Правоохранительные органы получили новый правовой инструмент борьбы с организованной преступностью.

Значительное внимание в новом Уголовном кодексе уделяется организатору, создавшему организованную группу или преступное сообщество. В ст. 33 УК РФ при определении видов соучастников преступления закрепляется, что организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими. Согласно ч. 5 ст. 35 УК РФ такое лицо (организатор) подлежит уголовной ответственности за саму организацию преступных структур и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса, а также за все совершенные этими структурами преступления, если они охватывались его умыслом. К ним относятся: организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208), бандитизм (ст. 209), организация преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210), вооруженный мятеж (ст. 279), т.е. преступления, посягающие на общественную безопасность и основы конституционного строя страны. Организация данных видов деяний как самостоятельный состав преступления влечет квалификацию действий виновных лиц соответственно по названным статьям, а также применение предусмотренного ими наказания при условии вынесения обвинительного приговора. Законодатель, таким образом, предоставляет возможность правоохранительным органам обезвреживать столь опасные преступные структуры на первоначальной стадии их формирования.

Что касается организаторов преступных сообществ и организованных групп, совершающих иные преступления, то они несут уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых создана преступная структура, по п. 3 ст. 30, ст. 34 и соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса.

В ч. 7 ст. 35 устанавливается, что совершение преступления организованной группой или преступным сообществом влечет более строгое наказание, на основании и в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом. Кроме того, в п. «в» ч. 1 ст. 63 закрепляется, что совершение преступления в составе организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) признается обстоятельством, отягчающим наказание. Следовательно, даже в тех случаях, когда совершение преступления организованной группой не предусмотрено в диспозиции конкретного состава преступления, суд обязан учесть это обстоятельство как отягчающее ответственность.

Таково основное содержание и смысл новелл Общей части Уголовного кодекса, касающихся проблем борьбы с организованной преступностью.

Достаточно ли полно разрешены они законодателем, чтобы вести наступательную борьбу с организованной преступной деятельностью? В целом на этот вопрос можно дать положительный ответ.

В то же время остается сожалеть, что законодатель оставил за пределами Уголовного кодекса отдельные предложения науки и практики, законодательное разрешение которых способствовало бы усилению борьбы с организованной преступной деятельностью. В частности, речь идет о неоднократно обсуждаемой в печати проблеме правовой защиты лиц, выполняющих специальные задания по разоблачению организованной преступной деятельности в соответствии с Федеральным законом об оперативно — розыскной деятельности. Негласная деятельность лиц, выполняющих специальные задания, всегда связана с риском участия в противоправных деяниях, при вынужденном совершении которых такие лица нуждаются в правовой защите. В этой связи было бы целесообразным внести изменения в ст. 42 Уголовного кодекса РФ и п. 1 ее изложить в следующей редакции: «Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа и распоряжения, а также вынужденно совершенное при выполнении специального задания по защите лиц, государственных и общественных интересов от тяжких преступлений, в связи с которыми проводятся оперативно — розыскные мероприятия».

Жизнь неизбежно, как и в других странах, приведет законодателя к рассмотрению в будущем и этой проблемы, ибо оставление ее в неразрешенном состоянии серьезно затрудняет и осложняет реализацию мер борьбы с организованной преступностью, предусмотренных ст. 6 Федерального закона об оперативно — розыскной деятельности (оперативное внедрение, контролируемая поставка, оперативный эксперимент и др.).

Большое место проблемам борьбы с организованной преступностью отводится и в Особенной части Уголовного кодекса. По семидесяти видам преступлений, нормы ответственности за которые содержатся в шестнадцати главах Уголовного кодекса, устанавливается повышенная уголовная ответственность лиц, совершивших эти преступления в составе организованной группы.

Квалифицирующий признак — «совершение преступления организованной группой» — содержится в четырех видах преступлений против жизни и здоровья (гл. 16); двух — против свободы, чести и достоинства личности (гл. 17); двух — против конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 19); одном — против семьи и несовершеннолетних (гл. 20); девяти — против собственности (гл. 21); тринадцати — в сфере экономической деятельности (гл. 22); одном — против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл. 23); двенадцати — против общественной безопасности (гл. 24); восьми — против здоровья населения и общественной нравственности (гл. 25); двух — экологических преступлений (гл. 26); одном — в сфере компьютерной информации (гл. 28); трех — против основ конституционного строя и безопасности государства (гл. 29); двух — против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (гл. 30); двух — против правосудия (гл. 31); трех — против порядка управления (гл. 32) и пяти — против воинской службы (гл. 33).

Устанавливая повышенную ответственность за совершение данных деяний организованной группой, законодатель обеспечивает комплексный подход к реализации задач превенции в борьбе с организованной преступностью в различных сферах проявления интересов личности, общества и государства. При этом основной акцент сделан на борьбу с тяжкими и особо тяжкими преступлениями, которые составляют 71,4% преступлений с квалифицирующим признаком «совершение преступления организованной группой». Наибольший удельный вес среди тяжких и особо тяжких преступлений этой категории составляют деяния, которые условно можно разделить на 4 основные группы:

преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности;

преступления против собственности;

преступления в сфере экономической деятельности;

преступления против общественной безопасности, здоровья населения и общественной нравственности.

Определяя квалифицирующий признак «совершение преступления организованной группой» по основным видам тяжких преступлений, законодатель, следовательно, правовыми мерами защищает общественные отношения от преступлений, наносящих наибольший вред личности и государству. При этом следует обратить внимание на введение в Кодекс новых составов преступлений, что свидетельствует о его соответствии новым условиям и перспективам развития общественного и государственного устройства России. Это прежде всего такие виды преступлений, как незаконная банковская деятельность, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного недозволенным путем; монополистические действия и ограничение конкуренции; принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения; организация преступного сообщества; хищение либо вымогательство радиоактивных материалов; пиратство, и некоторые другие.

Наряду с этим в Уголовном кодексе уделяется внимание и борьбе с проявлениями организованной преступной деятельности при совершении отдельных категорий преступлений небольшой и средней тяжести, за совершение которых максимальное наказание не превышает соответственно двух и пяти лет лишения свободы. В их числе такие преступления, как воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141, ч. 2, п. «в»); нарушение изобретательных и патентных прав (ст. 147, ч. 2); причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165, ч. 3, п. «а); незаконное предпринимательство (ст. 171, ч. 2, п. «а»), и др.

Даже беглая оценка этой группы преступлений подтверждает вывод о комплексном подходе законодателя к решению проблем борьбы с организованной преступностью. Криминализация и введение в Уголовный кодекс новых, неизвестных прежнему уголовному законодательству составов преступных деяний, связаны с формированием рыночных отношений в нашей стране и демократизацией общества. С этой точки зрения, уголовно — правовые задачи пресечения организованной преступной деятельности соответствуют процессу формирования новых экономических и социально — политических отношений в России.

Следует обратить внимание и на новые подходы законодателя к определению мер наказания за совершение преступлений в составе организованных преступных групп. Закрепляя квалифицирующий признак «совершение преступления организованной группой» по составам преступлений, законодатель проявляет последовательность и устанавливает соответственно повышенную ответственность. За совершение умышленных деяний, повлекших лишение жизни человека, устанавливается ответственность от 8 до 10 лет лишения свободы, смертная казнь либо пожизненное заключение. По 6 видам тяжких преступлений (терроризм, захват заложника, бандитизм, организация преступного сообщества, вооруженный мятеж, диверсия) предельная мера наказания установлена законодателем до 20 лет лишения свободы; по 9 видам (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, похищение человека, разбой, вымогательство, фальшивомонетничество, хищение либо вымогательство оружия, пиратство, незаконное изготовление, хранение и перевозка либо сбыт, а также хищение либо вымогательство наркотических или психотропных веществ) — до 15 лет лишения свободы; по 5 видам (грабеж, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, контрабанда, получение взятки, дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества) — до 12 лет лишения свободы; по 8 видам (кража, мошенничество, присвоение или растрата, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного недозволенным путем, принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения, незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, хищение либо вымогательство радиоактивных материалов, нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности и дезертирство) — до 10 лет лишения свободы. Таким образом, по 29 видам тяжких преступлений (41,4%) предусматривается наказание до 10 лет лишения свободы и более тяжкое наказание. Кроме того, из 70 преступлений этой категории 32 (45,7%) имеют нижний предел наказания — 5 лет лишения свободы.

Следовательно, оценка высокой степени общественной опасности организованной преступной деятельности со стороны законодателя проявляется и в определении довольно строгих мер наказания виновным лицам, особенно за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. В этом подходе преследуются не только цели кары, но и успешно реализуется принцип превенции, пронизывающий весь Уголовный кодекс Российской Федерации.