Судебная власть в системе разделения властей

04-03-19 admin 0 comment

Фоков А.П.
Электронный ресурс, 2009.


Сегодня можно считать основательно утвердившейся точку зрения о том, что судебная власть является самостоятельной ветвью государственной власти. В советский период, особенно на раннем его этапе, эта идея, как известно, отвергалась.

Работа судов была долгое время подчинена задаче рассмотрения гражданских и уголовных дел, и, хотя суды были ориентированы также на воспитательно-профилактические функции, все же суд фактически был звеном государственного аппарата, приспособленного прежде всего к подавлению, о правозащитной функции суда в юридической литературе и на практике речь не шла.

Только с провозглашением идеи правового государства, с признанием в Конституции РФ судебной власти в качестве самостоятельной и независимой ветви государственной власти стала создаваться определенная теоретическая база для расширения социальной роли суда, что постепенно нашло отражение в законодательстве.

По мнению многих исследователей, наиболее существенные аспекты о месте судебной власти в системе разделения властей содержатся в трудах французских политических мыслителей Ш.-Л. Монтескье и Ж.-Ж. Руссо.

В связи с этим представляет интерес суждение Ш. Монтескье, высказанное в труде «О духе законов», о том, что «в каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами гражданского права». Последняя карает за преступления и разрешает столкновения частных лиц, ее можно назвать судебной властью.

Выделение ее в самостоятельную ветвь государственной власти представляет собой существенный вклад Ш. Монтескье в развитие теории разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, благодаря которому доктрина обрела стройность и завершенность. Рассмотрение вопроса о судебной власти Ш. Монтескье предваряет несколькими существенными соображениями. В большинстве европейских государств установлен умеренный образ правления, благодаря которому государи, обладая законодательной и исполнительной властью, передают своим поданным отправление третьей. По своему предназначению судебная власть является регулирующей. Она необходима для того, чтобы удержать от крайностей законодательную и исполнительную ветви власти.

Если Монтескье рассматривал судебную власть как средство сдерживания законодательной и исполнительной власти от крайностей, то Руссо значительно полнее представлял спектр их взаимоотношений, а также более глубоко и обстоятельно исследовал существенные аспекты третьей власти, хотя и не употреблял этого выражения в своем основном труде «Общественный договор».

Подчеркнем, что основатели классической теории разделения властей повлияли на закрепление независимой судебной власти в конституционных актах ряда стран, принятых в XVIII в. и действующих по настоящее время.

Особое место среди них, по нашему мнению, которое согласуется с точкой зрения известного ученого Л.Н. Энтина, занимают Декларация независимости Североамериканских Соединенных Штатов от 4 июля 1776 г. и французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г.

«Все люди равны от рождения, — провозглашает Декларация США, — все они наделены Творцом определенными неотъемлемыми правами; среди них право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью». Только для ограждения и защиты этих и иных прав учреждается государство. Его власть оправданна и легитимна (правомерна), лишь если она служит народу, существует и действует во имя защиты основных прав. Как только государственная власть прекращает служить этой цели, служить интересам человека, она перестает быть легитимной. Оправданий для ее существования больше нет, а это значит, что сопротивление подобной власти правомерно и необходимо.

Американская Декларация стала первым государственным документом, в котором провозглашены идеи справедливости освободительной борьбы, противоправности антинародной власти и легитимности ее свержения.

Идеи, положенные в основу американской Декларации, пришли преимущественно из Старого Света. Вполне естественно, что волна освободительных революций, начатая во Франции, несла те же идеи, которые вдохновляли и борцов за свободу в Новом Свете. Эти идеи легли в основу французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г., которая начинается словами: «Все люди рождаются свободными и равными в правах». Целью «любой политической ассоциации» (т.е. государства) является ограждение «естественных и неотъемлемых прав человека». В небольшом по объему документе, состоящем всего из 17 статей, сконцентрированы самые важные идеи и принципы, не утратившие своего значения и по сегодняшний день. Декларация 1789 г. является составной частью нынешней Конституции и действующего права Франции.

В ст. 16 Декларации подчеркнуто, что «любое общество, в котором не обеспечено осуществление прав и не закреплено разделение властей, не имеет конституции».

Определение места судебной власти в системе разделения властей получило реальное воплощение во многих других странах. Более того, это общедемократическая концепция, которая в той или иной степени может использоваться в странах с различным государственным устройством. До настоящего времени она является предметом изучения, поскольку меняются соотношение экономических и политических сил в обществе, уровень демократии, усложняется процесс управления государством.

В реформируемой России принцип разделения властей закреплен в ст. 10 Конституции. Новым элементом российского конституционализма является введение понятий не только законодательной и исполнительной власти, но и власти судебной. По мнению профессора университета Париж-1 М. Лессажа, выделение судебной власти в отдельную власть, на вершине которой находится Конституционный Суд Российской Федерации, — это весьма решительный шаг с точки зрения утверждения принципа разделения властей. Вместе с тем, подчеркнул он, в России еще не все поняли, что разделение властей «означает также их сотрудничество».

М. Лессаж полагает, что главным для России является вопрос о концепции законодательной власти. Многие считают, отмечает он, что основная цель законодательной власти — производство законов. Между тем в Западной Европе от 70 до 90% законопроектов исходит от правительства, и никого это не шокирует. Закон создается для того, чтобы его применяли, и не имеет значения, кто является инициатором подготовки его текста. Важна не только законотворческая функция законодательного органа, но и контрольная. Действительно, закон будет лишь «мертвой буквой», если законодательный орган, издавший его, или же законодательные органы на местах не будут иметь возможность контролировать действия исполнительной власти, администрации, призванных реализовывать этот закон. В переходный период, причем не только в России, но и в ряде других стран СНГ и Восточной Европы, наметилась также тенденция перепоручать основную работу по контролю за действиями администрации окружению президента. По мнению М. Лессажа, к которому нельзя не прислушаться, это пагубная политика, поскольку она во многом не позволяет координировать работу министерств и палат парламента, замыкает эту деятельность в узком кругу ближайшего окружения президента. Поэтому разделение властей предполагает и определенные механизмы их координации, что позволяет повышать эффективность каждой ветви власти, в том числе и судебной. Естественно, что тем самым повышается и эффективность законов.

Судебная власть — это особая форма деятельности государства, осуществляющая свои властные полномочия специально созданными государственными органами — судами — в строго установленной законом процессуальной форме в сфере защиты конституционного строя, прав и законных интересов человека и гражданина, государственных органов, предприятий, учреждений, организаций и иных объединений.

Уважение прав и свобод человека и гражданина, обеспечение его безопасности, компенсация, ответственность должностных лиц, виновных в нарушении прав граждан, — важнейшие принципы, на основе которых возможно плодотворное взаимодействие государства и граждан в рамках судоустройства Российской Федерации.

Судебная власть, как и любая форма государственной власти, имеет свои особенности. Она осуществляется специально созданными органами — судами, которые составляют единую судебную систему, на основе и строго в соответствии с процессуальным законом; выполнение требований суда и исполнение его решений обеспечивается силой государства; в осуществлении правосудия принимают участие представители народа.

Демократическое общество заинтересовано в такой судебной власти, где судьи исполняют требования закона беспристрастно, в четко установленных рамках процедуры, соблюдая разумные сроки рассмотрения. Главная цель судебной власти — содействовать гражданам, их объединениям, включая экономические образования, государственным и общественным институтам в реализации законных прав.

Думается, в Российской Федерации на современном этапе развития немаловажно, какой будет судебная власть в условиях укрепления всей вертикали власти.

С нашей стороны, полагаем, что современное развитие и организация судебной власти в России дают основание считать вполне утвердившейся точку зрения о том, что данная ветвь государственной власти по своей вертикали вполне соответствует предъявляемым требованиям международных стандартов. Тем более что принципы коллегиальности и состязательности медленно, но уверенно утверждаются в процессуальном законодательстве, а принятие законов о мировых судах и судах присяжных постепенно приобретает эффективную реализацию их на практике.