К вопросу о необходимости установления ограничений действия принципа равноправия в рамках конституционно-правового статуса иностранных граждан

04-03-19 admin 0 comment

Яковлева Е.В.
Конституционное и муниципальное право, 2009.


Равноправие предполагает наделение граждан равными правами, создание равных условий для их реализации, а также установление равных обязанностей. Как правило, в отечественной и зарубежной научной литературе содержание данного принципа раскрывается через следующие его составные элементы: равенство перед законом и судом; равенство между мужчиной и женщиной; недопущение дискриминации по признакам расы, национальности, государственной принадлежности и т.п. <1>.

———————————

<1> См., например: Авакьян С.А. Россия: гражданство, иностранцы, внешняя миграция. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2003. С. 163 — 164; Герасименко Ю.В., Залевский Л.А. Конституционно-правовой статус лиц, не являющихся гражданами России: проблемы теории и практики. МВД России. Омск: Омск. акад., 2003. С. 7; Патюлин В.А. Государство и личность: конституционные принципы взаимоотношений // Сов. государство и право. 1978. N 5. С. 8; Арбузкин А.М. Государственно-правовой статус иностранцев в зарубежных социалистических странах Европы: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1980. С. 10; Mahoney Kathleen E. The Constitutional Law of Equality in Canada // New York University Journal of International Law and Politics. 1992. Volume 24. N 2. P. 759 — 793; Magnet J.E. Constitutional law of Canada. Canadian Charter of Rights and Freedoms. Second edition. Volume 2. Canada, the Carswell company limited, Toronto, 1985. P. 1378 — 1384; Otis H. Stephens, Jr., John M. Scheb. American constitutional law. Essays and Cases. The University of Tennessee. Harcourt Brace Jovanovich, Publishers. 1988. P. 769 и др.

В настоящей статье автор проанализирует действие одного из перечисленных выше аспектов принципа равноправия (а именно запрета дискриминации) в отношении иностранных граждан на территории России и стран англосаксонской системы права (США, Канады и Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (далее — Великобритания)); определит, в каких случаях ограничение прав и свобод иностранцев в государстве пребывания (проживания) является допустимым и не нарушает запрета дискриминации; а также установит права и свободы, в отношении которых принцип равноправия должен применяться либо без ограничений, либо в четко закрепленных на уровне закона рамках.

Безусловно, абсолютное равноправие иностранцев и собственных граждан государства невозможно в связи с необходимостью охраны и защиты интересов самого государства и его граждан. Однако думается, что в отношении определенного ряда прав и свобод принцип равноправия следует закреплять без изъятий.

Конституция РФ <2> содержит специальную норму, посвященную запрету дискриминации (ч. 2 ст. 19), включающую в себя две составные части: гарантию государством равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от определенных обстоятельств и запрет любых форм ограничений прав граждан по конкретным признакам.

———————————

<2> Российская газета. 1993. 25 декабря; 2009. 21 января.

Устанавливая гарантию равенства прав и свобод человека и гражданина, Конституция РФ перечисляет те основания, независимо от которых такое равенство обеспечивается. Среди таких оснований государственная принадлежность лица не называется, однако перечень рассматриваемых оснований Конституция РФ оставляет открытым (независимо от «других обстоятельств»), позволяя тем самым к «другим обстоятельствам» отнести государственную принадлежность.

Запрет же любых форм ограничений прав граждан содержит закрытый перечень признаков, по которым невозможно установление таких ограничений, и к таким признакам не относит государственную принадлежность. Таким образом, из буквального толкования ч. 2 ст. 19 Конституции РФ следует, что закрепление ограничений прав иностранных граждан дискриминацией не является.

В США, Великобритании и Канаде непосредственно конституционные акты не устанавливают запрет дискриминации лица на основании его принадлежности к гражданству иностранного государства, однако судебная практика перечисленных стран придерживается мнения о недопустимости дискриминации по указанному признаку <3>.

———————————

<3> См., например: Yick Wov. Hopckins, 1886 // Motomura H. The curious evolution of immigration law: procedural surrogates for substantive constitutional rights // Columbia law review. 1992. Vol. 92. November. N 7. P. 1626; A. and others v. Secretary of State for Home Department; X. and another v. Secretary of State for Home Department [2004] UKHL 56 // Официальный сайт Парламента Великобритании. URL: http://www.parliament.uk/.

Следовательно, ограничения прав и свобод иностранцев по основанию государственной принадлежности возможны, но в некоторых случаях такие ограничения могут свидетельствовать о дискриминации, осуществляемой, например, государством, органами государственной власти или их должностными лицами в отношении иностранцев.

В целях недопущения подобной дискриминации необходимо установить на уровне закона не только перечень прав и свобод иностранных граждан, не подлежащих ограничению ни при каких обстоятельствах, но и список оснований, по которым такое ограничение становится возможным. В первую очередь законодательное регулирование возможных ограничений прав и свобод иностранцев должно быть осуществлено в отношении группы личных прав и свобод.

В научной литературе выделяют следующие группы личных прав, закрепляемых за иностранцами:

— неотъемлемые, неотчуждаемые права, т.е. права, не подлежащие ограничению или изъятию в связи с обладанием лицом статусом иностранного гражданина;

— права, которые могут быть ограничены в целях обеспечения национальной безопасности, государственного и общественного порядка, охраны здоровья граждан, охраны нравственности <4>.

———————————

<4> См.: Tiburcio Carmen. The human rights of aliens under international and comparative law. Boston, The Hague, London. 2001. P. 77.

К первой из названных выше групп личных прав законодательство всех изучаемых автором стран относит право на жизнь <5> и право на человеческое достоинство <6>.

———————————

<5> Следует отметить, что предоставление каждому без ограничений права на жизнь в США возможно только в тех штатах, в которых отсутствует такая мера наказания, как смертная казнь.

<6> См.: ч. 1 ст. 21 Конституции РФ; ст. 2, 3 приложения N 1 к Закону Великобритании 1998 г. «О правах человека» (с. 42) // Официальный сайт Королевской государственной канцелярии. URL: http://www.opsi.gov.uk/; см. также: Goodwin-Gill Guy S. Basic humanitarian principles applicable to non-nationals // International migration review. 1985. Vol. 19. Fall. P. 559; Tiburcio Carmen. The human rights of aliens under international and comparative law. Boston, The Hague, London. 2001. P. 75.

В рамках настоящего исследования для нас наибольший интерес представляют собой те права иностранных граждан, которые могут быть ограничены.

Свобода личности, ее неприкосновенность — права человека, признаваемые как на внутригосударственном, так и на международном уровне, права, принадлежащие всем лицам, независимо от обладания ими гражданством того или иного государства. Иностранцам данные права предоставляются наравне с собственными гражданами государства <7> (например, ч. 1 ст. 22 Конституции РФ, § 7 части первой Конституционного акта Канады 1982 г., называемой «Канадская хартия прав и свобод» (далее — Канадская хартия прав и свобод) <8>) и могут быть ограничены государством только в строго определенных случаях и исключительно в соответствии с процедурой, установленной законом. В силу особой важности таких прав основания и порядок их ограничения, а также гарантии недопущения произвольного нарушения свободы и неприкосновенности личности, как правило, предусматриваются в конституционных актах (например, ч. 2 ст. 22 Конституции РФ, § 7 — 9 Канадской хартии прав и свобод, ст. 5 приложения N 1 к Закону Великобритании 1998 г. «О правах человека», поправка IV к Конституции США 1787 г. <9>).

———————————

<7> Blackstone. Commentaries on the Laws of England. 1979. P. 117 (цит. по: Magnet J.E. Constitutional law of Canada. Canadian Charter of Rights and Freedoms. Second edition. Volume 2. Canada, the Carswell company limited, Toronto, 1985. P. 1152).

<8> Официальный сайт Министерства юстиции Канады. URL: http://laws.justice.gc.ca/.

<9> См.: Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран (Новое и Новейшее время) / Составитель Н.А. Крашенинникова. М.: ЗЕРЦАЛО, 1999.

Формулировки норм закона, регулирующих основания и порядок ограничения свободы и неприкосновенности личности, в Канаде, Великобритании и России содержат термины «каждый» и «лицо», позволяющие распространять действие названных положений конституций в том числе и на иностранных граждан.

Поправка IV к Конституции США использует определение «the people», которое может трактоваться как «люди» или как «народ». Безусловно, во втором случае положения, закрепленные поправкой, к иностранным гражданам применяться не будут. Однако следует отметить, что в настоящее время распространение действия названной поправки на иностранных граждан признается как в научной литературе, так и в судебной практике <10>.

———————————

<10> Подробнее см.: Bryan Earl. Fourth Amendment Constraints on United States Law Enforcement Agents Acting on Non-Resident Aliens and Their Propery Abroad // Columbia journal of law and social problems. 1989. Vol. 23. N 1. P. 31 — 34; Encyclopedia of the American Constitution. Second Edition. Edited by Leonard W. Levy and Kenneth L. Karst. Macmillan reference USA. An imprint of the Gale Group. New York. 2000. Vol. 1. P. 65.

В соответствии с Конституцией РФ каждому предоставляется право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23); провозглашается неприкосновенность жилища (ст. 25). Использование Конституцией терминов «каждый» и «лицо» позволяет говорить о распространении действия перечисленных прав как на собственных граждан государства, так и на иностранцев. При этом в соответствии с ч. 3 ст. 56 Конституции РФ права, предусмотренные ч. 1 ст. 23 (право на тайну частной жизни лица, защиту своей чести и доброго имени), ограничению не подлежат.

Что же касается права на тайну коммуникаций, то оно согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ может быть ограничено только на основании судебного решения, а право на неприкосновенность жилища может быть ограничено также в иных случаях, установленных на уровне закона. Какого-либо особого порядка ограничения рассматриваемых прав для иностранных граждан Конституция не закрепляет.

В Конституции США непосредственно права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений не закрепляются, однако в научной литературе и судебных прецедентах США за всеми людьми признается более широкое по своему содержанию право на частную жизнь (right of privacy) <11>. Представляется, что действие данного права равным образом должно распространяться как на граждан США, так и на находящихся в государстве иностранцев.

———————————

<11> Law Dictionary / By Steven H. Gifis. 5th ed. (Barron’s legal studies). 2003. P. 396 — 397; Otis H. Stephens, Jr., John M. Scheb. American constitutional law. Essays and Cases. The University of Tennessee. Harcourt Brace Jovanovich, Publishers. 1988. P. 698 — 713.

Что касается права на неприкосновенность жилища, то поправка IV к Конституции США провозглашает его принадлежность народу. Как уже было отмечено, использование в указанной поправке термина «народ» (the people) в соответствии с судебными прецедентами не означает ограничение прав, закрепляемых данной поправкой, в отношении иностранцев. Кроме того, поправка III к Конституции США, запрещающая размещение солдат на постой в каком-либо доме в мирное время без согласия собственника такого дома, применяет понятие «собственник» (the owner), а не «гражданин США». Таким образом, в США право на неприкосновенность жилища одинаковым образом действует в отношении как собственных граждан государства, так и иностранцев.

Необходимо отметить, что Конституция США, а также судебная практика, признавая за всеми людьми право на частную жизнь, право на неприкосновенность жилища, не устанавливают невозможность ограничения данного права.

В Великобритании право каждого, а значит, и иностранца, на частную жизнь, на неприкосновенность жилища, на тайну корреспонденции закреплено в § 1 ст. 8 приложения N 1 к Закону «О правах человека» 1998 г. Параграф 2 названной статьи устанавливает общие основания возможного ограничения данного права как в отношении собственных граждан государства, так и в отношении иностранцев (необходимость обеспечения интересов национальной или общественной безопасности, экономического благосостояния государства, предупреждения беспорядков или преступлений, необходимость защиты здоровья или моральных устоев, защиты прав и свобод других лиц).

В Канадской хартии прав и свобод право каждого на частную жизнь не закрепляется, однако, в связи с тем что для Канады, как для представительницы стран англосаксонской системы права, характерен негативный способ закрепления прав и свобод, отсутствие на конституционном уровне каких-либо запретов в части наделения названным правом иностранных граждан, а также положения § 26 Канадской хартии прав и свобод о том, что провозглашение Хартией определенных прав и свобод не должно трактоваться как отрицание существования иных прав и свобод, признаваемых в Канаде, позволяют сделать вывод о том, что в Канаде за иностранцами признается право на частную жизнь. Что же касается возможностей ограничения указанного права иностранного гражданина, то на конституционном уровне не содержится каких-либо запретов в части установления пределов осуществления иностранцами данного права.

Таким образом, право на частную жизнь признается за иностранными гражданами во всех изучаемых автором странах, однако нормативные правовые акты России и исследуемых стран англосаксонской системы права по-разному закрепляют порядок ограничения данного права в отношении иностранных граждан. Так, например, в Российской Федерации установлена на уровне Конституции невозможность ограничения права иностранного гражданина на тайну частной жизни лица, защиту своей чести и доброго имени. Акты конституционного характера Великобритании, США и Канады подобных положений не содержат.

Ввиду особого статуса иностранца на территории государства пребывания (проживания), статуса, обусловленного сохранением правовой связи между иностранным гражданином и государством его гражданства, и, следовательно, заинтересованности иностранца в благополучии прежде всего государства своего гражданства, провозглашение Конституцией РФ права на тайну частной жизни для каждого человека, в том числе для иностранного гражданина, без ограничений может повлечь за собой неблагоприятные последствия для безопасности государства. В том же случае, если право иностранца на тайну частной жизни будет ограничено (хотя бы и в целях защиты основ конституционного строя, например), будет иметь место нарушение Конституции РФ. Таким образом, в целях обеспечения безопасности государства и его собственных граждан представляется целесообразным учесть опыт изучаемых стран англосаксонской системы права в части наделения иностранных граждан рассматриваемым правом и установления возможностей ограничения такого права.

Реализация иностранными гражданами права на свободу передвижения существенно отличается от порядка его осуществления собственными гражданами государства. Как правило, для въезда в государство и передвижения по его территории иностранцу необходимо получить специальное разрешение, в зависимости от вида которого право иностранца на свободу передвижения может быть ограничено в большей или меньшей степени.

Иностранные граждане, законно находящиеся на территории нашего государства, наделяются правом на свободу передвижения (ч. 1 ст. 27 Конституции РФ), однако в ч. 2 ст. 27 Конституции РФ содержится ограничение данного права по сравнению с аналогичным правом собственных граждан государства, а именно иностранцы не могут свободно въезжать в страну. Аналогичные ограничения права иностранца на свободу передвижения установлены в § 6(1) Канадской хартии прав и свобод <12>, § 1185 главы 12 титула 8 Кодекса США «Об иммиграции и гражданстве» (далее — титул 8 Кодекса США) <13>.

———————————

<12> Ограничение права иностранных граждан на свободный въезд в государство также установлено в судебных прецедентах Канады: R. v. Governor of Pentonville Prison, 1973, 2 All E.R. 741 // Сайт Канадского института правовой информации. URL: http://www.canlii.org/en; Prata v. Minister of Manpower and Immigration, 1976, 1 S.C.R. 376 // Сайт Канадского института правовой информации. URL: http://www.canlii.org/en/.

<13> См.: официальный сайт Библиотеки Конгресса США. URL: http://thomas.loc.gov/.

Кроме того, в законодательстве исследуемых стран можно встретить ограничения не только в целом права иностранных граждан на свободу передвижения, но и его составляющих: права на въезд в государство, на передвижение по его территории и права на выезд из государства. Так, например, ограничения права иностранцев на въезд в государство установлены в п. 1 ст. 27 Федерального закона от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» <14> (далее — ФЗ «О порядке въезда в РФ»), § 8B Закона Великобритании 1971 г. «Об иммиграции» (ст. 77) <15>, § 33 — 43 Закона Канады «Об иммиграции и предоставлении убежища» 2001 г. (ст. 27) <16> и § 1182 титула 8 Кодекса США.

———————————

<14> Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 34. Ст. 4029 (с последующими изменениями и дополнениями).

<15> См.: Официальный сайт Королевской государственной канцелярии. URL: http://www.opsi.gov.uk/.

<16> См.: Официальный сайт Министерства юстиции Канады. URL: http://laws.justice.gc.ca/.

При этом необходимо отметить, что Верховным судом США ранее были установлены пределы ограничения права на въезд в отношении иностранных граждан, а именно: иностранцы, допущенные в государство на законных основаниях, обладают правом на въезд в страну и проживание в любом штате на равных основаниях с собственными гражданами государства <17>, причем данные права иностранцев подлежат защите федеральным законодательством <18>.

———————————

<17> См.: Graham v. Richardson, 403 U.S. 365, 378 (1971) // Constitutional law — individual rights: examples and explanations / Allan Ides, Christopher N. May. 2nd ed. Aspen Law and Business. A division of aspen publishers, Inc. Gaithersburg. New York. 2001. P. 230.

<18> См.: Takahashi v. Fish and Game Commission, 334 U.S. 410 (1948) // Сайт «FindLaw’s Legal Professionals Channel». URL: http://www.findlaw.com/casecode/supreme.html; Cf. Zobel v. Williams, 334 U.S. 410 (1948) // Сайт «FindLaw’s Legal Professionals Channel». URL: http://www.findlaw.com/casecode/supreme.html.

Ограничение права на свободу передвижения по территории государства установлено в ст. 11 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» <19> (далее — ФЗ «О правовом положении иностранных граждан»), которая предусматривает два вида ограничений названного права: только для временно проживающих иностранцев (п. 2 ст. 11) <20> и в целом для всех иностранных граждан.

———————————

<19> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3032 (с последующими изменениями и дополнениями).

<20> Следует отметить, что Закон не устанавливает ограничения указанного права в отношении иностранцев, временно пребывающих в России, хотя, безусловно, такие ограничения должны иметь место в целях защиты не только безопасности государства, его конституционного строя, но и безопасности граждан государства, что является особенно актуальным в современном мире, где постоянно существует угроза терроризма.

Согласно § 6(2) Канадской хартии прав и свобод правом на передвижение и поселение в любой провинции Канады наделяются исключительно постоянно проживающие иностранцы.

В Великобритании согласно § 1(1) Закона «Об иммиграции» 1971 г. правом на проживание, свободой въезда в страну и выезда из нее наделяются исключительно граждане Содружества. Остальные же иностранцы могут жить и работать в Великобритании только при наличии специального разрешения, а их въезд в страну, пребывание в ней, а также выезд из нее подлежат контролю в соответствии с законодательством (§ 1(2) указанного Закона), при этом на законодательном уровне возможно установление упрощенного порядка реализации отдельными категориями иностранцев права на въезд в государство (например, § 12 Статута Великобритании 2000 г. N 2326 «Иммиграционные правила (Европейское экономическое пространство)» <21>).

———————————

<21> См.: Официальный сайт Королевской государственной канцелярии. URL: http://www.opsi.gov.uk/.

Что касается ограничения права на выезд из страны, то согласно п. 1 ст. 28 ФЗ «О порядке въезда в РФ» такие ограничения в отношении иностранных граждан возможны, если они в соответствии с законодательством России задержаны по подозрению в совершении преступления либо привлечены в качестве обвиняемых, — до принятия решения по делу или до вступления в законную силу приговора суда. Не вызывает сомнений обоснованность названного ограничения права иностранных граждан на выезд с территории РФ, однако нельзя не отметить, что указанная норма противоречит ч. 2 ст. 27 Конституции РФ, которая устанавливает, что «каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации». Думается, что в данном случае целесообразно скорректировать норму Конституции РФ, изложив ее следующим образом: «…каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации, если иное не установлено федеральным законом». Возможность ограничения права иностранного гражданина на выезд с территории государства предусматривается также в иммиграционном законодательстве США (§ 1185 титула 8 Кодекса США).

Таким образом, право иностранного гражданина на свободу передвижения может быть ограничено не только по основаниям, общим как для собственных граждан государства, так и для иностранцев, но и по специальному основанию, а именно по признаку принадлежности иностранного гражданина к гражданству иностранного государства.

Можно ли рассматривать подобное ограничение как проявление дискриминации со стороны государства пребывания (проживания) по отношению к иностранным гражданам? Представляется, что для оценки ограничения в качестве дискриминационного необходимо использовать критерий цели установления такого ограничения и наличия законодательно закрепленного порядка его реализации. Целью ограничения права иностранного гражданина на свободу передвижения может быть только обеспечение безопасности государства пребывания (проживания) и его собственных граждан, охрана и защита основ конституционного строя государства, предупреждение нарушений прав и свобод собственных граждан государства иностранцами. Безусловно, названная цель включает в себя практически неограниченный спектр оснований отказа иностранным гражданам в допуске на территорию государства, тем более в современном мире, где существует постоянная угроза международного терроризма.

В целях недопущения дискриминации иностранных граждан при регулировании осуществления ими права на въезд в государство представляется необходимым установление на законодательном уровне максимально полного, четкого перечня оснований, по которым иностранному гражданину может быть отказано в допуске на территорию страны.

Наконец, обратимся к праву иностранных граждан на территории государства пребывания (проживания) пользоваться родным языком. Ввиду того что в большинстве случаев родной язык иностранного гражданина не совпадает с государственным(-ыми) языком(-ами) страны пребывания (проживания), предоставление указанного права иностранцам априори ограничено.

Согласно ч. 2 ст. 26 Конституции РФ «каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества». Использование в данной статье термина «каждый» предполагает предоставление названного права как собственным гражданам государства, так и иностранцам, однако иностранные граждане не всегда могут на территории государства пребывания (проживания) реализовывать названное право без ограничений.

Например, в отношениях с органами государственной власти применяется только государственный язык (п. 6 ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 1 июня 2005 г. N 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» <22>, § 16 — 22 Канадской хартии прав и свобод), т.е. условия реализации права на пользование родным языком собственными гражданами и иностранцами в части выбора языка общения на территории государства пребывания (проживания) различны.

———————————

<22> Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. N 23. Ст. 2199.

Конституционные акты США и Великобритании не содержат положений как о наделении каждого правом на пользование родным языком, так и о запрете предоставления данного права иностранным гражданам, что позволяет сделать вывод о признании за иностранцами рассматриваемого права на территории США и Великобритании, а также о возможности установления особого порядка реализации названного права иностранными гражданами.

Представляется, что в определенных случаях право на пользование родным языком должно быть закреплено за иностранными гражданами без каких-либо изъятий. К таким случаям следует относить отношения с участием иностранных граждан, возникающие в связи с привлечением таких лиц к административной или уголовной ответственности. Так, если иностранный гражданин не владеет или владеет недостаточно хорошо языком государства пребывания (проживания), он не может понимать значение тех или иных процессуальных действий, участником которых он является при привлечении его к ответственности, и, следовательно, не может сам представлять и защищать свои интересы, приводить доказательства своей невиновности, поэтому в данных случаях закон должен гарантировать иностранному гражданину возможность обращения к переводчику.

Следует отметить, что в США предоставление данного права иностранцам при рассмотрении дел о выдворении с территории государства, что не является уголовным производством, не гарантируется и в зарубежной научной литературе высказываются предложения о необходимости закрепления за иностранными гражданами права на переводчика <23>. В России ст. 24.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ <24> предусматривает право каждого лица, участвующего в производстве по делу об административном правонарушении, пользоваться услугами переводчика, согласно положениям канадского законодательства данное право также предоставляется иностранным гражданам <25>.

———————————

<23> См.: Werlin Beth J. Renewing the call: immigrants’ right to appointed counsel in deportation proceedings // Boston college third world law journal. 2000. Vol. 20. N 2. P. 399, 420.

<24> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1 (с последующими изменениями и дополнениями).

<25> См.: Tibur cio Carmen. The human rights of aliens under international and comparative law. Boston, The Hague, London. 2001. P. 263 — 264.

В целях недопущения необоснованных ограничений права иностранных граждан на пользование родным языком в случае их привлечения к юридической ответственности представляется целесообразным установление запрета ограничений права иностранного гражданина на пользование родным языком на законодательном уровне, кроме того, в качестве одной из гарантий реализации указанного права иностранцами может служить установление в законе положений, предусматривающих предоставление таким лицам в случае их привлечения к ответственности права на пользование услугами переводчика.

Таким образом, личные права и свободы, предоставляемые иностранным гражданам на территории государства пребывания (проживания), можно классифицировать по возможности их ограничения на следующие группы:

— права и свободы, не подлежащие ограничению ни при каких обстоятельствах;

— права и свободы, которые могут быть ограничены.

В соответствии с законодательством РФ к первой группе относятся право на жизнь, право на достоинство личности, право на тайну частной жизни лица, защиту своей чести и доброго имени. В отличие от конституционного законодательства США, Великобритании и Канады Конституция РФ не содержит положений, устанавливающих запрет ограничения права на частную жизнь лица, поэтому представляется целесообразным учесть опыт названных стран и скорректировать нормы отечественного конституционного законодательства в целях обеспечения безопасности как самого государства, так и его собственных граждан.

Права и свободы иностранных граждан, могущие быть ограниченными, можно разделить на две подгруппы по основаниям ограничений таких прав и свобод:

— права и свободы, которые могут быть ограничены по основаниям, общим как для собственных граждан государства, так и для иностранцев;

— права и свободы, подлежащие ограничению по основанию принадлежности лица к гражданству иностранного государства.

К первой подгруппе следует отнести право иностранцев на свободу личности и ее неприкосновенность. Представляется, что гарантией недопущения дискриминации иностранных граждан при реализации указанного права может являться четкое законодательное закрепление оснований и порядка ограничения данного права в отношении иностранных граждан.

К правам и свободам, подлежащим ограничению по основанию принадлежности лица к гражданству иностранного государства, необходимо отнести право на свободу передвижения и право на пользование родным языком. Как уже было отмечено, право на пользование родным языком априори не может быть предоставлено иностранному гражданину на территории государства пребывания (проживания) в полном объеме, однако в целях недопущения необоснованного нарушения данного права иностранных граждан думается необходимым установить в законе запрет ограничения права на пользование родным языком при привлечении рассматриваемой группы лиц к юридической ответственности. Что касается права на свободу передвижения, то в целях соблюдения интересов как непосредственно иностранных граждан, так и государства пребывания (проживания) и его собственных граждан в действующем законодательстве РФ следует установить более подробный перечень оснований отказа иностранным гражданам в допуске на территорию государства в связи с необходимостью обеспечения безопасности государства пребывания (проживания) и его собственных граждан, охраны и защиты основ конституционного строя государства, предупреждения нарушений прав и свобод собственных граждан иностранцами.