Гражданско-правовые средства в процессуальном механизме реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве

04-03-19 admin 0 comment

Валеев Д.Х., Челышев М.Ю.
Исполнительное право, 2009.


В исполнительном производстве достаточно активно используются гражданско-правовые средства, которые в совокупности образуют единый гражданско-правовой механизм реализации и защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве. Подобный механизм выступает в качестве дополнительной гарантии наряду с предусмотренным Федеральным законом от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» <1> процессуальным механизмом реализации и защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве.

———————————

<1> СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.

Предусмотренные законодательством об исполнительном производстве меры принудительного исполнения (обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста на имущество и его реализации; обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды доходов должника; обращение взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящиеся у других лиц; изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе, — ст. 45 Закона об исполнительном производстве) и стадии исполнительного производства (возбуждение исполнительного производства; подготовка судебного пристава-исполнителя к принудительному исполнению; применение мер государственного принуждения к должнику; обжалование действий судебного пристава-исполнителя) включают совокупность процессуальных действий, составляющих в своем единстве процессуальный механизм реализации и защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве.

Одновременно с этим гражданско-правовой механизм реализации и защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве имеет чрезвычайно большое значение, так как при исполнении судебных и иных актов частноправовые начала могут выступать основанием возбуждения исполнительного производства (нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов), организационной основой исполнительного производства (исполнение через банки, иные кредитные организации без возбуждения исполнительного производства — ст. 7 Закона об исполнительном производстве), а также функциональными элементами внутри процессуального механизма реализации и защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве (правопреемство, сделки, представительство, ответственность и др.).

Указанные функциональные средства можно подразделить на две группы: гражданско-правовые средства реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве и гражданско-правовые средства защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве.

Реализация прав граждан и организаций в исполнительном производстве означает деятельность участников исполнительного производства по совершению или воздержанию от совершения определенных поступков, соответствующих законодательству об исполнительном производстве.

Под защитой имеется в виду принудительный (в отношении обязанного лица) способ осуществления субъективного права, применяемый в установленном законом порядке компетентными органами либо самим управомоченным лицом в целях восстановления нарушенного права <2>.

———————————

<2> См.: Чечот Д.М. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2005. С. 62 — 63.

Исходя из вышеизложенного можно выделить следующие гражданско-правовые средства в механизме реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве:

правопреемство, гражданско-правовое представительство в исполнительном производстве и иные правосубъектные инструменты;

гражданско-правовые сделки в исполнительном производстве;

вещно-правовые инструменты, в том числе право собственности — его возникновение и прекращение в исполнительном производстве.

С другой стороны, основной пример гражданско-правовых средств в механизме защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве — это гражданско-правовая ответственность.

Далее рассмотрим подробнее каждое из указанных гражданско-правовых средств реализации и защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве, определив их основные сущностные характеристики.

1. Правопреемство в исполнительном производстве. Согласно ст. 52 Закона об исполнительном производстве правопреемство осуществляется в случае выбытия одной из сторон (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга) из исполнительного производства. В этом случае судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену выбывшей стороны ее правопреемником в порядке, установленном федеральным законом. Ранее в судебно-арбитражной практике данный вопрос решался неоднозначно, так как судебные инстанции исходили из того, что правопреемство — сугубо гражданский процессуальный или арбитражный процессуальный институт и его осуществление возможно было только в судебном порядке по правилам ГПК или АПК. Однако в последнее время сложилась практика осуществления правопреемства на альтернативных началах: в судебном порядке или в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве. Полагаем, что это совершенно правильно и полностью соответствует институту подведомственности данных юридических вопросов. Причем процессуальное правопреемство, осуществленное в судебном порядке, следует рассматривать как своеобразную форму надзора за действиями судебного пристава-исполнителя и лиц, участвующих в исполнительном производстве (см. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 5 июля 2001 г. N А12-51/01(А12-10645/99-с13)-исп <3>; Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 марта 2002 г. N 4439/01 <4> и др.).

———————————

<3> Не опубликовано (СПС «Гарант»).

<4> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2002. N 7.

Между тем сейчас вновь намечается отход от указанной позиции в сторону осуществления правопреемства лишь на основании судебного акта арбитражного суда. Так, в п. 4 Обзора практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 июня 2004 г. N 77, приводится следующая ситуация: в период исполнения исполнительного листа, выданного на основании решения арбитражного суда, произошла реорганизация юридического лица — должника. Судебный пристав-исполнитель своим постановлением, ссылаясь на ст. 32 Закона, произвел замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемник оспорил постановление судебного пристава-исполнителя, считая, что замена стороны в исполнительном производстве может быть произведена постановлением судебного пристава-исполнителя на основании судебного акта арбитражного суда. Арбитражный суд признал незаконным постановление судебного пристава-исполнителя, поскольку согласно названной статье Закона об исполнительном производстве и ст. 48 АПК на стадии исполнительного производства замена стороны производится судебным приставом-исполнителем на основании судебного акта арбитражного суда.

Основания правопреемства в исполнительном производстве те же, что и в материальном праве: смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка права требования, перевод долга. Однако имеются и некоторые особенности. Так, известно, что существенным отличием уступки права требования от перевода долга является то, что перевод долга в силу ст. 391 ГК допускается только с согласия кредитора (взыскателя), тогда как согласно ст. 382 ГК для перевода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором. В то же время должник должен быть уведомлен о том, что права кредитора (взыскателя) переходят к другому лицу. Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор рискует возможностью возникновения для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору. Другими словами, в случае отсутствия письменного уведомления должника о состоявшейся уступке права требования должник вправе продолжить исполнение исполнительного документа первоначальному взыскателю.

Вместе с тем в арбитражной практике встречаются примеры, когда суд полагает достаточным уведомление представителя должника. Например, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 31 мая 2004 г. N А56-41194/03 <5> сформулирована следующая позиция по конкретному делу: поскольку представитель должника присутствовал при оглашении определения суда, которым произведена замена взыскателя, а следовательно, был уведомлен о произведенной замене, факт перечисления должником спорной суммы долга первоначальному кредитору не может быть расценен как доказательство исполнения решения по делу.

———————————

<5> Не опубликовано (СПС «Гарант»).

Правопреемство в исполнительном производстве обусловлено правопреемством в материальном, в частности гражданском, праве. По общему правилу судебный акт не порождает новые права и обязанности сторон, эти права и обязанности сторон уже имели место до судебного акта, и, как правило, эти права и обязанности основаны на сделке (договоре). В силу ст. 8 ГК права и обязанности сторон могут возникнуть и из судебного решения, когда правоотношения сторон до судебного акта не существовали, например признание права собственности на бесхозяйную вещь.

Представительство в исполнительном производстве. Граждане могут участвовать в исполнительном производстве самостоятельно или через представителей. Личное участие гражданина в исполнительном производстве не лишает его права иметь представителя. Если по исполнительному документу на должника возложены обязанности, которые он может исполнить только лично, то при их исполнении должник не вправе действовать через представителя.

Участие организаций в исполнительном производстве осуществляется через их органы или должностные лица, которые действуют в пределах полномочий, предоставленных им законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными документами, либо через представителей указанных органов и должностных лиц.

В исполнительном производстве необходимо различать обязательное (законное) и добровольное (договорное) представительство <6>.

———————————

<6> См.: Валеев Д.Х. Лица, участвующие в исполнительном производстве: Монография. Казань, 2000. С. 88.

Представители сторон имеют заинтересованность в исходе дела, которая определяется непосредственно законом (законное представительство), договором (договорное представительство) либо другим основанием, которое является юридическим. Юридический интерес (в форме процессуально-правового) судебного представителя — это обусловленная законом (законное представительство) или волеизъявлением представляемого субъекта (договорное представительство) «потребность в защите» <7> чужого права (интереса) от имени и в интересах самого представляемого в процессе принудительного исполнения юрисдикционного акта. Эта потребность в защите подтверждается надлежаще оформленными полномочиями.

———————————

<7> Осокина Г.Л. Проблемы иска и права на иск. Томск, 1989. С. 173.

Законные представители, участвующие в исполнительном производстве, имеют право на совершение от имени представляемого всех действий, связанных с исполнительным производством, т.е. знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства, участвовать в совершении исполнительных действий и др. Поэтому случаи ограничения этих прав со стороны судебного пристава-исполнителя недопустимы. Так, Определением Арбитражного суда Республики Татарстан отказ представителю стороны в ознакомлении с материалами исполнительного производства был признан неправомерным <8>.

———————————

<8> Определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 19 февраля 1998 г. по делу N А63-12/98-83-5.

Полномочия договорного представителя должны быть подтверждены доверенностью, выданной и оформленной в том порядке, который устанавливается законодательством (ст. ст. 155, 156, 185 ГК).

Для совершения некоторых действий требуется обязательное указание на возможность их осуществления представителем в доверенности: это предъявление и отзыв исполнительного документа; передача полномочий другому лицу (передоверие); обжалование постановлений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя; получение присужденного имущества (в том числе денежных средств и ценных бумаг); отказ от взыскания по исполнительному документу; заключение мирового соглашения (ч. 3 ст. 57 Закона об исполнительном производстве).

Гражданско-правовые сделки в исполнительном производстве являются одним из связующих звеньев в системе частного материального и процессуального права.

Договор в исполнительном производстве представляет собой соглашение воли двух или нескольких лиц, порождающее право на чужое действие, имеющее имущественный интерес. Договор как форма существования иных, отличных от гражданско-правовых отношений должен рассматриваться прежде всего как синоним слова «соглашение», а не как некая универсальная конструкция, позволяющая решать вопросы в других отраслях права, не связанных с движением имущественных отношений. Во избежание недоразумений практического характера целесообразно рассматривать договор (стабильную правовую категорию) как вид сделки, действие которой представляет собой результат взаимодействия нескольких участников <9>.

———————————

<9> См.: Костюшин Е.К. Гражданско-правовые сделки в исполнительном производстве: Дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1999; Он же. Гражданско-правовые сделки в исполнительном производстве. Казань, 2005.

Сделки, хотя и в весьма ограниченных случаях, можно встретить во многих отраслях права, традиционно относящихся к публичному: в налоговом, гражданском процессуальном, арбитражном процессуальном, исполнительном процессуальном праве и др.

Закон об исполнительном производстве предусматривает ряд конкретных примеров использования договора (соглашения) в отношениях, связанных с исполнением судебных и иных предусмотренных законом юрисдикционных актов. В частности, договор (соглашение) используется в следующих случаях:

1) международный договор:

если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, то применяются правила международного договора (ч. 4 ст. 3);

порядок исполнения в Российской Федерации решений иностранных судов и арбитражей устанавливается соответствующими международными договорами Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и настоящим Федеральным законом (ст. 11);

полномочия представителей, в том числе адвокатов, на совершение действий, связанных с осуществлением исполнительного производства, удостоверяются доверенностью, выданной и оформленной в соответствии с федеральным законом, а в случаях, установленных международным договором Российской Федерации или федеральным законом, — иным документом (ст. 54);

в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать необходимые сведения у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки (ч. 1 ст. 64);

исполнительные действия судебный пристав-исполнитель вправе совершать на всей территории Российской Федерации и на территориях иностранных государств. Поручение в иностранное государство направляется в порядке, установленном международным договором Российской Федерации (ч. 2 ст. 64);

2) мировое соглашение:

исполнительное производство прекращается судебным приставом-исполнителем в случаях утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником (ч. 2 ст. 43);

до окончания исполнительного производства стороны исполнительного производства вправе заключить мировое соглашение, утверждаемое в судебном порядке (ч. 1 ст. 50);

в доверенности, выданной представителю стороной исполнительного производства, должны быть специально оговорены его полномочия на заключение мирового соглашения (ч. 3 ст. 57);

государственный орган или организация, которым в соответствии с их компетенцией передается конфискованное имущество, имеют права взыскателя, за исключением прав на отказ от получения конфискованного имущества, отзыва исполнительного документа и заключения мирового соглашения с должником (ч. 3 ст. 104);

3) нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов:

исполнительными документами, направляемыми (предъявляемыми) судебному приставу-исполнителю, являются нотариально удостоверенные соглашения об уплате алиментов или их нотариально удостоверенные копии (ч. 1 ст. 12);

содержание судебного приказа и нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов определяется федеральными законами. Эти исполнительные документы подписываются лицами, принявшими или удостоверившими их, и заверяются печатью (ч. 5 ст. 13);

размер задолженности по алиментам определяется в постановлении судебного пристава-исполнителя исходя из размера алиментов, установленного судебным актом или соглашением об уплате алиментов (ч. 2 ст. 102);

4) гражданско-правовой договор, используемый для организации исполнения исполнительных документов:

договор уступки права требования и перевода долга;

договор хранения арестованного имущества;

договор страхования арестованного имущества;

договор оценки арестованного имущества;

договор на розыск имущества должника;

договор подряда и оказания услуг;

договор купли-продажи арестованного имущества.

Данный перечень не является исчерпывающим, в ходе исполнения исполнительных документов могут использоваться и другие договоры, предусмотренные гражданским законодательством.

Специфика правового регулирования таких сделок заключается в том, что, когда сделка используется в исполнительном производстве, появляются правовые ограничители, обусловленные публично-правовым влиянием на возникающие правоотношения <10>. В методе правового регулирования появляются элементы императивности. Вовлеченные в публично-правовую сферу сделки подвергаются комплексному правовому регулированию, в том числе нормами законодательства об исполнительном производстве.

———————————

<10> См.: Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы / Под ред. Д.Х. Валеева и М.Ю. Челышева. М., 2007. С. 101 (автор параграфа — Е.К. Костюшин).

3. Вещно-правовые инструменты, в том числе право собственности — его возникновение и прекращение в исполнительном производстве. Одним из примеров реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве посредством вещно-правового инструмента выступает право взыскателя оставить имущество за собой, если оно не будет реализовано в двухмесячный срок. При этом реализация имущества должника-организации проводится в особом порядке, установленном в ст. ст. 87, 89 — 93 Закона об исполнительном производстве. В судебной практике встречаются случаи несоблюдения данного правила. Так, в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 ноября 2001 г. отмечается, что передача недвижимого имущества должника взыскателю без проведения торгов противоречит положениям ст. 54 Закона об исполнительном производстве 1997 г. <11>.

———————————

<11> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 5.

Право взыскателя на оставление имущества за собой (ч. ч. 11 — 14 ст. 87 Закона об исполнительном производстве), по сути, означает его право на получение имущества должника в собственность (вещно-правовой инструмент). При этом, как отмечалось ранее, в данной ситуации может возникнуть и иное соответствующее вещное право, если взыскателем является организация-несобственник (учреждение и др.). Представляется, что данное вещное право в любом случае возникает наряду с правом собственности. Так, в случаях с частным учреждением (ст. 120 ГК) имущество поступает одновременно в частную собственность учредителя учреждения (собственника его имущества) и оперативное управление (ст. 296 ГК) самой этой организации.