Особые завещательные распоряжения в римском праве

04-03-19 admin 0 comment

Палшкова А.М.
Электронный ресурс, 2009.


В статье анализируется эволюция норм римского права о содержании завещания, в том числе таких особых завещательных распоряжений, как наследственная субституция, легат и фидеикомисс. Автор приходит к выводу, что завещательный отказ в современном его виде представляет собой совокупность признаков фидеикомисса и легата, разработанных римским правом.

The article analyses evolution of norms of Roman law on the contents of testament including such s

ecial testamentary dis

ositions as hereditary substitution, gift by will and fideicomissa. The author comes to a conclusion that testamentary renunciation in its contem

orary form is a com

lex of features of fideicomissa and gift by will, worked out by Roman law

*

.

———————————

*

Palshkova A.M. S

ecial testamentary dis

ositions in roman law.

Ключевые слова: наследственное право, наследование, завещание, завещательные распоряжения, завещательный отказ, завещательное возложение

**

.

———————————

**

Key words: inheritance law, inheriting, testamentary dis

osition, testamentary renunciation, testamentary dis

osition.

Раскрывая сущность какого-либо явления, нельзя обойтись без изучения истории его возникновения, выявления этапов его развития и тенденций становления. Сложилось так, что в римском частном праве мы находим большинство современных институтов отечественного права. Именно Рим явился колыбелью наследственного права. Институт наследования в римском частном праве занимает одно из центральных мест и является предметом наибольшей гордости римских юристов, разработавших основные понятия, принципы наследственного права. Все современное отечественное наследственное право является рецепцией римского права. Хотя римское право прямо нигде не применяется, степень его влияния на правовую жизнь велика настолько, что оно сохранило свой авторитет: все основные понятия наследственного права являются римскими, некоторые его институты регламентируются так же, как и две тысячи лет назад в Риме.

В связи с этим представляется необходимым выделить специфические распоряжения завещателя, признаваемые римским наследственным правом.

Римское наследственное право знало два вида наследования: наследование по закону и наследование по завещанию. Уже в Законах XII таблиц речь идет об этих двух основаниях наследования. Особенностью римского наследования стало правило, согласно которому «наследование по завещанию несовместимо с наследованием по закону в имуществе одного и того же лица (nemo

ro

arte testatus,

ro

arte intestatus decedere

otest)»

1

. Следовательно, в случаях, когда в завещании назначен наследник части имущества, то такой наследник имеет право и на остальную часть имущества завещателя, и, таким образом, наследники по закону остаются в стороне. Наследование по закону наступало только при отсутствии завещания или при условии признания его недействительным.

———————————

1

Ковнарева Н.Р. Римское наследственное право. М., 2001. С. 5.

По закону могли наследовать только агнаты, которые получали равные доли в наследстве. А вот когнаты, даже самые близкие, не получали никаких прав на наследование имущества.

Несмотря на то что институт наследования по завещанию возник позже наследования по закону, он быстро занял свое главенствующее положение. Римский юрист Ульпиан

2

определял завещание как «правомерное выражение воли, сделанное торжественно для того, чтобы оно действовало после нашей смерти», или как «правомерную фиксацию нашего намерения, составленного в торжественной форме с тем, чтобы оно имело силу после нашей смерти». Уже в древнюю эпоху завещатель пользовался практически неограниченным правом свободно определять содержание своего завещания. Подтверждение этого факта мы находим уже в Законах XII таблиц, таблица V которых в пункте 3 гласит: «…uti legassit su

er

ecunia tutelave suae rei uta ius esto (если кто распорядится на случай своей смерти относительно своего домашнего имущества или относительно опеки (над подвластными ему лицами), то да будет это нерушимым правом)»

3

. Завещание представляло собой волевой акт, в котором собственник имущества имел право сам определить, кому и в каком размере (объеме) после его смерти должны перейти входящие в это имущество права и обязанности

4

.

———————————

2

Цит. по: Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 1994. С. 27.

3

Законы XII таблиц / Пер. Л.Л. Кофанова. М., 1996. С. 60 — 61.

4

Ковнарева Н.Р. Указ. соч. С. 17.

Завещание по римскому праву должно было соответствовать специальным требованиям, чтобы оно приобрело необходимую юридическую силу:

— составление в установленной форме; форма завещания была достаточно сложной и могла требовать присутствия нескольких свидетелей или занесения завещательного распоряжения в протокол суда, муниципального магистрата или передачи на хранение в императорскую канцелярию;

— лицом, обладающим в момент совершения завещания активной завещательной способностью (testamenti factio activa); такую способность не имели недееспособные лица (например, душевнобольные, малолетние, расточители), лица, осужденные за отдельные порочащие преступления, и некоторые другие;

— с назначением наследника, обладавшего пассивной завещательной способностью (testamenti factio

assiva), т.е. лицо, обладающее способностью быть назначенным наследником по римскому гражданскому праву.

Значительную часть завещания составляло назначение наследника. Помимо этого, субъект получал возможность с помощью завещания устанавливать опекуна своей вдове, малолетним детям, отпускать рабов на волю и назначать их наследниками, определять легаты (отказы), составлять распоряжения на счет похорон, гробницы и т.д.

С древнейших времен в римском наследственном праве наряду с назначением наследника существовало и подназначение наследника (substitutio), которое являлось примером составления завещания с так называемым отлагательным условием. Субституция представляла собой назначение в завещании дополнительного (запасного) наследника на случай, если основной наследник по какой-либо причине (например, вследствие смерти, нежелания принять наследство и др.) не станет наследником в соответствии с римским правом. Когда наступало указанное в завещании условие, в права наследования вступал дополнительный наследник. Происходило прямое непосредственное преемство запасным наследником во всем объеме пассива и актива наследства.

Наряду с обычной субституцией (substitutio vulgaris) существовали и такие ее формы, как substitutio

u

illaris (подназначение наследника несовершеннолетнему сироте) и quasi-

u

illaris (наподобие наследника умершего сироты), с помощью которых «родители назначали наследника своему малолетнему или безумному нисходящему на случай, если он, хотя бы и став наследником, умрет, не достигнув совершеннолетия и выздоровления»

5

.

———————————

5

Там же. С. 25.

Помимо основных распоряжений и условий завещание могло содержать в себе возложение (modus) на наследника выполнения конкретных действий или использования какого-либо имущества по указанному назначению (например, поставить памятник на могиле завещателя). В отношении наследника, не исполнившего возложение завещателя, допускалось применение в административном порядке мер понуждения.

По своему характеру римское наследственное право является универсальным. Это означает, что наследник получал завещанное с «активом и пассивом», т.е. со всем тем, что войдет в состав наследственной массы (по долгам завещателю) и уйдет из нее (по долгам завещателя). Наряду с этим в цивильном праве возникло понятие единичного, сингулярного, преемства, по которому наследник принимал только завещанное (отказ), но не отвечал за судьбу всего прочего, что есть в наследстве, например не был обязан погашать долги наследодателя. Как универсальное, так и сингулярное наследование могли возникнуть на любом основании, в том числе и при наследовании по закону

6

.

———————————

6

Там же. С. 4.

Специфическим институтом римского наследственного права явились завещательные отказы, с помощью которых субъект мог назначить в завещании наследника и обязать его передать какую-либо вещь или совершить определенное действие в пользу указанного третьего лица. Старейшая форма отказов называлась «легат».

Регулирование отношений из легата мы находим уже в Законах XII таблиц, которые прямо указывали возможность его установления только непосредственно в самом завещании с возложением исполнения на назначенного в завещании наследника. Получалось, что наследник по закону не мог стать исполнителем завещательного отказа.

Завещатель легатом поручал своему наследнику совершить отказ определенной части наследственного имущества третьим лицам. Третьи лица не становились наследниками, а получали статус сингулярного правопреемника, т.е. приобретали отдельные права без возложения на них несения обязанностей наследодателя. Легат признавался действительным лишь при покрытии или уплате всех долгов наследодателя. Отказ был возможен, если актив наследства превышает его пассив. Субъектный состав отношений из легата включает завещателя («распорядителя»), обремененного наследника и выгодоприобретателя (легатария).

По отказу могли передаваться любые вещи, входящие в круг предметов наследования и «даже не присутствующие среди оставленных наследодателем»

7

. В качестве объекта могли быть установлены собственность на вещь, выбор между двумя или большим числом вещей завещателя (legatum o

iionis), иное вещное право, обязательство, прощение долга (legatum liberationis), доля наследства (legatum

artitionis), выделение алиментов

8

.

———————————

7

Там же. С. 30.

8

Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: Учебник. М., 2002. С. 325.

Римскому праву не известен единый институт легата, а известны лишь четыре формы легатов, характеризующиеся своим специфическим объектом и порядком исполнения:

— legatum

er vindicationem — легат через виндикацию непосредственно устанавливал право собственности легатария на определенную вещь, которую он мог отыскивать с помощью виндикационного иска. И объектом такого отказа могло быть только право, которое мог предоставить завещатель, или вещь, принадлежащая ему. В этой ситуации легатарий чаще всего в момент принятия наследства наследниками получал предмет отказа в собственность;

— legatum

er damnationem — легат через обязательство (дамнационный легат), который возлагал на наследника обязанность исполнить то, что было завещано третьим лицам. Здесь наследник выступает должником и обязуется передать легатарию завещанную часть имущества, а легатарий является кредитором и получает право требовать от него исполнения воли завещателя;

— legatum sinendi modo — способ дозволения легатарию взять вещь, т.е. позволение легатарию самому взять объект отказа, который мог находиться как в распоряжении самого завещателя, так и наследника. Наследник не должен был препятствовать легатарию. Это наиболее поздняя форма легата, которая появилась в качестве дополнения, представляла собой разновидность двух предыдущих форм и первоначально осуществлялась так же, как и дамнационный отказ. Специфичен и предмет этого легата, которым могли быть только вещи наследодателя или наследника, но не вещи третьих лиц;

— legatum

er

raece

tionem — посредством получения вещи вперед («посредством предпочтения»). Природа этой формы легата недостаточно ясна, но по нему совершалось действие, аналогичное легату, через виндикацию только в пользу одного из сонаследников, который приобретает таким образом объект отказа до распределения наследства. Впоследствии происходит раздел оставшегося наследственного имущества (

raeca

ito). Получалось, что наследник и легатарий совпадают в одном лице, что недопустимо. Для снятия этого противоречия был разработан технический прием, охарактеризованный новым понятием «прелегат». Решение заключалось в следующем: прелегат признавался ничтожным в отношении части, которой была обременена наследственная доля самого прелегатария, так как «эта часть рассматривалась как полученная удостоенным не на основании легата, а на основании наследственной доли»

9

. В отношении части, обременяющей доли других сонаследников, прелегат оставался действительным и приобретался в качестве такового. Приверженцы сабинянской школы считали, что по этому легату можно отказывать только имущество наследодателя, причем кем-либо из наследников по завещанию не в счет их наследственной доли. Прокулианцы видели эту форму подвидом легата через виндикацию.

———————————

9

Там же. С. 327.

Формализм, преобладавший в Риме, предопределил совершение легата в торжественной форме, выражавшейся в обращении к наследникам и легатарию в формальных латинских выражениях. В императорское время он был ослаблен: установленные выражения для institutio heredis отпали и были отменены перечисленные формы легатов. Первоначально четыре формы сближались попарно между собой: legatum

er

raece

tionem и legatum

er vindicationem, legatum sinendi modo и legatum

er damnationem. В результате остались всего две формы: вещный легат и обязательственный легат.

Во времена императора Нерона Senatusconsultum Neronianum (I в. н.э.) установил, что в случае ошибки в выборе формы легат будет иметь силу легата через обязательство. В послеклассическую эпоху, период юстиниановского права, в результате всех преобразований появился единый тип легата, порождающий как вещные, так и обязательственные следствия.

Сущность отношений из легата заключается в том, что легатарий приобретал право требования к универсальным наследникам исполнения возложенных завещателем распоряжений. Таким образом, отношения между субъектами легата по характеру были обязательственными. Права у легатария возникали в момент открытия наследства.

По общему правилу легат устанавливался непосредственно в самом завещании. При императоре Августе появилась возможность установления легата кодициллами (от лат. Codicilli — навощенная дощечка для письма, приложение к завещанию), которые представляли собой письменные пожелания лица по распределению наследства, не соответствовали формам составления правомочного завещания и не содержали назначение универсальных наследников. Кодициллы также должны были быть оформлены в письменном виде и приобретали силу, если наследодатель подтверждал такое распоряжение в завещании. Постепенно с уменьшением требований формальности стали признаваться и кодициллы, составленные в устной форме в присутствии не менее пяти свидетелей.

По своему смыслу приобретение легата сопряжено с волеизъявлением легатария, но специальной формы принятия прав не было, и римские юристы так и не смогли достичь согласия по поводу выработки унифицированного способа выражения воли легатария.

Возникновение права на получение легата проходит через два этапа:

1) смерть завещателя либо открытие завещания (dies legati cedens) — происходит закрепление легата за личностью отказополучателя, получающего с этого момента как право приобрести легат, так и возможность передать его своим наследникам;

2) принятие наследства наследниками или истечение начального срока (dies legati veniens) — появляется возможность для легатария осуществить право, определенное легатом, а в случаях совершения легата под отлагательным условием такое право возникает у отказополучателя только после выполнения указанного условия.

На случай, когда существовала вероятность неисполнения действий из легата или легат был составлен с указанием срока исполнения или под определенным условием, претор обязывал наследника предоставить легатарию гарантию исполнения легата (legatorum servandorum causa), а при императоре Антонине Каракалле был введен дополнительный тип missio in bona, имевший исполнительную функцию. При Юстиниане законодательно была установлена ипотека на наследственное имущество с целью обеспечения прав отказополучателя.

Римское право устанавливало возможность отзыва легата (ademtio legati), который мог быть совершен в различных формах. Ademtio legati представлял собой отзыв именно установленного легата и совершался в определенном порядке в зависимости от того, каким образом он был установлен (verba contraria). При упразднении формализма отзыв легата мог быть совершен в любой форме, вплоть до молчаливого отзыва, который мог быть выражен в фактических действиях завещателя, явно свидетельствующих об отзыве. Например, отчуждение наследодателем отказанной вещи или «перевод легата», выражающийся в замене сделанного распоряжения другим.

В связи с тем что существовали требования к составлению завещания и установлению легата, была возможность признания легата ничтожным. Это могло зависеть как от ничтожности всего завещания, так и от ничтожности назначения наследника. Необходимо учитывать также то, что в случае подназначения в завещании наследника легат оставался действительным.

Правда, легат мог быть признан не соответствующим закону и по особым причинам, например неправоспособность легатария, дефект в форме, непригодность объекта легата и т.д. Различали изначальную и приобретенную ничтожность легата. Для определения изначальной ничтожности юристом Порцием Катонном было разработано правило (regula Cftoniana), которое устанавливало, что «легат, бывший ничтожным в момент составления завещания, оставался недействительным, даже если причина ничтожности отпала еще до смерти завещателя»

10

.

———————————

10

Там же. С. 329.

Право оставлять легаты первоначально было ничем не ограничено: по Законам XII таблиц каждый мог свободно распределять свое имущество с помощью установления легатов. Постепенно ситуация изменилась, так как в связи с этим институт завещаний ослабевал и исполнение легатов ставилось под угрозу: наследник, уважающий память завещателя, принимая обремененное легатами наследство, взваливал на себя всю ответственность за долги наследодателя; если же он наследство не принимал, то исполнение легатов становилось практически невозможным и вопреки воле завещателя все наследство доставалось наследникам по закону. Следовательно, институт завещаний и установления отдельных завещательных распоряжений утрачивали свое значение.

Во избежание указанных негативных последствий был принят ряд законов, ограничивающих установление легатов:

1) во II в. до н.э. (точная дата принятия неизвестна) разработали Закон Фурия о завещаниях (lex Furia testamentaria), который установил невозможность получения легата стоимостью свыше 1000 ассов, за исключением когнатов до шестой степени. Получавший более был обязан вернуть сумму, большую в четыре раза. Правда, это не дало значительного эффекта, так как завещатель мог распределить свое имущество посредствам нескольких легатов, не превышающих 1000 ассов;

2) вскоре (169 г. до н.э.) последовал Закон Вокония (lex Voconia), регламентировавший, что ни один легатарий не может получить больше, чем наследник. Закон не изменил существенно ситуацию, поскольку наследнику могла быть оставлена смехотворная часть наследства, которая превосходила бы каждый из бесчисленных легатов, обременяющих наследственную массу;

3) а вот Закону Фальцидия (lex Falcidia) в 40 г. до н.э. удалось разрешить проблему с помощью установления своеобразной «обязательной» доли наследнику по завещанию в размере одной четверти всего наследственного асса в чистом выражении — фальцидиева четверть (quarta Falcidia). Получалось, что при превышении всеми легатами в сумме трех четвертей асса они подвергались пропорциональному уменьшению на необходимую величину. Процедура исчисления четверти была детально юридически разработана. Установленная норма считалась неотменимой даже в случае, когда завещатель явно по-иному распоряжался своим имуществом.

В имперский период в римском праве сложился второй вид отказов — фидеикомисс (от лат. Fideicommissa — порученное совести). «Фидеикомиссарий именовался покупателем и становился собственником лишь телесных вещей, входивших в наследство, в то время как фидеикомиссант оставался heres и отвечал по долгам наследодателя»

11

. Фидеикомиссы появились из ненормальных словесных или письменных просьб, с которыми наследодатель мог обратиться к наследнику или легатарию даже в момент смерти — передать или исполнить что-либо определенному лицу. Наиболее часто речь шла о том, чтобы передать целиком или частично наследственную долю либо легат, и таким образом происходила двойная передача объекта фидеикомисса: от наследодателя к обремененному поручением наследнику и от последнего к выгодополучателю.

———————————

11

Дождев Д.В. Римское архаическое наследственное право. М., 1993. С. 87.

Первоначально эти просьбы лица не имели юридической силы и защиты каким-либо цивильным иском, не порождали никаких юридических обязательств, и наследодатель фактически обращался только к чести (fides) наследника. Со временем, начиная с Августа, такая защита появилась: император Август повелел консулам, используя свой авторитет, добиваться исполнения в некоторых случаях фидеикомиссов. Впоследствии была создана специальная магистратура (

raetores fideicommissarii), занимающаяся вопросами обеспечения исполнения этих распоряжений: лицо, имеющее право на отказ в форме фидеикомисса, «получало право в экстраординарном порядке предъявлять fideicommissi

ersecutio, которая в дальнейшем, с установлением экстраординарного процесса, почти слилась с actio testamenti»

12

.

———————————

12

Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. С. 246.

В эпоху классического римского права институт фидеикомисса сильно отличался от легата как по форме, так и по предъявлявшимся к нему требованиям и результатам применения.

Говоря об объекте фидеикомисса, следует указать на его достаточно разнообразное содержание, при котором объект мог находиться в распоряжении как самого завещателя, так и обремененного или третьего лица. Содержание могло быть также определено третьим лицом и даже самим обремененным. Необходимо отметить, что исполнение фидеикомисса могло быть одинаково возложено и на наследников по завещанию, и на наследников по закону. «Если в одностороннем распоряжении наследодателя не было наследника, т.е. он не был назначен, а содержался только завещательный отказ, то говорили о кодицилле, который может дополнять завещание, являться обращением к наследникам по закону»

13

.

———————————

13

Гущин В.В., Дмитриев Ю.А. Наследственное право и процесс. М., 2003. С. 19 — 20.

Отказ в виде фидеикомисса совершался в форме простой просьбы без использования строго установленных терминов. Просьба о совершении определенных действий могла содержаться в завещании, кодицилле, а иногда совершалась в виде письма или в устной форме. Такое распоряжение завещателя могло быть установлено как раньше, так и позже завещания как приложение к нему. Наиболее часто фидеикомисс выражался в кодицилле. «Clausula codicillaris нередко включалась и в завещание на случай его недействительности по причине формальных погрешностей; наследник по закону призывался усматривать завещание как обращенный к нему кодицилл»

14

. Таким образом, кодициллом завещатель истолковывает свою волю, дополняет завещание и уведомляет об этом своего наследника.

———————————

14

Там же. С. 246.

В связи с тем что фидеикомисс совершался без торжественной формы, в отличие от легата, он мог быть и отозван без какой-либо формы, посредством акта, указывавшего на изменение воли наследодателя (mutata voluntas). Но составившее завещание лицо не могло его отменить составлением кодицилла.

Институт такого распоряжения имуществом на практике был достаточно распространен уже с конца Республики, однако он не порождал в то время каких-либо юридических последствий. В ту эпоху он использовался с целью передачи отдельных выгод лицам, не способным получить их непосредственно через наследство или легат, ввиду отсутствия у них пассивной завещательной правоспособности (особенно это касалось перегринов — «чужеземцы, как не состоявшие в подданстве Рима, так и римские подданные, но не получившие ни римской, ни латинской правоспособности»

15

). В качестве субъектов отношений из фидеикомисса выступали: наследодатель; фидеикомиссарий — лицо, получавшее вознаграждение; фидуциарий — лицо, к которому обращена просьба наследодателя.

———————————

15

Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. М., 2000. С. 52.

Путем фидеикомисса можно было возложить обязанность выдать другому лицу как определенную часть наследственной массы, так и все наследство. При передаче всего наследства имел место универсальный фидеикомисс, по которому назначенный фидуциарный наследник (фидуциарий) самостоятельно либо по принуждению в экстраординарном порядке передает фидеикомиссарию собственность на наследственное имущество и имущественные права, сохраняя при этом обязанность несения ответственности перед кредиторами. Фидуциарий «останется носителем непередаваемых прав, предоставив фидеикомиссарию простое пользование ими. Поэтому для защиты этих последних фидеикомиссарий будет всегда вынужден обращаться к наследнику, поскольку лишь тот обладает активной и пассивной уполномоченностью на наследственные иски в отношении третьих лиц»

16

. Актив наследства передавался фидеикомиссарию, а долги оставались на наследниках.

———————————

16

Санфилиппо Ч. Указ. соч. С. 333.

В 56 г. при императоре Нероне Требеллиев сенатусконсульт изменил это положение, установив следующее: после совершения заявления фидуциария о передаче наследства фидеикомиссарию фидуциарный наследник сохранял только само звание наследника, а на фидеикомиссария переходили все права и обязанности умершего. Но фидуциарий мог отказаться от наследства, что фактически делало невозможным фидеикомиссарию воспользоваться своими правами. Немного позднее, во имя устранения этого, сенатусконсульт Пегасиан уполномочил претора принуждать фидуциарного наследника принять наследство, чтобы передать его фидеикомиссарию, наделив наследника правом удержания за собой одной четверти наследства в чистом выражении (пегасианова четверть — в подражание фальцидиевой четверти).

Фактически получалось, что наследником являлся универсальный фидеикомиссарий, а доверенное лицо (фидуциарий) — всего лишь передаточное средство. Правда, с формальной точки зрения еще в юстиниановском праве наследником считалось доверенное лицо и требовалось, чтобы фидуциарий хотя бы вынужденно принял наследство. Универсальный фидеикомиссарий, в свою очередь, по форме сохранял положение легатария, поэтому было необходимо применять правила, предусмотренные для легата, при приобретении объекта фидеикомисса.

Также существовал и такой особый вид фидеикомисса, как семейный фидеикомисс, по которому наследодатель просил наследника передать все наследство лицу, которые пользовалось тем же положением в семье наследника, что и сам наследник в семье наследодателя. «Это являлось фидеикомиссарной субституцией и способом перехода имущества семьи от поколения к поколению, а фидеикомиссарий имел право пользоваться только правами наследства»

17

.

———————————

17

Ковнарева Н.Р. Указ. соч. С. 33.

Получив поддержку со стороны закона, фидеикомиссы достаточно широко использовались, прежде всего ввиду значительных преимуществ по сравнению с легатом, оставление которого было связано с рядом формальностей, предусмотренных ius civile.

Все теоретические выкладки, полученные юристами при истолковании положений института фидеикомисса, последовательно переносились на легат, где они нашли действенное практическое применение. Это повлекло постепенное сближение в форме и условиях этих двух явлений римского наследственного права, в результате чего никакой разницы между легатами и фидеикомиссами больше не осталось. Указами Юстиниана 529 г. и 531 г. было подтверждено окончательное слияние легатов и фидеикомиссов: они были объединены в один институт — отказы.

Таким образом, все виды фидеикомиссов, устанавливавшие сингулярное преемство, были полностью уравнены с легатами. Исключение составил лишь универсальный фидеикомисс, который в праве Юстиниана сохранил свое значение как форма универсального преемства.

Проведенный нами анализ зарождения субинститута особых завещательных распоряжений дает нам основание утверждать, что завещательный отказ в современном его виде представляет собой совокупность признаков фидеикомисса и легата, разработанных римским правом. В римском праве мы также обнаруживаем прообразы современного возложения и разработку явления субституции. Таким образом, основные из известных современному наследственному праву виды особых распоряжений завещателя явились результатом развития норм права римскими юристами.