Проблемы признания недействительным соглашения о разделе имущества супругов

04-03-19 admin 0 comment

Звенигородская Н.Ф.
Юрист, 2009.


Актуальной в науке семейного права и правоприменительной практике является проблема изменения и расторжения соглашения о разделе имущества, признания его недействительным. В современных условиях достаточно сложно решить вопрос о возможности признания соглашения супругов о разделе имущества недействительным и, что самое главное, о последствиях такого решения.

The problem of change and denouncement of property division agreement, acknowledgement of invalidity of such agreement remains topical in the science of family law. In contemporary conditions it is difficult enough to solve the problem of possibility of acknowledgement of invalidity of property division agreement and the consequences of such decision <*>.

———————————

<*> Zvenigorodskaya N.F. Problems of acknowledgement of invalidity of property division agreement of spouses.

Специальных норм, касающихся этих вопросов в отношении соглашения о разделе имущества, в Семейном кодексе РФ (ФЗ от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (в ред. от 30.06.2008 N 106-ФЗ), далее — СК) нет. Поэтому в правовой литературе предлагается применять гражданско-правовые нормы. Полагаем, что спешить с этим не следует, даже несмотря на то, что на первый взгляд ст. 4 СК допускает применение к семейным отношениям, если это не противоречит их существу, гражданского законодательства в случае, когда имущественные и личные неимущественные отношения между членами семьи не урегулированы семейным законодательством. В этой связи можно говорить о «перекрестном» регулировании имущественных отношений, так как предметом гражданско-правового и семейного регулирования являются имущественные отношения (ст. 2 ГК и ст. 2 СК). Но если в гражданском праве эти отношения в предмете регулирования имеют преимущественный характер, то в семейном праве они не стоят на первом месте.

Тем не менее законодатель, определяя предмет семейно-правового регулирования, отношения, регулируемые семейным законодательством, выстроил в таком порядке: «Семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей».

Это дает нам основания применять в данном случае не нормы ГК, а нормы СК, касающиеся регулирования имущественных отношений в семье. Из трех указанных в СК договоров, регулирующих имущественные отношения в семье, такие нормы установлены в СК в отношении брачного договора (ст. 43, 44) и алиментного соглашения (ст. 101, 102). А чтобы этот спорный вопрос вовсе не возникал, сторонам предлагается в своем соглашении о разделе имущества предусмотреть условия, касающиеся порядка изменения и расторжения соглашения, признания его недействительным. Это допустимо и вполне правомерно, так как законодатель в ст. 5 СК «Применение семейного законодательства и гражданского законодательства к семейным отношениям по аналогии» указывает, что оно применяется в случаях, если отношения между членами семьи не урегулированы семейным законодательством или соглашением сторон.

Какими нормами права следует руководствоваться, если стороны все же этот вопрос в соглашении не урегулировали? Думаем, ст. 43, 101 СК, из которых можно сформулировать следующие правила. Соглашение о разделе имущества супругов может быть изменено или расторгнуто в любое время по соглашению сторон. Соглашение об изменении или расторжении соглашения о разделе имущества совершается в той же форме, что и само соглашение о разделе имущества. Односторонний отказ от исполнения соглашения о разделе имущества не допускается. Из п. 2 ст. 101 СК можно заключить, что не допускается одностороннее изменение условий соглашения.

Применение норм права, регулирующих изменение, расторжение брачного договора, к соглашению о разделе имущества мы считаем более правильным не только по аналогии закона, но и в связи с тем, что брачный договор может быть смешанным, которым помимо изменения законного режима имущества может определяться раздел имущества в случае расторжения брака (п. 1 ст. 42 СК). Следовательно, если изменение, расторжение брачного договора, содержащего элементы разных семейно-правовых договоров, в том числе соглашения о разделе имущества, происходит по правилам ст. 43 СК, то вполне закономерно по этим же правилам изменять, расторгать соглашение о разделе имущества, так как правовая природа этих семейно-правовых договоров одинакова. Поэтому исходя из п. 2 ст. 43 СК можно предположить и для соглашения о разделе имущества супругов судебный порядок его изменения и расторжения по требованию одного из супругов и основания, установленные ГК РФ для изменения и расторжения договора.

Обращает на себя внимание разный подход законодателя в отношении изменения брачного договора и соглашения об уплате алиментов. Если в п. 2 ст. 43 СК законодатель установил, что брачный договор может быть изменен по требованию одного из супругов по основаниям и в порядке, которые установлены ГК РФ для изменения договора, то на указанный порядок и основания изменения соглашения об уплате алиментов законодатель не ссылается (п. 1 ст. 101 СК). Однако при этом в п. 4 ст. 101 СК предусмотрено специальное основание для изменения или расторжения соглашения об уплате алиментов — в случае существенного изменения материального или семейного положения сторон и при недостижении соглашения об изменении или расторжении соглашения об уплате алиментов заинтересованная сторона вправе обратиться в суд с иском об изменении или расторжении этого соглашения. Представляется, что дифференцированный подход в семейном законодательстве к изменению семейно-правовых договоров, регулирующих имущественные отношения, можно объяснить спецификой отношений и отчасти их субъектным составом. Если брачный договор и соглашение о разделе имущества регулирует отношения супругов по поводу имущества, то соглашение об уплате алиментов направлено на предоставление содержания одним членом семьи другому, прежде и чаще всего родителями детям. А это более значимые с точки зрения жизненных потребностей отношения. И если договором будут нарушаться права стороны, то она должна иметь более обеспеченную правовую защиту, что и выразилось в специальном основании для изменения, расторжения соглашения об уплате алиментов. Поэтому представляется, что близость отношений, регулируемых брачным договором и соглашением о разделе имущества супругов, позволяет нам применять одни и те же порядок и основания изменения и расторжения договора (п. 2 ст. 43 СК). И не только это!

Полагаем, что аналогичным должно быть решение вопроса гарантий прав кредиторов супругов. В науке семейного права не обосновываются правовые основания для защиты права кредиторов при заключении соглашения о разделе имущества. Ученые ограничиваются указанием на то, что, «если таким разделом ущемляются права кредиторов, последние вправе оспорить в суде подобную сделку». Так считает Е.А. Чефранова <1>. Аналогичное мнение высказала М.В. Антокольская: «Отступление от равенства долей не должно нарушать интересы третьих лиц, в частности, если раздел произведен в целях избежания взыскания на имущество одного из супругов» <2>. С.А. Муратова, признавая за супругами право при разделе ими общего имущества отступить от принципа равенства долей, предостерегает: «Однако в таком случае данное соглашение может быть признано судом недействительным по заявлению третьих лиц» <3>. К сожалению, никто из названных авторов не привел в обоснование каких-либо весомых аргументов. Представляется, что есть основания апеллировать к главе 9, посвященной ответственности супругов по обязательствам, т.е. перед третьими лицами. Статья 46 специально посвящена гарантиям прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора. Российский законодатель возложил на супруга обязанность уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, изменении и расторжении брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора. Французский законодатель предусмотрел дополнительные гарантии. Так, «в свидетельстве о браке в обязательном порядке делается отметка о заключении брачного договора, так как брачный договор во Франции может быть заключен только до вступления в брак. Во Франции обеспечен свободный доступ заинтересованных лиц для ознакомления с содержанием брачного договора» <4>. Брачный контракт публикуется в специальном коммерческом регистре с упоминанием предыдущего контракта <5>. Это призвано обеспечить интересы кредиторов супругов и имеет большое значение для успешного бизнеса. Российское законодательство такого права кредиторам не предоставляет. В этой связи следует констатировать трудности, возникающие у кредиторов в связи с подтверждением в судебном порядке значимых для дела обстоятельств, когда они встают перед необходимостью предъявить иск в защиту своих нарушенных прав. Законом предоставлена кредиторам возможность защищаться.

———————————

<1> Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье: Практ. пособие. М.: Юристъ, 1997. С. 31.

<2> Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. М., 2003. С. 149.

<3> Муратова С.А. Семейное право: Учеб. пособие. Нормативные акты. М., 2001. С. 101.

<4> Лалетина А.С. Сравнительно-правовое исследование договорного регулирования имущественных отношений супругов в праве РФ и Франции: Автореф. канд. юрид. наук. М., 2004. С. 15 — 16.

<5> Семейное право: Учебник для вузов / Под ред. С.Н. Бондова. М., 2002. С. 170.

В соответствии с п. 2 ст. 46 СК «кредитор (кредиторы) супруга вправе требовать изменения условий или расторжения заключенного между ними договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами в порядке, установленном ст. 451 — 453 ГК РФ». Но возникает вопрос, о каком договоре идет речь в данной норме права. Толкование ее неоднозначно, так как существует два договора: брачный договор между супругами и договор между кредитором и супругом-должником. Ни из названия главы 9, ни из названия ст. 46, содержащей данную норму права, однозначного вывода сделать нельзя, какой договор может быть изменен или расторгнут. Формулировка нормы права «в связи с существенно изменившимися обстоятельствами» также ситуацию не проясняет. Существенно изменившиеся обстоятельства могут иметь место и тогда, когда брачный договор заключен до договора супруга с кредитором, и впоследствии кредитор, не получая причитающегося ему по сделке, узнает о брачном договоре, в соответствии с которым неплатежеспособность его контрагента становится ему очевидной. Также существенно изменившиеся обстоятельства могут возникать, когда после заключенного между супругом и кредитором договора супруги заключили брачный договор, которым большая часть имущества закрепляется за вторым супругом. Следовательно, очевидна необходимость уточнения позиции законодателя, и мы предлагаем изменить редакцию п. 2 ст. 46 СК, считая, что речь в нем должна идти о праве кредитора требовать изменения условий или расторжения брачного договора. Именно этот вариант обеспечивает ему большую защиту нарушенного права, поскольку при изменении условий или расторжении брачного договора у кредитора появляется реальная возможность на удовлетворение своих требований за счет доли имущества супруга-должника, определяемой в соответствии с законодательством (п. 1 ст. 39 СК).

Требует своего разъяснения формулировка законодателя в п. 2 ст. 46 СК «существенно изменившиеся обстоятельства». Полагаем, что с течением времени правильное толкование закона определит судебный прецедент и соответствующие научные исследования, а руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, обязательные для системы судов общей юрисдикции, внесут ясность в этот вопрос.

Поскольку мы распространяем указанные правила на соглашение о разделе имущества супругов, то можно сделать вывод, что и оно в случае нарушения прав кредитора супруга-должника может быть в судебном порядке по иску кредитора супруга изменено или расторгнуто. Поэтому если соглашение о разделе имущества супругов будет нарушать права кредитора, то кредитору необходимо предоставить право требовать изменения или расторжения соглашения о разделе имущества.

В признании недействительным семейно-правового договора, регулирующего имущественные отношения в семье, можно выделить общее правило, сформулированное нами на основании анализа п. 1 ст. 44 и п. 1 ст. 101 СК. Обойдя вниманием соглашение о разделе имущества супругов, законодатель в отношении брачного договора, соглашения об уплате алиментов использует единый подход: они могут быть признаны судом недействительными полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ для недействительности сделок. Этот подход вполне применим к соглашению о разделе имущества, и его следует распространить на него. Однако специальные основания признания семейно-правового договора недействительным не могут быть общими. На то они и специальные, чтобы учесть специфику каждого из них. Так, для брачного договора такое специальное основание отражено в п. 2 ст. 44 СК: суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Кроме того, законодатель особо подчеркнул основание ничтожности брачного договора: условия договора, нарушающие другие требования п. 3 ст. 42 СК, ничтожны. А это значит, что если брачный договор ограничивает правоспособность или дееспособность супруга, его право на обращение в суд за защитой своих прав, регулирует личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей, предусматривает положения, ограничивающие права нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания, или содержит условия, противоречащие основным началам семейного законодательства, он может быть признан ничтожным полностью или в части.

В названии ст. 102 СК «Признание недействительным соглашения об уплате алиментов, нарушающего интересы получателя алиментов» отражено специальное основание. Сама норма права, содержащаяся в этой статье, определяет круг лиц, имеющих право на предъявление в суд иска. Такое требование может быть предъявлено законным представителем несовершеннолетнего ребенка или совершеннолетнего недееспособного члена семьи, органом опеки и попечительства, прокурором. Субъектный состав гражданско-процессуальных отношений более широк в случае оспоримости алиментного соглашения, что объясняется необходимостью более обеспеченной защиты прав несовершеннолетних и совершеннолетних недееспособных членов семьи, а также большей значимостью предоставления содержания для жизненных потребностей в сравнении с предметом брачного договора.

Нормы семейного законодательства специального основания недействительности соглашения о разделе имущества супругов не содержат. Однако есть основания говорить о том, что оно определилось и в судебной практике используется. Так, в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» указано: «В случае, когда при расторжении брака в судебном порядке будет установлено, что супруги не достигли соглашения о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке и размере средств, подлежащих выплате на содержание детей и (или) нетрудоспособного нуждающегося супруга, а также о разделе общего имущества супругов, или будет установлено, что такое соглашение достигнуто, но оно нарушает интересы детей или одного из супругов, суд разрешает указанные вопросы по существу одновременно с требованием о расторжении брака» <6>. В этой связи возникает вполне закономерных два вопроса: а) что следует понимать под интересами детей или одного из супругов; б) и почему при наличии договора суд безусловно должен рассматривать спор о разделе имущества супругов, игнорируя существование этого договора.

———————————

<6> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» // Российская газета. 1998. 18 ноября.

В семейном законодательстве отсутствует нормативное определение «интересы детей». По мнению Е.М. Ворожейкина, «интересы детей не есть раз и навсегда определенная категория. Содержание данного понятия меняется в зависимости от возраста детей, от состояния их развития и других факторов» <7>. Категория «интересы детей» в ряде случаев используется, считает О.Ю. Ильина, как критерий, оценочная категория при регулировании правоотношений между родителями и детьми <8>. Как отмечает Ю.Г. Долгов, охраняемый законом интерес предельно полно охватывает имущественную сферу отношений супругов. «При возникновении противоречий по поводу удовлетворения имущественных интересов каждого из них следует учитывать интересы семьи в целом» <9>.

———————————

<7> Ворожейкин Е.М. Обеспечение защиты прав и интересов несовершеннолетних субъектов семейных правоотношений // Советская юстиция. 1972. N 16. С. 16.

<8> Ильина О.Ю. Об определении интересов ребенка как семейно-правовой категории // Государство и право. 2005. N 11.

<9> Долгов Ю.Г. Охраняемые законом интересы супругов, родителей, несовершеннолетних детей в семейном праве РФ: Автореф. канд. юрид. наук. М., 2004. С. 7.

Формулировка «нарушает интересы детей или одного из супругов» по своему звучанию и смыслу очень близка к формулировке специального основания признания недействительным соглашения об уплате алиментов «нарушает интересы получателя алиментов». Но первая более узкая, более конкретизированная, отражающая связи супругов и их детей. Полагаем, что не случайно судебная практика пошла по этому пути, так как исходит из необходимости защиты стороны, чьи интересы нарушены, а также из общих начал семейного законодательства (п. 3 ст. 1 СК) — равенства прав супругов в семье, обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних членов семьи. Ю.Ф. Беспалов констатирует расширение рамок судебной защиты семейных прав ребенка и говорит об утверждении судебной защиты как основной ее юрисдикционной формы <10>. Судебная практика оказывает разнообразное влияние на формирование и развитие права — от убеждения до обязательности. Представляется взвешенным подход к судебной практике как сложившейся практике правоприменения. Вместе с тем, как правильно отмечает С.В. Бошно, объектом воздействия судебной практики выступает законотворчество — деятельность компетентных органов государственной власти, местного самоуправления, их должностных лиц по созданию, изменению или отмене нормативных актов <11>.

———————————

<10> См.: Беспалов Ю.Ф. Семейно-правовое положение ребенка в РФ. Владимир, 2000.

<11> Бошно С.В. Влияние судебной практики на законотворчество // Государство и право. 2004. N 8. С. 14 — 22.

В связи с изложенным предлагаем внести изменения в п. 2 ст. 38 СК, изложив его в следующей редакции: «Общее имущество супругов может быть разделено супругами по их согласию. По желанию супругов их соглашение может быть нотариально удостоверено. Соглашение о разделе имущества может быть признано недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ для недействительности сделок. Суд также может признать соглашение о разделе общего имущества супругов недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, органа опеки и попечительства, если оно нарушает интересы детей или одного из супругов». Это изменение в законодательство восполнит пробел в семейном законодательстве, устранит «дискриминацию» соглашения о разделе имущества, уравняет возможности правового регулирования отношений соглашением о разделе имущества с другими семейно-правовыми договорами. До внесения изменений в СК, на наш взгляд, следует применять аналогию закона (п. 2 ст. 44 СК). И если соглашение о разделе имущества супругов ставит одного из них в крайне неблагоприятное положение, то он вправе потребовать признания его недействительным полностью или в части.

Конечно, при добровольном разделе общего имущества супруги сами могут определить размеры своих долей, а значит, и перечень вещей, поступающих в индивидуальную собственность. Никакие мотивы их совместного решения в данном случае не имеют значения. Например, муж может передать в собственность жены все совместно нажитое имущество, или, наоборот, жена заявит о том, что она вправе претендовать лишь на четверть общего имущества. Все эти решения зависят от личных отношений между супругами, от того, какие моральные ценности им дороги. Однако такая свобода ограничена необходимостью учета интересов несовершеннолетних детей, заслуживающих внимания интересов другого супруга, а также кредиторов. Проанализировав п. 11 указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ, можно сделать вывод, что в настоящее время соглашение о разделе общего имущества может быть оспорено, если оно нарушает интересы детей или одного из супругов.

Пока же обращает на себя внимание некорректность формулировки приведенного выше п. 11 Постановления Верховного Суда РФ. Так, высшая судебная инстанция указала на то, что «одновременно с иском о расторжении брака может быть рассмотрено и требование о признании брачного договора недействительным полностью или в части, поскольку такие требования связаны между собой (ч. 1 ст. 128 ГПК РСФСР)». Следовало бы указать не только на одновременное рассмотрение с иском о расторжении брака требования о признании брачного договора недействительным, но и аналогичных требований в отношении соглашения супругов о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, алиментного соглашения, соглашения о разделе имущества. Если мы признаем их самостоятельными семейно-правовыми договорами (Верховный Суд перечислил те из них, которые необходимо суду учитывать при расторжении брака), то они, будучи заключенными, требуют единого подхода к их оспариванию, чего не учел в Постановлении Пленума Верховный Суд РФ. Поскольку, если такие договоры заключены, они должны исполняться, а если они не исполняются, потерпевшая сторона вправе защищать свои права путем предъявления иска об изменении, расторжении, признании их недействительными либо применении последствий недействительности ничтожной сделки (п. 2 ст. 44 СК). Суд не должен игнорировать существование договоров, заключенных участниками семейных правоотношений. Таким образом, до тех пор, пока суд не разрешит исковое требование об изменении, расторжении, признании недействительными указанных семейно-правовых договоров, в т.ч. и соглашения о разделе имущества <12>, суд не может при расторжении брака разрешать эти вопросы.

———————————

<12> Образцы исковых заявлений см.: Брачно-семейные споры: Сб. док. / Под общ. ред. М.Ю. Тихомирова. М., 1999. С. 72 — 73.

Правильность нашего вывода косвенно подтверждается предложением Н.П. Галагановой: «Логичнее дополнить правила главы 8 СК, регулирующей договорный режим имущества супругов, указанием на то, что суд не рассматривает требования о разделе имущества супругов при наличии заключенного в установленном порядке брачного договора, который в числе других вопросов может определять и юридическую судьбу имущества супругов на случай расторжения брака» <13>. Из этого следует, что, если супруги заключили соглашение о разделе имущества (самостоятельный семейно-правовой договор или как элемент смешанного семейно-правового договора — брачный договор, содержащий условие о разделе имущества), суд не должен рассматривать требование о разделе имущества до тех пор, пока не ответит на вопрос о его действительности. В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» мы находим следующее разъяснение: «Если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга».

———————————

<13> Галаганова Н.П. Отдельные вопросы договорного регулирования имущественных отношений в семье // Семейное и жилищное право. 2005. N 1. С. 31.

Предложение Н.П. Галагановой мы не можем поддержать, так как, во-первых, оно односторонне: рассматривая вопросы договорного регулирования отношений в семье, автор вообще не принимает во внимание соглашение о разделе имущества супругов, а ведь посредством его супруги также в договорном порядке регулируют свои имущественные отношения в семье. Если бы автор учитывал это, он разграничивал бы эти договоры, и его предложение касалось бы также и соглашения о разделе имущества. Во-вторых, предложение запоздало, так как за семь лет до этого Верховный Суд этот вопрос разрешил в Постановлении Пленума, в связи с чем суды общей юрисдикции получили необходимые разъяснения, обязательные для них. В-третьих, с учетом содержащихся в СК процессуальных правил разбирательства семейных дел (а именно особенностей производства по делам о расторжении брака <14>) это изменение следовало бы вносить не в главу 8, а в ст. 24 СК «Вопросы, разрешаемые судом при вынесении решения о расторжении брака». Автор не учел структуру СК и роль процессуальных правил. По мнению Н.М. Костровой, их роль велика и заключается в том, что они призваны специализировать процессуальную форму защиты семейных прав, сделать ее более эффективной с учетом брачно-семейных правоотношений <15>.

———————————

<14> См.: Панкратова Н.А. Особенности производства по делам о расторжении брака // Арбитражный и гражданский процесс. 2000. N 4. С. 19 — 23.

<15> См.: Кострова Н.М. Развитие процессуальных правил разбирательства семейных дел // Журнал российского права. 2001. N 7.

Н.П. Галаганова, придерживаясь противоположной нам позиции относительно правовой природы, в частности, брачного договора, считает, что возможно обращение в суд с иском о понуждении другого супруга к исполнению условий брачного договора, поскольку аналогичные иски предъявляются в суд при отказе исполнять любые гражданско-правовые обязательства <16>. Однако С.А. Бабкин полагает, что принудительная реализация порядка владения и пользования общим имуществом, установленного брачным договором, с привлечением судебной власти, в отличие от самого его установления, противоречит сути семейных отношений <17>. Думаем, в этой области общественных отношений (семейных, урегулированных брачным договором) применяться нормы гражданского законодательства о понуждении к исполнению договорных обязательств не могут. Вопрос о возможности понуждения в судебном порядке к исполнению условий брачного договора, регулирующего порядок владения и пользования общим имуществом, сложный и спорный, законодательством не разрешен, в судебной практике вызывает затруднения, требует отдельного научного анализа.

———————————

<16> Галаганова Н.П. Указ. соч. С. 32.

<17> Бабкин С.А. Владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в общей совместной собственности супругов. М., 2004. С. 39.