Юридическая природа договора участия в долевом строительстве многоквартирного дома

04-03-19 admin 0 comment

Дурнов А.С.
Электронный ресурс, 2009.


Статья посвящена характеристике договора участия в долевом строительстве многоквартирного дома. Рассмотрены существующие точки зрения относительно инвестиционного характера договора участия в долевом строительстве, а также признаки схожих с ним иных гражданско-правовых договоров.

Ключевые слова: договор участия в строительстве, долевое строительство, многоквартирные дома, инвестиционный договор.

The article deals with characteristics of the contract of participation in share construction of block of flats. The author considers the existing viewpoints with regrard to investment character of the contract of participation in share construction of block of flats and also the features of similar civil-law contracts.

Key words: contract of participation in share construction of block of flats, share construction, blocks of flats, investment contract.

Среди многообразия предлагаемых в настоящее время способов приобретения в собственность жилых помещений особое место занимает привлечение физических и юридических лиц к участию в долевом строительстве многоквартирных домов. Долгое время отношения, связанные с инвестированием денежных средств в жилищное строительство, не имели адекватной законодательной регламентации <1>. Практически единственным нормативным актом в этой сфере был Федеральный закон N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений» (далее — Закон «Об инвестиционной деятельности»), нормы которого распространялись в том числе на отношения, субъектами которых выступали граждане, принимающие участие в долевом строительстве жилых домов. С момента вступления в силу Федерального закона N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон «Об участии в долевом строительстве») на отношения, связанные с участием граждан и юридических лиц в долевом строительстве объектов недвижимости, распространяются нормы данного нормативного акта, закрепившего единственную форму соглашения между участниками долевого строительства и застройщиками — договор участия в долевом строительстве.

———————————

<1> См.: Михайлова И.А. Гражданская правосубъектность физических лиц: проблемы законодательства, теории и практики. М., 2006. С. 210.

Сущность участия в долевом строительстве многоквартирного дома, изложенная законодателем в п. 1 ст. 4 Закона «Об участии в долевом строительстве», заключается в привлечении денежных средств граждан и юридических лиц для долевого строительства многоквартирных домов на основании договора участия в долевом строительстве и возникновении у участников права собственности на объекты долевого строительства и права общей долевой собственности на общее имущество в многоквартирном доме. Существующее легальное определение договора долевого участия поднимает немаловажную проблему его квалификации: является ли он по своей природе смешанным, разновидностью договора строительного подряда, совместной деятельности или является самостоятельным видом договора? Науке гражданского права известны различные взгляды <2> на правовую квалификацию договора долевого участия в строительстве, анализ которых позволит нам раскрыть сущность юридической природы этого явления.

———————————

<2> См., например: Ершов О. Договор участия в долевом строительстве в системе гражданско-правовых договоров // Нотариус. 2007. N 2; Згонникова Е.П. Правовое регулирование отношений, возникающих из договора участия в долевом строительстве многоквартирных домов: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2006; Козлова Е. Поиск модели договора долевого участия в строительстве и его учетная регистрация // Хозяйство и право. 2002. N 2; Чуркин Н. Договор участия в долевом строительстве // Законность. 2006. N 12. С. 40.

Итак, нуждается в разрешении вопрос о том, носит ли договор участия в долевом строительстве инвестиционный характер. При этом высказываются две противоположные точки зрения, одна из которых определяет договор участия в долевом строительстве как инвестиционный <3>, а другая полностью отрицает такой подход <4>. С одной стороны, если рассматривать договор долевого участия в строительстве в качестве инвестиционного, следует признать, что участник долевого строительства выполняет роль вкладчика, который вкладывает денежные средства в строительство с целью получения положительного эффекта, т.е. жилья. Хотя зачастую в отличие от инвестора в полном смысле этого термина участники, отдающие свои деньги застройщику, не имеют ни малейшего представления, где и как они используются. До того, как они материализуются непосредственно в объекте строительства, застройщик, возможно, не раз «прокрутит» эти деньги, получив для себя прибыль <5>.

———————————

<3> См., например: Воронцов Л.Д. Инвестиции в строительство. Проблемы учета и налогообложения // Главбух. 2005. N 5; Донских Е.Г. Долевое участие в строительстве — аспекты законодательства и реалии жизни // Юрист. 2008. N 1.

<4> См., например: Арапова Т. Инвестор или дольщик // Новости рынка недвижимости. 2004. N 23. С. 13; Брюховецкий Н.Н. Договор участия в долевом строительстве не есть вид «инвестиционного» договора // Адвокат. 2007. N 8; Щербинин А.Г. Особенности правового регулирования долевого участия граждан в строительстве жилых помещений для личных нужд: Дис. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2003. С. 55.

<5> См.: Свирин Ю. Инвестор или потребитель? // Российская юстиция. 1997. N 3. С. 36.

С другой стороны, Н.Н. Брюховецкий указывает, что юридическое лицо, выполняющее любую работу, не может быть стороной договора об инвестиционной деятельности <6>. Однако в долевом договоре то же лицо — допустимый, полноправный, а зачастую единственно возможный контрагент участника долевого строительства. Налицо различие как состава участников этих двух договоров, так и их обязанностей. Поэтому долевой договор не может считаться подвидом договора об инвестиционной деятельности, по его мнению.

———————————

<6> См.: Брюховецкий Н.Н. Указ. соч.

В соответствии со ст. 1 Закона «Об инвестиционной деятельности» под инвестиционной деятельностью следует понимать вложение инвестиций и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта. Как мы видим, инвестиционная деятельность не всегда является предпринимательской, так как ее целью может быть не только получение прибыли, но и достижение иного полезного эффекта. Вкладывая денежные средства в строительство строящихся многоквартирных домов, и граждане, и юридические лица преследуют цель с минимальными вложениями получить удовлетворение своих интересов. Таким интересом может стать приобретение жилого помещения на выгодных условиях. Выгодные условия проявляются в том, что зачастую стоимость строящегося жилья значительно ниже уже готового к эксплуатации, кроме того возможна поэтапная оплата строящегося объекта, что также не может не вызывать активности со стороны участников долевого строительства, к тому же существует реальная возможность самостоятельной индивидуальной планировки жилого помещения в строящемся доме. Как отмечает А. Кайль, среди прочих финансовых инструментов квартира как объект инвестирования обладает рядом существенных преимуществ. Вложение в нее дает владельцу достаточно широкие возможности управления своим поведением в зависимости от различных сценариев развития рынка недвижимости и собственных предпочтений <7>. С. Корнеева вообще склонна рассматривать договор участия как основную гражданско-правовую форму привлечения инвестиций в виде денежных средств в сфере долевого строительства. Он опосредует, по ее мнению, вложение денежных средств в деятельность, направленную на достижение определенного социального эффекта — получение объекта недвижимости в собственность, а наличие потребительских элементов не противоречит существу инвестиционных отношений <8>. Данная позиция подтверждается и Верховным Судом РФ, подчеркивающим, что признание договора инвестиционным не дает ответа на вопрос о его гражданско-правовой природе и не исключает возможности применения к возникшим отношениям норм Гражданского кодекса РФ и Закона РФ «О защите прав потребителей» <9>.

———————————

<7> См.: Кайль А. Комментарий к ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ» // СПС «КонсультантПлюс».

<8> См.: Корнеева С. Особенности инвестиционного договора // Хоз-во и право. 2007. N 7. С. 43.

<9> См.: Обобщение практики рассмотрения судами Российской Федерации дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных жилых домов от 19 сентября 2002 г. // БВС РФ. 2003. N 2.

Мы склонны придерживаться мнения о том, что деятельность граждан и юридических лиц, вкладывающих денежные средства в строительство жилья для личных, домашних и семейных нужд, не связанных с осуществлением ими предпринимательской деятельности, правомерно признавать инвестиционной, однако при этом воздействие инвестиционного законодательства на правоотношения, возникающие из договора долевого участия в строительстве, следует исключать. В зависимости от целей заключаемых договоров участия в долевом строительстве ряд авторов <10> предлагают классифицировать их на потребительские и коммерческие. В связи с этим О. Капица предлагает к договорам, участниками которых выступают граждане в целях удовлетворения бытовых или семейных нужд и юридические лица, заказывающие выполнение работ в целях обеспечения нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, применять нормы о бытовом строительном подряде со всеми применимыми к ним правилами в отношении граждан-потребителей; к другим же договорам, в которых участвуют юридические лица, вкладывающие свои средства в строительство жилья в предпринимательских целях или для удовлетворения нужд своих сотрудников, рассматривать в качестве договоров строительного подряда и соответственно применять к таким правоотношениям гражданское законодательство и инвестиционное <11>. Однако, к сожалению, исследователи не уточняют, каким образом следует квалифицировать тот или иной вид договора долевого участия в момент его заключения, когда, заключая договор, стороны не указывают цель (мотив сделки), и уж тем более не раскрывают наличие «нужды». Сложность в разграничении потребительского и коммерческого мотивов участия в долевом строительстве признает и А. Кайль. В случае возникновения правоприменительного спора между сторонами участник договора — юридическое лицо, конечно же, будет доказывать отсутствие в заключении договора долевого участия в строительстве цели извлечь прибыль. Полагаем, что в данном случае речь идет уже об оценочных понятиях, которые в момент заключения договора сторонами не оговариваются. Вероятно, чтобы уже быть последовательным в необходимости введения подобной классификации, целесообразно указывать цель заключения договора, хотя среди существенных условий, предусмотренных п. 4 ст. 4 Закона «Об участии в долевом строительстве», не значится.

———————————

<10> См.: Капица О. Правовое регулирование участия граждан в долевом строительстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2005. С. 7; Макаров О.В. Договор участия в долевом строительстве объектов недвижимости: природа, сущность, проблемы регулирования // Гражданское право. 2008. N 3.

<11> См.: Капица О. Указ. соч. С. 7.

Другим распространенным в юридической литературе подходом к квалификации договора долевого участия является его отнесение к договорам о совместной деятельности. По мнению Е.А. Павлодского, юридическая природа договора участия в долевом строительстве представляет собой договор простого товарищества, так как все существенные условия данного договора находят свое проявление в договоре участия в долевом строительстве:

а) объединение вкладов (денежные средства первой стороны и услуги по организации строительства второй стороны);

б) общая хозяйственная цель у сторон, заключающаяся в строительстве объекта недвижимости;

в) общие совместные действия сторон <12>.

———————————

<12> См.: Павлодский Е. Правовая природа инвестиционного контракта // Право и экономика. 2000. N 9. С. 74.

Имеется и противоположная точка зрения. Так, В.С. Ем и Н.В. Козлова отмечают: «Подрядчик по такому договору (договору простого товарищества) желает получить прибыль от выполнения строительных работ. Организация-заказчик стремится получить доход, составляющий разницу между затратами на строительство и ценой, по которой квартиры будут передаваться гражданам-инвесторам. Граждане-инвесторы хотят приобрести квартиры в собственность» <13>. Строительство жилого дома оформляется не единым многосторонним договором, а комплексом различных соглашений, заключаемых на разных этапах этого процесса. Каждое из этих соглашений должно оцениваться самостоятельно, исходя из его условий. Таким образом, общую квалификацию всем отношениям, возникающим вокруг строительства, как одному комплексному договору дать невозможно.

———————————

<13> Ем В.С., Козлова Н.В. Договор простого товарищества // Законодательство. 2000. N 1. С. 8.

К.И. Скловский указывает на то, что договор участия в долевом строительстве в полной мере не похож ни на один из видов договоров, но вместе с тем его отдельные черты имеют сходство с иными договорами <14>. В связи с этим договор долевого участия в строительстве рассматривают <15> в качестве договора смешанного типа, поскольку он включает в себя элементы нескольких видов договоров: строительного подряда, оказания возмездных услуг, простого товарищества и т.д.

———————————

<14> См.: Скловский К. Долевое участие в жилищном строительстве // Закон. 1999. N 9. С. 111 — 112.

<15> См.: Донских Е.Г. Договор долевого участия в строительстве в системе гражданско-правовых отношений // Нотариус. 2008. N 2.

Следует признать некоторую схожесть договора долевого участия в строительстве и договора предварительной купли-продажи недвижимости, однако между ними есть существенные различия. Так, продавцом по договору купли-продажи недвижимости является собственник либо уполномоченное им лицо. Фигура застройщика здесь не может быть сравнима с фигурой продавца объекта недвижимости, у которого этот объект окажется в будущем. В отличие от продавца застройщик не становится собственником создаваемого объекта недвижимости, а является активным участником строительного процесса. К тому же договор купли-продажи обусловливает переход права собственности и служит производным способом приобретения этого права, тогда как договор долевого участия в строительстве является первоначальным способом приобретения права собственности на недвижимость. До момента государственной регистрации права собственности участника долевого строительства на созданную вещь ни одна из сторон договора долевого участия не может выступать обладателем этого права. При купле-продаже предметом договора является индивидуально-определенная вещь, при долевом участии в строительстве — вещь, еще не существующая в природе не только в юридическом смысле, но и зачастую фактически, поскольку представляет собой лишь совокупность неоднородных вещей, из которых впоследствии будет создан единый объект недвижимости.

Зачастую договор участия в долевом строительстве рассматривают как разновидность договора строительного подряда <16>. Общими чертами договора долевого участия в строительстве и договора подряда является то, что оба указанных договора направлены на создание и передачу объекта недвижимого имущества. К тому же часто работы по возведению дома начинаются с заключения договора строительного подряда, а затем заключаются самостоятельные соглашения, связанные с объектом строительства. Однако, как замечает С. Горбачев, при кажущейся «похожести» договоры различаются по предмету. По договору строительного подряда подрядчик создает объект и целиком передает его заказчику. Даже если работы оплачиваются не деньгами, а отдельными помещениями в сданном заказчику объекте, эти помещения передаются подрядчику уже после их приемки заказчиком. По договору долевого участия в строительстве построенный объект никогда не передается участнику долевого строительства целиком, он получает в объекте только свою долю <17>. Однако право собственности на долю приобретается лишь тогда, когда существует весь объект целиком. Фактически происходит передача всего объекта, а юридически — лишь той его части, которая является предметом договора.

———————————

<16> См.: Ершов О. Указ. соч.; Романец Ю.В. Как квалифицировать договоры долевого участия в строительстве? // Хозяйство и право. 2000. N 5. С. 77.

<17> См.: Горбачев С. Правовая природа договора участия в долевом строительстве объектов недвижимости и его место среди иных видов договоров // Адвокат. 2008. N 4.

Кроме этого, если по договору строительного подряда заказчику предоставлено право осуществлять технический и финансовый контроль за ходом строительства, качеством выполняемых подрядчиком работ, то участник долевого строительства лишен этого права. Ввиду отсутствия специальных знаний в области строительства участники лишены возможности осуществлять технический контроль за ходом строительства, в связи с чем «непредоставление» данного права, на наш взгляд, вполне оправданно. Статья 23 Закона «Об участии в долевом строительстве» возлагает обязанность ведения государственного контроля и надзора в области долевого строительства объектов недвижимости на органы исполнительной власти, которые, фактически представляя интересы участников долевого строительства, осуществляют контроль не только за целевым использованием застройщиком денежных средств участников долевого строительства, но и за деятельностью застройщика в целом.

Интересно заметить, что ст. 18 этого же Закона предусматривает использование застройщиком денежных средств исключительно для строительства объекта, определенного в договоре, однако при этом отсутствует возможность проверки целевого расходования средств самими участниками. Кроме получения информации о проекте строительства и собственно о застройщике законодатель не предусматривает возможность получения участником хотя бы отчетов за определенный период о проделанной работе, после анализа которых участник мог бы оценить действия застройщика как надлежащее либо ненадлежащее исполнение им обязанностей. При этом абз. 3 п. 5 ст. 23 Закона «Об участии в долевом строительстве» предусматривает обязанность застройщика представлять ежеквартальную отчетность о расходовании денежных средств, полученных от участников долевого строительства, в том числе об исполнении своих обязательств по договорам контролирующему органу. Полагаем, что право требовать ежеквартальной отчетности об осуществлении деятельности, связанной с привлечением денежных средств участников долевого строительства для создания многоквартирных домов, должно быть предоставлено законом не только контролирующему органу, но и самим участникам долевого строительства. В связи с этим предлагаем дополнить ст. 18 Закона «Об участии в долевом строительстве» п. 2, закрепив обязанность застройщика представлять ежеквартальную отчетность о проделанной работе по строительству (созданию) многоквартирного дома участникам долевого строительства.

Итак, при кажущейся схожести договора участия в долевом строительстве с иными гражданско-правовыми договорами следует признать его самостоятельный характер. Сравнение же его с иными похожими гражданско-правовыми договорами приводит к появлению новых полярных точек зрения и не позволяет сформировать единую теоретическую позицию <18> в системе гражданско-правовых отношений.

———————————

<18> См.: Акчулпанова Е.Х. Правовое регулирование договора участия в долевом строительстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2006. С. 17.

Зачастую юристы задают вопрос: какой должна быть природа договора — экономическая или юридическая? Так, Ю. Камфер полагает, что само название «договор о долевом участии в строительстве» имеет скорее экономическое, нежели юридическое значение, поскольку указывает на экономическую цель возникающих в его рамках правоотношений и не дает информации о виде договора» <19>. По этому поводу О. Капица замечает, что совокупность качеств, характеризующих существо сложившихся взаимоотношений сторон в любом договоре, состоит как из экономических, так и правовых характеристик. И любой договор в этом смысле является собирательным понятием <20>.

———————————

<19> Камфер Ю. Долевое строительство жилья: работа в обмен на деньги или строим вместе // Экономика и жизнь. 2001. Вып. 15 (сент.). С. 9.

<20> См.: Капица О. Указ. соч. С. 11.

Учитывая, что договор участия в долевом строительстве заключается при достижении между застройщиком и участником долевого строительства соглашения, выраженного в письменной форме, по которому застройщик обязуется построить объект недвижимости и передать его участнику долевого строительства, который, в свою очередь, обязуется принять и оплатить указанный объект, его можно отнести к группе консенсуальных договоров. В момент заключения договора у застройщика фактически отсутствует жилое помещение, являющееся предметом договора, а участник долевого строительства может внести сумму, подлежащую уплате, позднее, в установленные договором сроки.

Следующим существенным признаком договора участия в долевом строительстве является его направленность на привлечение денежных средств в обмен на предоставление застройщиком квартир и нежилых помещений в построенном объекте недвижимости, что свидетельствует о его возмездности. Причем здесь речь идет об особом возмездном обмене: застройщик получает внушительные денежные суммы на строительство, в то время как участник долевого строительства приобретает не сам строящийся объект, даже не его часть, а лишь право на него.

Поскольку у обеих участвующих в договоре сторон — застройщика и участника — существуют встречные обязательства, договор участия в долевом строительстве следует признавать взаимным (синаллагматическим).

По мнению О. Капицы, субъектный состав, характеризующийся неравенством между участниками договора — застройщиком и непосредственно участником долевого строительства, предопределяет распространение на договор участия в долевом строительстве режима публичного договора <21>. Доказательством указанного, как считает О. Капица, может служить характер предложения застройщика, относящегося к неопределенному кругу лиц и распространяющегося в объявлениях, где застройщик приглашает принять участие в долевом строительстве и заключить соответствующий договор. И с этим хотелось бы не согласиться.

———————————

<21> См.: Капица О. Указ. соч. С. 118.

Из содержания ст. 426 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) следует, что для публичных договоров характерны некоторые признаки. Первый признак проявляется в том, что обязательным участником является коммерческая организация, выступающая в роли исполнителя. В данном случае такой стороной является застройщик, которым может быть любое юридическое лицо независимо от его организационно-правовой формы, т.е. как коммерческая, так и некоммерческая организация.

Второй признак касается характера деятельности, осуществляемой коммерческой организацией. Эта деятельность должна быть связана с выполнением обязанности по продаже товаров, выполнению работ и оказанию услуг в отношении каждого, кто обратится к коммерческой организации. Анализ Закона «Об участии в долевом строительстве» показывает, что такая обязанность для застройщика прямо не предусмотрена.

Кроме того, у застройщика всегда есть возможность отказать в заключении договора на основании явной неплатежеспособности обратившегося лица. Помимо этого, при заключении публичного договора цена и условия должны быть одинаковыми для всех обратившихся, на практике же застройщик всегда пойдет на уступки и снижение цены более выгодному контрагенту (например, приобретающему целый этаж) <22>. Таким образом, публичным признать договор участия в долевом строительстве нельзя.

———————————

<22> См.: Бобровникова М. Договор участия в долевом строительстве // Журнал российского права. 2006. N 1. С. 75.

Представляется, что договор участия в долевом строительстве по способу его заключения в большей степени относится к числу договоров присоединения, основным признаком которого является наличие формуляра. При этом в случае заключения договора участия в долевом строительстве путем присоединения участник долевого строительства вправе требовать его изменения или расторжения по особым основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 428 ГК РФ.

Таким образом, давая общую характеристику договору долевого участия в строительстве, следует признать, что он является консенсуальным, взаимным, возмездным, заключенным путем присоединения.