Проблема обязательности указаний суда надзорной инстанции судам нижестоящих инстанций

04-03-19 admin 0 comment

Алиев Т., Ласкина Н.
Электронный ресурс, 2009.


В статье рассматривается дискуссионная проблема обязательности указаний суда надзорной инстанции судам нижестоящих инстанций. Анализируя положения законодательства и судебной практики, мнения ученых, авторы приходят к выводу, что суд надзорной инстанции лишь толкует нормы, примененные нижестоящим судом, разъясняя, в чем суть допущенных им ошибок и как правильно следует понимать примененный закон, нацеливая нижестоящий суд на правильное разрешение дела.

Суть гражданских процессуальных правоотношений между судом надзорной инстанции и судом нижестоящей инстанции, в который направлено дело для нового рассмотрения, заключается в обязательных указаниях суда надзорной инстанции (ч. 2 ст. 390 ГПК РФ). Но здесь, так же как и в кассационном производстве, законодатель устанавливает ограничения: обязательными для суда, вновь рассматривающего дело, являются указания вышестоящего суда о толковании закона. Давая оценку правильности применения и толкования судами при разрешении конкретных гражданских дел, суды надзорной инстанции тем самым не только исправляют допускаемые в этом ошибки, но и направляют судебную практику в единообразном и точном соблюдении соответствующих правовых норм <1>.

———————————

<1> См.: Трубников П.Я. Судопроизводство в надзорной инстанции // Законность. 1997. N 10. С. 19.

Однако что касается толкования закона, то понимание этого термина вызывает в литературе споры. Так, К.И. Комиссаров отмечает, что толкование закона есть один из моментов применения его, а указывать нижестоящему суду на то, какой закон должен быть применен, означает, что вышестоящий суд в определенном смысле предрешает дело <2>. Другие авторы считают, что указания вышестоящего суда о толковании закона обязательны для всех без исключения случаев <3> и «являются своеобразными прецедентами толкования правовой нормы» <4>. Т.Н. Добровольская ограничивает действие обязательности судебного толкования правовой нормы пределами данного дела <5>.

———————————

<2> См.: Комиссаров К.И. Теоретические основы судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Свердловск, 1971. С. 36.

<3> См.: Москвин С.С. Пересмотр решений и определений по гражданским делам президиумами судов. М., 1962. С. 156 — 166; Пучинский В.К. О единообразном толковании и применении Основ гражданского судопроизводства // Советское государство и право. 1972. N 4. С. 54 — 56.

<4> Венгеров А.Б. О прецеденте толкования правовой нормы // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 5. М., 1966. С. 17; Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М., 1997. С. 144, 147, 189.

<5> См.: Добровольская Т.Н. Понятие надзора за судебной деятельностью судов и его значение для улучшения работы органов советского правосудия // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 1(18). М., 1964. С. 86.

Так что же понимается под толкованием правовой нормы? В русском языке глагол «толковать» понимается как «давать чему-нибудь какое-нибудь объяснение, определять смысл чего-нибудь» <6>. В теории права дано такое определение названного термина: «Толкование права — это сложная и многогранная деятельность различных субъектов, представляющая собой интеллектуальный процесс, направленный на познание и разъяснение смысла правовых норм» <7>. Результатом судебного толкования правовой нормы применительно к конкретным правоотношениям является логический вывод о подлинном содержании толкуемого акта без внесения в него каких-либо новых нормативных элементов <8>.

———————————

<6> Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. М.: Рус. яз., 1986. С. 695.

<7> Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юристъ, 2003. С. 345.

<8> См.: Ткачева С.Г. Конкретизация закона и его судебное толкование: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1973. С. 11.

Большинство авторов пытаются придать осуществляемому судом надзорной инстанции толкованию закона прецедентный характер. Однако представляется, что не стоит так широко понимать данное полномочие суда надзорной инстанции. Суд надзорной инстанции дает указания лишь суду, который вновь рассматривает дело (об этом прямо написано в ч. 2 ст. 390 ГПК РФ). Такие указания, как представляется, имеют значение и для других нижестоящих судов, которые ранее рассматривали это дело. Субординация здесь строится в зависимости не от системы судебных органов (вышестоящие — нижестоящие), а от системы судебных инстанций. Указания надзорной инстанции обязательны для суда первой инстанции, независимо от того, какой именно судебный орган будет рассматривать дело вновь по первой инстанции <9>.

———————————

<9> См.: Комиссаров К.И. Указ. соч. С. 36.

Кроме того, следует отметить еще одно обстоятельство. Исходя из задач, стоящих перед судами надзорной инстанции, смысла надзорного производства, следует сделать вывод, что суд надзорной инстанции — орган, проверяющий вступившие в законную силу судебные постановления нижестоящих судов, и соответственно, ему не присущи функции по разрешению дел по существу. Следовательно, суд надзорной инстанции не должен давать нижестоящему суду указания о том, какую норму права следует применить, иначе деятельность нижестоящего суда превратится в простую формальность по закреплению в своем решении (определении) нормы, указанной судом надзорной инстанции. Таким образом, суд надзорной инстанции не должен и осуществлять толкование нормы, которую следует применить. Как представляется, исходя из изложенного и смысла действующего гражданского процессуального законодательства, суд надзорной инстанции толкует нормы, примененные нижестоящим судом, разъясняя, в чем суть допущенных им ошибок и как правильно следует понимать примененный закон, нацеливая нижестоящий суд на правильное разрешение дела. Разъяснение вышестоящим судом смысла правовой нормы должно быть обоснованным и, безусловно, правильным, и в этом случае суд первой инстанции с подобным разъяснением не может не согласиться не в силу якобы присущей ему обязательности, а потому, что оно убедительно <10>. Разумный смысл толкования закона по конкретному делу заключается не в прямом давлении, а в том, чтобы, нисколько не ограничивая независимость суда первой инстанции, помочь ему самому правильно осмыслить содержание определенной юридической нормы <11>.

———————————

<10> См.: Трубников П.Я. Пересмотр решений в порядке судебного надзора. М., 1974. С. 235.

<11> См.: Комиссаров К.И. Указ. соч. С. 36.

В литературе высказывалось мнение, что в целях установления единообразного понимания и применения судами закона вышестоящий суд может давать рекомендации (а не указания) по конкретному гражданскому делу, какую правовую норму следовало бы применить к данному правоотношению и каково ее содержание <12>. Положения же об обязательности указаний суда надзорной инстанции о толковании закона для суда, вновь рассматривающего дело, признаны нелогичными, в силу чего предлагается ограничить данное полномочие судов надзорной инстанции только на совершение конкретных процессуальных действий <13>.

———————————

<12> См.: Трубников П.Я. Пересмотр решений в порядке судебного надзора. М., 1974. С. 229.

<13> См.: Балашова И.Н. Проблемы пересмотра судебных постановлений в порядке надзора в гражданском судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 17 — 18.

Приведем пример из практики. Президиумом Саратовского областного суда было рассмотрено дело по иску С. к А., подразделению службы судебных приставов Ленинского района г. Саратова, к Я. о признании права собственности на основании действительной сделки, освобождении имущества из-под ареста, истребовании имущества из чужого незаконного владения, по надзорной жалобе С. на решение Фрунзенского районного суда г. Саратова, которым С. было отказано в удовлетворении исковых требований. Отказывая в удовлетворении исковых требований о признании права собственности на автомобиль, суд исходил из того, что сделка купли-продажи автомобиля, заключенная между Я. и С., не прошла в соответствии со ст. 164 ГК РФ, Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 г. N 938 «О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации» обязательную государственную регистрацию в органах МРЭО ГАИ, а согласно п. 1 ст. 165 ГК РФ несоблюдение требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность.

По этому поводу президиум Саратовского областного суда, отменив судебное постановление районного суда и удовлетворив исковые требования С., пояснил следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 130, ч. 2 ст. 164 ГК РФ регистрации прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе. Законом не установлено, что сделки, совершенные в отношении транспортных средств, подлежат обязательной государственной регистрации, и не установлены правила о том, что право собственности на это имущество возникает только после регистрации в органах внутренних дел. Примененное судом Постановление Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 г. N 938 не регулирует отношения по возникновению прав собственности.

При разрешении спора суду следовало учитывать, что право собственности на транспортное средство возникает из сделок, в частности купли-продажи, а не в связи (и после) регистрации этого средства в органах внутренних дел. В этой связи суду следовало определить в качестве обстоятельств, имеющих значение для дела: имела ли место в действительности сделка купли-продажи спорного автомобиля, соблюдена ли установленная для данного вида сделок форма; влечет ли несоблюдение формы сделки ее недействительность <14>.

———————————

<14> См.: Архив Фрунзенского районного суда г. Саратова. Дело N 2-1248/07.

Таким образом, из приведенного примера судебной практики видно, что суд надзорной инстанции растолковывал нормы закона, которые были уже применены судом нижестоящей инстанции, которые нашли свое выражение в конкретных указаниях суда надзорной инстанции. В силу изложенного понятно, что толкование норм права играет определенную роль, разъясняя нижестоящим судам, в чем заключаются допущенные ими ошибки, и логично, что нижестоящие суды должны учитывать это толкование, поскольку в противном случае есть возможность повторения допущенных нарушений. Однако следует согласиться с авторами, что целесообразнее было бы признать обязательными указания суда о совершении тех или иных процессуальных действий, но не выходя за рамки, очерченные ч. 2 ст. 369 ГПК РФ.

Тем не менее согласно ныне действующему законодательству в целях обеспечения руководящей роли суда надзорной инстанции закон придает указаниям вышестоящего суда обязательное значение для суда, которому поручается новое рассмотрение дела. Признание обязательными указаний вышестоящего суда неизбежно влечет за собой обязанность нижестоящего суда учесть их при новом рассмотрении дела. В силу этого суд первой инстанции не вправе игнорировать указания суда надзорной инстанции в определениях, постановлениях применительно к рассматриваемому конкретному делу. Невыполнение судом первой инстанции подобных указаний влечет неправильное разрешение спора и новый пересмотр решения вышестоящим судом. Основанием к отмене повторного решения суда в данном случае будет не само по себе невыполнение указаний вышестоящего суда, а вновь допущенные нарушения, на которые обращалось внимание в первоначальном определении (постановлении) суда надзорной инстанции. Недооценка судьями указаний вышестоящих судов недопустима, поскольку определения вышестоящих судов существенно влияют на судебную практику в силу их убедительности, бесспорной обоснованности.

Если же суд первой инстанции при новом рассмотрении дела все же придет к выводу об ошибочности толкования вышестоящим судом правовой нормы, он должен исходить из истинного смысла закона. При несогласии с мнением вышестоящего суда о понимании правовой нормы суд первой инстанции обязан привести в решении обоснованные мотивы.

Подобная возможность, естественно, не распространяется на постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, задачей которого является обеспечение единства судебной практики в Российской Федерации путем дачи руководящих разъяснений судам по вопросам применения законодательства, возникающим при рассмотрении судебных дел. Руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение <15>.

———————————

<15> См.: Статья 56 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве РСФСР» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР. 1981. N 28. Ст. 976.

Итак, суд надзорной инстанции дает нижестоящим судам обязательные указания о толкованиях закона, которые составляют основу гражданских процессуальных правоотношений между выше- и нижестоящими судами. Указания судов надзорной инстанции находят свое объективное закрепление в определениях, отражающих результат деятельности этих судов по проверке законности обжалованных судебных постановлений, имеют большое значение в исправлении судебных ошибок, обеспечении строгого соблюдения законности в работе нижестоящих судов, дальнейшем поднятии культуры судебной деятельности в широком ее понимании <16>.

———————————

<16> См.: Трубников П.Я. Пересмотр решений в порядке судебного надзора. М., 1974. С. 144.