Юридическая квалификация: критерии деления и виды

04-03-19 admin 0 comment

Власенко В.Н.
Журнал российского права, 2009.


В юридической литературе правовую квалификацию принято рассматривать как мыслительную деятельность, в ходе которой устанавливается соответствие или несоответствие признаков реального фактического обстоятельства признакам юридического факта, абстрактно очерченного нормой права, а также как результат этого процесса <1>. Квалификация выражается в резолютивной части решения по юридическому делу в суждениях. Схематично это выглядит следующим образом: «Деяние А1 соответствует (не соответствует) признакам деяния А, предусмотренного нормой Н» и т.д. Здесь необходимо подчеркнуть важную роль юридической квалификации в применении права, ибо именно это правоприменительное действие есть условие, обеспечивающее качество реализации юридических предписаний в практической жизни.

———————————

<1> См.: Алексеев С.С. Общая теория права. М., 2008. С. 545; Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М., 1999. С. 255; Чвялева Е.В. Роль юридической квалификации в механизме правового регулирования // XXVII съезд КПСС и развитие теории государства и права: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1987. С. 67 и др.

Задача юридической квалификации — в определении юридической природы конкретного фактического обстоятельства, т.е. связано ли с ним наступление правовых последствий. Анализируя правовую природу фактического обстоятельства, правоприменитель «измеряет действия и поступки людей с помощью норм права» <2>, «определяет некий факт действительности в качестве правового явления, с которым субъекту права следует обходиться соответственно его природе» <3>. Другими словами, юридическая квалификация является средством перехода от ситуации правовой неопределенности при оценке тех или иных фактических обстоятельств к правовой определенности, выражающейся в конкретизации положений норм права и фиксировании юридического значения данных фактов <4>. Обоснованность, справедливость и эффективность итогового решения как результата квалификации зависят от качества установления юридической природы фактических обстоятельств, от соблюдения правоприменителем определенных правил квалификации <5> и в конечном итоге от уровня правовых знаний правоприменителя, в том числе его представлений о сущности и назначении права, способности выделить в конкретном деянии то, что имеет юридическое значение.

———————————

<2> См.: Сырых В.М. Логические основания общей теории права: В 2 т. Т. 1. М., 2004. С. 329.

<3> См.: Пермяков Ю.Е. Правовые суждения. Самара, 2005. С. 76.

<4> Подробнее о соотношении понятий «конкретизация права» и «юридическая квалификация» см.: Власенко В.Н. Конкретизация права и юридическая квалификация // Конкретизация законодательства как технико-юридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики. Н. Новгород, 2008. С. 346 — 350.

<5> Правила квалификации можно определить как приемы и способы применения нормы права относительно конкретного фактического обстоятельства, предусмотренные в соответствующих нормативных правовых актах, а также приемы, выработанные судебной практикой и доктриной. Подробнее см.: Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2003. С. 9.

В юридической литературе, как общетеоретической <6>, так и отраслевой <7>, достаточно полно исследовались понятие, значение, сущность и место юридической квалификации в правоприменительном процессе. Представляется, что не менее важным и актуальным как в теоретическом, так и практическом плане выделение оснований и анализ видов юридической квалификации, что, несомненно, будет способствовать наиболее полному раскрытию содержания этого сложного правоприменительного действия, наиболее глубокому осмыслению назначения правоприменения в целом. Это явится условием наиболее эффективного использования научных разработок и рекомендаций в практической деятельности правоприменительных органов. Нет сомнения, что деление понятия — одно из существенных этапов его развития, в ходе которого происходит конкретизация понятия и раскрытие его содержания <8>.

———————————

<6> См.: Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. Свердловск, 1973; Ершов В.В. Судебное правоприменение. М., 1991; Пиголкин А.С. Изучение фактических данных и обстоятельств дела при применении норм права // Советское государство и право. 1968. N 9; Нечерпунов А.В. Юридическая квалификация в правоприменительном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1986; Правоприменение: теория и практика / Отв. ред. Ю.А. Тихомиров. М., 2008; Чвялева Е.В. Теоретические проблемы юридической квалификации: Понятие, структура, роль в правовом регулировании: Дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1986.

<7> См., например, относительно квалификации преступлений: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972; Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики и квалификация преступлений. М., 1978; Толкаченко А.А. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 2004; Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений. М., 2007. Относительно квалификации различного вида договоров см.: Цыганов В., Емельянов А. Гражданско-правовая квалификация при регистрации прав на недвижимость // Российская юстиция. 2001. N 8; Вольфовская Я.С. Толкование и юридическая квалификация договоров // Юридические науки. 2004. N 2; Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М., 2003.

<8> См.: Курбатов В.И. Логика. Ростов н/Д, 1996. С. 64.

Делением называется логическое действие, посредством которого объем рассматриваемого понятия распределяется между рядом подмножеств с помощью избранного основания (критерия) <9>, характерного для всех его структурных единиц. В научной литературе в большинстве случаев деление юридической квалификации предлагается при помощи таких критериев, как субъект, объект (предмет), отраслевая принадлежность и сам результат квалификации.

———————————

<9> См.: Михалкин Н.В. Логика и аргументация в судебной практике. СПб., 2004. С. 38.

Так, А.Ф. Черданцев предлагает подразделять юридическую квалификацию в зависимости от результата осуществляемого процесса квалификации на позитивную и негативную <10>. В случае соответствия признака реального факта признакам, очерченным нормой права, квалификация определяется как позитивная, а при несоответствии — как негативная. И позитивная, и негативная квалификации берутся в основу правоприменительного решения. В первом случае, например, будет вынесен обвинительный приговор или постановление о назначении административного наказания, а условия правового договора будут признаны соответствующими существенным условиям «абстрактного» договора, определенного законом или другим нормативным правовым актом, а во втором — оправдательный приговор или постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении и т.д.

———————————

<10> См.: Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. Екатеринбург, 1993. С. 117. Представляется, что в качестве критерия деления квалификации на негативную и позитивную, скорее, выступает сущность квалификации, ибо последняя, как уже отмечалось, как раз заключается в установлении и фиксировании соответствия или несоответствия признаков реального фактического обстоятельства признакам, закрепленным нормой права.

Во многом итоги такой квалификации носят условный характер, ибо квалификация одновременно может быть негативной и позитивной (например, «данный договор не договор купли-продажи, а договор мены»). Кроме того, при рассмотрении юридического дела вышестоящими судебными инстанциями те факты, которые нижестоящими инстанциями квалифицированы как юридически значимые, могут быть признаны не относящимися к делу <11>. Приведем пример из судебной практики. В суд обратился О. с заявлением, в котором просил признать незаконными действия должностного лица — старшего госинспектора А., указав следующее. 8 июня 2006 г. он приобрел автомобиль марки «Ауди», а 12 сентября 2006 г. обратился в подразделение ГИБДД с заявлением о постановке на регистрационный учет этого автомобиля, в чем ему было отказано со ссылкой на нормативные документы МВД России. Истец указал, что данные действия являются незаконными, нарушают его права, гарантированные ст. 35 Конституции РФ, иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им. Решением Сараевского районного суда Рязанской области от 18 сентября 2006 г. заявление удовлетворено: на старшего госинспектора А. возложена обязанность поставить автомобиль О. на регистрационный учет, заменить паспорт транспортного средства, выданный 26 января 2006 г. на имя О., на новый. Президиум Рязанского областного суда 25 сентября 2007 г. решение районного суда оставил без изменения. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 21 мая 2008 г. судебные постановления отменила в соответствии со ст. 387 ГПК РФ из-за существенного нарушения применения норм материального права, в частности, судебные инстанции не учли, что О. обращался в суд не с иском о признании за ним права собственности на автомобиль «Ауди», а с заявлением в порядке гл. 25 ГПК РФ, в котором просил проверить правомерность действий должностного лица, отказавшего ему в постановке на регистрационный учет этого автомобиля.

———————————

<11> Отметим, что в науке уголовного права под квалификацией, как правило, понимается только позитивная (положительная оценка). «Квалифицировать деяния — следовательно, установить соответствие этого деяния составу преступления, предусмотренному одной из статей Особенной части УК РФ» (см.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 13).

Следовательно, в силу положений ст. 254, 258 ГПК РФ предметом судебного исследования должно было являться соответствие такого отказа требованиям действующего законодательства. Факт же того, что право собственности О. на названный автомобиль никем не оспаривалось и прав на автомашину никто не предъявлял, которому судом первой и второй инстанций было придано юридическое значение, на самом деле правового значения для правильного разрешения дела не имеет <12>.

———————————

<12> См.: Бюллетень ВС РФ. 2009. N 4. С. 22 — 24.

В правовой науке, как отмечалось, предпринята попытка классификации в зависимости от субъекта, осуществляющего юридическую квалификацию. Это основывается на признании связи юридической квалификации со всеми формами реализации права, ибо такого плана действия являются основанием, мотивом поведения любого субъекта права. По данному критерию традиционно выделяют официальную (легальную), осуществляемую специально уполномоченными на то государством субъектами, и неофициальную квалификации <13>. Последнюю принято подразделять на обыденную и доктринальную. Особое значение имеет подразделение легальной квалификации, которую в зависимости от типа правоприменения можно осуществить, на судебную, административную (например, проводимую комиссиями по делам несовершеннолетних, таможенными и другими органами, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях согласно гл. 23 КоАП РФ) и управленческую (осуществляемую субъектом, находящимся в служебном или организационном отношении с адресатом решения, к примеру работодателем). Интересно, что в случаях обжалования решений одни и те же фактические обстоятельства могут быть предметом всех видов квалификации и, как правило, судебная квалификация будет последующей («проверяющей») для других, в результате чего возможна переквалификация, ведущая к отмене или изменению решений предыдущих инстанций. Так, органами предварительного расследования действия П., который из личных неприязненных отношений нанес К. один удар кулаком правой руки в область лица, от которого К. упал, ударился головой о землю, вследствие чего получил травму, несовместимую с жизнью, квалифицированы как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Черемушкинский суд не согласился с такой квалификацией по причине отсутствия каких-либо доказательств наличия у П. умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, что является обязательным квалифицирующим признаком данного состава преступления. В результате государственный обвинитель обратился к суду с просьбой о переквалификации действий П. на ч. 1 ст. 109 УК РФ как причинение смерти по неосторожности <14>.

———————————

<13> См.: Кудрявцев В.Ф. Указ. соч. С. 11; Уздимаева Н.И. Правомерное поведение: понятие, квалификация, мотивы. Саратов, 2006. С. 89.

<14> См.: дело N 1998/07 // Архив Черемушкинского суда. 2008.

В специальной литературе, посвященной юридической квалификации, не сформировалось единого мнения относительно объекта и предмета правовой квалификации, а также о соотношении данных понятий. Многие авторы считают их идентичными, очерчивающими действия и поведение людей <15>. Однако предмет и объект правовой квалификации целесообразно разграничивать, где под объектом квалификации следует понимать общественные отношения, возникающие, изменяющиеся или прекращающиеся в результате наступления определенного факта (действия или события), которые можно рассматривать в качестве предмета правовой квалификации. Кроме того, при установлении рода общественных отношений, подлежащих квалификации, одновременно определяется отрасль права, регулирующая данные отношения, ее институт и конкретная правовая норма, распространяющаяся на данный случай. Поэтому деление юридической квалификации в зависимости от такого критерия, как объект, совпадает с отраслевой правовой оценкой (соответственно, можно выделить гражданско-правовую, уголовно-правовую, административно-правовую квалификации и др.). Подчеркнем, что квалификация свойственна реализации норм любой отрасли права.

———————————

<15> См.: Чвялева Е.В. Указ. соч. С. 74; Черданцев А.Ф. Теория государства и права. 2002. С. 255.

Правильное определение рода и вида правоотношений и, следовательно, отрасли их регулирующей, возникших в результате того или иного факта, отграничение их от сходных правоотношений является важной и непростой задачей, стоящей перед правоприменителем. Решению этой задачи способствует выяснение всех обстоятельств дела и придание юридического значения каждому признаку реального факта в соответствии с признаками, абстрактно закрепленными в норме права. Так, например, такой факт действительности, как незаконная рубка лесных насаждений, их повреждение, может оцениваться с позиций норм как административного права (ст. 8.28 КоАП РФ), так и уголовного (ст. 260 УК РФ). Только выяснение всех фактических обстоятельств (в частности, размера причиненного ущерба категории лесов, которым причинен вред, и др.) позволит правильно квалифицировать данные действия <16>.

———————————

<16> Необходимо отметить, что в данном случае кроме соответствующих статей КоАП РФ и УК РФ дополнительным основанием квалификации, по сути, будут положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения».

Предметом юридической квалификации могут быть события, действия или бездействие людей, а также вещи, включая деньги и ценные бумаги, информация, интерес (частный или публичный), работы и услуги, результаты интеллектуальной деятельности, а также нематериальные блага (жизнь и здоровье, честь, достоинство, деловая репутация и др.). Относительно нематериальных благ интересна практика Черемушкинского суда. Гражданин Семенов обратился в суд с иском о защите чести и достоинства в связи с тем, что ответчик Новиков в своей книге религиозного толка называет Семенова «евреем» и «трусом», что, по мнению последнего, не соответствует действительности. Суд при оценке данной ситуации пришел к выводу, что нарушения чести и достоинства места не имело, так как название национальности в данном случае не было направлено на оскорбление личности <17>.

———————————

<17> Дело N 1884/06 // Архив Черемушкинского суда. 2006.

В зависимости от характера действий человека квалификацию делят на такого плана действия в части правонарушений и правомерного поведения. В юридической науке традиционно в большей мере анализу подвергается квалификация правонарушений, и в первую очередь преступлений <18>. Между тем не меньшее значение для практики и, пожалуй, большую сложность представляет квалификация правомерных деяний, которые составляют доминирующее большинство случаев правового поведения <19>. Эта сложность связана с тем, что правомерное поведение в своих проявлениях более разнообразно, часто трудно определить его особенности. Заметим, что оба вида квалификации осуществляются через оценку элементов противоправного или правомерного поведения (традиционно к этим элементам относят: субъект, объект, объективную и субъективную стороны). Если элементы правомерного или противоправного поведения по всем своим признакам соответствуют элементам модели поведения, содержащейся в норме права, то правомерность или противоправность данного поведения не вызывает сомнений.

———————————

<18> Представляется, что термины «квалификация преступления», «квалификация правонарушения» не совсем удачные, так как в них уже презюмируется, что факт действительности, подвергаемый оценке, есть преступление или иное правонарушение, хотя в результате речь может идти о негативной квалификации. В этом плане предпочтительнее использовать термин «квалификация деяния», предметом и результатом которой могут быть как правомерные, так и противоправные действия.

<19> Подробнее о квалификации правомерного поведения см., например: Бабай А.Н. Юридическая квалификация правового поведения личности: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1985; Баранов В.М. Юридическая квалификация правомерного поведения в процессе реализации норм советского права: понятие, необходимость, истинность // Актуальные вопросы советского права (теория и практика): Сб. ст. Казань, 1985; Уздимаева Н.И. Указ. соч.

Критерий темпоральности (соотношения предмета юридической квалификации и субъекта ее осуществления во времени) позволяет подразделить квалификацию как на правовую оценку прошлых или настоящих фактов (это ретроспективная квалификация), так и нацеленную в будущее (перспективная квалификация). Последней, как правило, является неофициальная квалификация, когда субъект права, перед тем как совершить определенное деяние, оценивает его возможные последствия с точки зрения права. Такая оценка необходима для того, чтобы избежать неблагоприятных для субъекта последствий, так как при неправильном, ошибочном юридическом сопоставлении своих поступков субъект права может совершить неправомерные действия, за которыми следуют юридическая ответственность или иные юридически неблагоприятные последствия. Неверная оценка может привести и к тому, что результат действия субъекта может оказаться не защищенным правом, а само действие при этом будет нерезультативным, не достигшим тех целей, которые преследовал субъект.

Кроме сказанного, в научной литературе предпринята попытка, в зависимости от стадии правоприменения, выделить такие виды юридической квалификации, как предварительная (или гипотетическая) и окончательная (генеральная) <20>. Такое основание деления можно охарактеризовать как емкость фактической основы дела. Предварительная квалификация дается на начальных стадиях рассмотрения дела, когда только начинается накопление фактических обстоятельств по делу (например, при принятии судом к производству гражданского дела, при возбуждении уголовного дела) и осуществляется «первая их примерка» к тем или иным нормам права. Генеральная квалификация происходит после установления всех фактических обстоятельств дела и непосредственно включается в акт правоприменения, завершающий рассмотрение дела <21>.

———————————

<20> Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984. С. 19 — 20; Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М., 2002. С. 255; Стоякин М.Г. Дополнительные основания юридической квалификации правонарушений: Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1994. С. 48.

<21> Вместе с тем необходимо отметить, что само разделение правоприменительной деятельности на определенные стадии носит главным образом логическое и познавательное значение, поскольку на практике это единый процесс, в котором правоприменитель решает одновременно несколько задач: осуществляет сбор фактов, устанавливает нормы права и проводит на их основе квалификацию. Эти стадии тесно переплетаются, иногда повторяются и продолжаются в течение длительного времени. Подробнее об этом см.: Пиголкин А.С. Указ. соч. С. 31.

Представляется, что выделение данных видов юридической квалификации может помочь в деле «примирения» сторон в споре относительно места юридической квалификации в правоприменении. Не вдаваясь в дискуссию, отметим, что в научной литературе существует несколько точек зрения относительно места правовой квалификации в правоприменительном процессе. По мнению одних ученых, квалификация ближе всего к такой правоприменительной стадии, как решение дела <22>. Другие полагают, что юридическая квалификация образует самостоятельную стадию правоприменительной деятельности <23>. Существует и мнение о том, что квалификация охватывается стадией выбора подлежащей применению нормы права и выступает формой, разновидностью этой стадии <24>. Наиболее распространенным является мнение о том, что каждая стадия применения права сопровождается юридической квалификацией, а сама правовая оценка является «сквозным» правоприменительным действием <25>.

———————————

<22> См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 16; Лаптева Е.Н. Место квалификации в процессе правоприменения // Вопросы юридической техники в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве: Сб. науч. ст. Ярославль, 1997. С. 110.

<23> См.: Морозова Л.А. Теория государства и права. М., 2005. С. 312; Сырых В.М. Теория государства и права. М., 1998. С. 262.

<24> См.: Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений. М., 1978. С. 43.

<25> См.: Чвялева Е.В. Теоретические проблемы юридической квалификации (Понятие, структура, роль в правовом регулировании): Дис. … канд. юрид. наук. С. 64; Алексеев С.С. Указ соч. М., 2008. С. 545.

По большому счету противоречия между данными точками зрения нет, ибо, как представляется, первоначальные стадии правоприменения — установление фактических обстоятельств и выбор нормы права — сопровождаются предварительной квалификацией, а самостоятельную стадию образует генеральная квалификация, выводы которой составляют итоговое решение <26>. Так, на стадии установления фактических обстоятельств, в ходе которой формируется фактическая основа юридического дела, выявляются те или иные жизненные случаи, имеющие юридическое значение, т.е. происходит предварительная квалификация. Стадия выбора и анализа правовой нормы, подлежащей применению, также предполагает проведение предварительной квалификации, поскольку выбор точной нормы права, регламентирующей конкретный жизненный случай, возможен через сопоставление признаков фактических обстоятельств и признаков юридических фактов, закрепленных нормами права. Предварительная квалификация позволяет обратиться к более конкретному нормативному правовому акту, его разделу и т.д. <27>. Также в ходе предварительной квалификации в случаях, если нормы права содержат бланкетные гипотезы, должны быть учтены положения дополнительных оснований квалификации (различных правил, технических регламентов, моральных норм).

———————————

<26> Однако эту стадию нельзя смешивать со стадией принятия решения, т.к. кроме квалификации деяния правоприменителю требуется определить, какое последствие, в каких размерах для сторон данных отношений влечет такая квалификация фактических обстоятельств (например, определение вида и размера наказания за совершенное правонарушение или, наоборот, вид поощрения для отличившегося работника).

<27> См.: Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. С. 113.

Однако квалификация на данных стадиях правоприменения не основная цель этих стадий, к тому же оценка фактических обстоятельств в процессе правоприменения может уточняться, конкретизироваться, даже изменяться, так как предварительная квалификация — это не разовый акт, а процесс неоднократного подведения рассматриваемых отношений под избранную норму. Этот процесс в случае необходимости предусматривает и замену одних норм другими. Как справедливо отметил П.Е. Недбайло, здесь происходит «лишь первая примерка фактов к норме и, наоборот, нормы — к фактам» <28>. Решив вопрос о том, что рассматриваемое дело находится в сфере правового регулирования, носит юридический характер, компетентный орган должен определить отраслевую принадлежность данного дела, в соответствии с чем и выбрать нужную норму права.

———————————

<28> См.: Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960. С. 254.

Окончательное же установление соответствия или несоответствия между выявленными признаками реальных фактов и признаками, абстрактно очерченными нормой права, происходит на стадии генеральной квалификации. Если предварительные правовые оценки выступают средством, способствующим установлению фактических обстоятельств дела и подлежащей применению правовой нормы, то окончательная квалификация служит основанием для принятия решений и фиксируется в акте правоприменения. При этом на данной стадии возможна «переквалификация фактов, когда на основании тщательного исследования обстоятельств дела оказывается, что последние подпадают под иную норму, чем это было определено при первоначальной квалификации» <29>. Именно эта квалификация позволяет индивидуализировать субъективные права и юридические обязанности (определить их содержание и объем применительно к конкретным субъектам, назначить меру наказания и т.д.).

———————————

<29> См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 547.

Рассмотренными основаниями проблема классификации юридической квалификации не исчерпывается. Кроме данных критериев деления юридической квалификации, на наш взгляд, целесообразно выделить также логическое основание — модус, лежащий в основе квалификации, и уровень нормативной основы дела.

Несомненно, что юридическая квалификация имеет не только юридические, гносеологические, но и логические основания. Логический процесс юридической квалификации определяется как совокупность «мыслительных приемов, подчиненных законам логического мышления» <30> и представляет собой отражение в сознании правоприменителя объективно существующих в реальной действительности фактических данных (деяний, процессов, вещей, явлений) и правовых реалий, их соотношение <31>. Если к этому подходить схематично, то «логико-мыслительное» строение процесса квалификации представляет собой не что иное, как умозаключение (категорический силлогизм), в котором роль большой посылки играет конкретное нормативное предписание, малой посылки — конкретный юридический факт, подлежащий судебной оценке. Силлогизм служит логической основой повелевающего государственно-властного вывода компетентного органа. Разновидности силлогизма, отличающиеся друг от друга качественной и количественной характеристикой входящих в них посылок и заключения, называются модусами силлогизма <32>. Из 64 модусов еще Аристотелем выведены 19 правильных (аподиктических, т.е. позволяющих с необходимостью сделать вывод о единственно возможной связи между субъектом и предикатом <33>), которые распределяются по четырем фигурам. В процессе легальной позитивной юридической квалификации используются преимущественно модусы первой фигуры (Barbara, Celarent, Darii и Ferio). Негативной же квалификации характерны модусы второй фигуры (Cesare, Cesaro, Camestres и Festino).

———————————

<30> См.: Андреев И. Установление признаков преступления. Варшава, 1968. С. 23.

<31> Подробнее относительно логической формы квалификации см.: Вильнянский С.И. Значение логики в применении правовых норм. Харьков, 1948; Кудрявцев В.Н. Указ. соч.; Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики и квалификация преступлений. М., 1978; Гайдамакин А.А. Полемические заметки о логике права и правосознании // Государство и право. 2007. N 7. С. 92 — 95 и др.

<32> См.: Гетманова А.Д. Логика для юристов. М., 2008. С. 209.

<33> Отметим, что С.Н. Егоров аргументированно доказывает наличие только 16 таких модусов (см.: Егоров С.Н. Силлогизм. СПб., 2007. С. 7).

Принятие решения как логический процесс «идет» от большой посылки к малой и заключению. Соответственно, чтобы логико-правовой вывод из посылок был верен (соответствовал целям и принципам судопроизводства), необходимо объективное и по возможности полное установление содержания обеих посылок, а также соблюдение законов логического мышления (в первую очередь законов тождества, противоречия, исключенного третьего и достаточного основания) и правил построения логического умозаключения. Логика развития процесса квалификации является объективной, отступление от соблюдения правил логики грозит ошибочным итоговым решением <34>.

———————————

<34> Здесь необходимо учитывать, что «объективные» по форме решения, вынесенные с соблюдением и на основании закона, в действительности могут порождать субъективизм в правовой оценке действий и поступков людей, в том случае если этот закон грубо нарушает права человека, его свободы. См.: Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Т. 1. С. 330.

Тщательная проработка вопросов логической стороны юридической квалификации, исследование модусов, используемых в процессе правоприменения, будут способствовать созданию и использованию в деятельности правоприменительных органов логических программ (алгоритмов) квалификации и, следовательно, приведут к формализации и автоматизации этого процесса. Это позволит правоприменителю прежде всего четко представлять ту последовательность действий, которую необходимо осуществить для получения единственно правильного вывода по делу, а также сведет к минимуму применение субъективистских оценок и обеспечит оперативность принятия решения. При этом использование таких компьютерных программ ни в коем случае не заменит обычных судей. Они лишь позволят сделать их работу более эффективной, особенно в тех случаях, когда дело связано не с интерпретацией положений закона, а с «чистой логикой», где необходимы однозначные ответы: «да» или «нет». Необходимо отметить, что в некоторых странах такие технологии уже применяются в ходе реализации программы «Электронный судья» <35>.

———————————

<35> См.: Суд по-бразильски: приговор выносит искусственный интеллект // http://www.lenta.ru/internet/2000/04/27/ejudge/.

Одним из важных критериев классификации является уровень нормативной основы дела. Данный критерий с определенной долей условности позволяет выделить простую и сложную квалификации. При простой квалификации трудности в нахождении нормативной основы (большой посылки умозаключения), под которую подпадает реальный факт, сведены до минимума, что не отменяет обязанности правоприменителя правильно, своевременно и в соответствии с нормами и принципами права определить и истолковать содержание отрасли права, соответствующего института и конкретного правового предписания, регулирующего данные отношения.

Когда же нахождение или применение конкретной нормы права, под регулирование которой подпадает данная жизненная ситуация, затруднительно и неоднозначно, можно говорить о сложном характере правовой квалификации <36>. Так, после уяснения действительного смысла правовой нормы правоприменитель может обнаружить правовые нормы, коллидирующие с правовой нормой, подлежащей применению. Следовательно, возникает необходимость преодоления коллизии между правовыми нормами, претендующими на реализацию, что возможно только при следовании определенным правилам квалификации в случаях коллизий. Отдельным видом сложной квалификации являются случаи, когда приходится преодолевать пробелы в нормативных правовых актах, в том числе с помощью таких приемов, как аналогии закона и аналогии права (безусловно, это не касается уголовных дел и дел об административных правонарушениях, где применение аналогии запрещено). Также юридическая квалификация не может осуществляться в отрыве от новой шкалы оценок социальных благ, закрепленной в Конституции РФ и основополагающих международных и европейских правовых актах. Поэтому в процессе квалификации лица, ее осуществляющие, должны учитывать соотношение принципов и норм международного и национального права, особенности применения норм международного права, а также стандарты защиты прав человека и основных свобод, содержащиеся в основополагающих международных правовых актах, ратифицированных Российской Федерацией, и в решениях Европейского суда по правам человека.

———————————

<36> О правовой природе так называемых трудных ситуаций см.: Ершов В.В. Спор между Г. Хартом и Р. Дворкиным: анализ концептуальных положений и связанных с ними актуальных дискуссионных проблем современной теории права // Российское правосудие. 2009. N 3. С. 19 — 22.

Выделение критериев классификации и деление юридической квалификации представляет собой сложный логический прием, имеющий важнейшее значение для теоретического познания сущности юридической квалификации. Справедливо в этой связи утверждение о делении юридической квалификации как важнейшем средстве познания правовой действительности, особенностей правового регулирования <37>. В этом качестве она должна широко использоваться в правовой науке и практике.

———————————

<37> См.: Чвялева Е.В. Теоретические проблемы юридической квалификации: Понятие, структура, роль в правовом регулировании: Дис. … канд. юрид. наук. С. 101.

Таким образом, можно сделать вывод, что деление юридической квалификации по существенным основаниям позволяет выявить ее роль в правоприменительном процессе и непосредственной реализации субъективных прав и юридических обязанностей и одновременно с этим дает возможность определить социальное назначение и регулятивные возможности каждого вида правовой квалификации в сравнении с другими. Так, выделение наряду с квалификацией правонарушений юридической оценки правомерного поведения отражает особую роль последней в развитии социально-правовой активности граждан как средства формирования правомерного поведения. Достижение целей квалификации, повышение ее качества диктует необходимость учета специфики каждого вида данной стадии правоприменения. Поэтому несомненно, что качественная и объективная разработка критериев деления юридической квалификации и анализ соответствующих видов являются важными компонентами исследования теоретических проблем юридической квалификации.