Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, как основание для отмены судебного решения

04-03-19 admin 0 comment

Гойденко Е.Г.
Российский судья, 2009.


В настоящей статье проводится анализ одного из наиболее часто применяемых оснований для отмены судебного решения в апелляционном или кассационном порядке в связи с необоснованностью. В работе рассматриваются причины возникновения судебных ошибок, связанных с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела. Предложены рекомендации по совершенствованию норм гражданского процессуального права, регулирующих стадию подготовки дела к рассмотрению, позволяющие обеспечить как более качественное выполнение судом обязанности по определению обстоятельств, имеющих значение для дела, так и эффективную проверку судебных решений по вопросу о неправильном определении указанных обстоятельств.

Закон предъявляет к судебному решению требование обоснованности как необходимого качества. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. «О судебном решении» разъясняется, что решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов <1>. Несоответствие предъявляемым требованиям является основанием для отмены решения судом второй инстанции. Одним из наиболее часто применяемых оснований для отмены судебного решения в апелляционном или кассационном порядке в связи с необоснованностью является основание, установленное в пункте первом ст. 362 ГПК РФ: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела. По данным статистики, именно это нарушение влечет необоснованность примерно четверти всех отмененных решений (в апелляционной инстанции — 23%, а в кассационной инстанции — 28%) <2>.

———————————

<1> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» // БВС РФ. 2004. N 2. С. 2.

<2> Российская юстиция. 2007. N 5.

В ГПК РФ (ст. 362) по сравнению с ГПК РСФСР 1964 г. (в редакции Федерального закона от 27 октября 1995 г.) первое основание для отмены решения в кассационном порядке претерпело некоторые изменения и по своему содержанию стало более объемным, включающим юридически значимые факты, а также иные обстоятельства, которые имеют значение для правильного разрешения дела. Кроме того, формулировка данного основания приведена в соответствие со ст. 56 ГПК РФ, которая устанавливает обязанности суда в процессе доказывания, состоящие в том, что суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

«Исходя из предмета и основания иска, а также оснований возражения противника, суд определяет подлежащую в данном случае применению норму права, давая тем самым предварительную юридическую квалификацию спорных юридических фактов и отношений» <3>.

———————————

<3> Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955; Гурвич М.А. Избранные труды. Т. I. Краснодар, 2006. С. 370.

Ошибка на этом этапе, т.е. неправильное понимание судом характера правоотношений между сторонами, неправильная предварительная квалификация отношений сторон, может повлечь неправильное определение нормы материального права, подлежащей применению в данном случае. Конечно, на практике это может быть не одна, а несколько норм материального права, в зависимости от сложности спорных правоотношений.

Руководствуясь нормами материального права, регулирующими правоотношения сторон, суд определяет состав фактов, подлежащих исследованию по данному делу. Однако нормы материального права обычно содержат лишь указания общего и принципиального характера. Судьям приходится самим определять и уточнять круг таких необходимых фактов.

Кроме того, как заметила А.К. Кац, существуют так называемые ситуационные нормы, когда возникает необходимость учета большого числа индивидуальных обстоятельств каждого отдельного случая <4>. Практика показывает, что правильное определение круга юридически значимых фактов при разрешении споров, вытекающих из правоотношений, урегулированных нормами материального права с относительно-определенной гипотезой и диспозицией, представляет особую трудность для судей.

———————————

<4> См.: Кац А.К. Конкретизирующая деятельность суда и семейные правоотношения с частично неурегулированным содержанием. Цит. по: Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955; Гурвич М.А. Избранные труды. Т. I. Краснодар, 2006. С. 567.

Если в деле участвуют третьи лица, заявляющие самостоятельные требования, приходится устанавливать круг фактов, относящихся к этому требованию, а при наличии встречного иска — факты его основания.

Среди обстоятельств, имеющих значение для дела, в отдельных случаях важное место занимают не только факты материально-правового характера, но и доказательственные факты, а также факты процессуального характера (например, несоблюдение истцом досудебного порядка разрешения спора). Их установление судом также влечет определенные правовые последствия (например, оставление иска без рассмотрения).

Как отмечает М.А. Гурвич, фактический материал дела образует «то юридическое сырье, из которого в процессе рассмотрения дела формируется фактическое основание решения суда» <5>. Критически подходя к анализу фактов основания иска, возражений против иска, иных фактических материалов дела, оценивая их с точки зрения юридической значимости, суд исключает из круга обстоятельств, подлежащих доказыванию, те обстоятельства, которые сочтет не относящимися к делу.

———————————

<5> Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. М., 1976; Гурвич М.А. Избранные труды. Т. I. Краснодар, 2006. С. 544.

Это второй этап, на котором возможны ошибки суда при определении обстоятельств, имеющих значение для дела. Судебная практика показывает, что иногда суд включает в состав обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, обстоятельства, не имеющие правового значения для данного дела, и не исследует факты, необходимые для правильного разрешения спора.

Основной причиной неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела, является некачественная подготовка дела к судебному разбирательству. Несмотря на то что стадия подготовки в гражданском процессе является обязательной по всем видам дел и в соответствии с пунктом первым ст. 152 ГПК РФ определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, является одной из целей предварительного заседания, установленные законом правила подготовки не обеспечивают достижение этой цели.

Как отмечается в юридической литературе, современный подход законодателя к подготовке дела отразил общую тенденцию — развитие состязательности гражданского судопроизводства. По этой причине регулирование подготовки относится не только к суду, но и ко всем лицам, участвующим в деле <6>.

<6> Особенности рассмотрения дел в арбитражном процессе: Практическое пособие / Отв. ред. А.А. Арифулин и И.В. Решетникова. М., 2006. С. 18.

Для состязательного процесса необходимым процессуальным институтом в стадии подготовки является обмен состязательными документами. В ряде зарубежных стран обмен состязательными документами предполагает ограничение во времени представления возражений против иска, а также отзыва на возражения и возражений на отзыв. Заявление возражения по иску является обязанностью ответчика <7>.

<7> См.: Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М., 2006. С 131; Некрошюс В. Подготовка к судебному разбирательству в суде первой инстанции в гражданском процессе Литвы, Латвии и Эстонии. С. 330 — 331; Давтян А.Г. Основные черты реформы гражданского судопроизводства Германии: Новеллы // Гражданский процесс: наука и преподавание / Под ред. М.К. Треушникова, Е.А. Борисовой. М., 2005. С. 316 — 317.

Обмен состязательными документами в российском гражданском процессе предусмотрен в ст. 149 ГПК РФ, однако на практике ответчик часто не выполняет свою обязанность, так как законом не установлены санкции за непредставление в стадии подготовки дела письменных возражений против иска и у суда фактически отсутствуют механизмы воздействия на ответчика. Такое положение нарушает принцип процессуального равноправия сторон, поскольку ответчику всегда направляется копия искового заявления истца и он имеет возможность заблаговременно подготовиться к защите против исковых требований. Истец же часто остается в неведении о тех доводах и обстоятельствах, которые ответчик изложит в своих возражениях в судебном заседании.

Суд в данном случае может быть вынужден изменить свои выводы о юридической квалификации отношений, что, в свою очередь, влечет изменение фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. Такие «сюрпризы», естественно, увеличивают вероятность появления ошибок суда в определении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Статья 150 ГПК РФ определяет действия судьи при подготовке дела к судебному разбирательству. Для правильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела, решающее значение имеют действия судьи, когда он опрашивает истца и ответчика по существу заявленных требований, по обстоятельствам дела, по существу возражений против иска. Очень важным также является в процессе подготовки правильное определение круга лиц, участвующих в деле: соистцов, соответчиков, третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора, замена ненадлежащего ответчика. Несвоевременное выполнение этих процессуальных действий в дальнейшем может повлечь изменение перечня тех обстоятельств, которые должны быть установлены в процессе. Круг обстоятельств, имеющих значение для дела, необходимо уточнять при изменении предмета или основания иска, а также размера исковых требований, при вступлении в процесс третьих лиц с самостоятельными требованиями относительно предмета спора. В случае формального подхода к решению этих вопросов суд может не справиться с задачей определения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения данного дела.

В процессе реформирования гражданского процессуального законодательства судья был освобожден от обязанности самостоятельно собирать доказательства и обеспечивать тем самым полное выяснение судом обстоятельств, имеющих значение для разрешения гражданского дела. Однако обязанность суда по материальному руководству процессом не была закреплена в достаточной степени ясно, чтобы к началу судебного разбирательства круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, был определен, ясен не только судье, но и сторонам, бремя доказывания распределено и закреплено в процессуальных документах.

Статья 147 ГПК устанавливает, что после принятия заявления судья выносит определение о подготовке дела к судебному разбирательству и указывает действия, которые следует совершить сторонам, другим лицам, участвующим в деле, и сроки совершения этих действий. Законодатель не указывает срок вынесения определения о подготовке, устанавливается только пятидневный срок вынесения определения о принятии заявления к производству. Как отмечается в литературе, «по причине большой загруженности судьи чаще всего используют определение о принятии заявления к производству для указания действий по подготовке дела» <8>. В любом случае это делается до начала совершения процессуальных действий по подготовке дела, указанных в ст. 150 ГПК РФ.

———————————

——————————————————————

<8> Особенности рассмотрения дел в арбитражном процессе: Практическое пособие / Отв. ред. А.А. Арифулин и И.В. Решетникова. М., 2006. С. 25.

До получения от сторон полной информации об обстоятельствах дела судья не может правильно определить круг фактов, подлежащих доказыванию. В процессе подготовки и по окончании результаты процессуальных действий не имеют четкого отражения в процессуальных документах, за исключением случаев, когда судом проводится предварительное судебное заседание. Протокол предварительного судебного заседания — единственный документ, который может отразить выполнение обязанности суда по определению обстоятельств, подлежащих доказыванию, если ведение протокола будет осуществляться на должном уровне.

При исследовании аналогичных проблем в арбитражном процессе было высказано предложение о необходимости предусмотреть в законе процессуальную фиксацию судом того, что является предметом доказывания по делу, в виде соответствующей записи в протоколе. Кроме того, установить обязанность суда перед началом каждого судебного заседания напоминать лицам, участвующим в деле, не только об их правах и обязанностях, но и о предмете доказывания по делу, а также их бремени доказывания <9>.

———————————

<9> См.: Пацация М.Ш. О полной и неполной апелляции в арбитражном процессе // Законодательство и экономика. 2005. N 12. С. 58.

Учитывая объективную возможность изменения в процессе круга обстоятельств, имеющих значение по делу, предложение фиксации их в протоколе судебного заседания в принципе представляется правильным. Однако, учитывая качество ведения протокола в судах общей юрисдикции, которое, мягко говоря, не всегда соответствует предъявляемым требованиям, такая форма фиксации столь важных процессуальных действий суда вряд ли может быть признана надежной. Поэтому автору представляется более надежным другой способ фиксации обстоятельств, имеющих значение по делу, о чем будет сказано далее.

В Германии, Литве закон требует от суда для выяснения существенных обстоятельств дела получения от сторон детальных и обстоятельных объяснений. Закон требует давать сторонам необходимые указания заблаговременно, т.е. на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, и подтверждать свои указания документально. Обязанность документальной фиксации указаний суда имеет важное значение для последующего развития процесса, а именно для обжалования судебного решения <10>.

———————————

<10> См.: Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М., 2006. С. 135.

В ГПК Литвы ст. 232 предусматривает в заключительной части подготовки к судебному разбирательству вынесение определения, в котором должны быть указаны «суть требований истца и доказательства, лежащие в их основе, суть возражений ответчика и доказательства, лежащие в их основе, доказательства, которые требует суд по собственной инициативе (в недиспозитивных делах) или по просьбе сторон…» <11>. Витаутас Некрошюс удачно сравнил значение этого определения с «имевшимся в римском ординарном процессе litis contestation (закреплением спора), в ходе которого окончательно фиксировался предмет и основание спора» <12>.

———————————

<11> Некрошюс В. Подготовка к судебному разбирательству в суде первой инстанции в гражданском процессе Литвы, Латвии и Эстонии // Гражданский процесс: наука и преподавание / Под ред. М.К. Треушникова, Е.А. Борисовой. М., 2005. С. 330 — 331.

<12> Там же. С. 330.

Нормы ГПК РФ о подготовке дела к судебному разбирательству только в общем виде определяют подготовительные действия. Обязанность суда по осуществлению материального руководства процессом практически невозможно подвергнуть проверке, поскольку фиксация процессуальных действий не ведется с необходимой полнотой и детальностью. Притом, как справедливо отмечает Е.А. Борисова, требования закона либо игнорируются судом, либо выполняются формально <13>.

———————————

<13> См.: Борисова Е.А. Указ. соч. С. 138.

Вышеизложенное приводит к выводу, что эффективная проверка судебных решений по вопросу о неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, невозможна без надлежащего оформления выводов суда первой инстанции относительно круга этих обстоятельств. В связи с этим представляется необходимым, чтобы в стадии подготовки дела обстоятельства, имеющие значение для дела, и распределение бремени доказывания этих обстоятельств были отражены в отдельном определении суда.

Автор предлагает дополнить ст. 150 ГПК РФ частью четвертой, которая могла бы иметь следующую формулировку: «Судья выносит определение, в котором указывает, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать. Судья направляет или вручает сторонам копию определения с учетом разумных сроков для подготовки к судебному разбирательству».

Наличие такого определения даст возможность проверить вышестоящей инстанции правильность определения судом обстоятельств, имеющих значение для дела, распределения бремени доказывания. В случае невыполнения стороной указаний суда, зафиксированных в определении, это не может свидетельствовать о судебной ошибке и служить основанием для отмены судебного решения. И напротив, если стороне не было указано на существенность обстоятельств, требующих доказывания, такая ошибка суда является основанием для отмены решения.

Как справедливо утверждает В.В. Ярков, фиксация процессуальных юридических фактов служит гарантией осуществления и защиты субъективных процессуальных прав и исполнения обязанностей участников гражданского дела, надлежащей реализации полномочий суда (судьи) в ходе его рассмотрения <14>.

———————————

<14> См.: Ярков В.В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданского процессуального права. Екатеринбург, 1992. С. 86 — 87.