Порядок и сроки рассмотрения надзорного представления прокурора

04-03-19 admin 0 comment

Бызова М.
Законность, 2009.


Представление об устранении нарушений закона, именуемое также надзорным <1>, — сегодня один из ключевых инструментов восстановления законности, нарушенных прав и свобод человека и гражданина, охраняемых законом интересов общества и государства.

———————————

<1> Ергашев Е.Р. Представление как надзорный акт прокурорского реагирования: Учебное пособие. Екатеринбург, 2008. С. 5. Термин «надзорное представление» не следует отождествлять с надзорным представлением, вносимым прокурором на вступившее в законную силу судебное решение.

Полномочие прокурора по внесению этого акта закреплено главным образом в ст. 24 Закона о прокуратуре (далее — Закон). Однако недостатки юридической техники законодателя, выражающиеся в неточности формулировок, неоднозначном построении правовых норм, обусловливают возникновение определенных проблем при его реализации, что в конечном итоге сказывается на эффективности прокурорского реагирования.

Законодатель не конкретизирует основания внесения надзорного представления. До настоящего времени не нашла законодательного разрешения дискуссия о том, что необходимо понимать под термином «закон», надзор за исполнением которого осуществляет прокуратура (п. 1 ст. 1 Закона). Поэтому вопрос о понятии «нарушение закона», призванном определить границы прокурорского надзора и прокурорского реагирования, остается нерешенным, что создает трудности в правоприменении. Не менее важен и практически значим вопрос о порядке и сроках рассмотрения представления.

Установлено, что надзорное представление подлежит безотлагательному рассмотрению, в течение месяца со дня его внесения должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих.

Следовательно, законодатель устанавливает два срока: срок рассмотрения представления и срок реализации мер по устранению нарушений закона. Но понятие безотлагательности в законе не конкретизируется, не приводится и соответствующий временной интервал. «Безотлагательный» означает «спешный, не терпящий отлагательства, промедления» <2>. Исходя из буквального толкования термина, надзорное представление должно быть рассмотрено его адресатом немедленно после получения. В специальной литературе указывается, что это требование закона целесообразно учитывать как необходимость определения руководителем персонального состава исполнителей по внесенному представлению в течение трех дней с момента регистрации акта прокурорского реагирования в соответствующем органе <3>. Но в указанный срок подбирается состав исполнителей представления, а точнее, лиц, которые будут рассматривать представление по существу, проведут дополнительную проверку, если это необходимо, и представят руководству свое заключение о законности и обоснованности внесенного представления. Следовательно, понятие безотлагательности трактуется авторами не как срок рассмотрения представления по существу с принятием окончательного решения, а как срок, предоставленный для организации деятельности по его рассмотрению.

———————————

<2> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: ИТИ Технологии, 2003. С. 41.

<3> Основания наступления административной ответственности за неисполнение законных требований прокурора: Сборник методических рекомендаций по организации надзора за исполнением законов. Часть 1. Пермь, 2005. С. 23.

В большинстве случаев срок рассмотрения представления отождествляется со сроком его исполнения, т.е. сроком принятия необходимых мер. Поэтому зачастую решение об удовлетворении или отклонении представления принимается в течение месяца с момента внесения представления, и нередко — за его пределами.

Следует признать, что правовая норма о безотлагательности рассмотрения представления не действует: не выработаны механизмы ее реализации и контроля за исполнением. Во-первых, незакрепление легального определения понятия «безотлагательность» порождает произвольное его толкование. Во-вторых, не предусмотрена обязанность адресата немедленно сообщать прокурору о принятом решении. Вместе с тем фиксация этой обязанности в законе позволила бы прокурору контролировать фактический срок рассмотрения его представления и исполнение этой нормы закона, а при его отклонении представляла бы возможность оперативного принятия иных мер прокурорского реагирования, что особенно важно, когда требуется немедленное устранение нарушений закона.

Ранее этой цели отвечало предписание прокурора. Но на сегодняшний день вопрос о правовых средствах реагирования, направленных на немедленное устранение нарушений закона, остается открытым. Поэтому представляется целесообразным восстановить право прокурора на внесение предписаний об устранении нарушений закона.

Думается, что потребности в правовой норме о безотлагательном рассмотрении представления с точки зрения фактического ее исполнения нет, поскольку такое рассмотрение не всегда объективно возможно. С другой стороны, подобное требование прокурора, отраженное в представлении, имеет сигнализационное значение, поскольку акцентирует внимание поднадзорного субъекта на важности поставленных вопросов и необходимости оперативного его рассмотрения.

Второй срок, т.е. срок принятия мер по устранению нарушений закона, исчисляется с момента внесения представления. При этом не ясно, что должно пониматься под внесением представления: дата его исходящей регистрации в прокуратуре или дата входящей регистрации у адресата? Нередко срок исчисляется с даты исходящей регистрации представления в прокуратуре. В некоторых случаях для прокуроров более предпочтительно самостоятельное обозначение даты, до истечения которой должны быть приняты меры по устранению нарушений закона и направлен письменный ответ.

Полагаем, что разрешить эту ситуацию поможет законодательное закрепление правила о том, что срок по устранению нарушений закона традиционно включает в себя 30 суток и исчисляется со дня поступления представления адресату. Это позволит более точно отразить идею законодателя (а она видится именно в этом) и пресечь уменьшение этих сроков прокурорами. Для реализации указанного положения и усиления контроля за рассмотрением актов реагирования прокуроры должны будут предельно сокращать интервал между датой подготовки представления, его регистрации в качестве исходящей корреспонденции и датой входящей регистрации у адресата.

Еще одна проблема, возникающая на практике, вызвана тем, что редакция абз. 2 п. 1 ст. 24 Закона недостаточно конкретна. В нем говорится, что в течение месяца со дня внесения представления должны быть приняты меры, а об их результатах должно быть сообщено прокурору в письменной форме.

Во-первых, из приведенной нормы прямо не следует, что это сообщение должно направляться прокурору в течение месяца с момента внесения представления. Предложение, из которого состоит абзац, сложносочиненное. Простое предложение, в которое облечена норма о сообщении прокурору результатов принятых мер, — самостоятельная часть сложносочиненного предложения и не подчинено первой части, закрепляющей срок принятия мер по устранению нарушений закона. Следовательно, только с помощью метода логического, но не грамматического толкования можно соотнести срок сообщения ответа прокурору с месяцем, в течение которого должны быть приняты меры по устранению нарушений закона, и сделать вывод, что такой ответ должен направляться в течение месяца с момента внесения представления.

Во-вторых, ст. 24 Закона не предусматривает обязанности поднадзорного субъекта направлять прокурору ответ о результатах рассмотрения представления. Законодатель употребляет здесь словосочетание «результаты принятых мер», под которым следует понимать итог действий, предпринимаемых во исполнение требований прокурора. Если представление отклонено, т.е. меры по восстановлению законности не принимались, об их результатах и говорить не приходится. Поскольку результатов принятых мер нет в связи с их непринятием, то, исходя из логики законодателя, поднадзорному субъекту не о чем сообщать прокурору. Поэтому он вправе вообще не направлять ему какого-либо ответа.

Подобное законодательное закрепление процедуры рассмотрения представления фактически дискредитирует полномочие прокурора требовать ее соблюдения, а в случае нарушения возбудить дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 17.7 КоАП. При рассмотрении дела об административном правонарушении, выразившемся в несообщении прокурору о результатах принятых мер, суд может буквально истолковать эту норму. Если надзорное представление прокурора было отклонено, а сообщение об этом не направлялось, суд вправе вынести постановление о прекращении производства по делу за отсутствием состава административного правонарушения, поскольку сообщение о результатах принятых мер и сообщение о результатах рассмотрения представления — два разных понятия. Прекращение производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 17.7 КоАП, возможно и в том случае, если ответ прокурору был направлен за пределами месячного срока, поскольку законодатель не определил порядок его исчисления, не возложил на поднадзорный субъект обязанность направления ответа именно в указанный срок.

Некоторые из обозначенных правовых пробелов прокуроры восполняют самостоятельно, включая соответствующие требования в резолютивную часть представления. Это объясняется стремлением повысить результативность их деятельности. Но подобные требования не подкреплены мерами государственного принуждения, что негативно сказывается как на эффективности прокурорского реагирования, так и на активности самих прокуроров, объективно оценивающих несостоятельность существующего властного полномочия.

Возможно, по этой причине ни в статистических отчетах органов прокуратуры, ни в порядке единовременного предоставления информации нет данных, отражающих количественный показатель деятельности прокуратуры по привлечению поднадзорных субъектов к административной ответственности за нарушение процедуры рассмотрения актов реагирования.

Указанное позволяет прийти к выводу, что наряду с расширением полномочий прокуратуры одно из основных направлений повышения эффективности ее деятельности — более детальная регламентация уже имеющихся полномочий, в частности по внесению надзорного представления.