Гражданское общество и правовое государство: ценности и приоритеты в сфере борьбы с преступностью. Роль адвокатуры в их защите

04-03-19 admin 0 comment

Мартынчик Е.Г.
Электронный ресурс, 2009.


Проблемы гражданского общества и правового государства не выходят из поля зрения многих исследователей на протяжении веков, но своей актуальности не утрачивают. Это вполне естественно, поскольку формирование гражданского общества и правового государства на различных исторических этапах и в различных странах имеет как общие закономерности, так и особенности, обусловленные уровнем социально-политического, экономического, духовно-культурного развития, развитости демократических институтов власти, а также вдумчивым и терпимым отношением к появляющимся новым демократическим образованиям.

Одним из таких институтов, вызванных к жизни демократическими преобразованиями на постсоветском пространстве, в странах СНГ является адвокатское расследование, представляющее несомненный научно-практический интерес для самой острой сферы общественных отношений — борьбы с преступностью, уголовного судопроизводства и правосудия по уголовным делам.

Адвокатское расследование как институт нового российского уголовно-процессуального права не было предметом обстоятельной и всесторонней разработки именно в условиях формирования гражданского общества и демократического правового государства. Тем более что создание их — это задача перспективная, а не решенная, несмотря на то что ст. 1 Конституции Российской Федерации провозглашает Россию как демократическое федеративное правовое государство. Подобные сиюминутные преобразования просто невозможны сразу же после развала тоталитарного режима.

Возможно, поэтому государства, появившиеся на развалинах фашизма, не продекларировали себя правовыми. Их движение к данной цели продолжается до сих пор, хотя истоки доктрины о гражданском обществе и правовом государстве восходят к древности, возникли на территориях, ныне принадлежащих демократическим европейским странам. Более того, несколько веков тому назад их мыслители заложили основы современного учения о правовом государстве и гражданском обществе.

В первую очередь, имеется в виду философия права Георга Вильгельма Фридриха Гегеля, выдающегося немецкого мыслителя, который особое место отводил исследованию проблем гражданского общества и государства <2>. Один из принципов гражданского общества великий философ видел в том, что конкретное лицо есть для себя особенная цель и целостность потребностей <3>. В современных условиях этот принцип обусловливает необходимость разработки проблемы ценностей и приоритетов в различных сферах социальной и государственной жизни, в том числе в сфере борьбы с преступностью, уголовного процесса и правосудия по уголовным делам, а также выработки и закрепления правовых мер, средств и механизмов охраны и защиты жизненных ценностей и благ конкретного лица.

———————————

<2> Гегель Г.В. Фридрих. Философия права. М.: Изд-во «Мысль», 1990. С. 227 — 378.

<3> Гегель Г.В. Фридрих. Философия права. С. 227.

Если государство представляет собой единство различных лиц, единство, выражающееся в общности, то в гражданском обществе — каждый для себя <4>. Именно это общество охраняет и защищает индивида, личность от излишней опеки, тем более произвола государства, его вмешательства в частную жизнь человека и гражданина. Следовательно, гражданское общество является инструментом, который призван, с одной стороны, выражать и охранять интересы человека, его ценности и блага, а с другой — сдерживать и ограничивать возможности государства по вмешательству, вторжению в частную жизнь человека и гражданина. Эта функция гражданского общества особенно важна в сфере уголовного судопроизводства, расследования и рассмотрения уголовных дел, где закон допускает ограничение или лишение различных ценностей и благ человека.

———————————

<4> Гегель Г.В. Фридрих. Философия права. С. 228.

В связи с этим важнейшее значение имеет четкое уяснение того, какие приоритеты и ценности характерны для правового государства и гражданского общества, какие пути и меры их защиты имеются для совершенствования юридических механизмов обеспечения охраны прав, свобод и законных интересов личности. Рассмотрим каждый из аспектов одной из актуальных социальных, политических и юридических проблем, глубоко затрагивающих конституционно-правовой статус личности в Российской Федерации, который опирается на международные стандарты и регламентации национального законодательства, существующие в рассматриваемой сфере.

В данном отношении концептуальное значение имеет положение о том, что «жизнеспособная демократия зависит от существования как составной части национальной жизни ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ (выделено мною. — Е.М.) и практики, а также широкого круга демократических институтов» (Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 г) <5>. К числу таких демократических ценностей относятся права, свободы и законные интересы человека.

———————————

<5> Права человека и судопроизводство: Сборник международных документов. Варшава, 1996. С. 39.

Вот почему, определяя шкалу ценностей, международно-правовые акты в первую очередь включают в нее право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность, а также на признание правосубъектности (ст. ст. 3, 6 Всеобщей декларации прав человека); право на равную защиту закона от какой бы то ни было дискриминации, от вмешательства в личную и семейную жизнь, от посягательств на честь и репутацию (ст. ст. 7, 12 Всеобщей декларации прав человека); право владеть имуществом (ст. 17 Всеобщей декларации прав человека) <6>.

———————————

<6> Там же. С. 7, 8.

Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г., развивая идеи и положения об охране человеческих ценностей и благ в современном мировом сообществе, акцентирует внимание на том, что «признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира» <7>.

———————————

<7> Там же. С. 97.

Для достижения этих целей названный акт в комплексе ценностей и благ, охраняемых законами, включает право жертвы злоупотребления властью или должностным положением на компенсацию, право каждого приговоренного к смертной казни просить о помиловании или смягчении приговора, право на эффективную правовую защиту лиц, свободы и интересы которых нарушены, право на свободу мысли, совести и религии, право искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ устно, письменно или посредством печати <8>.

———————————

<8> Там же. С. 99, 101.

Обращает на себя внимание тот факт, что Всеобщая декларация прав человека, Международные пакты о гражданских и политических правах, Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ содержат самостоятельную и большую группу ценностей и благ лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, в силу этого обусловливающих необходимость особой их защиты и охраны. Охраняемые ими ценности и блага касаются жизни, здоровья, чести, достоинства, свободы и неприкосновенности человека, его собственности, жилища и т.д.

В частности, названные международно-правовые акты закрепляют право каждого на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом; обвиняемого считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты; на проверку и решение судом вопроса о законности его задержания и ареста; знать причины ареста и характер предъявленного обвинения; при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения на справедливое и открытое разбирательство компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона; в судебном разбирательстве защищать себя лично или посредством выбранного им самим защитника; на жизнь, исключающее применение смертной казни за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет, и неприведение в исполнение ее в отношении беременных женщин <9>.

———————————

<9> Там же. С. 8, 33, 98, 99.

Важно подчеркнуть, что демократические ценности и блага человека в сферах социальной, гражданской, политической, а также в сфере юстиции международно-правовые акты определяют и раскрывают через такие категории, как права, свободы, законные интересы, а также гарантии их. Именно они образуют систему, комплекс ценностей и благ человека, которые составляют предмет охраны и защиты каждого национального государства и функционирующего в нем законодательства. В отношении последних международно-правовые акты выступают как стандарты, которые должны найти отражение в национальных правовых системах.

Наряду с ценностями и благами человека, охраняемыми и защищаемыми на международном и национальном уровнях, международно-правовые акты выделяют и приоритеты правового государства, на которых оно в первую очередь должно сосредоточить свои внимание и усилия, если речь идет о защите человеческих ценностей и благ. Анализ Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ, Парижской хартии для новой Европы, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод <10> позволяет прийти к ряду важных выводов относительно приоритетов, реализуемых, охраняемых и защищаемых нормами перечисленных и иных документов. Они в первую очередь в число такого рода приоритетов включают: признание и полное принятие как высшей ценности человеческой личности <11>; полное выражение достоинства, присущего человеческой личности <12>; недопустимость обвинения и осуждения судом за уголовное преступление, если оно не предусмотрено законом <13>; обеспечение верховенства закона на национальном уровне <14>; обеспечение каждому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективных средств правовой защиты, если даже нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве <15>; обеспечение применения компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются <16>.

———————————

<10> Там же. С. 5, 29, 45, 95, 235.

<11> Там же. С. 32.

<12> Там же. С. 32.

<13> Там же. С. 33.

<14> Там же. С. 33.

<15> Там же. С. 97.

<16> Там же. С. 97.

Как видим, важнейшие международно-правовые акты, составляющие фундамент статуса человека и гражданина, определяющие их жизненные блага и ценности, а также приоритеты государства в охране и защите таковых, в действительности устанавливают, закрепляют каждое из слагаемых: шкалу благ и ценностей; приоритеты в деятельности государства по охране названных ценностей и благ; формы и средства правовой защиты рассмотренных ценностей и благ личности; ответственность правового государства за эффективную реализацию, охрану и защиту прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

В системе средств правовой защиты особую роль играют адвокатура, независимые и беспристрастные судьи <17>. Применительно к предмету настоящего изучения проблемы адвокатское расследование необходимо рассматривать как важный элемент правовой защиты, причем как на уровне международно-правовых стандартов, так и предписаний российского национального законодательства. Об этом пойдет речь после рассмотрения того, как урегулированы в праве Российской Федерации вопросы об охране и защите ценностей и благ личности, какие приоритеты здесь установило правовое государство и насколько реальны гарантии тех и других.

———————————

<17> Там же. С. 8, 32, 33, 35, 47, 71, 97, 99, 100.

Канва исследования перечисленных вопросов определяется концептуальным положением, согласно которому принцип справедливости составляет основу правового государства, а последнее не просто декларирует формальную законность, обеспечивающую регулярность и последовательность в достижении и поддержании демократического порядка, но и справедливость, основанную на признании и полном принятии высшей ценности человеческой личности и гарантируемую учреждениями, образующими структуры, обеспечивающие ее наиболее полное выражение <18>. Далее Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 г. акцентирует внимание на том, что «жизнеспособная демократия зависит от существования как составной части национальной жизни демократических ценностей и практики, а также широкого круга демократических институтов» <19>.

———————————

<18> Там же. С. 32.

<19> Там же. С. 39.

Не вдаваясь в анализ подробностей о том, насколько жизнеспособна российская демократия на современном этапе развития общества и государственности, все-таки надо исходить из того, что гражданское общество и правовое государство в России — это историческая перспектива, но не реалии сегодняшнего дня, несмотря на конституционную декларацию: Российская Федерация есть демократическое федеративное правовое государство (ч. 1 ст. 1 Конституции Российской Федерации).

Тем не менее ценности, блага, приоритеты, находящиеся под защитой Российского государства и общества на современном этапе их развития, ориентированы на то, что в основе демократии лежат уважение человеческой личности и верховенство закона <20>. Учитывая это, национальное право Российской Федерации предусматривает и закрепляет соответствующие положения, которые демократичны и справедливы.

———————————

<20> Там же. С. 47.

В первую очередь имеется в виду ст. 2 Конституции Российской Федерации, в соответствии с предписаниями которой человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. В действительности приведенные положения неразрывно взаимосвязаны и означают, что, с одной стороны, в полном соответствии с международными стандартами Россия провозглашает такие приоритеты, как человек, его права и свободы.

К этому следует добавить также и законные интересы личности, названные законами в числе приоритетов жизнедеятельности государства. Так, в п. 1 ст. 1 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» сказано, что адвокаты оказывают квалифицированную юридическую помощь в целях защиты прав, свобод и интересов физических и юридических лиц <21>. Уголовное судопроизводство, как предусмотрено в ч. 1 ст. 6 УПК Российской Федерации, предназначено прежде всего для «защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений» <22>. С другой стороны, назначение уголовного процесса состоит и в том, чтобы защитить личность от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (п. 2 ст. 6 УПК). Государство не только провозгласило приоритеты своей деятельности, но и взяло на себя труднейшую задачу, состоящую в провозглашении, соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов личности. Решение данной задачи возложено на правоохранительные органы, в систему которых входит также и российская адвокатура <23>. Именно как институт гражданского общества и орган профессиональной правоохраны адвокатура успешно справляется с возложенными на нее социально значимыми задачами. Исключение же адвокатуры из системы правоохранительных органов, составными частями которой могут быть и негосударственные образования, означало бы существенное ослабление правового механизма защиты и охраны жизненных ценностей и благ человека, и прежде всего в сфере судопроизводства, правосудия. Между тем в государстве не могут быть выше прав человека и гражданина никакие другие ценности <24>.

———————————

<21> Российская газета. 2002. 5 июня.

<22> Там же.

<23> Существует и иной взгляд на статус и роль адвокатуры в государстве. См., напр.: Сергеев В.И. Проблемы правоприменения Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Адвокатская практика. 2002. N 5. С. 9 — 10.

<24> Золотарев В.А. Военная безопасность государства Российского. М., 2001. С. 197.

Только в гражданском обществе и правовом государстве наиболее тесно взаимосвязаны и взаимодействуют такие сферы жизнедеятельности, как социально-политическая, экономическая, законотворческая, правоприменительная. Введение института адвокатского расследования — это путь к преодолению процессуальной скованности и ограниченности субъектов, осуществляющих защиту собственных либо представляемых интересов по уголовным делам.

С точки зрения формирования гражданского общества важна следующая гегелевская установка: «Способствуя осуществлению моей цели, я способствую и осуществлению всеобщего, а оно в свою очередь способствует осуществлению моей цели» <25>. Всеобщая цель — введение в уголовном судопроизводстве адвокатского расследования как эффективной формы реализации субъективного права единичного и всеобщего. Более того, адвокатское расследование согласно концепции гражданского общества и правового государства есть «средство к существованию и благо единичного и его правовое наличное бытие переплетены со средствами существования, БЛАГОМ И ПРАВОМ ВСЕХ (выделено мною. — Е.М.), основаны на этом и только в этой связи действительны и обеспечены» <26>.

———————————

<25> Гегель Г.В. Фридрих. Философия права. М., 1990. С. 229.

<26> Там же. С. 228.

Значит, введение адвокатского расследования в российском уголовном судопроизводстве как эгоистической цели соответствующих участников уголовного процесса — потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, — это правовое наличное бытие, которое служит интересам каждого и всех, всего общества. И в первую очередь интересам личности, индивидуума, ибо в гражданском обществе каждый для себя — цель, все остальное для него ничто <27>. Итак, гражданское общество — это наличное правовое бытие, призванное удовлетворять разумные эгоистические цели. Одна из них — адвокатское расследование как средство правового бытия, защиты жизненных благ и ценностей человека и гражданина, находящихся в экстремальной ситуации, а это благо для личности и социума, признанное мировым сообществом.

———————————

<27> Там же.

В полном соответствии с международными актами о правах человека Конституция Российской Федерации и основанные на ней другие федеральные законы ценности и блага личности раскрывают через систему субъективных прав, свобод и законных интересов. Более того, современное российское право значительно расширило шкалу такого рода ценностей и благ, включив в нее также и неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, свободу мысли, право участвовать в референдуме, отправлении правосудия, право частной собственности, право на охрану интеллектуальной собственности, право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 29, ч. ч. 2, 5 ст. 32, ч. 1 ст. 35, ч. 1 ст. 44, ч. 2 ст. 45, ст. 53 Конституции Российской Федерации).

В сфере уголовного судопроизводства гуманные и справедливые предписания ст. 53 Конституции РФ гарантирует институт реабилитации, регламентирующий порядок восстановления прав и свобод лица, необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения ему причиненного вреда (УПК Российской Федерации). Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах (ч. 1 ст. 133 УПК) <28>.

———————————

<28> Подробно об институте реабилитации см.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2002. С. 232 — 241; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2002. С. 200 — 207.

В механизме реабилитации и защиты субъективных прав личности в уголовном судопроизводстве особая роль принадлежит адвокату-защитнику. Такая роль отведена ему законом об адвокатской деятельности и адвокатуре, уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, которое признало адвокатуру профессиональным сообществом, институтом гражданского общества, независимым от органов власти и местного самоуправления; закрепило принципы организации и деятельности адвокатуры; установило новый порядок и основания приобретения статуса адвоката; запретило адвокату заниматься иной деятельностью, кроме профессиональной, а также научной, преподавательской и иной творческой; предоставило адвокату возможность страховать риск его ответственности за итоги своей профессиональной деятельности (п. 1 ст. 2, ст. ст. 3, 9 — 19 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

В процессуально-правовом плане закон тоже выделяет адвоката-защитника из числа иных участников уголовного судопроизводства. Это проявляется в том, что из десяти статей главы седьмой «Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты» УПК Российской Федерации пять, т.е. половину, посвящает регламентации участия защитника в уголовном процессе. Эти нормы регулируют широкий круг вопросов, связанных с деятельностью адвоката-защитника по уголовным делам: понятие защитника; круг субъектов, допускаемых в качестве защитников (среди них закон в первую очередь называет адвокатов); момент, с которого допускается участие адвоката в деле; приглашение, назначение и замену адвоката; обязательное участие защитника-адвоката в уголовных делах; отказ от защитника; полномочия защитника-адвоката (ст. ст. 49, 50, 51, 52, 53 УПК Российской Федерации).

Урегулированный законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре приоритет роли адвоката как субъекта защиты в уголовном процессе правилен и обоснован, в первую очередь предписаниями ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации, провозглашающей право каждого человека и гражданина на квалифицированную юридическую помощь. Такую же помощь в уголовном процессе способен оказать только адвокат, профессионально и практически подготовленный к тому, чтобы в действительности оказывать квалифицированную юридическую помощь.

Вполне естественно, что дальнейшие конституционные регламентации как раз и касаются деятельности адвоката по уголовным делам. Речь идет о том, что согласно ч. 2 ст. 48 Конституции Российской Федерации каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Анализ приведенных конституционных норм позволяет прийти к выводу о том, что такой институт гражданского общества, как адвокатура, является гарантом провозглашенного правовым демократическим государством права каждого человека и гражданина на квалифицированную юридическую помощь и права на защиту по уголовным делам. Эти основополагающие начала судопроизводства получили развитие и детализированы во многих нормах нового УПК Российской Федерации.

Благодаря тому что адвокатура является гарантом конституционных прав на квалифицированную юридическую помощь и на защиту по уголовным делам, суд, прокурор, следователь, дознаватель имеют реальную возможность выполнить возложенную на них законом обязанность обеспечить участие защитника в уголовном деле, если адвокат не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, его законным представителем (ч. 3 ст. 51 УПК Российской Федерации) <29>.

<29> Подробнее об этом см.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2002. С. 106 — 114; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2002. С. 96 — 104.

Анализ конституционного и уголовно-процессуального законодательства позволяет утверждать об эволюции как статуса адвоката и адвокатуры, так и осуществляемых ими публично-правовых ролей, средств и способов их реализации. Именно разработка последнего аспекта имеет весьма важное значение для теории и правоприменительной деятельности, осуществляемой российской адвокатурой как институтом гражданского общества.