Казнить нельзя помиловать: проблема запятой

04-03-19 admin 0 comment

Дмитриев Ю.
Эж-Юрист, 2009.


Проблема отмены смертной казни в России из морально-нравственной дилеммы переросла в цепь юридических небрежностей, допущенных самыми разными органами государственной власти и отдельными должностными лицами.

Начнем со знаменитой ст. 20 Конституции, поставившей под сомнение целесообразность применения смертной казни в нашей стране. Смертная казнь отменялась в России неоднократно. Но впервые вопрос о ее целесообразности был поднят на конституционный уровень. Однако сама формулировка «вплоть до ее отмены» породила больше вопросов, чем ответов. Кто должен отменить казнь, какой орган, в какие сроки? Все эти вопросы так и остались без ответов. Единственное, что однозначно вытекало из смысла этой статьи: установление смертной казни — прерогатива законодателя, то есть Государственной Думы. Но именно Дума, точнее, пять ее созывов, постоянно уклонялась от решения этого вопроса. Понять депутатов можно: если 63% опрошенных граждан выступают против данного решения, то даже депутатские списки не защитят народных избранников от критики этого заведомо непопулярного решения.

Дальше последовала череда неправовых решений. Под давлением Совета Европы Президент Б.Н. Ельцин подписал Указ от 16.05.96 N 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы», в котором попытался найти консенсус с депутатами и подтолкнуть их к законодательной отмене смертной казни. Однако готовый проект Уголовного кодекса уже прошел два чтения и депутаты не стали его менять. Хотя в тот момент у них был наиболее благоприятный повод для прямой отмены смертной казни в связи с реформой всего уголовного закона. В результате спустя восемь дней Кодекс был принят Думой в окончательном чтении и вступил в силу 01.01.97.

К чести авторов этого закона необходимо заметить, что число составов преступлений, за которые устанавливалась смертная казнь, существенно сократилось — с 17 до 5. Однако предписание ст. 20 Конституции так и не было выполнено.

Следующим шагом Б.Н. Ельцина было подписание 16.04.97 Протокола N 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, отменяющего применение смертной казни в мирное время. Затем этот акт, как того и требует закон, 06.08.99 был внесен на ратификацию в Государственную Думу. Однако Дума его не ратифицировала, полагаясь на мнение избирателей, но и не денонсировала, опасаясь гнева Президента. И в таком состоянии этот акт находится в Думе более 10 лет!

В своем заявлении уполномоченный по правам человека В.П. Лукин утверждает, что Россия обязана выполнять предписание Протокола N 6 (см.: Российская газета. 2009. 6 нояб.). Хотя это заявление как по форме, так и по содержанию не основано на законе.

Очевидно, предвидя реакцию депутатов, Верховный Суд РФ запросил по этому вопросу мнение Конституционного Суда, и тот нашел выход из сложившегося положения, сославшись на отсутствие в большинстве субъектов Федерации суда присяжных (Постановление от 02.02.99). Действительно, в тот момент суды присяжных были созданы только в девяти субъектах Федерации. На сегодняшний день суды этого типа отсутствуют только в Чечне. Но и здесь выборы муниципальных органов власти 11.10.2009 устранили последнее препятствие на пути их создания. В связи с этим ВС РФ вновь обратился с запросом в КС РФ, как быть с дальнейшим действием моратория на применение смертной казни. И Суд принял весьма спорное, на наш взгляд, решение о продлении моратория на все время процесса ратификации Протокола N 6. Таковы факты.

Теперь их оценка. За время действия моратория на применение смертной казни (более 10 лет) приговоры о пожизненном заключении вынесены в отношении 1600 преступников, что составляет менее 1,5% от общего числа осужденных к лишению свободы. Эта цифра ничтожно мала и не может существенно повлиять на состояние преступности в РФ. Практика помилования данной категории осужденных Президентом в нашей стране отсутствует. То есть можно считать, что исключительной мерой наказания по факту стало лишение свободы пожизненно. Не секрет, что нахождение в местах лишения свободы в России без перспектив выхода из них — это наказание страшнее смертной казни.

Суть юридической стороны проблемы состоит в том, что избираемые гражданами лица уклоняются от выполнения своих обязанностей в свете угрозы негативного отношения к ним избирателей.

На самом деле вопрос должен быть решен гораздо проще. Президент или вносит в Государственную Думу проект закона о замене смертной казни пожизненным заключением по тем пяти составам преступления, которые сохранились в действующем УК РФ, или выносит на всероссийский референдум в единый день голосования 10.03.2010 вопрос об отмене смертной казни, что повлечет в случае положительного решения обязательную ревизию УК РФ. Однако на положительное решение населения рассчитывать не приходится.

Какие возможны последствия? Для депутатов Думы при выполнении воли Президента — негативная реакция населения. Для Президента в случае негативных итогов референдума — неудовольствие Совета Европы. Полагаем, это можно пережить. Пока еще нет прецедентов исключения страны из этого органа, а для вступления России в Европейский союз, видимо, нет никаких оснований (большое в малое не вступает).

Есть еще два пути, но гораздо менее приемлемых: ратифицировать Протокол N 6 и затем изменить УК РФ. Или провести пересмотр второй главы Конституции и объявить в ней применение смертной казни незаконным. Но для этого необходимо созвать Конституционное Собрание, для чего пока нет законных оснований.

Так или иначе, прикрывать решениями Конституционного Суда РФ очевидную коллизию между действующим законодательством и судебной практикой государству, называющему себя правовым, не к лицу. Пора проявить политическую волю.