Проблемы становления общественных наблюдательных комиссий

04-03-19 admin 0 comment

Арефьева Л.В.
Электронный ресурс, 2009.


В конце сентября 2008 г. Президентом РФ Д. Медведевым было дано поручение государственным ведомствам и службам, органам законодательной и судебной власти представить конкретные предложения по сокращению количества людей, приговариваемых к лишению свободы. А к тому времени (1 сентября) вступил в силу Федеральный закон от 10 июня 2008 г. N 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания».

Принятие этого Закона правозащитники лоббировали давно — еще с тех времен, когда вступил в действие новый Уголовный исполнительный кодекс, ликвидировавший старые наблюдательные комиссии. Новый механизм доступа общественности в закрытые учреждения был прописан в новом Федеральном законе. На то, чтобы он появился, понадобилось более 10 лет.

В группу тюремных лидеров наша страна входит давно, и не потому, что у нас криминальный взрыв и приходится много сажать (уровень регистрируемой преступности в России в несколько раз меньше, чем в цивилизованных странах), а потому, что суды назначают огромные сроки наказания к лишению свободы всем, кто угодил в конвейер уголовного правосудия. В странах Западной и Центральной Европы люди, оказавшиеся в конфликте с законом, попадают за решетку чаще, чем у нас. Но средние сроки наказания в этих странах исчисляются месяцами (от 2 до 8 месяцев). Там, где этот показатель превышает один год (в Испании, например, около 13 месяцев), как правило, невысок и уровень жизни. Их относят к государствам с разорительной экономикой: что называется, они «живут не по карману». В России средний срок наказания измеряется годами, уже 10 лет как он составляет от 5 до 7 лет <1>.

———————————

<1> См.: Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 25.

В Республике Дагестан общее количество осужденных и находящихся под следствием на сентябрь 2008 г. — 6403. Число преступлений, совершаемых несовершеннолетними, увеличивается с каждым годом. К настоящему времени наблюдается определенная тенденция повышения их доли среди осужденных. Так, если в 2005 г. их было 585 из 8012, то в 2006 г. — 640 из 8489, а в 2007 г. — 641 из 9145. В республике, как и по всей стране, происходит омоложение преступников. В таком же соотношении и число женщин, совершивших преступления: в 2005 г. — 1234 из 8012; в 2006 г. — 1143 из 8489; в 2007 г. — 1265 из 9145 и на сентябрь 2008 г. — 802 из 6403. Большое количество преступлений совершается безработными и неучащимися, их доля составляет 70% всех преступлений, совершенных на сентябрь 2008 г. Возраст лиц, совершивших наибольшее количество преступлений (44,6%), составляет 30 — 49 лет.

Согласно закону в Республике Дагестан сформирована общественная наблюдательная комиссия, которая начала свою работу по осуществлению контроля за деятельностью закрытых учреждений Федеральной службы исполнения наказаний (исправительно-трудовые колонии и следственные изоляторы), Министерства внутренних дел (следственные изоляторы временного содержания), Минобороны (штрафные изоляторы и дисбаты). Закрытые учреждения Минобразования (закрытые училища для несовершеннолетних) тоже входят в этот список. Под действие Закона не попали психиатрические лечебные заведения, заведения интернатного типа и детские дома, которые многие правозащитники тоже считают закрытыми учреждениями.

Мнения экспертов гражданского общества изначально разделились относительно самого Закона. Большинство из них считают, что Закон плохой и не соответствует чаяниям правозащитников. Основную критику вызывают те его положения, согласно которым проверки, проводимые общественниками, должны быть предварительно согласованы с проверяемым ведомством. И поэтому сейчас вообще не нужно ничего делать — ведь общественные наблюдатели все равно будут действовать по указке власти.

Мы считаем, что основная задача наблюдательных общественных комиссий — прежде всего противодействовать пыткам, массовым нарушениям прав задержанных, арестованных, осужденных на всех стадиях административного и уголовного лишения свободы и во всех учреждениях, начиная от так называемых обезьянников и кончая колониями, и это главная задача общественников. Общественный контроль в этой сфере должен отвечать одному основному условию: контроль без предупреждения, без согласования с подконтрольными организациями. А в соответствии с принятым Законом, общественности необходимо утвердить план посещений с указанием конкретного учреждения и времени у руководства тех органов, которым эти места изоляции подчиняются. То есть общественный контроль на 90% теряет смысл. И Закон, который так долго продвигался правозащитным сообществом, принятие которого требовали ускорить президенты РФ, в результате превратился в муляж. Это печально, потому что исправить закон еще сложнее, чем его принять. И все же этот Закон — большой шаг вперед, хотя некоторые правозащитники высказывают сомнения относительно его эффективности: закон еще сырой и требует доработки. И есть необходимость внести в него соответствующие изменения:

1. В список проверяемых учреждений внести психиатрические лечебные заведения, заведения интернатного типа и детские дома.

2. Осуществлять контроль без предупреждения, без согласования с подконтрольными организациями.

Также в Законе важна сама идея партнерства представителей гражданского общества и ведомств — ФСИН, МВД и др. Ведь задача не просто пальцем погрозить тюремщикам, а улучшить систему.

В большинстве субъектов РФ правозащитников практически не пускают в учреждения, где отбывают наказание и проводят предварительное следствие. Лишь в отдельных регионах власти считают, что люди с воли приносят реальную пользу заключенным, снижают социальную напряженность внутри зон, и там правозащитники имеют возможность посещать колонии и следственные изоляторы. Этот мостик между обществом и изоляцией все же существует, и он способствует менее болезненному возврату заключенных к нормальной жизни. Смысл работы правозащитников — не только защитить права человека, но и помочь ему вернуться в общество неозлобленным, быстро адаптироваться. Поэтому мы считаем, что в этом смысле новый Закон — определенный прогресс. Закон хоть и имеет недостатки, но позволяет на законных основаниях посещать закрытые места. В остальном же многое будет зависеть от тех людей, которые вошли в наблюдательные комиссии.

Самые больные места — изоляторы временного содержания (ИВС) системы МВД, которые в народе прозвали «обезьянники». В них подозреваемых в совершении преступления на законных основаниях могут содержать до 48 часов, после чего человеку должны либо предъявить обвинение и избрать меру пресечения, либо отпустить. В ИВС совершается очень много нарушений прав человека. Там из подозреваемых зачастую пытаются выбить признательные показания. И нередко люди, попавшие в «обезьяннике» под жесткий прессинг, оговаривают себя, признаются в преступлениях, которые не совершали. Но и по отношению к виновникам преступления применение пыток и насилия — это тоже нарушение прав человека. В первую очередь именно такие места хорошо бы посещать без уведомления.

Сегодня количество надзирателей в тюремной системе постоянно увеличивается. Это абсолютно тупиковый путь. Поэтому необходимо усиливать реабилитационную составляющую. В зонах должно быть больше психологов, других специалистов, должно работать больше реабилитационных программ. Только таким образом можно снижать уровень внутритюремной преступности и снимать напряжение, которое там сегодня существует. Система — в данном случае речь идет о тюремной системе — изначально не очень склонна принимать идеи гражданского общества. А новый Закон создает платформу для диалога, он провоцирует и гражданское общество, и ведомство на то, чтобы вырабатывать единые взгляды и технологии реформирования системы.

Что касается недоработок, которые следует устранить в Законе об общественном контроле, то некоторые правозащитники проводят параллели с Законом об альтернативной службе. Он тоже нуждается в доработке. Тем не менее он работает и приносит какую-то пользу, а в ходе практики его применения выявилось множество вопросов, которые до принятия Закона вообще не возникали. Думаем, что после того, как механизм общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания начнет действовать в полную силу, в Законе могут появиться новые грани, а в деятельности ОНК — новые формы работы.

В целом можно отметить следующие перспективы в развитии деятельности общественной наблюдательной комиссии. ОНК может предотвратить рост социальной напряженности в местах лишения свободы, снизить количество протестных акций заключенных, которые участились в последние годы, тем более что они создают угрозу для жизни и здоровья вольных граждан, проживающих в жилых районах, прилегающих к тюрьмам и колониям. Поэтому в работе ОНК очень важно, чтобы ее члены не просто регистрировали нарушения прав человека, а активно участвовали в жизни учреждений в ходе реформы исправительной системы, в том числе посредством проведения следующих мероприятий:

если в каких-то учреждениях назревает конфликт, то члены ОНК должны использовать все свои возможности, чтобы предотвратить его.

Необходимо разрабатывать систему взаимодействия членов комиссии с сотрудниками пенитенциарной системы, чтобы соблюдение прав человека стало законом для всех.

Систематически проводить в колониях (женской, детской, мужской) «Вечер вопросов и ответов, бесед и консультаций» с привлечением необходимых специалистов: юристов, педагогов, психологов, социальных работников.

В воспитательной детской колонии систематически проводить дискуссию «На что я имею право», привлекая к работе представителей Комитета по делам молодежи и студентов юридического факультета.

Вывесить «Ящик доверия» для лиц, которые по каким-либо причинам не могут прийти на прием в ОНК.

В воспитательной колонии проводить спортивные мероприятия между несовершеннолетними осужденными и детьми, занимающимися в спортивных секциях.

Проводить в исправительных учреждениях семинар «Обеспечение охраны интересов осужденных лиц, содержащихся под стражей».

Организовывать встречу несовершеннолетних заключенных с органами государственной власти, правоохранительными органами и духовенством по профилактике религиозно-политического экстремизма учитывая обстановку на Северном Кавказе и, в частности, Дагестане.

Общественные наблюдательные комиссии могут играть большую роль в том, чтобы атмосфера и взаимоотношения в колониях между сотрудниками и заключенными стали нормальными, а конфликты не разрешались в такой острой форме, в какой мы наблюдали раньше.