Соблюдение законности при наложении и исполнении дисциплинарных взысканий на осужденных

04-03-19 admin 0 comment

Уласень В.
Законность, 2009.


Статьи 115 — 117 УИК устанавливают меры взысканий, применяемые к осужденным, в том числе и за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания, процедуру наложения взысканий, оформление постановления, получение необходимого объяснения, составление соответствующих документов и т.п.

Закон о прокуратуре предоставляет широкие полномочия прокурорам, надзирающим за исполнением законов учреждениями, исполняющими наказание в виде лишения свободы. В частности, в соответствии с ч. 1 ст. 33 надзирающий прокурор вправе отменить дисциплинарное взыскание, наложенное в нарушение закона.

Нахождение осужденных в штрафном изоляторе, например, существенно ограничивает их права. Так, им запрещается брать туда продукты питания, личные вещи, письменные и почтовые принадлежности, посещать общеобразовательную школу, курсы профтехподготовки и т.п. Если же при этом надзирающий прокурор выясняет, что осужденный водворен в штрафной изолятор незаконно, то это — грубейшее нарушение уголовно-исполнительного законодательства, в связи с чем незамедлительно должны быть приняты меры прокурорского реагирования.

Часть 1 ст. 115 УИК конкретизирует виды взысканий, налагаемых на осужденных к лишению свободы. В то же время в УИК отсутствует понятие дисциплинарного проступка, а также законодательное толкование, за какие именно нарушения осужденный может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

В ч. 1 ст. 117 УИК есть лишь общая фраза, что налагаемое взыскание должно соответствовать тяжести и характеру нарушения. Решение, какое именно взыскание применить к осужденному, принимает исключительно начальник исправительного учреждения.

На практике нередки случаи, когда осужденному за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания, например за употребление спиртных напитков или неповиновение представителям администрации ИУ, объявляется выговор, а за незначительное нарушение, например опоздание на проверку или отсутствие нагрудного знака, осужденный водворяется в штрафной изолятор. Связано ли это с правовой безграмотностью или, что еще хуже, с корыстной или иной личной заинтересованностью начальника исправительного учреждения, остается только догадываться.

Конечно, определенный круг работников прокуратуры может привести доводы, аргументируя, что при применении мер взысканий к осужденному учитываются обстоятельства совершения нарушения, личность осужденного, его предыдущее поведение, отношение к учебе, труду и т.п., тем более что это условие законодательно закреплено в ч. 1 ст. 117 УИК. В то же время, представляется, большинство практических работников согласятся с тем, что если осужденный употребил спиртные напитки, оказал неповиновение представителям администрации либо совершил иное злостное нарушение и ему за это был объявлен выговор, то такое решение, принятое начальником исправительного учреждения, не соответствует задачам и принципам уголовно-исполнительного законодательства.

Законодатель не зря конкретизировал виды злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания, поскольку само по себе злостное нарушение посягает на нормальную деятельность исправительных учреждений, в какой-то мере даже граничит с преступлением. Неадекватное реагирование на такие нарушения формирует у остальной части осужденных чувство безнаказанности, а также может свидетельствовать о вседозволенности и неспособности администрации исправительных учреждений исполнять требования уголовно-исполнительного законодательства.

Целесообразно нормативно закрепить положение, которое устанавливало бы, что за совершение злостного нарушения установленного порядка отбывания наказания осужденный должен быть либо водворен в штрафной изолятор, либо переведен в помещение камерного типа, а не привлечен к другой, более мягкой дисциплинарной ответственности.

Такая новелла, во-первых, ни в коем случае не шла бы вразрез с действующим уголовно-исполнительным законодательством, а только дополнила бы и конкретизировала его, так как при применении мер взысканий к осужденному учитываются обстоятельства совершенного правонарушения. Трудно не согласиться с тем, что осужденный, употребивший спиртные напитки либо наркотические средства, а затем оказавший неповиновение представителям администрации, заслуживает сурового наказания.

Во-вторых, она не ущемляет права осужденных и не ухудшает их положение, поскольку водворение в штрафной изолятор возможно и за иное нарушение установленного порядка отбывания наказания.

Анализ практики применения сотрудниками исправительных учреждений дисциплинарных взысканий и их отмены надзирающим прокурором показывает, что основная масса взысканий отменяется из-за неустановления фактических обстоятельств нарушения (проверка не проводилась либо проводилась не в полном объеме).

Например, постановлением начальника исправительного учреждения осужденный Т. был водворен в штрафной изолятор на 1 сутки за то, что препятствовал проведению обыска. Ни в постановлении, ни в акте, ни в объяснениях осужденного и сотрудников колонии не указано, в чем именно выражалось противоправное поведение осужденного, каким образом он препятствовал проведению обыска.

Постановлением начальника исправительного учреждения осужденному П. был объявлен выговор за отсутствие на утренней проверке. В нарушение ст. 117 УИК объяснение от осужденного получено не было, рапорт сотрудника исправительного учреждения, подтверждающего факт нарушения, отсутствовал.

Такие случаи не единичны. За период с 2008 г. по I квартал 2009 г. камской прокуратурой по надзору за соблюдением законов в ИУ отменено 41 дисциплинарное взыскание, из них 24 по указанным выше основаниям.

Сотрудники ИУ (участвующие в анкетировании) называли основной трудностью недостаточную конкретизацию ст. 117 УИК, что на практике приводит к ее неоднозначному толкованию.

С учетом этого, как уже указывалось выше, целесообразно нормативно закрепить понятие дисциплинарного проступка, примерная редакция которого может выглядеть так:

«Дисциплинарный проступок — нарушение осужденным, отбывающим меру уголовного наказания в виде лишения свободы, правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, которое влечет в установленном настоящим Кодексом порядке дисциплинарную ответственность».

Законодательное закрепление срока проведения проверки необходимо. Многие работники исправительных учреждений неоднозначно трактуют временной период установления обстоятельств правонарушения. Тем более, при буквальном толковании ч. 1 ст. 117 УИК, проверку по факту нарушения можно проводить три месяца. Такой период, естественно, вызывает определенное недоумение хотя бы потому, что в гораздо меньшие сроки могут расследоваться преступления.

Рассматривая данный вопрос, нельзя обойти стороной и процедуру наложения взысканий.

По действующему уголовно-исполнительному законодательству взыскание налагается не позднее 10 суток со дня обнаружения нарушения. Чем руководствовался законодатель, устанавливая такой срок, непонятно. Устоявшаяся практика показывает, что не требуется такого длительного промежутка времени для наложения очевидного взыскания, тем более когда осужденный его не оспаривает. Этот срок отводится также для документального оформления правонарушения: составления уполномоченным лицом соответствующего рапорта о допущенном нарушении, вынесения и оформления постановления, получения объяснения от правонарушителя или составления соответствующего акта. Практика показывает, что 3-х суток для вышеуказанных действий более чем достаточно.

Совсем другая ситуация, когда осужденный не согласен с нарушением, либо оно само по себе спорно, либо требует длительного времени и выполнения определенных действий для установления обстоятельств допущенного нарушения.

Например, при причинении осужденным материального ущерба или изготовлении им запрещенных предметов. В этом случае назначается и проводится проверка.

Анализ дисциплинарной практики наложения и исполнения взысканий показывает, что проверка по нарушениям проводится в срок не более 10 суток, так как этого времени, учитывая локальность исправительного учреждения и его производственных объектов, вполне достаточно для принятия решения.

В случае, когда исполнить наказание невозможно, например осужденный внезапно заболел (исключительный случай), законодатель определил, что взыскание исполняется не позднее 30 дней со дня его наложения. Необходимо расшифровать только понятие «исключительный случай», например в виде примечания к данной статье.

В последнее время у практических работников возникают вопросы по порядку исполнения взысканий в виде дисциплинарных штрафов. С какого периода считать данное взыскание исполненным: с момента фактического удержания суммы штрафа с лицевого счета осужденного или с момента реального перечисления денег в федеральный бюджет? Единого мнения на практике нет.

Представляется целесообразным ч. 1 ст. 117 УИК изложить в следующей редакции:

«В необходимых случаях по указанию начальника исправительного учреждения до наложения взыскания проводится проверка, которая включает в себя получение необходимых объяснений, истребование материалов, получение справок, направление запросов. Срок проведения проверки не должен превышать 5 суток, в исключительных случаях, с согласия начальника исправительного учреждения, срок может быть продлен до 10 суток».

Пункт 2 ч. 1 ст. 117 УИК видится следующим образом:

«Взыскание налагается не позднее 3 суток со дня обнаружения, а если в связи с нарушением проводилась проверка — со дня ее окончания. Взыскание исполняется немедленно после его наложения, а в исключительных случаях — не позднее 30 дней со дня его наложения. Запрещается за одно нарушение налагать несколько взысканий.

Примечание: под исключительными случаями подразумевается болезнь осужденного, а также какая-либо иная чрезвычайная ситуация, не позволяющая исполнить наложенное взыскание в установленный законом срок (пожар, наводнение, землетрясение и т.п.)».

Часть третью ст. 117 УИК РФ изменить, изложив в следующей редакции:

«Дисциплинарный штраф и водворение осужденных, содержащихся в исправительных колониях или тюрьмах, в штрафной изолятор на срок до 15 суток налагается за нарушения установленного порядка отбывания наказания, перечисленные в части первой статьи 116 настоящего Кодекса. Указанные меры взыскания по усмотрению начальника исправительного учреждения могут также применяться и за иные грубые нарушения установленного порядка отбывания наказания».