О гражданской процессуальной дееспособности лиц, находящихся под стражей, а также отбывающих наказание в виде лишения свободы

04-03-19 admin 0 comment

Уруков В.Н., Урукова О.В.
Электронный ресурс, 2009.


Личное участие в гражданском судопроизводстве стороны (истца или ответчика) является одной из важнейших гарантий защиты нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов лица. Согласно п. 1 ст. 48 ГПК РФ граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя. Таким образом, нормы гражданско-процессуального закона не делают каких-либо исключений в отношении личного участия в деле граждан, которые обладают гражданской процессуальной правоспособностью и дееспособностью (ст. 36, 37 ГПК РФ). Между тем следует констатировать, что данное положение процессуального закона судами не в полной мере применяется в отношении лиц, находящихся под стражей (лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражей), а также отбывающих наказание в виде лишения свободы. Проиллюстрируем это на двух характерных из многочисленных примеров. Московским районным судом г. Чебоксары рассматривался иск гр-ки Х. к гр-ну М. (содержащемуся под стражей) об установлении отцовства. Несмотря на просьбы гр-на М. о рассмотрении дела с его участием, суд отказался вызвать его на процесс, мотивируя это тем, что нормами ГПК РФ не предусмотрена явка стороны, находящейся под стражей, и на суд такая обязанность не возложена (это несмотря на то, что администрация изолятора выразила готовность доставить под конвоем гр-на М. на судебное заседание), но ответчик вправе привлечь своего представителя для участия в деле. Следователь, в производстве которого находилось уголовное дело в отношении гр-на М., в ответе на его ходатайство об обеспечении участия в гражданском деле в качестве ответчика сообщил, что данный вопрос находится в компетенции суда. Суд решением от 18 апреля 2007 г. удовлетворил иск Х. и признал отцом ее ребенка гр-на М. Между тем в последующем в своих жалобах гр-н М. указывал, что при личном участии в деле мог бы представить доказательства, исключающие его отцовство ребенка Х.

Гр-н В. отбывает наказание в одной из колоний Чувашской Республики. Им был подан иск о признании сделки приватизации недействительной, поскольку были нарушены его жилищные права при приватизации квартиры. Просил дело рассмотреть с его участием. Судом Московского района г. Чебоксары решением от 26 августа 2008 г. в просьбе также было отказано, по мотиву того, что действующим законодательством не предусмотрено конвоирование заключенного в судебное заседание по гражданским делам, а истец был вправе вести свои дела в суде через представителя.

Следует отметить, что как кассационной инстанцией, так и надзорной, включая Верховный Суд РФ, доводы судов первой инстанции по вышеназванным делам о возможности рассмотрения гражданского дела без участия истца или ответчика, находящегося под стражей или отбывающего наказание в виде лишения свободы, признаны законными и обоснованными.

Во всех случаях ответ высшей судебной инстанции однотипный: «действующим гражданско-процессуальным законодательством этапирование лиц, содержащихся в исправительном учреждении, в судебное заседание по гражданскому делу в качестве стороны не предусмотрено».

Итак, имеет место ограничение судами гражданской процессуальной дееспособности граждан, находящихся под стражей либо отбывающих наказание в местах лишения свободы. Такая, по нашему мнению, неверная позиция судов не согласуется с предписаниями не только норм процессуального закона, но и других федеральных законов, регулирующих правовое положение лиц, находящихся под стражей либо отбывающих наказание в виде лишения свободы, и ее следует рассматривать как ограничение доступа к правосудию лиц, обладающих полной гражданско-процессуальной праводееспособностью. Так, п. 2 ст. 10 УИК РФ предусмотрено, что при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации.

Что касается лиц, в отношении которых избрана такая мера пресечения, как заключение под стражу, следует отметить, что их правовой статус определен нормами ст. 6 ФЗ N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», согласно которым подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений считаются невиновными, пока их виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке вступившим в законную силу приговором суда, и они пользуются правами и свободами и несут обязанности, установленные для граждан Российской Федерации с ограничениями, предусмотренными федеральными законами. Безусловно, лица, содержащиеся под стражей или отбывающие наказание в виде лишения свободы в исправительных учреждениях, претерпевают определенные правоограничения. Но эти правоограничения, установленные законом, направлены на достижение конкретной цели. Так, содержание под стражей подозреваемых или обвиняемых осуществляется в целях, предусмотренных УПК РФ (ст. 3 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»). Из норм УПК РФ следует, что обвиняемый, подозреваемый может быть заключен под стражу для того, чтобы он не мог скрыться от дознания или суда или не мог продолжать заниматься преступной деятельностью либо угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (ч. 1 ст. 97 УПК РФ). С учетом этого участие подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, находящегося под стражей (безусловно, при их надлежащей охране путем сопровождения под конвоем), никак не может нарушить вышеперечисленные цели заключения под стражей.

Как вытекает из норм уголовно-исполнительного закона (п. 1 ст. 1 УИК РФ), целью содержания лица в исправительных учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, является исправление осужденных и предупреждение совершения ими новых преступлений. Следовательно, участие осужденного, отбывающего наказание в виде лишения свободы, каким-либо образом не повлечет нарушения установленных законом целей содержания осужденного в исправительных учреждениях.

На это обращает внимание и Европейский суд по правам человека: «Если право на обращение лица в суд ограничено либо ввиду действия закона, либо фактически, Европейский суд рассматривает вопрос о том, преследовало ли такое ограничение законную цель, существовало ли разумное соотношение соразмерности между используемыми средствами и преследуемой целью» <1>.

———————————

<1> Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского суда по правам человека. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2004. С. 315.

С учетом сказанного, как полагаем, действующее законодательство, регулирующее область правоотношений, относящихся к участию подозреваемых, обвиняемых, содержащихся под стражей, и лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, каких-либо ограничений в их гражданской процессуальной дееспособности не содержит, и им (при желании с их стороны) должна обеспечиваться возможность участия в процессах по гражданским делам, поскольку это не противоречит целям содержания лиц под стражей или лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

Что касается утверждения суда о том, что истец (ответчик), находящийся под стражей или отбывающий наказание в виде лишения свободы, вправе участвовать в деле через своего представителя, то это право стороны, а не обязанность. Но здесь возникает другая проблема. Не секрет, что абсолютное большинство подозреваемых, обвиняемых, находящихся под стражей, и лиц, отбывающих наказание, не в состоянии оплатить услуги представителя по гражданскому делу и ввиду этого участие на их стороне представителя весьма проблематично. Как полагаем, в целях уточнения и реализации гражданской процессуальной дееспособности подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений, находящихся под стражей, а также лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, следует внести дополнения в основные законодательные акты в этой сфере, а именно:

а) внести дополнение п. 19 ст. 17 «Права подозреваемых и обвиняемых» ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» следующего содержания: «принимать личное участие в качестве истца или ответчика по гражданским делам», а наименование ст. 29 изложить в следующей редакции: «Статья 29. Участие подозреваемых и обвиняемых в гражданско-правовых сделках и в качестве истца и ответчика по гражданскому делу», а статью дополнить абзацем 2: «Подозреваемые и обвиняемые вправе лично участвовать в качестве истца или ответчика в гражданском судопроизводстве»;

б) в ст. 12 УИК РФ внести дополнение 4: «…осужденные имеют право на личное участие в качестве истца или ответчика по гражданскому делу».