Об истории становления общественного контроля за деятельностью уголовно-исполнительной системы

04-03-19 admin 0 comment

Колодин Р.В.
Электронный ресурс, 2009.


На современном этапе становления общественного контроля за деятельностью уголовно-исполнительной системы представляется актуальным периодически возвращаться к истории развития отечественной пенитенциарной системы для того, чтобы отметить и поныне представляющие интерес позитивные моменты исторического опыта организации общественного контроля.

Обратимся к истории создания системы исполнения наказаний начального периода образования Советского государства. Так, например, Временная инструкция Наркомата юстиции РСФСР от 23 июля 1918 г. «О лишении свободы как о мере наказания и о порядке отбывания такового» <1> предусмотрела создание взамен Общества попечительного о тюрьмах нового специального органа общественного контроля — распределительных комиссий, которые должны были заниматься распределением заключенных по местам заключения. Они имели право, в случае если находили, что тот или иной заключенный по своим индивидуальным качествам уже не нуждается в мерах воздействия и исправления, возбуждать перед судом ходатайство о досрочном или условно-досрочном освобождении его от наказания. Комиссии могли своим решением освобождать от отбытия принудительных работ, засчитывая в срок таковых время пребывания на учете в бюро принудительных работ или их отделений <2>. Уголовным кодексом РСФСР 1922 г. на распределительные комиссии был возложен надзор за отбыванием наказания в виде лишения свободы и принудительных работ <3>.

———————————

<1> Постановление Наркомюста РСФСР от 23 июля 1918 г. «О лишении свободы как о мере наказания и о порядке отбывания такового (Временная инструкция)» // СУ РСФСР. 1918. N 53. Ст. 598.

<2> Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 6 сентября 1926 г. «Об организации принудительных работ без содержания под стражей» // СУ РСФСР. 1926. N 60. Ст. 462.

<3> Постановление ВЦИК от 1 июня 1922 г. «О введении в действие Уголовного кодекса РСФСР» // СУ РСФСР. 1922. N 15. Ст. 153.

Комиссии создавались при карательных отделах губернских и областных отделов юстиции из представителей партийных, государственных и общественных органов и состояли из девяти человек. Наряду с заведующим губернским карательным отделом и его сотрудниками в них входили представитель органа патроната и члены, избираемые исполкомом Совета из лиц, интересующихся пенитенциарными вопросами. В дальнейшем, согласно указанию, подписанному В.И. Лениным, в их состав стали обязательно включаться педагоги, психиатры и другие специалисты, приглашаемые карательным отделом <4>.

———————————

<4> Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. XXV. С. 38.

Исправительно-трудовой кодекс (ИТК) РСФСР 1924 г. закрепил и упрочил правовое положение распределительных комиссий. Но теперь они в большей части состояли из представителей государственных органов РСФСР. Членами распределительной комиссии являлись: губернский (областной) инспектор мест заключения, член губернского (областного) суда, представители губернской (областной) рабоче-крестьянской инспекции, член губернского (областного) совета профессиональных союзов и член комитета помощи содержащимся в местах заключения и освобождаемым из них. При рассмотрении дел о несовершеннолетних на заседания распределительной комиссии приглашался с правом решающего голоса представитель отдела народного образования. Распределительная комиссия могла привлекать к участию в своих работах сторонних специалистов, но лишь с правом совещательного голоса.

В 1927 г. распределительные комиссии удовлетворили 47% ходатайств заключенных о досрочном освобождении из числа рабочих, 56,1% — из числа крестьян, 43,7% — из числа служащих и 27,5% — из числа «нетрудовых элементов» <5>. Но несмотря на то, что специалисты относят эти органы к числу субъектов общественного контроля за деятельностью пенитенциарной системы <6>, в действительности их контрольные полномочия были слабы. Они не могли вмешиваться в ведение тюремного хозяйства, следить за обустройством и питанием заключенных, принимать решения, касающиеся управления местами заключения, воспитательного процесса и т.п.

———————————

<5> Тимофеев В.Г. Уголовно-исполнительная система России: цифры, факты и события: Учебное пособие. Чебоксары, 1999.

<6> Зубарев С.М. Теория и практика контроля за деятельностью персонала пенитенциарной системы. М.: Юрайт, 2006; Головешкин Г.Л. Общественный контроль за деятельностью ИТУ: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1991.

Комиссии состояли из начальника места заключения, народного судьи, в районе которого находилось данное место заключения и представителя бюро профессиональных союзов. Эти должностные лица исполняли полномочия по наблюдению за исполнением наказания безвозмездно, в порядке «общественной нагрузки», почему мы и относим наблюдательные комиссии к числу субъектов общественного контроля.

В конце 1920-х — начале 1930-х гг. были внесены существенные изменения в деятельность общественного контроля за пенитенциарной системой. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 30 октября 1929 г. <7> распределительные комиссии были упразднены, а их функции были переданы наблюдательным комиссиям.

———————————

<7> Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 30 октября 1929 г. «Об упразднении распределительных комиссий при инспекциях мест заключения» // СУ РСФСР. 1929. N 81. Ст. 795.

Комиссии наблюдали за правильным исполнением исправительно-трудовыми колониями приговоров, решали вопросы об условно-досрочном освобождении и зачете рабочих дней, рассматривали (по заявлениям заключенных и по собственной инициативе) вопросы о неправильном зачислении в ту или иную категорию, неправильном переводе, наложении дисциплинарных взысканий, об отказе в свиданиях и передачах, грубом обращении с заключенными и т.д. Наблюдательные комиссии создавались с таким расчетом, чтобы охватывать своим наблюдением не более 200 заключенных.

Претерпела изменения и природа наблюдательных комиссий — в них было расширено участие общественности. Теперь в состав наблюдательных комиссий включали не менее трех представителей от общественных организаций (профессиональных союзов, административно-правовых секций Советов и исполнительных комитетов, женских делегатских собраний, Ленинского коммунистического союза молодежи, народных заседателей, общественных обвинителей и пр.).

В 1933 г. был принят новый ИТК РСФСР, который узаконил нововведения относительно наблюдательных комиссий, а также уточнил некоторые детали относительно их деятельности. В частности, Кодекс прямо обязывал наблюдательные комиссии сообщать в соответствующие органы об искривлениях уголовной политики в работе исправительно-трудового учреждения, о неправильных действиях администрации.

Однако эффективность работы наблюдательных комиссий по осуществлению общественного контроля была мала. По закону члены комиссий не имели каких-либо индивидуальных правомочий, все решения комиссий принимались коллегиально на заседаниях и оформлялись постановлением председателя, в должности которого выступал начальник места заключения. Конечно же, он был заинтересован в сокрытии недостатков в работе подведомственного ему учреждения и использовал полномочия по общественному контролю таким образом, чтобы меньше негативной информации просачивалось в вышестоящие инстанции. Способствовало этому и то, что остальные члены комиссий были чрезвычайно перегружены своими непосредственными обязанностями и фактически общественный контроль осуществлял единолично начальник места заключения. Ситуация стала улучшаться в начале 1930-х гг., когда в комиссиях было увеличено число членов от общественности. Но в 1934 г. места лишения свободы были выведены из-под ведения местных Советов, что повлекло повсеместное прекращение работы наблюдательных комиссий.

В отношении мест заключения несовершеннолетних полномочия наблюдательных комиссий были еще уже. Они не могли контролировать правильность помещения несовершеннолетних правонарушителей в места заключения. Эти вопросы с 1918 г. входили в компетенцию комиссий о несовершеннолетних, которые рассматривали возможность применения к несовершеннолетнему правонарушителю мер медико-педагогического характера и определяли его в соответствующий трудовой дом. Правомочность решений комиссий не подлежала проверке со стороны наблюдательных комиссий. Результат — «детей, впавших в правонарушение, часто помещали вместо соответствующих детских домов в тюрьмы, в общие со взрослыми места заключения. Наблюдались случаи, когда комиссия направляла до совершеннолетия ребят, не ужившихся в школьном коллективе, такие дети сидят наряду с насильниками и убийцами» <8>.

———————————

<8> Из материалов III Всероссийского съезда по охране детства (9 мая 1930 г.) // Дети ГУЛАГа. 1918 — 1956. М.: МФД, 2002. С. 96.

С середины 1920-х гг. для улучшения положения заключенных стали образовываться и иные организации, основанные на исключительно добровольном участии общественности. В январе 1925 г. НКВД РСФСР утвердил Положение о всероссийском и губернских (областных и краевых) комитетах помощи содержащимся в местах заключения и освобождаемым из них. Положение предусматривало участие в работе комитетов представителей общественных организаций, государственных органов и отдельных граждан. Все дела должны были решаться общим собранием членов комитета или избранным им правлением. Члены комитетов содействовали освобождаемым в объединении в артели, кооперативы, в обзаведении рабочим инструментом, в оказании юридической и медицинской помощи, организации культурно-воспитательной работы среди них и т.д. Средства комитета составлялись из 15-процентного отчисления от прибыли предприятий мест заключения и взносов организаций и отдельных лиц <9>.

———————————

<9> Страницы истории советского общества: факты, проблемы, люди / Сост. Г.В. Клокова и др. М., 1989. С. 78 — 79.

Как субъект общественного контроля за местами лишения свободы комитеты имели ряд недостатков. Они не имели полномочий и возможности вмешиваться в управление исправительными учреждениями, а также выступать с жалобами и заявлениями в интересах заключенных. А также их деятельность была тесно привязана к определенным видам экономических организаций: артелям, кооперативам и т.п. Поэтому с новой волной наступления на экономические свободы граждан с упразднением артелей и кооперативов деятельность комитетов постепенно прекратилась.

Анализ функционирования субъект общественного контроля за местами лишения свободы позволяет сделать некоторые выводы.

Отечественная история организации и функционирования общественного контроля за деятельностью уголовно-исполнительной системы весьма обширна и имеет глубокие и устойчивые традиции, представляющие определенный интерес и в настоящее время.

На современном этапе актуализации общественного контроля за деятельностью пенитенциарной системы исторический опыт может и должен быть использован как в разработке теоретических положений, так и в повседневной практике деятельности исправительных учреждений; особенно это представляется актуальным для воспитательных колоний, где отбывают наказание несовершеннолетние осужденные.