Содержание нравственного и правового воздействия на осужденных (1879 — 1917 гг.)

04-03-19 admin 0 comment

Алексеев В.И.
Электронный ресурс, 2009.


Уголовная политика определяет направленность пенитенциарной политики в части исполнения наказания, и такое единство проявляется в ресоциализации преступников. Если наказание как уголовно-правовая мера связано с общим предупреждением преступности, то меры пенитенциарно-педагогического воздействия — с частно-предупредительной деятельностью в местах лишения свободы. Поэтому специфическая деятельность администрации тюрем как разновидность государственного управления по ресоциализации преступников осуществляется правовыми средствами. Ее специально-предупредительная деятельность готовит преступников к свободной жизни в обществе, приучает к труду, дает шанс на исправление. По своей сути тюремное воспитание, обращенное к эмоциональной среде человека, развивает в осужденном такие мотивы поведения, которые в состоянии предупредить преступление.

Цель ресоциализации преступников может быть достигнута только на стадии исполнения наказания и применения к ним установленных законом мер пенитенциарно-педагогического характера. Труд, духовно-нравственное воздействие и режим — все эти пенитенциарные средства применяются в единстве. Поэтому понятие трудового воспитания тесно связано с нравственным исправлением преступников, предполагающим их возвращение в свободное общество, способное к честной трудовой жизни. В этом случае свойства тюремного заключения обладают возможностью усилить меры и средства пенитенциарно-педагогического воздействия на осужденных. Такой комплексный подход позволяет включить потенциал исправительно-трудового воздействия и духовно-нравственного влияния на арестантов и создает основу для их ресоциализации. Обращаясь к рассмотрению роли различных видов лишения свободы, следует отметить громадный рост тюремного заключения: с 3,8% в 1860 г. назначение тюрьмы по приговорам судов возросло до 23,5% к 1866 г. <1> и 60,9% в 1874 — 1879 гг. <2>. Таким образом, тюрьма окончательно одержала победу над ссылкой на поселение и водворение. Индивидуализация наказания является основой процесса исполнения наказания, в котором духовно-нравственное воздействие на осужденных является приоритетным направлением в пенитенциарной политике.

———————————

<1> См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. В 5 т. Т. 2. М., 1961. С. 541.

<2> См.: Энциклопедический словарь русского библиографического института «Гранат». Т. 36. Ч. V. М., 1936. С. 635.

В пенитенциарной политике Российского государства правотворчество законодателя направлено на обеспечение полноты внутренней структуры уголовно-пенитенциарного права, специально-юридические функции которого обладают непрерывным пенитенциарным воздействием со стороны тюремной администрации. Одной из важнейших функций уголовно-пенитенциарного права является функция обеспечения организации исполнения наказания, которая направляет пенитенциарно-педагогическую деятельность к цели исправления осужденных. Начинает осуществляться отраслевой принцип исправления арестантов. Он стал доминирующим и образует внутреннюю структуру уголовно-пенитенциарного права.

Так, например, ст. 5 Закона от 11 декабря 1879 г. устанавливает системообразующие связи между пенитенциарно однородными нормами права, создает условия для обеспечения регулятивной роли исполнения наказания. В ст. 4, 5, 6, 7 этого Закона все осужденные обязательно занимаются работами <3>. Устав о содержащихся под стражей 1890 г. издания вводит институт духовно-нравственного воздействия на арестантов (ст. 67.7, 16, 64 Уст. сод. страж.) <4>.

———————————

<3> См.: ПСЗ — III. Т. IV. N 60268.

<4> См.: Устав о содержащихся под стражей. СПб., 1890. С. 7, 17, 18.

Об изложенных нормах права закона: можно говорить не только об их взаимосвязанности, но и о связи с другими нормами права — охраны и надзора, которые в совокупности с разных сторон направлены на исправление осужденных. Применение обязательного, принудительного труда тюремного воспитания дает качественную характеристику системе, имеющей пенитенциарный характер. Законодатель именно это имел в виду, когда к обязательности труда подключил и режим исполнения наказания.

Закон от 11 декабря 1879 г., во-первых, соединил функции карательного и исправительных принципов исполнения наказания. Во-вторых, системность пенитенциарного воздействия на арестантов получает свое развитие в форме убеждения и принуждения, в правообеспечительной функции исправительного учреждения. В-третьих, суду в определении мер карательного воздействия дается известная самостоятельность.

В Законе установлена элементная новизна. Значение Закона состоит не только в его инновационном характере и обеспечении регулятивной роли исполнения наказания. В нем установлены правовые связи и отношения между субъектами, благодаря чему они обретают новое качество — системное.

Таким образом, уголовно-пенитенциарное право в эволюции своего развития располагало нормами права как карательного, так и исправительного характера. Исправительные учреждения обладают комплексным пенитенциарным воздействием на арестантов. С середины XIX в. возникает идея гуманизации исполнения наказания, получившая достаточно широкое распространение. «Попечение об арестантах», «справедливость», «общественное благо» как необходимые составляющие пенитенциарной политики есть средства для осуществления восстановления нравственных качеств осужденного, которые легли в основу их ресоциализации.

Юридическая конструкция, в которой выражена тесная связь установленного наказания с мерами пенитенциарного воздействия, показывает высокий уровень технико-юридического выражения воли законодателя, отражающей характер связи между нормами права. Выделение исправительных учреждений по срочности заключения дает пример влияния западных идей на формирование стратегии пенитенциарной политики в России. Общей закономерностью устройства тюремной системы в странах Западной Европы является тот факт, что тюрьмы классифицировались на тюрьмы для тяжких преступников и тюрьмы для исправимых. Иными словами, складывается новая система исправительных учреждений, в которой институт пенитенциарно-педагогического воздействия занимает приоритетное направление в пенитенциарной политике. Идеи общественного блага, правосудия, попечительства об арестантах, выдвинутые правительственными комиссиями по преобразованию тюремной системы, в их совокупности приобретают системный характер, способствуют проведению эффективной пенитенциарной политики. Одними «силовыми» средствами, как было прежде, задачи исправления арестантов не решить.

Наказание с мерами пенитенциарного воздействия: арестантским трудом, тюремным воспитанием арестантов, получает свое логичное продолжение в трудах И.Я. Фойницкого, С.В. Познышева, Н.С. Таганцева. Их обоснование пенитенциарно-педагогической деятельности в местах лишения свободы состояло в том, что в новых исторических условиях уголовно-политический период выдвигает тюремное заключение в качестве приоритетного направления в российской пенитенциарной политике. Научная новизна обусловлена в первую очередь направленностью пенитенциарной политики, основанной на тесной связи наказания со средствами пенитенциарного воздействия на осужденных.

Анализируемая функция, которая названа выше, имеет правовую основу, т.е. получает соответствующее юридическое закрепление в Уставе о содержащихся под стражей изд. 1890 г.

Правовым идеалом обеспечения исполнения наказания являются нормы и принципы уголовно-пенитенциарного права. Так, например, ст. 67.7 Уст. сод. страж. <5> охватывает большое количество понятий и категорий для моделирования системы исправительно-трудового и духовно-нравственного воздействия на осужденных. В исследовании И.В. Упорова «принцип исправления заключенных рассматривается в сочетании с принуждением как идеологическая база пенитенциарной политики» <6>. Такая социальная установка нормативного регулирования является побудительной силой поведения арестанта не по произволу тюремной администрации, а в соответствии с законом. Представления о норме права, направленные на попечение об осужденных, и их варианты и предпочтения законодателя, создают условия для достижения целей уголовного наказания.

———————————

<5> Там же. С. 18.

<6> Упоров И.В. Пенитенциарная политика России в XVIII — XX вв.: Историко-правовой анализ тенденций развития. СПб.: Изд-во «Юридический центр «Пресс», 2004. С. 429.

В связи с изложенным выше принцип пенитенциарной науки — труд осужденных в исправительных учреждениях — приучает их к трудовой жизни. Нельзя не учитывать, какое влияние оказывает трудовая деятельность осужденного на правовое положение осужденного и возможности изменения его статуса в процессе исполнения наказания. Так, например, с изменением социально-экономических условий при Петре I создаются предпосылки для введения новых норм в законодательство. Законодатель вынужден признать в конкретно-исторических условиях возникновение новых правоотношений. Такими условиями является применение арестантского труда. Несомненно, арестантский труд меняет пенитенциарную политику. Россия в большей степени уходит от возмездия и устрашения в наказании. Поэтому объяснение единичных и обобщенных фактов, которые выявлены в процессе эмпирического изучения пенитенциарной практики, безусловно, обогащает пенитенциарную политику государства. Разумеется, в указанный период шел процесс накопления опыта тюремной деятельности.

Пенитенциарная политика европейских государств о занятости арестантов трудом и на этой основе их нравственном исправлении получила юридическое закрепление во всех национальных тюремных системах. Изучение трудовых отношений в местах лишения свободы хотя и по-разному, но характеризует глубину и степень процесса пенитенциарно-педагогического воздействия на арестантов. Тюремные уставы некоторых отдельных государств (например, бельгийский) прямо указывают, что арестантский труд должен быть организован по хозяйственной системе и что подрядная система допускается, но только в качестве дополнительной. В Англии хозяйственная система является господствующей. При этом в местах лишения свободы обращают внимание не только на производительность труда арестантов, но и на усилия арестанта, который старается научиться работе, на его прилежание.

В. Герман относительно занятости арестантов, влияния труда на их нравственность отмечает, что арестант должен ощущать удовлетворение от труда <7> и что основным правилом исправления должно быть желание исправиться. Именно изучение личности осужденного в процессе труда позволяет предопределить меры, которые целесообразно применить к тому или иному преступнику. Иначе говоря, при характеристике трудового перевоспитания необходимо учитывать не только уровень выполнения норм выработки, но и те побудительные мотивы, которые заставляют их работать так, а не иначе. Труд, который помогает заключенному удовлетворить свои нужды, превращает вора в послушного рабочего. Одним из основных элементов целевой установки трудового перевоспитания является формирование у заключенных потребности в повышении своего общественного и профессионального уровня, а это значит, зарабатывать собственным трудом средства для жизни.

———————————

<7> Herrmann W. Das hamburgishe Jugend Gefangnis «Hahnoefersand» Mahnheim: J. Benscheimer, 1926. S. 25.

Следовательно, исправление нравственности может быть успешным при высоком уровне организованности и дисциплины арестантского труда в местах лишения свободы. Поэтому лицо тюремного персонала должно избирать такой способ действия, при котором заинтересованность осужденного в труде была бы педагогически целесообразной, а тюремная дисциплина пользовалась сочувствием преступника.

Формирование стратегии российской пенитенциарной политики непременно связано с формами и методами духовно-правового воздействия на осужденных. Впервые в уголовно-пенитенциарном законодательстве в элементе «попечение» об арестантах нормы права, регламентирующие обязательность труда, связаны с нормами права — духовно-правового воздействия на арестантов и необходимостью формирования субъектных отношений между тюремной администрацией и осужденным. Правовое воздействие на осужденного дает возможность понять объективную природу их ресоциализации исходя из конкретно-исторического опыта исполнения наказания и эволюционной природы российского законодательства.

Главным в воспитании арестантов является стремление развить общеобразовательный уровень, индивидуализировать процесс воздействия на них и применить по отношению к ним общие педагогические принципы. Следовательно, образование арестантов в местах лишения свободы должно «обеспечивать для обучающихся в ней известный минимум познаний, достаточный и вместе с тем необходимый» <8>. Сюда включается умение написать письмо родным, произвести необходимый счет. «Образование тюремных сидельцев распадается на: 1) интеллектуальное; 2) нравственно-религиозное; 3) техническое обучение» <9>.

———————————

<8> Лучинский Н.Ф. Основы тюремного дела. СПб., 1904. С. 81.

<9> Конспект по уголовному праву и процессу, составленный по лекциям проф. Фойницкого, Случевского, Сергеевского. Одесса, 1898. С. 170.

Совершенно новый тип пенитенциарной меры в начале XIX в. появился в пенитенциарной науке и практике — нравственно-религиозное воздействие на арестантов. Именно в этом контексте филантропический период пенитенциарной политики, который поставил на повестку дня непрерывное духовное воздействие на арестантов, передает свою эстафету уголовно-политическому. Представление о сущности исправления арестантов, которое изложено в Уставе о содержащихся под стражей, в новых исторических условиях — продолжение структурно-генетической связи между однородно пенитенциарными элементами уголовно-пенитенциарного законодательства. Преемственность в правотворчестве, обеспечение структурно-функциональных связей в иерархии и координации элементов права и соединение их в интегрированную систему по обеспечению духовно-нравственного воздействия становятся неотъемлемой чертой законодателя. Этическая сторона духовно-нравственного воздействия на арестантов состоит в изменении его человеческой натуры, стремлении заслужить положительную оценку в процессе исполнения наказания.

В соответствии с тюремным распорядком и главным образом в воскресные дни в местах лишения свободы с арестантами проводятся религиозные беседы. В соответствии со ст. 244 — 245 Общей тюремной инструкции 1915 г. для арестантов в свободное от работ время устраиваются духовно-нравственные и общеобразовательные чтения. Они имеют цель воспитания правильных понятий о религии, т.е. об отношении к Богу и ближнему, подчинении существующим законам и властям и стремлении к нравственному совершенствованию. По мнению И. Стевенс, «нельзя одержать победы ни над распущенностью арестанта, ни над его пороками без обращения к содействию религии, если душа его не будет подготовлена к получению религиозного утешения» <10>.

———————————

<10> Стевенс И. Одиночные тюрьмы в Бельгии, их физическая и нравственная гигиена / Пер. с фр. М., 1903. С. 148.

Мерами религиозного просвещения, чтением в местах лишения свободы достигаются представления, прежде всего господствовавшие в душе человека, достижение которых главным образом направлялось пенитенциарным воздействием. Многие священники не ограничивались лишь истинами христианского вероучения. Переход в беседе из догматической стороны учения в нравственную всегда имеет практическую пользу, поскольку в ней раскрывается глубинное состояние психики человека. Нигде не уделяется столько внимания учению о душе человека, как в системе исполнения наказания в виде лишения свободы <11>. «Религия, — по мнению И.А. Ильина, — по своему существу претендует на руководство во всех отношениях» <12>.

———————————

<11> Bumke E. Deutsches Gefungniswesen. Berlin: Verlag von Franz Vahlen, 1928. S. 257.

<12> Ильин И.А. Сочинения в 2 т. Т. 1. Философия права. Нравственная философия. М., 1993. С. 277.

Главное тюремное управление активизирует религиозно-нравственное воспитание арестантов. С этой целью оно предложило следующее: 1) арестанты, выводимые на богослужение в тюремную церковь, должны быть совершенно изолированы от посторонних лиц; 2) разобщены отдельные группы арестантов (политические и уголовные), несовершеннолетние в возрасте 17 лет от прочих арестантов. Женщины отделяются от мужчин для предупреждения общения глухими перегородками, по возможности выше человеческого роста <13>. По праздничным, воскресным и торжественным дням в местах лишения свободы совершались богослужения <14>, и всеми заключенными исполняется христианский долг исповеди Святого причастия <15>.

———————————

<13> См.: Цир. ГТУ N 10. 21 апреля 1909 г.

<14> См.: ст. 307 // Устав о содержащихся под стражей… С. 64.

<15> См.: ст. 38 // Указ. источник. С. 64.

В ряде тюрем Екатеринославской губернии было установлено, что утром и вечером перед принятием пищи и после арестанты пели молитвы, а в праздничные и воскресные дни и накануне посещали церковные богослужения, на которых пели арестанты, и из них образовывались хорошие хоры при губернских местах заключения <16>. В Бельгии богослужение совершается в специально отведенных местах — церкви и преимущественно в часовнях. Часовня по своему устройству должна иметь эстетически приятный вид и обладать свойствами внешнего воздействия на чувства арестантов. Литургия совершается по соответствующим правилам Святого причастия, исполнения религиозных обрядов <17>.

———————————

<16> ГАРФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 2935. Л. 128.

<17> Стевенс И. Указ. соч. С. 149 — 151.

Таким образом, относительно осужденных ко всем наказаниям различных уровней «срочности» имеются вполне определенные правовые основания для того, чтобы в рамках режима требований того или иного исправительного учреждения осуществлять нравственное воспитание свойственными методами пенитенциарного воздействия для достижения целей уголовного наказания.