Квалифицирующие признаки вовлечения в занятие проституцией и организации занятия проституцией: теория и судебная практика

04-03-19 admin 0 comment

Алихаджиева И.С.
Журнал российского права, 2010.


Формулирование уголовно-правовых норм об ответственности за различные посягательства при помощи квалифицированных составов обусловлено социальной потребностью в усиленной уголовно-правовой охране конкретных видов общественных отношений. В уголовно-правовой науке не сложилось целостного представления о системе квалифицирующих признаков. Следует согласиться с Т.Г. Дауровой в том, что «квалифицирующие признаки — это традиционно наиболее уязвимое место уголовного законодательства, так как в уголовно-правовой доктрине до настоящего времени не только отсутствует целостная теория квалифицирующих признаков, но даже не определено ее место в системе научных знаний» <1>.

———————————

<1> См.: Даурова Т.Г. Эволюция должностных преступлений в современном российском уголовном праве // Уголовно-правовые, пенитенциарные принципы и их реализация: правотворческий, правоприменительный уровни: Всерос. науч.-практ. конф. (28 — 29 марта 2005 г., г. Саратов): В 2 ч. / Под ред. Б.Т. Разгильдиева. Саратов, 2005. С. 24 — 25.

Вопрос о правовой оценке квалифицирующих обстоятельств является одним из сложных вопросов, возникающих не только в теории уголовного права, но и в правоприменительной практике. Анализ судебных приговоров, отмененных либо измененных решением вышестоящей судебной инстанции, позволяет осветить проблемы применения квалифицированных норм в преступлениях о проституции (ст. 240 — 241 УК РФ).

В подавляющем числе приговоров суд не применяет к соисполнителям организации занятия проституцией норм об обстоятельствах, отягчающих наказания, предусмотренных ст. 63 УК РФ. Назначение наказания за организацию занятия проституцией при групповом ее совершении производится избирательно, по усмотрению судебного органа, как правило, без учета положений, закрепленных в ст. 60, 63 УК РФ. Так, Советским районным судом г. Рязани гражданин Шамов осужден по ч. 1 ст. 241 УК РФ. Он признан виновным в том, что «в период с марта по 3 июня 2005 года умышленно, действуя в соответствии с отведенной ему ролью, отвозил к клиентам занимающихся проституцией лиц для оказания платных сексуальных услуг, осуществлял охрану проституток, разъяснял клиентам порядок и условия предоставления сексуальных услуг, получал оплату за услуги проституток». В мотивировочной части приговора суд указал: «Во второй половине декабря 2003 года Турченков совместно с Турченковой создал устойчивую организованную группу, действовавшую планомерно и целенаправленно, действия каждого участника группы являлись составной частью деятельности всей организованной группы, направленной на организацию занятия проституцией другими лицами, систематическое предоставление помещений для занятия проституцией. Данная преступная группа характеризовалась, кроме устойчивости, иерархическим строением, сплоченностью, масштабностью преступной деятельности и отработанной в течение длительного времени системой защиты от правоохранительных органов. Согласно распределенным ролям Шамов совместно с Турченковым, Турченковой, Петряжниковым, Ляшенко, Гусевым, Матусевым на протяжении с марта по 3 июня 2005 года совершил действия, направленные на занятие проституцией другими лицами» <2>. Однако при назначении наказания суд не учел совершения Шамовым преступления в составе организованной группы, указав на отсутствие в содеянном обстоятельств, отягчающих наказание. Отсутствие единого алгоритма применения ст. 63 УК РФ об усилении наказания за групповую организацию занятия проституцией чревато разной юридической оценкой действий соучастников даже в рамках одного уголовного дела. Так, все участники, осужденные по делу Шамова ранее, были признаны виновными в совершении организации занятия проституцией при наличии организованной группы лиц, в то время как Шамов, являвшийся членом данной группы, осужден по ч. 1 ст. 241 УК РФ без применения ст. 63 УК РФ.

———————————

<2> Архив Советского районного суда г. Рязани за 2006 год.

Различная позиция судов по применению положений об индивидуализации наказания необъяснима хотя бы потому, что формулировка ч. 3 ст. 60 УК РФ означает безоговорочный учет отягчающих обстоятельств, поскольку норма сформулирована как императивная («При назначении наказания учитываются… обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание», а не «могут учитываться»). Опасность подобных разнородных судебных решений очевидна, поскольку в случае немотивированного и не соответствующего фактическим обстоятельствам совершенного преступления неприменения положения об усилении наказания нарушаются общие начала назначения наказания. Преступнику не избирается та мера государственного воздаяния, которая соответствует тяжести содеянного им. Страдает и единообразие правоприменительной практики. Его достижению будет способствовать выделение в ст. 241 УК РФ квалифицирующих признаков двух форм соучастия (группа лиц по предварительному сговору и организованная группа), ибо, как показывают уголовные дела, для организации занятия проституцией необходимо осуществить подбор лиц для сферы коммерческого секса, организовать их доставку к потребителю, охрану проституирующих лиц, рекламу досуговых заведений, поиск помещений для занятия проституцией и проч., что предполагает объединение усилий как минимум нескольких лиц.

При наличии квалифицирующего признака «с применением насилия или с угрозой его применения» (п. «а» ч. 2 ст. 240 УК РФ; п. «б» ч. 2 ст. 241 УК РФ) оценка содеянного производится по совокупности преступлений, связанных с причинением вреда здоровью небольшой или средней тяжести, и это является неточной нормативной формулировкой. При квалификации вовлечения или организации занятия проституцией, сопровождающихся насилием, совокупность преступлений исключается в случае применения виновным такой разновидности насилия, которая не связана с причинением тяжкого вреда здоровью. Этим признаком охватываются причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, побои. Иные деяния, совершенные в отношении жертвы, требуют дополнительной квалификации по соответствующим статьям УК РФ. Подобный подход обусловлен не только правилами квалификации, но и особенностями самих составов о проституции, неотъемлемым атрибутом которых является принуждение, о котором прямо говорится в диспозиции ст. 240 УК РФ как о разновидности насилия, хотя данные составы преступлений не причислены к числу насильственных. Для устранения двойной квалификации следует изменить нормативное определение отягчающего обстоятельства, уточнив характер насилия — «с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, или с угрозой его применения».

Суды при совпадающих обстоятельствах систематического предоставления помещений для занятия проституцией сотрудниками объектов банно-прачечного хозяйства (саун, бань) в процессе правоприменительной деятельности принимают спорные, взаимоисключающие квалификационные решения по признаку использования служебного положения: в одних случаях признают, в других — не признают их специальными субъектами (ст. 241 УК РФ). Исходя из предлагаемых в различных постановлениях Пленума ВС РФ разъяснений (так, «под лицами, использующими свое служебное положение… следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ» <3>), к субъекту данного деяния следует относить более широкий круг лиц, которые на самом деле служебным положением не обладают, а следовательно, не могут его использовать при совершении преступлений. В то же время, наделяя состав организации занятия проституцией квалифицирующим обстоятельством «использование своего служебного положения», законодатель, на наш взгляд, вкладывает в это понятие более узкий смысл. Предоставление помещения для занятия проституцией рядовыми служащими помещений (к примеру, рабочими бани, банщицами, уборщицами) никоим образом не повышает общественную опасность совершенного ими преступления, а потому юридическая оценка их действий, на наш взгляд, должна исключать вменение рассматриваемого признака. Совершенно очевидно, что ни рабочие, ни банщицы не выполняют организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в перечисленных в ст. 285 УК РФ случаях, а равно управленческие функции в коммерческой или в некоммерческой организации. Объем их служебных полномочий не позволяет использовать приобретенное положение для совершения преступления. Подобное расширительное толкование норм Особенной части УК РФ увеличивает опасность аналогии уголовного закона и объективного вменения <4>. Не случайно в научной литературе уже высказывались предложения о возможности широкой трактовки этого признака, поскольку тогда объем репрессии будет меньше и ответственность для виновного наступит за одно преступление, а не за совокупность <5>.

———————————

<3> Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // РГ. 2008. 12 янв.

<4> См.: Энциклопедия уголовного права. Т. 2. Уголовный закон. СПб., 2005. С. 343 (автор главы «Толкование уголовного закона» — В.Ф. Щепельков).

<5> См.: Иногамова-Хегай Л., Черебедов С. Квалификация преступлений, совершенных с использованием служебного положения // Уголовное право. 2008. N 4. С. 25 — 30.

Рассматриваемый квалифицированный состав относится к числу преступлений, совершение которых возможно как в связи со служебной (должностной) деятельностью, так и в связи с выполняемой работой. Точнее, здесь следует говорить об использовании рабочими, банщицами, уборщицами, швейцарами, прочими сотрудниками соответствующих заведений, выполняющими неквалифицированную работу по обеспечению их деятельности, не того положения, которое они приобретают по службе, а, скорее, тех возможностей, которые появились в связи с выполняемой работой. Отождествление служебного положения с выполняемой работой приводит в совпадающих случаях к разному по объему (узкое, широкое и сверхширокое) пониманию данного квалифицирующего признака, что и отражается на диапазоне репрессии и единообразии судебной практики. По мнению специалистов, содержание понятия «использование служебного положения» включает три составляющие: использование служебных полномочий; использование служебного положения, основанного на авторитете лица, связанного с его служебными функциями; использование служебных полномочий при совершении действий, выходящих за пределы его служебных полномочий (превышение полномочий) <6>. Обычные трудовые функции, выполняемые рядовыми работниками заведений, где оказываются интим-услуги, не подпадают «в чистом виде» ни под один из указанных вариантов использования, что исключает обвинение в нем.

———————————

<6> См.: Черебедов С.С. Злоупотребление полномочиями по российскому уголовному праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 10.

Не ограниченное по объему толкование квалифицированного признака «использование» недопустимо и потому, что иначе противоправным действиям субъектов, служебные полномочия которых существенно различаются по содержанию и объему, будет дана аналогичная, тождественная оценка, чем размывается повышенная ответственность лиц, использующих при совершении преступления именно служебное положение <7>. Субъектами, по смыслу п. «а» ч. 2 ст. 241 УК РФ наделенными служебными полномочиями, должны признаваться директора массажных салонов, саун, бань, гостиниц, оздоровительных центров и др. и их заместители, администраторы. Между тем практика, напротив, свидетельствует о вменении этого квалифицирующего признака обычным сотрудникам, в то время как при наличии юридических оснований в квалификации действий лиц, реально использующих свое положение по службе, он не находит отражения. Так, Дзержинским городским судом Нижегородской области признано «доказанным совершение Здемировым притоносодержательства с использованием своего служебного положения, поскольку «сам подсудимый подтвердил, что являлся рабочим ООО «Троица Сервис» по обслуживанию бань в ночное время, что также подтверждается и трудовым договором между подсудимым и данной организацией. При этом именно его служебное положение позволяло Здемирову участвовать в организации занятия проституцией других лиц, содержать притон для этого. Из показаний самого подсудимого следует, что именно благодаря своей работе он имел реальную возможность избавиться от конкурентов, самому путем раздачи визиток соответствующего содержания приобрести клиентов, ввиду личного знакомства договориться с охранниками бани о сотрудничестве. На достаточно большое влияние Здемирова в данной организации указывает и то, что, занимаясь длительное время противоправной деятельностью, руководство организации не обращало на это внимания» <8>. Другой пример. Автозаводским районным судом г. Н. Новгорода Сокольская «признана виновной в организации занятия проституцией с использованием служебного положения. С целью организации и содержания притона для занятия проституцией Сокольская арендовала в декабре 2004 г. у ООО «Скид» помещение сауны «Бегемот», расположенной в г. Н. Новгороде. Сокольская совместно с заместителем директора Тагиевым и действующими в качестве администраторов сауны Т., А. и М. по распоряжению директора сауны «Бегемот» Сокольской и просьбе посетителей сауны вызывали проституток, которые передавали деньги за использование помещения сауны администраторам, а те, в свою очередь, — Сокольской или Фаргиеву. Фигурантам по данному делу инкриминировалось 54 эпизода предоставления помещения сауны для занятия проституцией» <9>. Анализ материалов уголовного дела показал, что практическими работниками правоохранительных органов даже в рамках одного обвинения неоднозначно трактуется рассматриваемый квалифицирующий признак в отношении осужденных лиц. Следует согласиться с Н.А. Егоровой в том, что признак «использование служебного положения» включает в себя использование как управленческих, так и иных служебных полномочий» <10>. В. Воронин справедливо полагает, что лицо является субъектом преступлений, предусмотренных ст. 241 УК РФ относительно деяний, связанных с притоносодержанием и систематическим предоставлением помещений для занятия проституцией, при условии, если оно располагает реальным правом по распоряжению или пользованию соответствующим помещением <11>. Как следует из обвинительного заключения, Сокольская организовала систематическое предоставление помещения сауны по предварительному сговору с заместителем директора Тагиевым, однако последний не признан специальным субъектом по признаку использования служебного положения и осужден по ч. 1 ст. 241 УК РФ вопреки тому, что именно занимаемая им должность сделала возможным его содействие осуществлению проституционной деятельности в помещении сауны. Доказано также, что Тагиев наряду с Сокольской располагал реальным правом пользования помещением сауны как один из ее руководителей, а потому денежные средства, полученные от проституции, распределялись между двумя виновными.

———————————

<7> См.: Шимбарева Н.Г. Преступления, связанные с должностной или служебной деятельностью, как одна из форм проявления коррупции // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы 6-й Международной научно-практической конференции. М., 2009. С. 435.

<8> Архив Дзержинского городского суда Нижегородской области за 2005 год.

<9> Архив Автозаводского районного суда г. Н. Новгорода за 2006 год.

<10> Егорова Н.А. Теоретические проблемы уголовной ответственности за преступления лиц, выполняющих управленческие функции: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Саратов, 2007. С. 15.

<11> См.: Воронин В. Ответственность за проституцию // Уголовное право. 2006. N 3. С. 16.

Анализ уголовных дел показал, что в целом правоприменитель не допускает серьезных ошибок в юридической оценке квалифицирующего признака «вовлечение в занятие проституцией, совершенное в отношении заведомо несовершеннолетнего» (ч. 3 ст. 240 УК РФ, п. «в» ч. 2 ст. 241 УК РФ), доказывая так называемую заведомость. Единственная сложность возникает при квалификации этого обстоятельства, сопровождающего вовлечение в занятие проституцией и торговлю людьми, при совокупности двух преступлений. По таким составам с признаком их совершения в отношении заведомо несовершеннолетнего суды либо применяют двойную квалификацию по п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ и ч. 3 ст. 240 УК РФ, либо, напротив, исключают совокупность названного квалифицирующего обстоятельства при вовлечении в занятие проституцией и оценивают как квалифицированное деяние только торговлю людьми. Основной причиной этого является отсутствие в законе четких определений вовлечения и вербовки как деяния по торговле людьми. Путаница с отграничением торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации (п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ) от вовлечения в занятие проституцией (ч. 3 ст. 240 УК РФ) вызвана повторением в их диспозициях квалифицирующих признаков. В таких случаях имеет место реальная совокупность преступлений, при которой в отношении несовершеннолетних совершалась сделка купли-продажи в целях использования занятия проституцией, квалифицируемая как торговля людьми, а в последующем и вовлечение в занятие проституцией.

В теории уголовного права сложилась четкая позиция о квалификации каждого из совершенных преступлений, составляющих реальную совокупность, по самостоятельной статье (пункту, части статьи) Особенной части <12>, которая разделяется учеными и в настоящее время <13>. Учитывая наличие в содеянном нескольких преступлений, юридическая оценка должна охватывать все квалифицирующие признаки двух деяний. В связи с этим следует поддержать предложение ученых о закреплении в законе уголовно-правового значения множественности квалифицирующих обстоятельств для индивидуализации наказания и придать совокупности квалифицирующих признаков значение обстоятельства, повышающего минимальный предел назначаемого наказания <14>. Если множественность преступлений является основанием ужесточения наказания, аналогичное правило следует распространить на множественность квалифицирующих признаков для полного учета всех отягчающих обстоятельств, тяжких или менее тяжких, и воздействия, таким образом, на окончательное наказание за содеянное в целях его индивидуализации. При формулировании специальной нормы о назначении наказания по совокупности квалифицирующих признаков следует ввести минимальный и максимальный пределы наказания при совершении преступлений с отягчающими обстоятельствами.

———————————

<12> См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 300.

<13> См.: Кадников Н.Г. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2009. С. 33.

<14> См.: Плаксина Т.А. Социальные основания квалифицирующих убийство обстоятельств и их юридическое выражение в признаках состава преступления: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Томск, 2006. С. 29.

Анализ норм, описывающих квалифицированные и особо квалифицированные составы вовлечения в занятие проституцией и организации занятия проституцией, показывает необходимость их совершенствования. В юридической литературе предложения о модернизации ст. 240, 241 УК РФ, как правило, касаются дополнения их диспозиции новыми квалифицирующими обстоятельствами. Обобщив имеющиеся предложения о возможных редакционных новеллах ст. 240, 241 УК РФ, можно сгруппировать их в соответствии с определенными признаками, относимыми к особенностям личности потерпевшего (малолетие <15>), способам вовлечения (использование материальной или иной зависимости от виновного <16>), последствиям (получение дохода в крупном размере от занятия проституцией, если этот доход связан с занятием другого лица проституцией <17>), формам вины и ее признакам (исключение заведомости применительно к возрасту вовлекаемого <18>, из корыстных побуждений <19>) и специальными признаками виновного (родители или лицо, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а равно педагоги или другие работники образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанные осуществлять надзор за несовершеннолетним <20>, ранее судимым лицом <21>).

———————————

<15> См.: Сучкова В.В. Общественная нравственность в сфере половых отношений как объект уголовно-правовой охраны: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 9 — 10.

<16> См.: Арсланбекова Р.А. Вовлечение в занятие проституцией и организация занятия проституцией (уголовно-правовые и криминологические проблемы): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Махачкала, 2004. С. 7.

<17> См.: Уханова Н.В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика преступлений, способствующих проституции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 4.

<18> См.: Гоноченко О.А. Уголовно-правовые средства защиты несовершеннолетних от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2004. С. 12.

<19> См.: Дьяченко А. Ответственность за сексуальную эксплуатацию женщин и детей // Уголовное право. 2003. N 2. С. 23.

<20> См.: Сучкова В.В. Указ. соч. С. 10.

<21> См.: Дьяченко А. Указ. соч. С. 23.

Для адекватной уголовно-правовой охраны общественных отношений в сфере прав и свобод личности законодателю следует предложить, прежде всего, ввести извлечение дохода от занятия проституцией в крупном и особо крупном размере в качестве квалифицирующего и особо квалифицирующего признака деяний, направленных на организацию занятия проституцией, что позволит дифференцировать уголовную ответственность. Привлекательность проституции обусловлена, прежде всего, извлечением высокого дохода от проституции и стимулирует включение, в том числе и криминальное, в проституцию и организацию этой деятельности. При проведении законодательных изменений ст. 241 УК РФ может быть использован недавний опыт криминализации извлечения крупного дохода в составе об изготовлении и обороте материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242.1 УК РФ) <22>. Получение доходов от занятия проституцией другого лица и существование на средства от проституции, отсутствие других источников заработка суды принимают во внимание при вынесении приговоров. Так, в приговоре Вологодского городского суда говорится, что «при назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность подсудимой, которая не работает, отсутствие тяжких последствий и материального ущерба, обстоятельство, смягчающее наказание, а также размер ежемесячной выручки, полученной подсудимой от организации и содержания притона и установленной по записям в тетради Платовой Н.Н.» <23>. Октябрьский районный суд г. Новороссийска учитывает, что «длительное время Безносов В.П. нигде не работает, существует на средства, добытые преступным путем, повышенную общественную значимость совершенного им преступления, отношение подсудимого к содеянному, отсутствие других смягчающих и отягчающих вину обстоятельств и находит обоснованным назначить Безносову В.П. наказание, связанное с изоляцией от общества» <24>.

———————————

<22> См.: Федеральный закон от 27 июля 2009 г. N 215-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2009. N 31. Ст. 3921.

<23> Архив Вологодского городского суда за 2003 год.

<24> Архив Октябрьского районного суда г. Новороссийска за 2004 год.

Учитывая криминологические особенности преступления, предусмотренного ст. 241 УК РФ, следует ввести в качестве квалифицированных и особо квалифицированных составов рассматриваемого деяния две формы групповых образований: совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и совершение преступления организованной группой, что устранит непоследовательность в интерпретации правоприменителем отягчающего обстоятельства о соучастии.

Вовлечение в занятие проституцией характеризуется использованием средств массовой коммуникации для объявлений о работе в сфере оказания интимных услуг. Размещение объявления в средствах массовой информации означает желание вовлекающего путем провоцирования материальной заинтересованности включить в эту нелегальную сферу лиц, откликнувшихся на такое предложение. Публикация объявлений о наборе в сферу досуга является не чем иным, как завуалированным предложением о вовлечении в проституцию, адресованным неопределенному кругу лиц. Фактически любое объявление в СМИ о рекрутировании в проституцию, а равно и о предоставлении услуг интимного характера на коммерческой основе, означает публичное рекламирование проституции и как рода деятельности, и как возможной формы нелегального проведения досуга, что фактически означает и способ, содействующий вовлечению в проституцию и организации занятия проституцией. По материалам изученных уголовных дел такой способ совершения преступлений приобрел массовый характер, а потому следует предпринять корректировку законодательства на предмет введения этого обстоятельства в число отягчающих. В связи с наличием криминологических условий формирования квалифицированных составов преступлений полагаем верным выделить в качестве квалифицирующего признака вовлечения в занятие проституцией и организации занятия проституцией совершение их путем рекламы коммерческих сексуальных услуг в средствах массовой информации, Интернете, а равно в местах компактного проживания и учебы граждан.

Судебная практика показывает, что организация занятия проституцией в форме систематического предоставления помещений для занятия проституцией сопровождается передачей такого помещения на время заведомо несовершеннолетнему, занимающемуся проституцией. Полагаем, что с учетом зарубежного опыта ряда европейских стран следует криминализировать предоставление помещения заведомо несовершеннолетнему лицу для оказания им услуг сексуального характера <25>.

———————————

<25> См.: Додонов В. Ответственность за преступления, связанные с проституцией, в современном уголовном праве // Уголовное право. 2007. N 1. С. 104.

Внесение предлагаемых изменений в действующее уголовное законодательство позволит устранить имеющиеся противоречия и повысить эффективность уголовно-правовой борьбы с деяниями, сопряженными с проституцией.

Библиографический список

Арсланбекова Р.А. Вовлечение в занятие проституцией и организация занятия проституцией (уголовно-правовые и криминологические проблемы): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Махачкала, 2004.

Воронин В. Ответственность за проституцию // Уголовное право. 2006. N 3.

Гоноченко О.А. Уголовно-правовые средства защиты несовершеннолетних от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2004.

Даурова Т.Г. Эволюция должностных преступлений в современном российском уголовном праве // Уголовно-правовые, пенитенциарные принципы и их реализация: правотворческий, правоприменительный уровни: Всерос. науч.-практ. конф. (28 — 29 марта 2005 г., г. Саратов): В 2 ч. / Под ред. Б.Т. Разгильдиева. Саратов, 2005.

Додонов В. Ответственность за преступления, связанные с проституцией, в современном уголовном праве // Уголовное право. 2007. N 1.

Дьяченко А. Ответственность за сексуальную эксплуатацию женщин и детей // Уголовное право. 2003. N 2.

Егорова Н.А. Теоретические проблемы уголовной ответственности за преступления лиц, выполняющих управленческие функции: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Саратов, 2007.

Иногамова-Хегай Л., Черебедов С. Квалификация преступлений, совершенных с использованием служебного положения // Уголовное право. 2008. N 4.

Кадников Н.Г. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2009.

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972.

Плаксина Т.А. Социальные основания квалифицирующих убийство обстоятельств и их юридическое выражение в признаках состава преступления: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Томск, 2006.

Сучкова В.В. Общественная нравственность в сфере половых отношений как объект уголовно-правовой охраны: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.

Уханова Н.В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика преступлений, способствующих проституции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002.

Черебедов С.С. Злоупотребление полномочиями по российскому уголовному праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008.

Шимбарева Н.Г. Преступления, связанные с должностной или служебной деятельностью, как одна из форм проявления коррупции // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы 6-й Международной научно-практической конференции. М., 2009.

Энциклопедия уголовного права. Т. 2. Уголовный закон. СПб., 2005.