Проблемы незащищенности потребителей банковских услуг

04-03-19 admin 0 comment

Рыбакова С.В.
Электронный ресурс, 2009.


В системе формирования современного рынка банковских услуг, несмотря на ряд положительных тенденций, способствующих его прогрессивному развитию, имеются определенные проблемы, которые деструктивным образом влияют на происходящие в указанной области хозяйственных отношений процессы. В частности, по нашему мнению, имеется необходимость обратить внимание на вопросы, связанные с защитой прав граждан — потребителей банковских и некоторых иных связанных с ними услуг.

Так, А.И. Дружинин, отмечая в качестве одного из направлений государственной политики в банковской сфере укрепление доверия к банкам, указывает на то, что государство должно не выступать в роли пассивного наблюдателя за развитием кредитных отношений, а активно влиять на него <1>.

———————————

<1> См.: Дружинин А.И. Цели и направления развития банковской системы России // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. 2006. N 3. С. 81, 86.

Действительно, на сегодняшний день в числе факторов, способствующих эффективному развитию банковской сферы, можно прежде всего назвать осуществляемую государством правовую политику в денежно-кредитной сфере, задачей которой является повышение доверия к отечественной банковской системе, а также повышение качества оказываемых банками услуг.

Так, в числе законодательных актов, принятых после экономического кризиса 1998 г. и направленных на достижение указанных целей, можно назвать следующие:

1) Федеральный закон от 8 июля 1999 г. «О реструктуризации кредитных организаций» <2> (в настоящий момент утратил силу);

———————————

<2> СЗ РФ. 1999. N 28. Ст. 3477.

2) Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» <3>;

———————————

<3> СЗ РФ. 1999. N 9. Ст. 1097.

3) отдельные федеральные законы, внесшие изменения в Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР» <4> (например, Федеральный закон от 19 июня 2001 г. <5>; Федеральный закон от 2 ноября 2007 г. <6>; Федеральный закон от 8 апреля 2008 г. <7>);

———————————

<4> СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

<5> СЗ РФ. 2001. N 26. Ст. 2586.

<6> СЗ РФ. 2007. N 45. Ст. 5425.

<7> СЗ РФ. 2008. N 15. Ст. 1447.

4) Федеральный закон от 10 июля 2002 г. «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» <8>;

———————————

<8> СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2790.

5) Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» <9>;

———————————

<9> СЗ РФ. 2003. N 52 (ч. I). Ст. 5029.

6) Федеральный закон от 29 июля 2004 г. «О выплатах Банка России по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, не участвующих в системе обязательного страхования физических лиц в банках Российской Федерации» <10>;

———————————

<10> СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3232.

7) Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. «О кредитных историях» <11>;

———————————

<11> СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. I). Ст. 44.

8) Федеральный закон от 25 октября 2007 г. «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» и часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации» <12>.

———————————

<12> СЗ РФ. 2007. N 44. Ст. 5282.

При этом следует отметить, что принятие практически каждого из указанных Законов служило не только мерой превентивного характера, направленной на совершенствование достигнутых положительных результатов в процессе формирования рынка цивилизованных банковских услуг, но и мерой вынужденного ответного характера на те негативные тенденции, которые складывались в данной сфере отношений, деформируя ее поступательное развитие.

Как известно, в своей основе деятельность банковской системы базируется на функционировании особого экономического механизма — кредита, который, в свою очередь, выступает связующим звеном большинства взаимоотношений, складывающихся по поводу оказания банковских услуг. Думается, что это касается не только операций по привлечению средств во вклады и их размещению, но и операций по открытию и ведению банковских счетов, осуществлению расчетов и некоторых других.

Также следует указать на такое обстоятельство, что кредитные отношения в общем механизме экономических отношений существуют не сами по себе, а находятся во взаимных связях с другими элементами данного механизма, в связи с чем во многом способствуют зарождению и обеспечению жизнедеятельности иных сфер хозяйствования, которые требуют капитальных вложений. В частности, это касается строительства, торговли и иных видов бизнеса.

Традиционно целью банковского регулирования и надзора выступает приоритет защиты прав вкладчиков и иных кредиторов банков. В настоящее время, к сожалению, стал известен тот факт, что в защите государства нуждаются не только те лица, которые доверили свои средства банкам, но и заемщики, т.е. лица, которым доверили свои средства банки.

В данной ситуации нельзя не обратить внимания на то, что риск-ориентированный банковский надзор, т.е. надзор, осуществляемый от имени государства центральными банками или иными органами за деятельностью кредитных организаций, в большей степени направлен на недопущение системных банковских кризисов. Однако, по нашему мнению, не менее пристальное внимание органы надзора должны направлять и на иные аспекты обеспечения законности в банковской сфере, в частности на проблему защиты прав потребителей банковских услуг.

Как представляется, результативность решения проблемы, связанной с укреплением доверия к отечественной банковской системе, зависит не только от интерпретации указанной проблемы различными органами государственной власти, детерминированной кризисными явлениями в экономике и насущными потребностями в рынке свободных капиталов, но и некоторыми ценностями нематериального характера, которые должны проистекать из института социальной ответственности бизнеса за социально-экономическое состояние общества.

Вместе с тем, по справедливому замечанию Г.В. Кипарской, в основу партнерства бизнеса и общества должны быть положены не только социальные интересы общества, но и соблюдение экономических интересов бизнеса, что в условиях рыночной экономики невозможно без направляющего участия государства, усиливающего и дополняющего ее импульсы <13>.

———————————

<13> См.: Кипарская Г.В. Концепция социальной ответственности бизнеса в контексте реализации задач социальной политики государства // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. 2006. N 3. С. 195.

Таким образом, диалектика социально-экономических и политических отношений, складывающихся в сфере банковской деятельности, свидетельствует о взаимной заинтересованности всех участвующих в них субъектов в эффективности ее осуществления. Указанная эффективность, в свою очередь, существенным образом зависит от того кредита доверия, который способно «ссудить» государство физическим лицам и хозяйствующим субъектам в качестве невещественного, но очень весомого потенциала надежности банковского бизнеса. Сказанное особенно важно в аспекте функционирования публичных финансов в условиях формирования правового социального государства.

Как было отмечено выше, оказание банковских услуг не исчерпывается самими банками. Данные услуги в случае с кредитованием могут как бы транслироваться другими субъектами, а именно теми, кто выступил в качестве первоначального заемщика перед таким кредитором, как банк.

Например, предприниматель или юридическое лицо, приобретя в кредит оптовую партию товара (бытовую технику, мебель и пр.), затем предлагает его к розничной реализации, включив в стоимость товара также свои расходы на погашение процента по кредиту. При этом потребителю предлагается продажа товара в рассрочку, но без процентов (т.е. предлагается заем, завуалированный под беспроцентный). Безусловно, подобный способ предложения товара привлекает покупателя. Однако покупатель, по нашему мнению, в данном случае вводится в заблуждение относительно цены товара, полагая, что он получает рассрочку бесплатно.

Можно привести иной пример. Организация, функционирующая на рынке жилья, на условиях долевого участия помогает приобретать жилье гражданам, которые не имеют средств, чтобы полностью оплатить его стоимость. При этом указанная организация в своей деятельности оперирует не собственными средствами, а заемными, которые получены в банке в кредит. Таким образом, потребитель, выбрав для себя риелтора, лишается права выбора кредитной организации, а главное, лишается права выбора условий кредитования

Безусловно, сказанному можно возразить, приведя довод о том, что в рыночной экономике имеют место конкурентные отношения, когда каждый вправе самостоятельно выбирать себе контрагента по сделке и условия данной сделки. Однако сложность вызывают ситуации, когда рядовой гражданин, не имеющий специальных познаний в сфере кредитно-заемных отношений, может испытывать трудности с тем, чтобы сделать верный, экономически эффективный выбор.

В частности, вступая в данные отношения, следует обращать внимание на ряд обстоятельств организационного и экономического характера: 1) возможно ли досрочное погашение кредита (возврат займа); 2) исходя из чего будет производиться расчет процентов за пользование кредитом: исходя из остающейся суммы долга (которая, естественно, периодически должна уменьшаться при добросовестном ее погашении заемщиком) или исходя из первоначальной суммы, которая определяется на момент заключения договора; 3) уточнить все виды платежей, которые будут сопровождать долговые отношения: плата за кредитное обслуживание; проценты по кредиту и иные платежи, которые могут включаться в условия кредитования; 4) необходимо знать, что при частичном погашении долга из имеющихся у заемщика средств по общему правилу сначала погашаются проценты за пользование кредитом и лишь затем сумма основного долга. Безусловно, перечислить здесь советы на все случаи невозможно, поскольку каждый субъект хозяйствования, предлагающий свои услуги, вправе разнообразить их по своему усмотрению.

При этом считаем правомерным обозначить вопрос: «вправе разнообразить» с точки зрения закона или со своей собственной точки зрения? Безусловно, положительный ответ должен быть со ссылкой на закон. Однако закон не всегда четко регламентирует те или иные ситуации, которые могут сложиться в жизни. Например, законодательно не регламентирована проблема о базовой сумме, на которую должны начисляться проценты. Только исходя из идеи соразмерности оплаты и общего смысла ст. 809 Гражданского кодекса Российской Федерации <14> «Проценты по договору займа» можно предположить, что проценты за пользование денежными средствами должны начисляться только на оставшуюся часть долга. Между тем на практике имеют место и иные случаи.

———————————

<14> СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410.

Кроме того, согласно указанному закону порядок исчисления процентов определяется договором, в связи с чем сторона, предлагающая свои услуги, вправе предложить любой порядок.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что граждане, прибегающие к сфере потребления услуг, связанных с узкой профессиональной сферой деятельности, в частности к услугам заемно-кредитного характера, вправе претендовать на свою защищенность со стороны государства от введения в заблуждение в силу своей непросвещенности в данных вопросах.

В частности, в научной литературе предлагается к рассмотрению вопрос о роли и значении информации для финансово-правовой сферы. Так, В.И. Ступаков, оперируя понятием «информационно-финансовое правоотношение», отмечает, что появление в результате административной реформы государственных служб и агентств, занимающихся финансовым мониторингом, отражает собой новый этап совершенствования правового регулирования указанных отношений. При этом указанный автор отмечает, что основная цель правового регулирования данного вида информации направлена на ее охрану, защиту, а также на регламентацию оснований и способов получения и ее распространения компетентными субъектами.

Можно согласиться с предложенной В.И. Ступаковым классификацией основных функций финансово-правового регулирования прав и обязанностей пользователей информационных сетей: регулятивные — по осуществлению государственного мониторинга для достижения публичного и экономического порядка в сфере финансов; охранительные — по обеспечению внешней и внутренней безопасности финансовой информации; социальные — по созданию некоммерческих информационных ресурсов общего пользования, стимулирующих рост нового сегмента финансовой деятельности — финансово-информационных услуг <15>.

———————————

<15> См.: Ступаков В.И. Финансово-правовое регулирование правоотношений в сфере накопления и предоставления финансовой информации в условиях административной реформы // Научные труды. Вып. 5. В 3 т. Т. 1 / Российская академия юридических наук. М.: Издательская группа «Юрист», 2005. С. 705 — 707.

Особое внимание, по нашему мнению, следует обратить именно на последнюю из указанных функций, в рамках развития которой могли бы находить свое разрешение обозначенные выше проблемы.

В качестве положительного опыта законотворческой деятельности можно привести нормы налогового законодательства, регламентирующие вопросы, направленные на знание налогоплательщиками налогового закона и на возможность получения разъяснений со стороны компетентных органов власти (пп. 1, 2 п. 1 ст. 21 Налогового кодекса Российской Федерации <16>).

———————————

<16> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3824.

Но данные законоположения непосредственным образом вытекают из публично возложенной обязанности по уплате налогов, чего нельзя сказать о правоотношениях заемно-кредитного характера. Хотя определенная квалифицированная помощь со стороны государства могла бы быть оказана и в данной области правоприменения, например путем учреждения специального подразделения в Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

При этом следует отметить, что консультационная и контрольная работа в указанной сфере отношений должна иметь четкую целевую направленность. В противном случае ее эффективность будет вызывать сомнения. Например, имеют место ситуации, когда коммерческие банки, которые в соответствии с законом поднадзорны Центральному банку Российской Федерации, в нарушение требований Налогового кодекса Российской Федерации (ст. 60) либо отказываются принимать фискальные платежи, поскольку обязаны делать это безвозмездно, либо принимают их со взиманием комиссионного вознаграждения.

Думается, что преодоление всех вышеназванных причин, отрицательно влияющих на формирование отечественного рынка банковских услуг, возможно с помощью правового инструментария, который способен кардинальным образом влиять и на экономику, и на сознание, и на традиции.

При этом на защиту прав потребителей банковских услуг должен встать не только закон, но и контроль со стороны государства за его эффективным и моральным исполнением.

В аспекте обозначенных проблем нельзя не отметить предложенную О.Н. Горбуновой концепцию финансового мониторинга как «слежения рублем за всеми процессами, происходящими в государстве и обществе, который можно проводить постоянно, ежедневно, ежечасно, в отличие от финансового контроля, который является процессом прерывным» <17>. В рамках финансового мониторинга компетентные государственные органы могли бы аккумулировать и обобщать информацию об условиях партнерства в сфере реализации кредитно-заемных отношений.

———————————

<17> Горбунова О.Н. Финансовое право: некоторые вопросы теории и практики на современном этапе // Актуальные проблемы финансового права Республики Беларусь, России, Украины / Отв. ред. Д.В. Винницкий. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та; Издательство юридического факультета СПбГУ, 2006. С. 73.

Таким образом, вопросы, связанные с разъяснительной, информационной и правозащитной работой в системе потребления банковских и иных услуг денежного характера, нуждаются в дальнейшем изучении и соответствующей правовой регламентации. В данном случае мы солидарны с мнением С.В. Запольского, который, говоря о направлениях перспективных финансово-правовых исследований, отмечает, что возникает потребность выделения чрезвычайно важных для функционирования финансовой системы обеспечительных правовых институтов, таких, как финансовый контроль, бухгалтерский учет, регистрационные, информационные, юрисдикционные финансово-правовые процедуры <18>.

———————————

<18> См.: Запольский С.В. Дискуссионные вопросы теории финансового права: Монография. М.: РАП; Эксмо, 2008. С. 153.