Современное состояние законодательства в сфере применения специальных средств в Монголии

04-03-19 admin 0 comment

Насанжаргал Г.
Электронный ресурс, 2009.


Автор статьи считает, что необходимо внесение изменений в действующее законодательство Монголии относительно вопросов применения специальных средств. Автор предлагает разработать Закон «О применении специальных средств», который позволит более эффективно и безопасно применять данные средства и в то же время будет гарантировать защиту прав и свобод человека и гражданина.

Ключевые слова: Монголия, правонарушение, сотрудники правоохранительных органов, полиция.

The author believes that it is necessary to introduce changes into the current legislation of Mongolia with regard to the issues of application of special means; proposes to work out the law «On Application of Special Means» which will allow more effective application of the said means and will guarantee protection of rights and freedoms of man and citizen.

Key words: Mongolia, violation, officials of law-enforcement agencies, police.

Демократические преобразования в Монголии, происходящие с 1990-х годов, вызвали в социально-политической жизни общества кардинальные изменения, связанные в первую очередь с отказом от принципов тоталитарного социализма, созданием многопартийной системы и стремлением построить в стране правовое гражданское общество.

Однако с началом реформ наряду с позитивным сдвигом в политической сфере появились и негативные явления в социально-экономической жизни общества, проявившиеся, в частности, в виде сильной дисфункции государственных органов, глубокой депрессии экономики и в связанном с этим резком росте преступности. В структуре преступности возросла доля тяжких и особо тяжких преступлений. Абсолютный рост опасных насильственных и корыстно-насильственных деяний, совершаемых организованной группой, стал доминирующей и интегрирующей тенденцией последнего времени. На фоне количественного роста преступности, изменения ее динамики существенно увеличилось и количество административных правонарушений. Так, по данным органов полиции Монголии, темп прироста административных правонарушений за 2004 — 2008 гг. составил примерно 4,6% по сравнению с предыдущим пятилетием. Особенно сильный рост данного вида правонарушений наблюдался в 2008 г., увеличившись на 9,7% по сравнению с предыдущим годом.

Растущий контраст социальных слоев населения, безработица и социальная незащищенность граждан, в свою очередь, приводили к противоречиям, конфликтам, иногда и конфронтации социальных групп с институтами власти. Политическое бескультурье, правовая безграмотность некоторых «оппозиционеров» не раз становились причиной проведения несанкционированных акций и учинения массовых беспорядков, где для пресечения незаконных действий и наведения общественного порядка органами полиции стали активно применяться специальные средства.

Современная ситуация в области правового обеспечения применения специальных средств в органах полиции Монголии обусловлена прежде всего принятием в 1992 г. новой Конституции Монголии <1>, провозглашающей построение в стране гуманного, гражданского демократического общества. В Конституции Монголии указано, что государство признает основные права и свободы граждан и обязуется перед гражданами обеспечить экономические, социальные, юридические и иные гарантии для реализации прав и свобод личности, вести борьбу с нарушениями прав и свобод человека, восстанавливать нарушенные права (ч. 1 ст. 19).

———————————

<1> См.: Конституция Монголии от 15 января 1992 г. // Государственный бюллетень. 1992. N 1.

В 1998 г. была утверждена Программа правовой реформы Монголии <2>, направленная на развитие демократии, укрепление правопорядка, защиту прав и свобод человека.

———————————

<2> См.: Программа правовой реформы: Постановление ВГХ Монголии N 18 от 1998 г.

В рамках данной Программы совершенствования правовой системы государства за прошедшее время сделано уже очень многое. В частности, принят и введен в действие целый ряд законодательных актов Монголии, в том числе Административно-процессуальный <3> и Уголовно-процессуальный <4> кодексы; Законы Монголии «Об административной ответственности» <5>, «Об органах полиции» <6>, «О предупреждении преступности» <7>, «О внутренних войсках» <8>, «О безопасности дорожного движения» <9>, «О борьбе с пьянством» <10>, «О проведении митингов и демонстраций» <11>, «Об оперативно-розыскной деятельности» <12>, «О борьбе с терроризмом» <13>, «О борьбе с коррупцией» <14>, «О контроле над оборотом взрывчатых веществ» <15> и многие другие, которые в той или иной степени регламентируют применение специальных средств в силовых органах.

———————————

<3> См.: АПК Монголии от 26 декабря 2002 г. // Государственный бюллетень. 2003. N 3.

<4> См.: УПК Монголии от 10 января 2002 г. // Государственный бюллетень. 2002. N 7.

<5> См.: Закон Монголии от 27 ноября 1992 г. // Государственный бюллетень. 1992. N 4 — 5.

<6> См.: Закон Монголии от 2 декабря 1993 г. // Государственный бюллетень. 1993. N 8.

<7> См.: Закон Монголии от 12 декабря 1997 г. // Государственный бюллетень. 1998. N 1.

<8> См.: Закон Монголии от 17 октября 1995 г. // Государственный бюллетень. 1995. N 12.

<9> См.: Закон Монголии от 30 апреля 1996 г. // Государственный бюллетень. 1996. N 7.

<10> См.: Закон Монголии от 28 января 2000 г. // Государственный бюллетень. 2000. N 3.

<11> См.: Закон Монголии от 7 июля 1994 г. // Государственный бюллетень. 1994. N 9.

<12> См.: Закон Монголии от 4 декабря 1997 г. // Государственный бюллетень. 1998. N 1.

<13> См.: Закон Монголии от 23 апреля 2004 г. // Государственный бюллетень. 2004. N 6.

<14> См.: Закон Монголии от 6 июля 2006 г. // Государственный бюллетень. 2006. N 35.

<15> См.: Закон Монголии от 6 мая 2004 г. // Государственный бюллетень. 2004. N 21.

Принятие указанных Законов способствовало главным образом формированию правовой основы деятельности органов полиции по осуществлению возложенных на них функций: борьбы с преступностью, предупреждению и пресечению преступлений и административных правонарушений.

Таким образом, можно сделать вывод о создании надлежащей правовой базы применения специальных средств сотрудниками правоохранительных органов, в том числе органов полиции Монголии. Вместе с тем необходимо указать на некоторые проблемы правоприменительной деятельности среди них:

1) терминологическая противоречивость норм;

2) недостаточная системность и классификация предписаний;

3) отсутствие нормативных определений специальных средств;

4) неконкретность правовых дефиниций, применительно к которым возможны различные истолкования.

Особое место занимает первая из вышеприведенных проблем, суть которой заключена в том, что в нормативно-правовых актах Монголии (12 законов и 8 подзаконных актов, регулирующих применение специальных средств) используются разные термины, определяющие понятие «специальные средства». В данном случае противоречивость терминологии, равно как и ее неконкретность, исключает возможность определения предмета регулирования и в конце концов приводит к неверному истолкованию правового предписания и соответственно к неизбежным ошибкам при применении специальных средств.

Что касается несанкционированного применения специальных средств, то в последние годы в Монголии наблюдается тенденция увеличения количества субъектов, наделенных правом применять специальные средства в целях охраны общественного порядка и в иных публичных целях.

Анализ вышеуказанных правовых актов позволяет утверждать, что перечень государственных органов и их должностных лиц, правомочных применять специальные средства в целях осуществления общих и специальных мер пресечения, должен быть исчерпывающим. В соответствии с действующим законодательством указанными правомочиями наделены:

1) сотрудники органов полиции — в соответствии с Законом Монголии от 2 декабря 1993 г. «Об органах полиции» <16> (гл. 5);

———————————

<16> См.: Закон Монголии от 2 декабря 1993 г. // Государственный бюллетень. 1993. N 8.

2) военнослужащие внутренних войск — в соответствии с Законом Монголии от 29 октября 1995 г. «О внутренних войсках» <17> (гл. 1);

———————————

<17> См.: Закон Монголии от 17 окт. 1995 г. // Государственный бюллетень. 1995. N 12.

3) сотрудники органа исполнения судебных решений — в соответствии с Законом Монголии от 10 января 2002 г. «Об органе исполнения судебных решений» <18> (п. 8 — 9 ст. 137);

———————————

<18> См.: Закон Монголии от 10 января 2002 г. // Государственный бюллетень. 2002. N 8.

4) сотрудники органа государственной охраны — в соответствии с Законом Монголии от 27 апреля 1995 г. «О государственной охране» <19> (п. 5 ст. 15, ст. 21 — 22);

———————————

<19> См.: Закон Монголии от 27 апреля 1995 г. // Государственный бюллетень. 1995. N 7.

5) сотрудники разведывательного органа — в соответствии с Законом Монголии от 8 июля 1999 г. «О разведывательном органе» <20> (ст. 27);

———————————

<20> См.: Закон Монголии от 8 июля 1999 г. // Государственный бюллетень. 1999. N 35.

6) прокуроры — в соответствии с Законом Монголии от 4 июля 2002 г. «О прокуратуре» <21> (ст. 37);

———————————

<21> См.: Закон Монголии от 4 июля 2002 г. // Государственный бюллетень. 2002. N 29.

7) сотрудники военизированной охраны путей сообщения — согласно ст. 21 Закона Монголии от 7 июля 2007 г. «О железнодорожной перевозке» <22> (ст. 24, 25).

———————————

<22> См.: Закон Монголии от 5 июля 2007 г. // Государственный бюллетень. 2007. N 30.

Кроме того, к субъектам, имеющим право применения различных специальных средств, предназначенных для специальных мер пресечения, могут быть отнесены инспектор по охране природы и окружающей среды, инспектор таможенного контроля, сотрудники службы безопасности негосударственных органов и многие другие, что стало возможным на основании ведомственных нормативных актов. На наш взгляд, наделение должностных и физических лиц властными полномочиями отнюдь не всегда оправданно.

В связи с этим возникают проблемы классификации специальных средств.

Несмотря на единые основания и принципы использования специальных средств, все же наблюдается специфика их применения в зависимости от вида соответствующего правоохранительного органа.

Законодательством Монголии предусмотрены различные виды специальных средств, в том числе:

— индивидуальные средства;

— средства самозащиты;

— специальные средства защиты;

— средства защиты;

— иные технические средства.

В то же время Закон Монголии «Об органах полиции» помимо вышеперечисленных специальных средств относит к ним также специальные средства, предназначенные для группы лиц, а также для насильственной остановки транспортных средств.

Следовательно, возникает проблема унификации видов специальных средств. Для ее решения предлагается создать перечень (реестр), охватывающий все виды применяемых специальных средств с целью надзора и контроля за их использованием. Для этой цели органы полиции Монголии должны создать самостоятельное структурное подразделение, к ведению которого целесообразно отнести учет и контроль применения специальных средств.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что нормы законодательства Монголии, регламентирующие деятельность субъектов, правомочных применять специальные средства, нуждаются в особой корректировке прежде всего потому, что эти полномочия полиции напрямую связаны с применением мер властного принуждения (в т.ч. физического воздействия), ограничивают права граждан, закрепленные Конституцией Монголии (гл. 2 «Права и свободы человека»), и сопряжены с высоким риском наступления тяжких и необратимых последствий вплоть до лишения человека жизни. С другой же стороны, это действенные средства защиты законных интересов законопослушных граждан и сотрудников полиции от общественно опасных посягательств со стороны лиц, сознательно и грубо нарушающих закон.

Следовательно, применение данных мер воздействия должно осуществляться на основе четкой правовой регламентации и в строгом соответствии с положениями Конституции Монголии, регулирующими деятельность государственных органов, предусматривающими основные права и свободы человека и гражданина.

Несовершенство правовых норм, регламентирующих деятельность субъектов, правомочных применять специальные средства, связано с явно недостаточным правовым обоснованием применения специальных средств в административно-процессуальной науке Монголии. Отсутствие единства во взглядах относительно органов и должностных лиц, управомоченных на применение специальных средств, дезориентирует практических работников, тем более что в настоящее время отсутствует единое официальное толкование указанных норм.

При этом вполне очевидно, что внесение изменений и дополнений в законодательство является одним из вариантов решения проблемы. В перспективе же необходимы изменения концептуального характера, т.е. создание процессуальной базы, устанавливающей общие правила применения специальных средств. На наш взгляд, имеются все предпосылки для разработки Закона Монголии «О применении специальных средств», содержащего концептуальные и правовые основы применения специальных средств, позволяющего эффективно и безопасно применять данные средства и в то же время гарантирующего защиту прав и свобод человека и гражданина.