Защита права на неприкосновенность частной жизни

04-03-19 admin 0 comment

Лопатин В.Н.
Журнал российского права, 1999.


Лопатин Владимир Николаевич — депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ, председатель подкомитета по информационной безопасности, кандидат юридических наук.

В современной юридической науке, как и в действующем законодательстве, отсутствует единое понимание права на неприкосновенность частной жизни. Нет и четкого определения понятия «частная жизнь». Одни специалисты в области прав человека исходят из того, что право на неприкосновенность частной жизни прямо связано со свободой мысли, совести и религии, свободой выражения своего мнения, свободой собраний и ассоциаций, правом создавать семью. Другие включают в право на уважение частной жизни право располагать собой, право на тайну частной жизни и тайну корреспонденции, право на защиту личности и право на уважение к личному статусу.

Общей же во всех исследованиях является мысль о том, что право на неприкосновенность частной жизни, подобно праву собственности или авторскому праву, является сложным по составу правовым институтом и состоит из отдельных правомочий индивида. Перечень этих правомочий, закрепленный в законах и международных нормативных правовых актах, не является исчерпывающим, прежде всего, в силу постоянного развития общественных отношений.

Отсутствие в федеральном законодательстве указания на конкретное субъективное право не означает отсутствия самого правомочия, поскольку оно закреплено в нормах международного права, участником которых выступает Россия. «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах», — так начинается Всеобщая Декларация прав человека (ст. 1). Свобода каждого не требует законодательных дозволений и разрешений, но равенство в достоинстве и правах с другими предполагает ограничение степени своей личной свободы свободой других. Неприкосновенность частной жизни и уважение к ней есть одно из проявлений личной свободы и ее ограничения.

С учетом этих замечаний предлагается определить содержание права на неприкосновенность частной жизни через установление пределов допустимого вмешательства в частную жизнь индивида при реализации им своей личной свободы.

Всеобщая Декларация прав человека устанавливает: «Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств» (ст. 12).

Практически в том же контексте данная норма изложена в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 17).

В Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 8) указывается, что каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции. Не допускается вмешательство государственных органов в осуществление этого права, за исключением случаев, установленных законом.

Эти же положения прямо закреплены в Конституции РФ:

«Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умалений» (ст. 21). «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность» (ст. 22). «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения» (ст. 23). «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются» (ст. 24). «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения» (ст. 25).

Таким образом, объектом права здесь выступает неприкосновенность частной жизни каждого гражданина, которая включает в себя:

право на свободу располагать собой (в том числе находиться без контроля с чьей-либо стороны);

право на тайну частной жизни (личная тайна, семейная тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений);

право на защиту личности (защита своего имени; защита своей чести, достоинства и деловой репутации; защита своей национальной принадлежности; защита права на пользование родным языком и свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества);

право на защиту жилища (неприкосновенность жилища);

право на тайну голосования.

Последнее выступает как необходимое условие реализации свободы голосования гражданина, то есть как часть его личной свободы.

К основным субъектам права на неприкосновенность частной жизни относятся:

физические лица, независимо от возраста, гражданства и степени дееспособности;

правопреемники — физические и юридические лица, к которым перешли права на неприкосновенность частной жизни умершего правообладателя.

В отношении права на тайну голосования в соответствии с Конституцией РФ (п. 3 ст. 32) субъектами выступают только физические лица, являющиеся гражданами РФ, полностью дееспособные и не содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда.

Право на неприкосновенность частной жизни относится к естественным правам человека. Оно является одним из его основных конституционных личных прав, принадлежит человеку от рождения, неотчуждаемо и не передается иным способом. Концепция естественных прав впервые была воплощена английским парламентом в Билле о правах 1689 года. В России в наиболее полном виде она реализована в Конституции РФ (1993 г.).

Информация о частной жизни лица относится к информации с ограниченным доступом. Правовая охрана прав на неприкосновенность частной жизни осуществляется прежде всего через установление конституционных гарантий. Сюда относятся:

а) запрет произвольного вмешательства в частную жизнь каждого;

б) запрет осуществлять сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия;

в) запрет применять любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, без их официального опубликования для всеобщего сведения;

г) право каждого отказываться давать свидетельские показания против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определен федеральным законом;

д) право каждого на охрану законом своих прав от преступлений и злоупотреблений властью и право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц;

е) обязанность органов государственной власти и органов местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом;

ж) допустимость ограничения прав на неприкосновенность частной жизни лишь на основании судебного решения (в части тайны корреспонденции) и в случаях, прямо установленных федеральным законом. Конституционными основаниями такого ограничения прав могут быть необходимость защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства или чрезвычайного положения (для ряда прав).

В Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 5) установлен перечень ограничений права на свободу и личную неприкосновенность, который включает в себя следующие случаи:

1) законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом;

2) законный арест или задержание лица за неподчинение законному постановлению суда или с целью обеспечения выполнения любого обязательства, предписанного законом;

3) законный арест или задержание лица, произведенные в целях его передачи компетентному судебному органу по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что они необходимы для предотвращения совершения им правонарушения, или чтобы помешать ему скрыться после его совершения;

4) задержание несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное задержание для передачи компетентному органу;

5) законное задержание лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

6) законный арест или задержание лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче.

Наиболее подробно разработан перечень ограничений в отношении права на тайну корреспонденции.

Европейский Суд по правам человека своими решениями по пониманию и применению Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (РФ является ее участником с 1996 г.) признал, что «существование определенного законодательства, разрешающего вести скрытое наблюдение за почтой и связью, является, ввиду исключительных условий, необходимым в демократическом обществе». Но при этом должны существовать необходимые и эффективные гарантии против злоупотреблений. Суд установил критерии правомерности подслушивания (ограничения права на тайну корреспонденции). В частности, вмешательство не противоречит требованиям Конвенции, если:

оно предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, общественного порядка или экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядка или преступлений, охраны здоровья или защиты нравственности или защиты прав и свобод других лиц;

осуществляется в соответствии с законом;

закон и принятые на его основе подзаконные акты известны общественности и легкодоступны;

нормативные акты носят настолько четкий и определенный характер, что, исходя из них, заинтересованные лица могут корректировать свое поведение;

в них фиксируются пределы компетенции государственных органов, уполномоченных принимать решения о подслушивании и осуществлять его, и ограничения на способы реализации этих правомочий;

вмешательство необходимо для защиты демократических ценностей и институтов;

оно осуществляется в целях предотвращения и пресечения не каких-то мелких, а вполне определенных и наиболее опасных преступлений;

круг лиц, против которых предпринимаются означенные действия, строго ограничен;

подслушивание носит выборочный, а не общепоисковый характер;

обеспечивается институализированный контроль за принятием решений о подслушивании, самим подслушиванием и его прекращением;

вмешательство рассматривается как временная мера;

в отношении информации, полученной в результате прослушивания телефонных разговоров, применяется правило конфиденциальности;

в случае прекращения преследования или оправдания по требованию соответствующего лица записи либо возвращаются ему, либо уничтожаются.

В отношении права заключенных на тайну корреспонденции Европейская Комиссия и Европейский Суд по правам человека установили двойной стандарт:

а) право на неперлюстрированную переписку с юристом или судебным органом как главное средство защиты индивидом своих прав (в РФ согласно ст. 15 Уголовно — исполнительного кодекса жалобы осужденных, адресованные в органы контроля и надзора за деятельностью учреждений и органов исполнения наказания, цензуре не подлежат, но это не распространяется на переписку заключенных с адвокатом, что противоречит нормам международного права);

б) право на корреспонденцию неюридического характера, которое может быть ограничено государством (в РФ в соответствии со ст. 91 УИК получаемая и отправляемая корреспонденция заключенных подвергается цензуре).

Вмешательство в частную жизнь других лиц регламентировано в Федеральном законе от 12 августа 1995 года «Об оперативно — розыскной деятельности». В соответствии с этим Законом проведение оперативно — розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну телефонных переговоров, переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и только при наличии информации:

о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно;

о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно;

о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно — розыскную деятельность, допускается проведение таких оперативно — розыскных мероприятий с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно — розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно — розыскного мероприятия либо прекратить его проведение.

Закон устанавливает исчерпывающий перечень оперативно — розыскных мероприятий и органов, осуществляющих оперативно — розыскную деятельность (оперативные подразделения органов внутренних дел, ФСБ, СВР, налоговой полиции, государственной охраны, пограничной службы, таможни, органов внешней разведки МО и ФАПСИ — для собственной безопасности). Он разрешает иметь оперативно — технические силы и средства для контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивания телефонных переговоров с подключением к стационарной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, физических и юридических лиц, предоставляющих услуги связи; снятия информации с технических каналов связи только лишь органам ФСБ и МВД, которые могут предоставлять эти силы и средства на основе специальных соглашений или межведомственных нормативных актов другим органам, осуществляющим оперативно — розыскную деятельность.

Запрещено проведение оперативно — розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации не уполномоченными на то федеральным законом физическими и юридическими лицами. Разработка, производство, реализация, приобретение в целях продажи, ввоз в РФ и вывоз за ее пределы специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (перечень видов которых устанавливается Правительством РФ) не уполномоченными на осуществление оперативно — розыскной деятельности физическими и юридическими лицами, подлежат обязательному лицензированию.

В законах, регулирующих оперативно — розыскную деятельность государственных органов, заложены дополнительные механизмы охраны и защиты прав человека на неприкосновенность частной жизни, которые предусматривают:

право каждого обжаловать неправомерные действия конкретного должностного лица в структуре, осуществляющей ОРД, вышестоящему должностному лицу, в суд или прокуратуру;

право каждого на получение информации, собранной в отношении него, если не доказано судом преступление, задуманное или совершенное этим лицом, и обязанность должностных лиц предоставить такую информацию;

обязанность должностных лиц структур, осуществляющих ОРД, их вышестоящих органов, а также судов и прокуратуры принять меры по восстановлению конституционных прав граждан в случае незаконного вмешательства в их частную жизнь возместить причиненный вред;

запрет органам (должностным лицам), осуществляющим ОРД, разглашать сведения, затрагивающие неприкосновенность частной жизни, которые стали известны в процессе проведения ОРД, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.

Аналогичные нормы содержатся в Федеральных законах «О почтовой связи», «О связи», где установлено, что все операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи. Информация о почтовых отправлениях и передаваемых по сетям электрической связи сообщениях, а также сами эти отправления и сообщения могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям. Прослушивание телефонных переговоров, ознакомление с сообщениями электросвязи, задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений и документальной корреспонденции, получение сведений о них, а также иные ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения.

* * *

Как представляется, государство должно определить степень своего участия в регулировании процессов создания и функционирования закрытых негосударственных (корпоративных) систем, а также и соответствующих открытых систем в интересах защиты прав граждан. Возьмем, к примеру, нынешнюю ситуацию, когда банки, предприятия и организации устанавливают у себя импортное оборудование цифровых АТС со встроенным блоком полицейских функций, позволяющим вести в автоматическом режиме запись всех телефонных переговоров. Это, по мнению собственников таких систем, помогает им защитить более надежно свои права на коммерческую, банковскую, служебную тайну, но, с точки зрения закона, такие приспособления грубо нарушают конституционные права граждан на тайну переговоров, особенно тех, кто не является работником данной организации.

Другим примером неблагополучия в этой области может служить ситуация с цифровыми телефонными станциями общего пользования, ответственность за которые несет Госкомсвязи РФ. За пять лет число цифровых телефонных станций возросло с 2 до 76, а цифровых каналов — до 70 тысяч. В этом импортном оборудовании не исключены закладки обратной связи, позволяющие бесконтрольно снимать информацию в любое удобное для поставщиков время без ведома российских пользователей. А это уже не только нарушение конституционных прав граждан на тайну переговоров, но и прямая угроза для безопасности страны.

Некоторая правовая неопределенность возникла и в связи с переходом во многих регионах России на поминутную оплату телефонных переговоров, что предполагает учет всех исходящих звонков на телефонной станции. При отсутствии определенного в законе правового режима сохранения этой конфиденциальной информации возможно ее использование вопреки интересам граждан.

Рассматривая аналогичную ситуацию, Европейский Суд по правам человека пришел к выводу, что передача записей учета звонков без согласия лица, звонки которого подвергались учету, представляет собой неоправданное вмешательство в осуществление права на неприкосновенность частной жизни.

Для повсеместного исполнения конституционных гарантий прав на неприкосновенность частной жизни необходимо установить в федеральном законе исчерпывающий перечень случаев прямого ограничения таких прав в соответствии с конституционными основаниями и решениями Европейского Суда по правам человека; закрепить во всех законах, касающихся сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни, дополнительные механизмы охраны и защиты прав; определить механизмы установления ответственности должностных лиц и журналистов, превысивших свои полномочия.

Специального законодательного закрепления требует ограничение права на неприкосновенность частной жизни для государственных и общественных деятелей, частная жизнь которых вызывает особый интерес и повышенное внимание со стороны других лиц и средств массовой информации.

В данной связи представляет интерес Резолюция Консультативной Ассамблеи Совета Европы N 428 (раздел «С»), в которой сформулированы два правила:

а) в случае противоречия между правом на свободу информации и на уважение частной жизни, приоритет имеет право на свободу частной жизни;

б) частная жизнь общественных деятелей должна защищаться, как и частная жизнь других граждан, за исключением случаев, когда она может оказать воздействие на общественно значимые события.

Отсюда вытекает задача определить перечень таких случаев, дабы не возникали ситуации, подобные той, когда в парламенте РФ велись бесконечные споры о состоянии здоровья Президента России.

* * *

Особое место в праве на неприкосновенность частной жизни занимает право на тайну голосования. Оно возникает у субъекта при реализации им своего избирательного права во время участия в выборах органов власти.

Требование проведения выборов «путем тайного голосования» прямо записано во Всеобщей Декларации прав человека (п. 3 ст. 21), в Международном Пакте о гражданских и политических правах (п. «b» ст. 25), в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 3 Протокола N 1). Упомянутая статья Конвенции предусматривает обеспечение «свободного волеизъявления народа в выборе законодательной власти». На практике это означает, что жалобы, связанные с проведением президентских выборов либо выборов в органы местного самоуправления, не подпадают под юрисдикцию контрольных органов этой Конвенции. Для России юрисдикция Европейской Комиссии и Европейского Суда по правам человека распространяется лишь на жалобы, приносимые на проведение выборов в Государственную Думу, в представительные органы власти субъектов Федерации, а также в главы исполнительной власти субъектов РФ — в связи с их представительством в Совете Федерации. В остальных случаях правовая охрана и защита права субъекта на тайну голосования обеспечивается в соответствии с национальным законодательством.

В современном российском законодательстве право субъекта на тайну голосования реализуется через обязанность государства (в лице избирательных комиссий) обеспечить эту тайну и предполагает:

выдачу единообразных избирательных бюллетеней;

заполнение избирательного бюллетеня в специально оборудованном кабинете (комнате, кабине), в котором не допускается присутствие других лиц; немедленное отстранение от участия в работе членов избирательных комиссий, удаление из помещения для голосования наблюдателей при нарушении ими тайны голосования.

Такие нормы содержатся в ФКЗ от 10 октября 1995 года «О референдуме РФ» (ст. 33), в ФЗ от 17 мая 1995 года «О выборах Президента РФ» (ст. 51), в ФЗ от 21 июня 1995 года «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ» (ст. 58), в ФЗ от 26 ноября 1996 года «Об обеспечении конституционных прав граждан РФ избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» (ст. 36, 41), в ФЗ от 19 сентября 1997 года «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» (ст. 30). Во всех случаях нормы законов, как и нормы международного права, прямо указывают, что гражданин обязан голосовать лично и бюллетень может быть выдан лишь при предъявлении документа, удостоверяющего личность.

* * *

Информация, затрагивающая неприкосновенность частной жизни лица и ставшая известной на законных основаниях другим лицам, должна охраняться: в режиме профессиональной тайны (если она получена ими исключительно в силу исполнения своих профессиональных обязанностей, не связанных с государственной или муниципальной службой) и в режиме служебной тайны (если она получена представителями государственных органов или органов местного самоуправления в силу исполнения своих служебных обязанностей в случаях и порядке, установленном законом).

Защита прав на неприкосновенность частной жизни может осуществляться в неюрисдикционной форме (самозащита гражданином своих прав и законных интересов) и юрисдикционной форме (в судебном порядке или в специальном — административном).

В последнем случае потерпевший подает жалобу на должностное лицо (орган), нарушившие его права, в вышестоящий орган либо прокурору, которые обязаны принять меры по восстановлению нарушенных прав.

В судебном порядке различают способы гражданско — правовой, административно — правовой и уголовно — правовой защиты.

К основным способам гражданско — правовой защиты прав на неприкосновенность частной жизни, как нематериальных благ, относятся права требовать через иск в суд:

признания права;

восстановления положения, существовавшего до нарушения права;

признания действий незаконными;

пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

признания недействительным акта государственного органа либо органа местного самоуправления;

возмещения убытков;

компенсации морального вреда (физических или нравственных страданий);

опубликования ответа потерпевшего;

опровержения по суду порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений (в том числе в средствах массовой информации), если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (в том числе неприкосновенность частной жизни). Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья, либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. (из Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 от 20 декабря 1994 года в редакции Постановлений N 10 от 25 октября 1996 года и N 1 от 15 января 1998 года).

Под распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию граждан, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио- и телепрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в судебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной форме, нескольким или хотя бы одному лицу.

Порочащими являются не соответствующие действительности сведения о нарушении гражданином действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в быту и т.д.), которые унижают честь, достоинство и деловую репутацию гражданина (из Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 года N 6).

В соответствии с Законом РФ от 27 апреля 1993 года «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» потерпевший может обжаловать такие действия (решения) и требовать их признания незаконными.

В отношении государственных служащих, совершивших действия (принявших решения), признанные незаконными, суд определяет меру ответственности, предусмотренную ФЗ «Об основах государственной службы РФ» и другими федеральными законами, вплоть до представления об увольнении. При этом ответственность может быть возложена как на тех, чьи действия (решения) признаны незаконными, так и на тех, кем предоставлена информация, ставшая основанием для незаконных действий (решений).

В случае административно — правовой защиты потерпевший через жалобу в суд может требовать привлечения к административной ответственности лица, допустившего распространение ложных сведений о кандидате в депутаты или на выборную должность в целях влияния на исход выборов. Суд в 15-дневный срок должен рассмотреть эту жалобу и может наложить штраф от 10 до 50 минимальных размеров оплаты труда (на должностных лиц — от 20 до 100 минимальных размеров оплаты труда). Такой же штраф может быть наложен и за нарушение тайны голосования (ст. 40.1 КоАП РСФСР).

Уголовно — правовая ответственность за нарушение прав на неприкосновенность частной жизни может наступить в случаях, установленных в ст. 129, 130, 137, 138, 139 УК РФ, — за клевету, оскорбление, нарушение неприкосновенности частной жизни, нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, нарушение неприкосновенности жилища, нарушение тайны голосования.

Применение мер уголовно — правового воздействия не исключает права потерпевшего требовать от нарушителя гражданско — правовых мер, в том числе возмещения убытков, компенсации морального вреда, опровержения.

Сопоставление норм гражданско — правовой, административной и уголовной ответственности с действующими законами позволяет сделать вывод, что далеко не все случаи нарушения установленных в действующих законах правовых ограничений и запретов нашли отражение в кодексах.

Так, не наступает никакой ответственности за разработку без лицензии специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, хотя ФЗ «Об оперативно — розыскной деятельности» прямо устанавливает такое ограничение. Не нашел отражения ни в одном из кодексов РФ конституционный запрет на хранение информации о частной жизни лица без его согласия. Требуется внесение изменений и дополнений в действующее законодательство.

* * *

Участие России в открытых информационных системах и международном информационном обмене придает особую актуальность и значимость задаче обеспечения неприкосновенности частной жизни граждан от тотального контроля со стороны государственных органов, коммерческих организаций и преступного мира.

В Европе для охраны и защиты прав на неприкосновенность частной жизни в условиях автоматизированной обработки данных о гражданах более 25 лет назад был введен особый институт правовой охраны личности — так называемый институт защиты персональных данных. Во многих европейских государствах приняты национальные законы о персональных данных, в ряде стран введены независимые уполномоченные по защите этих данных. Отсутствие в Российской Федерации аналогичного национального закона сдерживает возможность международного сотрудничества правоохранительных органов в борьбе с преступностью, что получило подтверждение на Международной конференции, проведенной 25 июня 1998 года в парламенте РФ на тему «Международное сотрудничество в борьбе с отмыванием доходов, полученных незаконным путем».

Федеральный закон от 20 февраля 1995 года «Об информации, информатизации и защите информации» вводит понятие «персональные данные» (ст. 2); относит персональные данные к конфиденциальной информации и устанавливает, что перечни персональных данных должны быть закреплены федеральным законом (ст. 11); требует, чтобы деятельность негосударственных организаций и частных лиц по обработке и представлению персональных данных, по проектированию и производству средств защиты информации и обработки персональных данных обязательно лицензировались в порядке, установленном Правительством РФ (ст. 11, 19). Таким образом, законодатель еще в 1995 г. делает ссылку на специальный закон «О персональных данных» (условное название), которого до сих пор нет. Наряду с ним необходимы законы «О личном (персональном) коде» и «О государственном регистре населения».

К персональным данным могут быть отнесены сведения, использование которых без согласия субъекта — носителя персональных данных — может нанести вред его чести, достоинству, деловой репутации, доброму имени, иным нематериальным благам и имущественным интересам. В первую очередь здесь имеют значение биографические и опознавательные данные (в том числе об обстоятельствах рождения, усыновления, развода); личностные характеристики (о личных привычках и наклонностях); сведения о семейном положении, об имущественном, финансовом положении (кроме случаев, прямо установленных законом); о состоянии здоровья.

Субъектами права в области персонификации выступают:

физические лица, к которым относятся соответствующие данные, а также их наследники;

держатели персональных данных — органы государственной власти и органы местного самоуправления, юридические и физические лица, осуществляющие на законных основаниях сбор, хранение, передачу, уточнение, блокирование, обезличивание, уничтожение персональных данных (баз персональных данных).

Работа с персональными данными должна соответствовать следующим требованиям:

а) персональные данные должны быть получены и обработаны на основании действующего законодательства;

б) они включаются в базы персональных данных на основании свободного согласия субъекта, выраженного в письменной форме, за исключением случаев, установленных в законе;

в) они должны накапливаться для точно определенных и законных целей, не использоваться в противоречии с этими целями и не быть избыточными по отношению к ним;

г) они должны быть точными и в случае необходимости обновляться;

д) они должны храниться не дольше, чем этого требует цель, для которой они накапливаются, и подлежать уничтожению по достижении этой цели или при миновании надобности;

е) они охраняются в режиме конфиденциальной информации, исключающем их случайное или несанкционированное разрушение или случайную утрату, а равно несанкционированный доступ к ним, изменение, блокирование или передачу данных;

ж) для лиц, занимающих высшие государственные должности, и кандидатов на эти должности может быть установлен специальный правовой режим, обеспечивающий открытость только общественно значимых персональных данных.

Правовая охрана персональных данных начинается с момента их получения держателем и должна носить бессрочный характер. При получении персональных данных в государственных органах и органах местного самоуправления их охрана обеспечивается в режиме служебной тайны, а должностные лица этих органов должны нести уголовную, административную и гражданско — правовую ответственность за разглашение этих сведений или их незаконное использование.

Режим конфиденциальности персональных данных снимается в случаях их обезличивания, и по желанию субъекта может быть установлен режим общедоступной информации — библиографические справочники, телефонные книги, адресные книги, частные объявления и т.д. В общедоступные базы данных могут включаться следующие установочные персональные данные: фамилия, имя, отчество, год и место рождения, адрес места жительства и места работы, номер контактного телефона, сведения о профессии, иные сведения, предоставленные субъектом и/или полученные из открытых источников. В последнем случае держатель должен проинформировать субъекта о содержании его персональных данных, об источниках получения и цели использования.

Персональные данные конкретного субъекта безотлагательно должны исключаться из общедоступной базы данных на основании распоряжения этого субъекта или решения полномочного государственного органа в случаях, указанных в законе. Должны запрещаться любые действия с персональными данными, раскрывающими расовое или этническое происхождение, национальную принадлежность, языковую, партийную, религиозную принадлежность, исключительно в целях выявления этих факторов, кроме оговоренных в законе случаев. Так, в ФЗ «Об основах государственной службы» (ст. 8) и в ФЗ «О службе в таможенных органах» (ст. 24) прямо запрещается сбор и внесение в личные дела (реестры) государственных служащих (в том числе сотрудников таможенных органов) сведений об их политической, религиозной принадлежности и о частной жизни. Работа с персональными данными для юридических и физических лиц должна осуществляться на основе лицензии, кроме случаев, исключающих передачу этих данных другим лицам.

Государство может осуществлять регулирование действий держателей персональных данных в формах:

лицензирования действий с персональными данными;

регистрации баз персональных данных;

регистрации держателей персональных данных;

сертификации информационных систем, предназначенных для обработки персональных данных.

Субъект персональных данных в отношении своих данных имеет следующие права:

предоставлять кому-либо персональные данные по своему усмотрению;

иметь доступ к своим персональным данным;

уточнять свои персональные данные;

блокировать (снимать блокирование) какие-либо действия с персональными данными;

обжаловать неправомерные действия в отношении персональных данных;

требовать от государственного органа отказа в выдаче лицензии, отзыва лицензии у держателя персональных данных.

Ограничение прав субъекта на свои персональные данные возможно только в случаях, прямо установленных в законе, в том числе:

1. В отношении права предоставления своих персональных данных — для субъектов, допущенных к сведениям, составляющим государственную тайну, — в пределах, установленных Законом Российской Федерации «О государственной тайне».

2. В отношении права доступа субъекта к своим персональным данным, внесения уточнений в свои персональные данные, блокирования своих персональных данных:

для лиц, в отношении которых персональные данные получены в результате оперативно — розыскной деятельности, за исключением случаев, когда эта деятельность проводится с нарушением действующего законодательства либо если судом не доказано преступление, задуманное или совершенное определенным лицом;

для субъектов, задержанных по подозрению в совершении преступления, либо которым предъявлено обвинение по уголовному делу, либо к которым применена мера пресечения до предъявления обвинения.

Защита прав субъекта персональных данных может осуществляться в административном порядке (через подачу жалобы в вышестоящие органы или уполномоченному по правам субъектов персональных данных — при создании такой службы) или в судебном порядке (аналогично защите права на неприкосновенность частной жизни).