Проблемы обеспечения единообразия в истолковании правовых норм судами общей юрисдикции и арбитражными судами (на примере Закона об ОСАГО)

04-03-19 admin 0 comment

Быстров А.Н.
Общество и право, 2009.


Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод и осуществление правосудия только судом на основе принципов верховенства права, юридического равенства и справедливости. В соответствии со ст. 118 Конституции РФ правосудие и судебная власть в Российской Федерации осуществляются только судом в формах конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Если иметь в виду структуру судебной системы, то следует отметить, что законодатель ограничился в Конституции РФ лишь формулированием положений, выделяющих три ее основных ветви, а именно: Конституционный Суд (ст. 125), Верховный Суд (ст. 126), Высший Арбитражный Суд (ст. 127). В силу требований ст. 125 Конституции РФ исключительно Конституционный Суд разрешает дела о соответствии Конституции РФ федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, договоров между органами государственной власти, не вступивших в силу международных договоров РФ, проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Кроме того, на основании ст. 125 Конституции РФ исключительно Конституционный Суд имеет право давать толкование Конституции РФ.

Согласно ст. 126 Конституции Российской Федерации Верховный Суд РФ, являясь высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. В силу ст. 127 Конституции РФ Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Вместе с тем нельзя не признать, что деятельность всей судебной системы глубоко взаимосвязана и должна быть построена таким образом, чтобы обеспечить единое истолкование и применение закона в соответствии с принципами и нормами Конституции. Анализ ст. ст. 126 и 127 Конституции Российской Федерации позволяет прийти к выводу о том, что обеспечение единообразного понимания и применения закона является одной из основных задач Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

На основании принципов верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации, закрепленных в ст. 4 и ст. 15 Конституции РФ, в судебной практике должно обеспечиваться конституционное единство в истолковании подлежащих применению правовых норм. Соответственно, суды общей юрисдикции или арбитражный суды, исходя из названных принципов, при рассмотрении конкретного дела должны уяснить, прежде всего, конституционный смысл выбранной нормы и применить ее именно в конституционном смысле. Если же суд приходит к выводу, что в результате применения выбранной им нормы могут быть нарушены те или иные положения Конституции Российской Федерации, т.е. норма имеет неконституционный смысл, он обязан, как того требуют ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. ст. 3, 101 и 103 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», либо разрешив дело на основе Конституции Российской Федерации, либо приостановив производство по делу, обратиться с запросом в Конституционный Суд РФ, поскольку согласно ст. ст. 120, 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации только в порядке конституционного судопроизводства возможно признание нормы соответствующей или, напротив, не соответствующей Конституции РФ и утрачивающей в связи с этим юридическую силу.

В данном контексте специфика судебной системы состоит в том, что, в отличие от многих других стран, где существуют специализированные суды, в нашей стране две ветви судебной власти — суды общей юрисдикции и арбитражные суды — применяют одни и те же нормы материального права. При этом в ряде случаев имеет место различное истолкование норм судами общей юрисдикции и арбитражными судами, что порождает за собой нарушение прав лиц, обратившихся за судебной защитой. В этой связи Председателем Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькиным в своем выступлении на VII Всероссийском съезде судей справедливо подчеркнуто, что верховенство права и вытекающий из него принцип конституционной законности предполагают единообразное понимание и применение закона в судебной системе Российской Федерации в целом. Причем такое единообразие предполагает не только чисто формальный аспект — одинаковое истолкование и применение, но и — что особенно важно — содержательный аспект, т.е. истолкование и применение, соответствующие принципам и нормам Конституции [1].

Рассмотрим обозначенную проблему на примере применения норм права, касающихся определения судами общей юрисдикции и арбитражными судами размера страховых выплат по договорам обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Известно, что вопросы полной компенсации имущественных потерь встают перед потерпевшей стороной в случае причинения вреда имуществу. Ценность обязательств по возмещению ущерба заключается в возможности компенсировать потерпевшему понесенные им имущественные потери. Подразумевается, что такая компенсация представляет собой некий материальный эквивалент причиненного потерпевшей стороне вреда, в идеале равный стоимости утраченных им интересов.

С введением в действие Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» [2] (далее — Закон об ОСАГО) появилась, по существу, реальная возможность возмещать вред, причиненный дорожно-транспортным происшествием. Вместе с тем количество судебных споров, связанных с возмещением вреда при дорожно-транспортных происшествиях, значительно возросло. Значительный объем таких споров связан с определением размера компенсационных выплат, причитающихся потерпевшему при наступлении страхового случая, и различным подходом к определению таковых судами общей юрисдикции и арбитражными судами.

В части 1 ст. 15 Гражданского кодекса РФ содержатся общие принципы возмещения убытков, вне зависимости от характера правонарушения. Часть первая данной статьи указывает, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. В части второй данной статьи дается определение понятия «убыток» и указывается, что под убытками, во-первых, понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Таким образом, Гражданским кодексом РФ презюмируется, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно п. 2 ст. 6 Федерального закона об ОСАГО к страховому риску по обязательному страхованию относится наступление гражданской ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации, за исключением возникновения ответственности вследствие причинения морального вреда или возникновения обязанности по возмещению упущенной выгоды.

Статьей 12 Закона об ОСАГО (в редакции Федерального закона от 01.12.2007 N 306-ФЗ) указывается, что размер подлежащих возмещению убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется:

а) в случае полной гибели имущества потерпевшего — в размере действительной стоимости имущества на день наступления страхового случая;

б) в случае повреждения имущества потерпевшего — в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.

К указанным в п. 2.1 настоящей статьи расходам относятся также расходы на материалы и запасные части, необходимые для восстановительного ремонта, расходы на оплату работ, связанных с таким ремонтом. В развитие и в соответствии с требованиями Федерального закона об ОСАГО были приняты Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденные Постановлением Правительства от 7 мая 2003 г. N 263 (далее — Правила обязательного страхования) [2].

Необходимо отметить, что в п. 60 Правил обязательного страхования исчерпывающим образом определен перечень расходов, подлежащих возмещению страховыми компаниями при причинении вреда имуществу лицом, застраховавшим свою гражданскую ответственность владельца транспортного средства. В пределах страховой суммы подлежит возмещению реальный ущерб и иные расходы, произведенные потерпевшим в связи с причиненным вредом (эвакуация транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия, хранение поврежденного транспортного средства, доставка пострадавших в лечебное учреждение и т.д.), т.е. расходы, связанные с устранением последствий дорожно-транспортного происшествия.

Вместе с тем в соответствии с подпунктом «б» п. 63 Правил обязательного страхования размер страховой выплаты в случае причинения вреда имуществу потерпевшего определяется: в случае повреждения имущества потерпевшего — в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов). Восстановительные расходы оплачиваются исходя из средних сложившихся в соответствующем регионе цен.

При определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах.

Данный подпункт Правил ОСАГО был оспорен в Верховном Суде РФ. По мнению заявителя (ООО «Строймаш»), при определении размера восстановительных расходов, когда учитывается износ частей, причиненный вред возмещается потерпевшему не полностью, так как фактически при ремонте автомашины используются не подержанные, а новые детали и потерпевший вынужден оплачивать новые детали. Поэтому, считал истец, это положение Правил ОСАГО не соответствует ст. 15 ГК РФ, в которой установлено право потерпевшего требовать полного возмещения убытков.

Верховный Суд РФ отказал в удовлетворении заявленных требований, указав, что приведенные в оспариваемом нормативном правовом акте положения о необходимости учета износа деталей позволяют потерпевшему восстановить свое нарушенное право в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключая неосновательное обогащение с его стороны [3]. При этом в обоснование своей позиции Верховный Суд РФ подчеркнул недопустимость обогащения потерпевшего и восстановления лишь экономического, но не потребительского интереса потерпевшего.

Однако Высший Арбитражный Суд РФ занимал и занимает в настоящее время иную позицию. Так, в Определении от 28.05.2009 Высший Арбитражный Суд РФ, подтверждая законность вынесенных по делу нижестоящими судами постановлений, указал, что основными целями и принципами Федерального закона об ОСАГО являются защита прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью и имуществу, недопустимость ухудшения положения потерпевшего и снижения установленных Законом гарантий его прав на возмещение вреда при использовании транспортных средств другими лицами [4].

При этом Высший Арбитражный Суд указал, что Закон об ОСАГО не предусматривает ограничения страховой выплаты в связи с состоянием, в котором находилось имущество в момент причинения вреда.

Далее, развивая вышеуказанную мысль, Арбитражный Суд указал, что в силу п. 5 ст. 3 Гражданского кодекса РФ подзаконные акты, содержащие нормы гражданского права, не должны противоречить Гражданскому кодексу РФ и иным законам. Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств являются подзаконным актом и не могут противоречить Федеральному закону об ОСАГО и устанавливать, а не развивать, как необоснованно указывает заявитель, правовые положения, отсутствующие в названном Законе.

Поскольку истцом по делу были представлены все необходимые документы, подтверждающие фактический размер произведенных им затрат на ремонт пострадавшего транспортного средства, выплата возмещения в меньшем размере противоречила бы вышеприведенной норме, арбитражными судами исковые требования были удовлетворены.

Таким образом, Высший Арбитражный Суд РФ определил, что содержащееся в п. 63 Правил положение об учете износа имущества противоречит Федеральному закону от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ, в связи с чем подтвердил законность принятых по делу судебных постановлений.

Как видно из вышеизложенного, позиция высшей инстанции арбитражных судов противоречит позиции высшей инстанции судов общей юрисдикции. Как представляется автору, правовая позиция Высшего Арбитражного Суда РФ в наибольшей мере отвечает конституционным принципам равенства и справедливости, а также неотъемлемому праву потерпевшего на полное возмещения вреда.

В заключение необходимо подчеркнуть следующее.

В настоящее время отсутствует устоявшаяся правоприменительная практика по спорам, связанным с исполнением договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Нет единства подходов к решению этого вопроса и в судебной практике.

Подобная ситуация ярко иллюстрирует то обстоятельство, что на сегодняшний день у Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда отсутствует единое понимание природы полного возмещения ущерба, что неизбежно ведет к предъявлению потерпевшими исков одновременно против двух соответчиков — страховой компании и причинителя вреда с тем, чтобы суд установил надлежащего ответчика в этой части исковых требований. Тем не менее суды зачастую не имеют однозначной, теоретически выработанной позиции по данному вопросу, что ведет к принятию судами решений, прямо противоположных друг другу по содержанию.

Вместе с тем создавшаяся ситуация дает возможность на теоретическом уровне выработать верное решение по данной проблеме. Судебная практика в данном случае призвана лишь подтвердить имеющуюся законодательную позицию.

Кроме того, принципы верховенства права, равенства, законности предполагают единообразное понимание, применение и исполнение закона всеми судами Российской Федерации. В частности, ст. 19 Конституции РФ закрепляет равенство всех перед законом и судом. Данное положение нашло свое отражение и в ст. 7 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ». Конституционный Суд РФ в Постановлении от 25.04.1995 N 3-П, Определении от 18 января 2001 г. N 6-О высказал правовую позицию, в соответствии с которой общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность ее содержания, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит к нарушению провозглашенных Конституцией РФ принципов равенства всех перед законом и судом и верховенства закона [5].

В силу вышеизложенного, одним из проявлений принципа равенства всех перед законом и судом является единообразное понимание и применение закона. Обладая конституционным правомочием давать разъяснения по вопросам судебной практики, Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ обязаны обеспечивать единообразное применение норм права на всех уровнях системы судов общей юрисдикции. По глубокому убеждению автора статьи, следует на законодательном уровне закрепить необходимость при осуществлении контрольных полномочий за деятельностью нижестоящих судов Верховному Суду РФ и Высшему Арбитражному Суду РФ давать совместные разъяснения по вопросам судебной практики при применении норм материального права и выносить совместные постановления по обобщению применения тех или иных норм материального закона.

Проблемы разрешения толкования права всеми судами Российской Федерации должны подразумевать под собой в любом случае обеспечение принципа конституционного единообразия в истолковании и применении закона, а также безусловную возможность реализации конституционных прав и свобод граждан.

Литература

1. Материалы VII Всероссийского съезда судей Российской Федерации // Российская юстиция. 2009. N 9.

2. Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 18. Ст. 1720.

3. Определение Верховного Суда РФ от 26.02.2004 N КАС04-18 «Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 25.11.2003 N ГКПИ03-1266, которым было оставлено без удовлетворения заявление о признании незаконным абз. 3 подпункта «б» п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 263″ // СПС «КонсультантПлюс». 2009.

4. Определение ВАС РФ от 28.05.2009 N ВАС-6136/09 по делу N Ф26-2727/2008 «В передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дела N А26-2727/2008 Арбитражного суда Республики Карелия для пересмотра в порядке надзора решения от 19.08.2008, Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2008 и Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа отказано» // СПС «КонсультантПлюс». 2009.

5. Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 18. Ст. 1708.