Особенности распространения рекламы при проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи

04-03-19 admin 0 comment

Беджаше Л.К.
Реклама и право, 2009.


1. Распространение рекламы в период проведения Олимпийских и Паралимпийских игр является важной сферой, требующей специального правового регулирования в свете недопущения ограничения конкуренции на рынке рекламы. Российское законодательство, к сожалению, на данный момент содержит определенные пробелы, которые затрудняют указанное регулирование и которые законодателю необходимо устранить в максимально короткие сроки.

В ст. 6 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 310-ФЗ «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 г. в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон N 310-ФЗ) законодатель называет два способа размещения рекламы — наружную рекламу и рекламу на спортивной одежде, аксессуарах (экипировке) и спортивном оборудовании, используемых спортсменами и иными участниками Олимпийских игр и Паралимпийских игр. Это вполне объяснимо, так как только эти два способа размещения рекламы предусматривает Олимпийская хартия, которая в Правиле 53 упоминает о наружной рекламе и детально прописывает критерии возможного размещения рекламы на спортивной одежде, аксессуарах и оборудовании. Этот последний способ размещения рекламы является специфическим, предназначенным именно для использования в рамках проведения спортивных мероприятий и российским законодателем в Федеральном законе от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ «О рекламе» (далее — Закон о рекламе) не регулируется и не предусмотрен.

О других способах размещения рекламы (в теле- и радиопрограммах и теле- и радиопередачах, на транспортных средствах и с их использованием) Закон N 310-ФЗ не упоминает. Однако, думается, это не означает, что размещение рекламы указанными способами и доступ на рекламный рынок не будут иметь своих особенностей при проведении Олимпийских и Паралимпийских игр, тем более в свете существования Олимпийской партнерской программы (The Olympic Partner Programme (TOP)) Международного олимпийского комитета (далее — МОК), предполагающей определенные привилегии в доступе на рекламный рынок, в том числе и в отношении теле- и радиорекламы, для спонсоров Олимпиады.

2. По общему правилу, регулирующему размещение наружной рекламы и закрепленному в ч. 5 ст. 19 Закона о рекламе, установка и эксплуатация рекламной конструкции осуществляются ее владельцем по договору с собственником земельного участка, здания или иного недвижимого имущества, к которому присоединяется рекламная конструкция, либо с лицом, уполномоченным собственником такого имущества, в том числе с арендатором. Статья 6 Закона N 310-ФЗ устанавливает, что в период проведения Олимпийских игр и Паралимпийских игр размещение (распространение) наружной рекламы на олимпийских объектах, рекламы внутри олимпийских объектов, в местах проведения спортивных мероприятий и церемоний Олимпийских игр и Паралимпийских игр и на расстоянии ближе чем тысяча метров от таких объектов и мест, а также в воздушном пространстве над ними допускается только при условии заключения соответствующего договора с Международным олимпийским комитетом или уполномоченной им организацией.

Еще один вопрос касается установления ставок за размещение рекламы и направление средств, полученных от ее размещения. Ставки размещения рекламы разрабатываются в настоящее время представительными органами муниципальных образований. Вряд ли их установление может попасть в сферу компетенции международной некоммерческой организации, какой является МОК, тем более что в этом случае соответствующие средства по логике должны быть направлены не в бюджеты российских публичных образований, а на развитие олимпийского движения, например.

Скорее всего, в указанном случае речь идет не о заключении договора непосредственно о размещении рекламы с МОК или уполномоченной им организацией, а о получении от МОК специального разрешения (лицензии) на заключение таких договоров в общем порядке. Получение лицензий для организаций-спонсоров практикуется национальными олимпийскими комитетами. В любом случае такая расплывчатая формулировка, как «соответствующие договоры», является неудачной, и законодателю придется прописать порядок заключения указанных договоров.

3. Еще один вопрос возникает в связи с запретом в период проведения Олимпийских игр и Паралимпийских игр размещения наружной рекламы на олимпийских объектах, внутри олимпийских объектов, в местах проведения спортивных мероприятий и церемоний Олимпийских и Паралимпийских игр и на расстоянии ближе чем тысяча метров от таких объектов и мест, а также в воздушном пространстве над ними.

Олимпийская хартия в Правиле 53 запрещает рекламу на стадионах и над ними и других местах проведения соревнований, которые считаются входящими в олимпийские объекты, а наш законодатель дополнительно устанавливает такой запрет без соответствующего договора с МОК или уполномоченной им организацией на расстоянии ближе чем тысяча метров от таких объектов, что создаст дополнительные сложности и породит массу споров в случае необходимости демонтажа рекламных конструкций, расположенных на «пограничной» территории.

4. МОК разработал и руководит Олимпийской партнерской программой (The Olympic Partner Programme (TOP)), которая предполагает заключение соглашений между МОК и так называемыми всемирными партнерами (TOP sponsors), которые наделяются эксклюзивными правами в рамках рынков производимых ими товаров, касающимися продажи товаров такого рода на олимпийских мероприятиях, распространения рекламы, в том числе предпочтения в доступе к телевизионной рекламе, использования при изготовлении продукции олимпийской символики и т.п.

Наше законодательство, к сожалению, не знает понятия эксклюзивных прав, хотя оно должно использоваться в антимонопольном законодательстве для дифференциации между недобросовестной конкуренцией и ее законным ограничением. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) этим понятием не оперирует. В единственном нормативном акте — Постановлении Правительства РФ от 28 апреля 1995 г. N 439 «О Программе Правительства Российской Федерации «Реформы и развитие российской экономики в 1995 — 1997 годах» — эксклюзивные права упомянуты в том смысле, о котором мы говорим сейчас: там, где в п. 4.9 Постановления говорится о необходимости противодействия присвоению разного рода эксклюзивных прав части доступа на определенный рынок.

В настоящее время «шестое поколение» TOP sponsors было определено МОК в 1985 г. и включает в себя 11 всемирно известных компаний, таких, как «Кока Кола», «Самсунг», «Виза», «Леново», «Кодак», «Панасоник», «Макдоналдс», и др. Указанные лица, конечно, отличаются от всех других потенциальных рекламодателей на Олимпийских и Паралимпийских играх, так как в отличие от них являются спонсорами Олимпиады, обеспечивающими ее материальную и технологическую поддержку, и наделение их эксклюзивными правами является вполне справедливым.

Таким образом, при размещении, например, наружной рекламы на Олимпийских и Паралимпийских играх рекламодатели должны знать о том, что размещение будет осуществляться изначально в отношении ограниченного количества объектов, так как право на размещение рекламы на некоторых из них, предназначенных для спонсоров Олимпиады, выставляться на торги (если, конечно, речь идет об общем порядке заключения договоров на размещение рекламы) вообще не будет.

Поэтому при правовом регулировании размещения рекламы на Олимпийских и Паралимпийских играх российскому законодателю следовало бы предусмотреть, возможно, в Законе о защите конкуренции либо в специальном нормативном акте наличие TOP sponsors с их эксклюзивными правами на продвижение своих товаров и распространение рекламы для того, чтобы закрепить легальные ограничения доступа на рекламный рынок тех компаний, которые спонсорами Олимпиады не являются.