Значение постановлений Конституционного Суда Российской Федерации в регулировании пенсионных правоотношений

04-03-19 admin 0 comment

Анбрехт Т.А.
Электронный ресурс, 2007.


Одними из значимых в сфере судебной защиты прав и свобод человека являются проблемы защиты социальных прав граждан.

Особенность современной социальной политики Российской Федерации проявляется в отказе от патерналистской концепции социальных отношений, экономической активизации граждан, оказании социальной поддержки социально уязвимым слоям населения, предоставлении выплат на страховой основе в зависимости от уплаченных страховых взносов.

Реформирование пенсионной системы, переход к пенсионному страхованию обусловили значительное количество обращений граждан в Конституционный Суд Российской Федерации по вопросам, касающимся сохранения пенсионных прав, приобретенных до введения нового правового регулирования.

До вступления в силу Федерального закона от 17 декабря 2001 г. «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» <1> порядок предоставления государственных пенсий определялся в соответствии с нормами Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 г. «О государственных пенсиях в Российской Федерации» <2>.

———————————

<1> СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. 1). Ст. 4920.

<2> СНД и ВС РСФСР. 1990. N 27. Ст. 351.

Одним из условий предоставления государственной пенсии являлось наличие у гражданина общего трудового стажа (специального стажа, если назначалась пенсия за работу в особых условиях труда), включающего периоды трудовой деятельности, общественно полезной деятельности и иные периоды, приравненные к ним.

Для отдельных категорий граждан (граждан, работающих в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к ним, граждан, проходящих военную службу по призыву, и др.) предусматривалось льготное исчисление стажа, что позволяло отдельным категориям граждан приобретать необходимый для назначения пенсии общий трудовой стаж (20 лет для женщин и 25 лет для мужчин) в более короткие сроки и оказывало влияние на размер пенсии, который находился в прямой зависимости от продолжительности стажа.

В основу создаваемой пенсионной системы положена концепция страховой природы пенсионного обеспечения. В соответствии со ст. 7 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» одним из условий назначения трудовых пенсий является наличие у гражданина страхового стажа, т.е. суммарной продолжительности периодов работы и (или) иной деятельности, в течение которой уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж. В связи с чем уменьшилось юридическое значение для целей пенсионного обеспечения общего трудового стажа.

Учитывая, что вносимые законодателем изменения не должны приводить к снижению уровня пенсионного обеспечения граждан, группа депутатов Государственной Думы обратилась в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом.

Депутаты просили признать п. 1 ст. 12 и п. 4 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» не соответствующими ст. ст. 7, 39 и 55 (ч. 2) Конституции РФ.

По мнению заявителя, п. 4 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», предусматривающий в целях оценки пенсионных прав застрахованных лиц календарный порядок учета суммарной продолжительности трудовой и иной общественно полезной деятельности (трудового стажа), имевший место до 1 января 2002 г., нарушает права лиц, в отношении которых ранее действовало льготное исчисление некоторых периодов, включаемых в трудовой стаж, а п. 1 ст. 12 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», согласно которому исчисление страхового стажа, требуемого для приобретения права на трудовую пенсию, производится в календарном порядке для всех категорий пенсионеров, нарушает конституционные права лиц, работавших в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в отношении которых ранее действовало льготное исчисление некоторых периодов, включаемых в трудовых стаж.

В Определении от 5 ноября 2003 г. N 344-О «По запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке конституционности пункта 1 статьи 12 и пункта 4 статьи 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации указал, что заявители в данном случае необоснованно отождествляют институты страхового стажа и общего трудового стажа <3>.

———————————

<3> Документ опубликован не был. Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

Под страховым стажем понимается учитываемая при определении права на трудовую пенсию суммарная продолжительность периодов работы и (или) иной деятельности, в течение которых уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж; его величина не влияет на размер трудовой пенсии. Понятие же «общий трудовой стаж» применяется в Федеральном законе «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» для определения порядка исчисления расчетного размера трудовой пенсии, величины расчетного пенсионного капитала и стажевого коэффициента, влияющего на расчетный размер трудовой пенсии, а также учитывается при досрочном назначении пенсий отдельным категориям граждан.

Таким образом, учитывая, что заявитель фактически оспаривал конституционность изменения только порядка учета общего трудового стажа (п. 4 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»), Конституционный Суд в рассмотрении запроса в части, касающейся проверки конституционности п. 1 ст. 12 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», отказал, приняв к рассмотрению конституционность п. 4 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

В Постановлении от 29 января 2004 г. N 2-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в связи с запросами групп депутатов Государственной Думы, а также Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), Думы Чукотского автономного округа и жалобами ряда граждан» Конституционный Суд дал толкование нормы п. 4 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», что позволило преодолеть возникшие противоречия в правоприменительной практике <4>.

———————————

<4> СЗ РФ. 2004. N 6. Ст. 450.

Конституционный Суд, основываясь на принципах социального государства, справедливости, юридического равенства, гарантированности государством прав и свобод человека и гражданина, указал, что законодателю при изменении правовых норм следует соблюдать правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения. Это необходимо для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты.

Более того, определяя правовые основания, условия назначения, порядок исчисления пенсий и их размеры, законодатель, исходя из экономических возможностей общества на данном этапе его развития, должен стремиться к тому, чтобы постепенно повышать уровень пенсионного обеспечения, в первую очередь для тех, у кого пенсии ниже прожиточного минимума, с целью удовлетворения их основных жизненных потребностей, учитывая при этом, что установленные ранее меры социального обеспечения пенсионеров не могут быть отменены без равноценной замены.

Данное положение носит принципиальное значение для граждан, которые приобрели пенсионные права по Закону Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации».

В соответствии со ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» для граждан в целях сохранения ранее приобретенных прав на трудовую пенсию проводится оценка пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 г. путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал.

Для оценки пенсионных прав установлен перечень периодов трудовой и иной общественно полезной деятельности (за исключением периодов учебы, периодов ухода за ребенком, периода проживания жен (мужей) военнослужащих, проходивших военную службу по контракту, в местностях, где они не могли трудоустроиться, и др.), включаемых в общий трудовой стаж до 1 января 2002 г. и учитываемых в календарном порядке.

В данном случае, по мнению заявителей, отменив льготное исчисление общего трудового стажа и исключив из него некоторые периоды общественно полезной деятельности, в течение которых не уплачивались страховые взносы, законодатель придал норме п. 4 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» обратную силу и распространил ее на граждан, приобретших пенсионные права до 1 января 2002 г.

Вместе с тем Конституционный Суд отметил, что, вводя новый порядок исчисления общего трудового стажа, законодатель установил такой минимальный уровень пенсионного обеспечения (минимальный расчетный размер трудовой пенсии), который превышает ранее установленный максимальный размер трудовой пенсии Законом Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации».

При этом Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» не содержит нормы, ограничивающей максимальный размер трудовой пенсии тремя минимальными размерами пенсии, которая содержалась ранее в ст. 18 Закона Российской Федерации «О государственный пенсиях в Российской Федерации». Согласно п. 8 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» расчетный пенсионный капитал, исчисленный в соответствии с п. 4 данной статьи, подлежит индексации по нормам Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» за весь период с 1 января 2002 г. до дня, с которого назначается страховая часть трудовой пенсии.

Кроме того, предусмотренные п. 4 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» правила соответствуют действовавшим с 1 февраля 1998 г. условиям и нормам (в том числе в части, касающейся календарного исчисления трудового стажа), установленным Федеральным законом о 21 июля 1997 г. «О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий» <5>, а также ст. 7 Закона Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации» с учетом изменений, внесенных в нее этим актом. Пенсионер в тех случаях, когда исчисленный на их основании размер пенсии не достигал размера пенсии, уже получаемой им по Закону Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации», был вправе выбрать исчисление пенсии в соответствии со старым порядком.

———————————

<5> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3585.

Тем самым законодатель, вводя иные условия и нормы пенсионного обеспечения, наряду с предусмотренными Законом Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации» предоставил гражданам возможность адаптироваться к изменениям в пенсионном законодательстве.

В отношении лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, на которых распространялось правило об исчислении трудового стажа в полуторном размере, законодатель предусмотрел дополнительный компенсационный механизм.

Так, п. 2 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, было подтверждено более высокое, чем для других граждан, соотношение среднемесячного заработка застрахованного лица и среднемесячной заработной платы в Российской Федерации, учитываемое при оценке пенсионных прав.

Для указанной категории граждан Федеральным законом от 29 ноября 2003 г. «Об увеличении базовой части трудовой пенсии лицам, проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» предусмотрено применение к размеру базовой части трудовой пенсии районного коэффициента <6>.

———————————

<6> СЗ РФ. 2003. N 48. Ст. 4587.

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации постановил, что регулирование, закрепленное в п. 4 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», не противоречит Конституции Российской Федерации, в том числе ее ст. ст. 18, 54 (ч. 1), 55 (ч. ч. 1 и 3) и ст. 57, и не может рассматриваться как нарушающее, отменяющее или умаляющее права и свободы человека и гражданина в сфере пенсионного обеспечения.

Следует отметить, что проблемы сохранения ранее приобретенных пенсионных прав неоднократно являлись объектом конституционного контроля.

Так, в Определении Конституционного Суда от 5 ноября 2002 г. N 320-О по жалобе гражданина Ю.И. Спесивцева на нарушение его конституционных прав положениями ст. ст. 12 и 133.1 Закона Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации указал, что у граждан, приобретших пенсионные права до введения нового правового регулирования, ранее приобретенные права на пенсию сохраняются в соответствии с условиями и нормами законодательства Российской Федерации, действовавшего на момент приобретения права <7>.

———————————

<7> СЗ РФ. 2002. N 5. Ст. 500.

Применительно к положениям ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» Конституционный Суд еще раз подтвердил данную правовую позицию, указав, что содержащаяся в п. 4 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» норма не препятствует оценке пенсионных прав граждан по условиям и нормам Закона Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации». Так как в ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» закреплена возможность осуществления оценки пенсионных прав исходя из расчетного размера пенсии, исчисленного по нормам Закона Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации», а также возможность применения порядка исчисления и подтверждения трудового стажа, в том числе стажа на соответствующих видах работ (а в необходимых случаях — заработка застрахованного лица), который был установлен для назначения и перерасчета пенсий и действовал до дня вступления в силу Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Учитывая, что норма п. 4 ст. 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» не препятствует гражданину осуществить оценку приобретенных им до 1 января 2002 г. пенсионных прав, в том числе в части, касающейся исчисления трудового стажа и размера пенсии, по нормам ранее действовавшего законодательства, она по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм не может служить основанием для ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение.

Таким образом, анализ деятельности Конституционного Суда Российской Федерации свидетельствует о его активном влиянии на формирование социальной политики, следует отметить значительную роль Конституционного Суда в регулировании институтов социальной защиты, обеспечении правовой защиты социальных прав посредством конституционного правосудия.