Соотношение понятий гласности, открытости и транспарентности судопроизводства: конституционно-правовые аспекты

04-03-19 admin 0 comment

Аносова Л.С.
Электронный ресурс, 2009.


Аносова Л.С., аспирантка кафедры конституционного и муниципального права факультета права Государственного университета — Высшей школы экономики.

Гласность судебного разбирательства является одной из важнейших гарантий независимости суда, демократичного ведения судебного процесса и, наконец, законного и справедливого решения по делу. Значение этого принципа неоспоримо, но в его содержание в законодательстве и юридической науке вкладывается различный смысл. Автор статьи анализирует теоретический аспект конституционного принципа гласности судопроизводства, определяя его смысл и значение и отграничивая от синонимичных понятий.

Ключевые слова: гласность судопроизводства, открытость, транспарентность, публичность, доступность правосудия.

Publicity of judicial proceeding is one of the most important guarantees of independence of the court, democratic conduct of judicial proceeding and at last legal and just decision of the court. The author analyses theoretical aspect of the constitutional principle of publicity of judicial proceeding, determining its meaning and significance and delimiting thereof from analogous concepts.

Key words: publicity of judicial proceeding, openness, transparency, publicity, accessibility of justice.

Несмотря на огромное практическое значение и возросший интерес к проблеме реализации конституционного принципа гласности судопроизводства, в правовой науке само понятие «гласность» трактуется неоднозначно, а единого термина, характеризующего данное явление, нет. Кроме того, нечетко определена и юридическая природа гласности в сфере судебной власти, что приводит к трудностям при анализе ее содержания. Нередко судоустройственные и процессуальные аспекты этого принципа смешиваются. Так, часто понятия «гласность», «открытость», «транспарентность» рассматриваются как синонимы, но в то же время высказываются и иные, прямо противоположные точки зрения.

Для того чтобы лучше понять содержание понятия «гласность», нужно исследовать его с законодательной и доктринальной точек зрения, а также с учетом практики российских судов.

В этимологическом значении гласность определяется как: 1) доступность общественному ознакомлению, обсуждению и контролю; 2) публичность; 3) общеизвестность чего-либо, оглашение <1>. Понятие «открытость» означает доступность для всех желающих, искренность, несокрытие истины. Под публичностью понимается осуществление какой-либо деятельности в присутствии публики, открытость, нечто общественное, а не частное <2>.

———————————

<1> См.: Безуглов А.А. Гласность работы Советов. М., 1988. С. 6.

<2> См.: Кузьмина М.А. Некоторые аспекты гласности правосудия по гражданским делам в свете судебно-правовой реформы в России // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 2. С. 21.

Понятие «транспарентность» выработано западной наукой, но в последнее время достаточно широко используется и российскими учеными. Дословный перевод на русский язык данного термина означает «прозрачность» или «доступность». Вполне обоснованны позиции тех авторов, которые высказывают определенные опасения относительно иноязычного происхождения и непривычного звучания для русского языка слова «транспарентность», что нежелательно для юридической техники <3>. Вероятно, самым удачным было бы использование термина «публичность», однако в гражданском и уголовном судопроизводстве под этим принципом традиционно понимается государственное начало судебного процесса, в отличие от принципа диспозитивности. Нет и устоявшейся дипломатической практики по этому вопросу. В большинстве документов СБСЕ термин «транспарентность» используется непосредственно, а в материалах, связанных с деятельностью Европейского суда по правам человека, чаще употребляются понятия «публичность» и «открытость».

———————————

<3> См.: Власенко Н.А. Законодательная технология (Теория. Опыт. Правила): Учеб. пособие. Иркутск, 2001. С. 58; Праскова С.В. Теоретические основы гласности правосудия: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 23.

На первый взгляд может показаться, что содержание всех рассматриваемых понятий идентично, и они представляют собой взаимозаменяемые термины. Но в действительности они имеют различную смысловую окраску. По мнению М.А. Кузьминой, «гласность» является более широким понятием, включающим и подразумевающим наличие остальных <4>. Аналогичной позиции придерживается и В.С. Каменков, который утверждает, что «принцип гласности является наиболее широким по объему и охватывает все стороны организации и деятельности хозяйственных судов, включая форму организации и проведения судебных заседаний, режим работы судов, назначение и освобождение судей, полномочия должностных лиц и коллегиальных органов судов и т.д.» <5>. Термин «открытость», по мнению А.К. Горбуза, в большей степени применим к судебному решению, с одной стороны, и деятельности суда в качестве государственного органа — с другой, а понятие «гласность» относится к судебному процессу <6>.

———————————

<4> См.: Кузьмина М.А. Указ. соч. С. 22.

<5> Каменков В.С. О принципе гласности в хозяйственном правосудии // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 5. С. 22.

<6> См.: Горбуз А.К. Доступность судебного решения // Российская юстиция. 2001. N 1. С. 36.

В.И. Анишина отмечает, что в современном понимании содержание принципа транспарентности многогранно и все термины, используемые в названии данного принципа («гласность», «открытость», «транспарентность»), весьма близки по значению, но не идентичны, и каждый из них связан с определенной стороной в организации или деятельности судебной власти <7>.

———————————

<7> См.: Анишина В.И. Принцип гласности, открытости и транспарентности судебной власти: проблемы теории и практики реализации // Мировой судья. 2006. N 11. С. 21.

Требование «прозрачности» судебной деятельности в ее процессуальном аспекте в той или иной степени урегулировано российским законом. Речь как раз идет об открытости или гласности судебного разбирательства. Понятие открытости (гласности) в российском законодательстве применительно к судопроизводству не дифференцировано. Во-первых, в соответствии со ст. 123 Конституции Российской Федерации разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом судебном заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом. Также в силу ч. 2 ст. 123 Конституции РФ заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом. Представляется, что принцип открытости в большей мере характеризует деятельность суда по организации процесса рассмотрения конкретного дела, при которой обеспечивается возможность присутствия публики и прессы. Любой гражданин, желающий присутствовать на слушании дела, может находиться в зале судебного заседания без дополнительного специального чьего-либо разрешения — судьи, прокурора, секретаря, судебного пристава или иного должностного лица (и независимо от мнения участников процесса).

Во-вторых, во всех процессуальных кодексах Российской Федерации закрепляется принцип гласности судебного разбирательства, что является одним из основных проявлений транспарентности непосредственно в процессе осуществления правосудия по конкретным делам. На основе этого принципа регламентируются основания и порядок принятия решения о проведении закрытого судебного слушания. Таким образом, принцип гласности характеризует само судопроизводство, способ рассмотрения, слушания дела, что сближает его по смыслу с принципами устности и непосредственности судебного разбирательства <8>. При этом любое отступление от устности и непосредственности неизбежно ограничивает гласность, хотя бы формально дело слушалось в открытом судебном заседании, поэтому неукоснительная реализация этих принципов выступает в качестве одного из необходимых условий гласности судопроизводства. Однако при всем этом данные принципы не должны смешиваться. Непосредственность и устность судебного разбирательства являются такими процессуальными средствами, которые в первую очередь содействуют обнаружению истины, правильному установлению фактических обстоятельств дела, устранению возможных ошибок, т.е. являются гарантией правильности и обоснованности решения суда и лишь факультативно — гарантией гласности.

———————————

<8> См.: Там же.

Необходимо отметить, что, например, в теории гражданского процессуального права Германии принцип гласности понимается в двух аспектах: 1) принцип гласности как общеобязательный принцип судопроизводства; 2) принцип гласности (открытости) сторон <9>. В первом смысле данный принцип носит публичный (государственно-правовой) характер, поскольку вытекает из действия принципов демократии и правового государства и представляет собой открытость судопроизводства для каждого. Во втором смысле принцип гласности означает предоставление сторонам права просматривать процессуальные акты и присутствовать при исследовании доказательств. Гласность распространяется на весь ход судопроизводства, включая исследование доказательств, а также оглашение судебного постановления.

———————————

<9> См.: Baur/Grunski. ZivilprozeRrecht. Munchen, 1994. S. 40 // Цит. по: Кузьмина М.А. Указ. соч. С. 23.

Кроме того, принцип гласности судопроизводства тесно связан с принципом доступности правосудия и призван способствовать его реализации для граждан Российской Федерации. Гласность способствует доступности. В то же время доступность правосудия влияет на доверие граждан и общества суду. Судебная власть должна способствовать общественной доступности сведений о судах, их местонахождении, времени работы и приема населения, их полномочиях, подведомственных им спорах, порядке обжалования отказа в принятии заявления и т.п. Так, Л.А. Грось рассматривает проблемы доступа к правосудию неимущих граждан и иных категорий с позиций их информированности о подведомственности и подсудности гражданских дел, а также проблемы доступности юридической помощи <10>.

———————————

<10> См.: Грось Л.А. О проблемах «прозрачности» правосудия в Российской Федерации // Российский судья. 2005. N 5. С. 4 — 5.

В целом понятия «открытость», «гласность судебного разбирательства» используются в основном для конкретизации и обеспечения принципа справедливого судебного разбирательства, который закреплен, в частности, в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Понятия «гласность» и «открытость судопроизводства» следует отличать от понятия «информационная открытость в деятельности суда». В целом информационная открытость характеризует взаимоотношения органов публичной власти и граждан по вопросам надлежащего информационного обеспечения последних и соответствующего общественного контроля за качеством оказания публичных услуг населению. В этом смысле информационная открытость в деятельности суда предполагает осуществление ряда конституционных положений:

а) права на информацию (согласно ч. 4 ст. 29 Конституции РФ каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом);

б) права каждого на доступ к документам и материалам органов государственной власти и органов местного самоуправления, непосредственно затрагивающим его права и свободы (ч. 2 ст. 24 Конституции РФ).

В научной литературе и в практике судов принцип гласности раскрывается в следующих содержательных элементах:

1) назначение принципа открытости — необходимое условие: а) справедливого рассмотрения дела независимым и беспристрастным судом; б) обеспечения возможностей для защиты своих прав и интересов участниками судебного разбирательства; в) выполнения судом его воспитательной функции, предупредительного воздействия правосудия;

2) организационное содержание выражается в: а) возможности всех граждан, достигших определенного возраста, присутствовать при судебном разбирательстве и следить за его ходом; б) возможности освещать ход и результаты процесса в СМИ; в) праве судьи выбирать место проведения судебного заседания с целью обеспечить возможность присутствия в судебном заседании большего количества граждан (общественная значимость процесса, воспитательный характер судебного решения);

3) правовые гарантии: а) обязательное оглашение всех решений, принятых в результате рассмотрения дела и в ходе его рассмотрения; б) рассмотрение дел в закрытых заседаниях недопустимо, кроме случаев, указанных в законе; в) обязательность публичного оглашения решения суда при закрытом разбирательстве дела.

В Федеральном законе от 22 декабря 2008 г. N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» <11> под информацией о деятельности судов понимается информация, подготовленная в пределах своих полномочий судами, Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, органами Судебного департамента, органами судейского сообщества либо поступившая в суды, Судебный департамент, органы Судебного департамента, органы судейского сообщества и относящаяся к деятельности судов. К информации о деятельности судов также относятся: законодательство Российской Федерации, устанавливающее порядок судопроизводства, полномочия и порядок деятельности судов, Судебного департамента, органов Судебного департамента, органов судейского сообщества, судебные акты по конкретным делам и иные акты, регулирующие вопросы деятельности судов. В качестве основных принципов обеспечения этой информацией в Законе указаны открытость и доступность, которые следует отличать от открытости и доступности судопроизводства как принципов деятельности суда. Возможность присутствия в открытом судебном заседании является лишь одним из способов обеспечения доступа к информации о деятельности судов, наряду с обнародованием в СМИ, размещением в сети Интернет, в занимаемых судами помещениях и т.д. Таким образом, понятие «открытость судебной деятельности» больше не используется только в значении «открытость разбирательства дел в судах».

———————————

<11> Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. N 52. Часть 1. Ст. 6217. Вступает в силу с 1 июля 2010 г.

Судебный процесс — важнейший вид судебной деятельности, центральное звено осуществления правосудия как особой функции государственной власти. Открытость судебной деятельности характеризует деятельность судов как органов государственной власти, осуществляющих публичную функцию.

По мнению некоторых авторов, термин «публичность» более точно отражает существо взаимоотношений суда как органа государственной власти и общества <12>. Согласно иной точке зрения два совершенно разных по содержанию принципа — один означает осуществление судебной власти как составляющей государственного механизма, а другой — осуществление власти открыто, в присутствии публики — обозначаются одним термином «публичность». Поэтому данную тавтологию необходимо устранить и для характеристики открытости деятельности судебной власти термин «публичность» не использовать <13>.

———————————

<12> См.: Открытость правосудия в России: проблемы и перспективы правового регулирования / Под ред. С.В. Кабышева и Н.Н. Чучелиной. М., 2007. С. 6.

<13> См.: Анишина В.И. Указ. соч. С. 22.

В современной юридической литературе понятие «публичность» является многозначным. В переводе с латинского «publicus» означает «государственный», «общинный», «публичный», «общественный». Это выражение часто употребляется в противовес «privatus». Кроме того, в римском праве использовался термин «publice», т.е. «официально». Академический словарь русского языка данное понятие раскрывает несколько иначе. По мнению составителей словаря, «публичный» означает «совершающийся в присутствии публики», «предназначенный для всех желающих», «открытый, гласный (доклад, казнь и т.п.)», «открытый для широкого посещения, обозрения (библиотека, выставка и т.п.)» <14>. Таким образом, понятие «публичность» имеет несколько взаимосвязанных, но не совпадающих смысловых оттенков.

———————————

<14> Словарь русского языка: В 4 т. Т. 3. М., 1984. С. 555.

Г. Гегель рассматривал публичность как всеобщую осведомленность в делах государства <15>. В развитие этих идей И.Н. Гомеров характеризует государство как специфическую публичную организацию. Под публичностью он понимает открытость государственной организации: «Государство — это в определенной мере (частично) публичная, то есть открытая часть общества. Это — та часть общества, которая открыта для всех его членов, так же как и для членов других обществ, больше, чем другие его части» <16>.

———————————

<15> См.: Гегель Г. Философия права. М., 1990. С. 351.

<16> Гомеров И.Н. Государство и государственная власть. М., 2002. С. 477.

Вместе с тем существует иная трактовка публичности. В основе ее лежит идея Ф. Энгельса. Определяя государственность, он писал: «Вторая отличительная черта — учреждение публичной власти, которая уже не совпадает непосредственно с населением, организующим самое себя как вооруженную силу. Эта публичная власть существует в каждом государстве. Она состоит не только из вооруженных людей, но и из вещественных придатков, тюрем и принудительных учреждений всякого рода. Обладая публичной властью и правом взыскания налогов, чиновники становятся как органы общества над обществом» <17>. В этом смысле публичность означает, что судебная деятельность является органичной составляющей управленческо-властных функций государства и осуществляется именем Российской Федерации. В данном значении термин «публичность» берет свое начало в разделении права на частное и публичное, которое существует, как известно, со времен римского права и устанавливает степень возможного вмешательства государства в личные и семейные отношения. При этом для характеристики деятельности суда используется не частноправовое, а публично-правовое начало, как это и подобает самостоятельной ветви государственной власти.

———————————

<17> Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 170.

Таким образом, в современном языковом употреблении можно выделить три значения понятия «публичный»: 1) общезначимый; 2) относящийся к общественно-государственной сфере и 3) открытый (общедоступный) для людей, публики. Можно предположить, что указанные значения, так как они взаимосвязаны, выстраиваются в порядке иерархии. На первом месте связь с государственно-общественной сферой, поскольку это и предполагает открытость явления, а не наоборот. Публичный — значит общезначимый, относящийся к государству и обществу как политико-правовым явлениям и вследствие этого открытый, гласный, доступный для граждан. Понятия «публичное право», «публичная власть», несомненно, отражают социально-политическое, а не информационно-коммуникативное начало.

Из приведенного понятийного анализа следует, что открытость судебной деятельности является одним из проявлений публичности. В данном случае публичность означает открытость для общества, для общественного контроля. Публичность следует считать приоритетной категорией по отношению к открытости. Суд осуществляет свою деятельность публично. В то же время открытость его деятельности может быть ограничена законом или регламентом суда в соответствии с задачами осуществления публичной функции государственной власти. Субъективное право каждого на открытый доступ к информации о судебной деятельности тесно взаимосвязано с публичными интересами осуществления правосудия, которые могут выступать в качестве ограничителей этого права.

Российский законодатель использует понятие «публичность» применительно к судебному решению в Гражданском и Арбитражном процессуальных кодексах, закрепляя его в статьях, посвященных гласности судопроизводства. В соответствии с ч. 8 ст. 10 ГПК и ч. 8 ст. 11 АПК решения судов объявляются публично. Под публичностью в данном случае понимается оглашение судебного решения в зале судебного заседания в присутствии участников (в самом широком смысле этого слова) конкретного процесса.

Публичность в значении открытости правосудия — это более глубокое понятие, чем просто гласное ведение судебного разбирательства или оглашение приговора. В сущности, она — приоритет гражданского общества над государством в судопроизводстве. Гласность возникает лишь в связи с такой публичностью, но не в силах ее подменить. В ином случае гласность судебного разбирательства — не открытость правосудия, а прилюдное устрашение <18>.

———————————

<18> См.: Смирнов А.В. Транспарентность судебной власти: политико-правовой анализ // Проблемы транспарентности правосудия / Сост. Е.Б. Абросимова, С.Л. Чижков. М., 2005. С. 13.

Наконец, необходимо подробнее рассмотреть содержание понятия «транспарентность судебной власти». Им охватываются обычно все стороны организации и деятельности современного государства — от порядка формирования каких-либо органов до порядка принятия и опубликования для широкого круга читателей текстов законов, биографий кандидатов на высшие посты в государстве. Естественно, что прозрачность такого государственного института, как суд, занимает важное место в системе государственно-правовых ценностей современного мира.

Применительно к правосудию требование транспарентности было сформулировано как одно из представлений о естественном справедливом правосудии еще в XVII в. в Великобритании: «Недостаточно знать, что правосудие есть, необходимо видеть, что оно осуществляется».

Как отмечает Е.Б. Абросимова, существует несколько основных форм транспарентности или, иными словами, несколько видов информации о правосудии, которая должна быть доступна любому человеку или иному заинтересованному субъекту.

Первая форма — информация о суде (точнее, свобода ее получения) — органе государственной власти. К этой группе обычно относятся сведения об организации судебной системы, количестве судов, их территориальной и предметной юрисдикции, иерархии судебных институтов, а также о порядке деятельности суда — процессуальных правилах, с одной стороны, и распорядке работы суда как такового — с другой (календарь судебных сессий, распорядок работы аппарата суда и т.п.). Кроме того, в эту группу относят также сведения о составе суда и порядке его формирования. Иными словами, это информация о процессе отбора кандидатов на должности судей и их назначения (избрания) на конкретную должность, порядка отставки судей от должности, а также о территориальной и предметной юрисдикции конкретного судьи.

Второй формой транспарентности выступает информация о конкретном судебном процессе. Она включает в себя: знания о будущих судебных процессах в конкретном суде; сведения о текущем судебном календаре; возможность ознакомления с материалами дела и судебными решениями, а также свободу доступа в зал судебного заседания. Информация и иные проявления транспарентности, включаемые в эту группу, часто подвергаются законодательному регулированию или ограничению. Необходимо обратить внимание, что критерии ограничения могут иметь как субъектный (например, несовершеннолетний — сторона в деле или журналист — заинтересованный пользователь информации), предметный (например, наличие государственной тайны), так и объектный характер (например, сфера морали и нравственности). Именно в рамках этой группы транспарентность проявляется, в частности, в виде гласности и открытости судопроизводства.

Последней формой транспарентности выступает свобода получения информации о судейском самоуправлении, его структуре, порядке деятельности, а в случае, если органы дисциплинарного типа являются его частью, то информации о порядке их формирования и деятельности <19>.

———————————

<19> См.: Абросимова Е.Б. Транспарентность правосудия // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 2002. N 1. С. 143.

Обобщив вышеизложенное, можно сделать вывод, что термин «транспарентность» среди всех рассматриваемых понятий является наиболее широким по объему и охватывает все стороны организации (открытость судебного заседания) и деятельности (гласность судопроизводства) судебной власти.

В завершение хотелось бы высказать некоторые соображения относительно того, а нужно ли нам вообще такое многообразие практически синонимичных терминов. Может быть, для простоты и удобства отказаться от некоторых из них и свести к минимуму? Тогда не было бы необходимости искать тонкости и различия в содержании каждого из рассмотренных понятий — гласности, открытости, прозрачности, транспарентности, публичности — для того, чтобы очерчивать сферу применения. По нашему мнению, целесообразнее использовать два термина: гласность — применительно к судебному разбирательству и открытость — в отношении деятельности суда как государственного органа. Кроме того, проблему единообразного понимания указанных оценочных понятий могли бы помочь разрешить обобщения судебной практики по данному вопросу, складывающейся в течение длительного времени, а также целенаправленное комплексное исследование этого вопроса на доктринальном уровне и закрепление его результатов в законодательстве.