Исполнение ареста военнослужащих в аспекте требований новых Европейских пенитенциарных правил

04-03-19 admin 0 comment

Баширов Р.А.
Общество и право, 2009.


Уголовное наказание в виде ареста в отношении осужденных военнослужащих имеет некоторую специфику. Так, в ст. 54 Уголовного кодекса Российской Федерации определяется, что арест заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества и устанавливается на срок от одного до шести месяцев. В случае замены обязательных или исправительных работ арестом он может быть назначен на срок менее одного месяца. Военнослужащие отбывают арест на гауптвахте.

Порядок исполнения рассматриваемого вида наказания определен главой 19 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, разделом III Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими, Уставом гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации. В одном случае военнослужащие, осужденные к аресту, могут отбывать наказание на гауптвахтах, специально предназначенных для осужденных военнослужащих, в другом — в отделениях гарнизонных гауптвахт, предназначенных для содержания осужденных военнослужащих.

Арест, как и многие срочные уголовные наказания, ввиду отсутствия условий для своего исполнения является проблемной мерой, вызывающей неоднозначную оценку.

Строительство арестных домов в ближайшей десятилетней перспективе не предвидится. Наши суждения опираются на анализ двух важнейших документов, определяющих стратегию развития уголовно-исполнительной системы. Это распоряжение Правительства Российской Федерации от 7 июня 2006 года N 839-р, на основании которого была принята Концепция федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007 — 2016 годы)» и Постановление Правительства Российской Федерации от 5 сентября 2006 года N 540, утвердившее Федеральную целевую программу «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007 — 2016 годы)».

В основу Концепции развития УИС положены требования международных стандартов по обращению с заключенными, в особенности положения Европейских пенитенциарных правил, рекомендованные Комитетом министров Совета Европы в 1996 году.

Мы не случайно обратили внимание на уголовно-исполнительную систему при рассмотрении проблем ареста военнослужащих. В названной системе для исполнения наказания в виде ареста условия отсутствуют и будут отсутствовать надолго. А в отношении военнослужащих дело обстоит иначе.

Гауптвахта как уникальное в своем роде учреждение, обеспечивающее исполнение дисциплинарного наказания в отношении военнослужащего в виде ареста, содержание подозреваемых и обвиняемых военнослужащих под стражей, и, в конечном счете, обеспечивающее исполнение уголовного наказания в виде ареста военнослужащих, продолжает функционировать и, по всей вероятности, будет функционировать в дальнейшем, пока будут существовать Вооруженные Силы Российской Федерации.

На наш взгляд, исполнительный орган власти в лице Правительства Российской Федерации, а также Министерства обороны России недостаточно внимания уделяет вопросам исполнения уголовного наказания в виде ареста, при том что условия для его исполнения в отношении военнослужащих существуют. Проблемы соответствия международным стандартам условий содержания осужденных в учреждениях УИС решаются и должны быть решены. Разумеется, мы этого не отрицаем. Необходима и есть государственная поддержка в данном направлении. Она очерчена определенным правовым механизмом — это упомянутая нами выше Концепция развития УИС.

Но какие попытки предпринимаются государством в плане соответствия содержания военнослужащих на гауптвахте международным стандартам по обращению с заключенными? Разумеется, попыток нет.

Аргументом в пользу наших суждений является проблема соответствия организации деятельности гауптвахт Европейским пенитенциарным правилам.

Начнем с приема на гауптвахту, он производится согласно ст. 54 Устава гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации (УГиКС ВС РФ) и пунктов 15 — 21 Приложения N 14 УГиКС ВС РФ. Принимает военнослужащих, подлежащих содержанию на гауптвахте, начальник гауптвахты, в его отсутствие — начальник караула, участие в приеме врача необязательно, что не соответствует Правилу 15 Европейских пенитенциарных правил (ЕПП). О заболевших военнослужащих начальник гауптвахты сообщает начальнику медицинской службы гарнизона, который уже организует медицинскую помощь заболевшим. О жалобах военнослужащих на здоровье начальник караула при гауптвахте обязан сообщать начальнику гауптвахты. Понятие врачебной тайны при этом отсутствует. Штатных врачей на гауптвахте нет, что является нарушением Правила 41 ЕПП. Порядок госпитализации осужденного военнослужащего при исполнении ареста законодательно не определен, что не соответствует Правилу 46 ЕПП. При освобождении после отбытия ареста осужденного военнослужащего медицинский осмотр не предусматривается, это не соответствует Правилу 33.6 ЕПП.

По Правилу 10 ЕПП предусматривается раздельное содержание подследственных от осужденных, мужчин от женщин, молодых заключенных от заключенных старшего возраста. Статья 150 УИК РФ, раздел III Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими, Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил РФ предусматривают содержание осужденных из числа лиц офицерского состава отдельно от других категорий военнослужащих, осужденных военнослужащих, имеющих звания прапорщиков, мичманов, сержантов и старшин — отдельно от военнослужащих рядового состава, осужденных военнослужащих, проходящих службу по контракту, — отдельно от военнослужащих, проходящих службу по призыву, осужденных военнослужащих — отдельно от военнослужащих, арестованных по иным основаниям. А о раздельном содержании мужчин и женщин в этих документах нет указаний, хотя в Вооруженных Силах и других воинских формированиях РФ служит немало женщин-военнослужащих, и, в случае применения к ним ареста, их нужно будет содержать на гауптвахте. Кроме того, в ст. 8 УГиКС ВС РФ запрещается привлекать к несению караульной службы лиц женского пола, поэтому содержание на гауптвахте арестованной женщины-военнослужащей представляется нам очень проблематичным. Пример: при приеме женщины-военнослужащей на гауптвахту кто будет производить личный досмотр, если весь персонал мужского пола, а по Правилу 54.5 ЕПП лица должны досматриваться только персоналом того же пола?

Согласно Правилу 24.9 ЕПП при приеме заключенного в пенитенциарное учреждение, в случае его смерти или серьезного заболевания, получения им тяжелой травмы или переводе заключенного в больницу администрация должна, если только заключенный не попросит не делать этого, незамедлительно проинформировать супругу (супруга) или партнера заключенного или, если заключенный неженат, ближайшего родственника или другое лицо, ранее указанное заключенным. При исполнении ареста в отношении осужденного военнослужащего ни командованию воинской части, ни начальнику гауптвахты не предписывается сообщать об этом родственникам осужденного военнослужащего ни одним из нормативно-правовых актов, регламентирующих порядок исполнения ареста в отношении осужденного военнослужащего. Об изменении своего правового положения и своем местонахождении осужденный военнослужащий может сообщить своим родственникам и близким по почте. Раздел III Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими предусматривает, что при исключительных личных обстоятельствах осужденным к аресту военнослужащим может быть разрешен телефонный разговор с близкими. Конкретные случаи и обстоятельства при этом не рассматриваются, также не уточняется, кто обязан организовать этот телефонный разговор. Таким образом, Правило 24.9 ЕПП при исполнении ареста в отношении осужденного военнослужащего в настоящее время не выполняется.

Правило 31.5 ЕПП предусматривает, что с учетом требований гигиены, порядка и безопасности заключенные имеют право покупать для личного пользования товары, включая продовольствие и напитки, по ценам, не превышающим чрезмерно цены на аналогичные товары на свободе. Часть 3 ст. 154 УИК РФ определяет, что осужденным военнослужащим за время отбывания ареста денежное содержание выплачивается в размере оклада по воинскому званию, но порядок приобретения ими товаров для личного пользования не предусмотрен ни в УИК РФ, ни в Правилах отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими, ни в Уставе гарнизонной и караульной служб ВС РФ.

Правило 71 ЕПП гласит, что за пенитенциарные учреждения должны отвечать органы государственного управления, не подчиненные военному ведомству, полиции или ведомству уголовного расследования, а гауптвахты, где отбывают арест осужденные военнослужащие, организационно входят в состав Вооруженных Сил МО РФ, так что Правило 71 ЕПП не выполняется.

Правило 76 ЕПП предусматривает, что персонал пенитенциарного учреждения должен тщательно подбираться, иметь надлежащую подготовку, которая должна проводиться как в начале, так и постоянно, оплачиваться на уровне специалистов и иметь статус, пользующийся уважением в гражданском обществе. По Правилу 81 ЕПП до того как занять должность, персонал должен пройти курс подготовки по выполнению своих общих и конкретных обязанностей и обязан сдать теоретический и практический экзамены, а курс подготовки всех сотрудников должен предусматривать изучение международных и региональных документов и норм в области прав человека, особенно Европейской конвенции по правам человека и Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания, а также изучению вопросов, связанных с применением Европейских пенитенциарных правил. Соответствует ли этим требованиям персонал воинских гауптвахт? Подбор и подготовка этих лиц производится в настоящее время согласно Уставу гарнизонной и караульной служб ВС РФ. Начальники гарнизонных гауптвахт назначаются приказом командующего войсками военного округа, квалификационных экзаменов для них не предусматривается. В состав караулов при гауптвахтах назначаются военнослужащие частей гарнизона. Смена караулов производится каждые сутки. За подбор и обучение состава караулов отвечают командиры воинских частей. Обучение личного состава караула производится согласно Уставу гарнизонной и караульной служб ВС РФ, который предусматривает изучение личным составом караула своих обязанностей, прохождение теоретического и практического инструктажа. Но изучение международных и региональных документов и норм в области прав человека, в частности Европейской конвенции по правам человека и Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания, а также изучение вопросов, связанных с применением Европейских пенитенциарных правил, Устав гарнизонной и караульной служб ВС РФ не регламентирует. По Правилу 85 ЕПП мужчины и женщины должны быть сбалансированно представлены в штатном расписании пенитенциарного учреждения, а в состав караула (согласно требованиям ст. 8 УГиКС ВС РФ) женщины не назначаются. Учитывая эти данные, можно сделать вывод о несоответствии персонала гауптвахт требованиям Европейских пенитенциарных правил.

Таким образом, законодательное регулирование и практическая деятельность гауптвахт по исполнению ареста в отношении осужденных военнослужащих во многом противоречат Европейским пенитенциарным правилам. Поэтому, реализуя закрепленный в Конституции РФ принцип равенства граждан перед законом, необходимо создать программу по приведению воинских пенитенциарных учреждений в соответствие с требованиями Европейских пенитенциарных правил по аналогии с Федеральной целевой программой «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007 — 2016 годы)» либо дополнить данную целевую программу положениями по реформированию деятельности воинских пенитенциарных учреждений.