Исторический опыт гуманизации исполнения наказания в виде лишения свободы в России

04-03-19 admin 0 comment

Кораблин К.К.
Электронный ресурс, 2009.


Прогрессивные идеи тюремной благотворительности в начале XIX в. способствовали реализации предпринятых государством мер, направленных на совершенствование деятельности отечественного пенитенциарного ведомства.

Долгое время государство не спешило брать на себя тюремные расходы. Лишь в 1662 г. на содержание осужденных в тюрьмах было введено «государево жалованье», или «кормовые деньги», но это отнюдь не решило проблему их питания. Осужденные, как и прежде, содержали себя сами, для чего у ворот тюремного замка постоянно сидел на цепи один из арестантов и просил милостыню. По праздникам — заключенных водили по городу для сбора подаяния <1>. Смысл этой процедуры заключался не столько в материальной стороне дела, сколько в проявлении заботы о «падшем человеке». Люди, подававшие милостыню голодному арестанту, тем самым проявляли к нему христианское милосердие, а не просто жалость, которая возникает обычно к больному, убогому, престарелому или невинно страдающему. Этот акт прежде всего имел воспитательное значение для дающего, который осознавал при этом русскую мудрость: «От тюрьмы и от сумы не зарекайся». Подаяние воспитывало и самого арестанта (смиряло его гордыню, укоряло, взывало к внутреннему раскаянию) <2>.

———————————

<1> Развитие русского права второй половины XVII — XVIII вв. М., 1985. С. 97.

<2> Романовская В.Б. Репрессивные органы в России XX в. Н. Новгород, 1996. С. 13.

Помещения для содержания осужденных были грязными, сырыми, темными, здания тюрем — ветхими, крыши текли, стены тюремных камер были покрыты плесенью и грибком. Заключенные спали на досках или прямо на полу. Повсюду царила теснота. Из-за скученности людей и антисанитарных условий их содержания по тюрьмам бушевала «тюремная лихорадка» и множество других инфекционных заболеваний. Заключенных одолевали полчища вшей, которые дождем сыпались с верхних нар на нижние. В тюремных лазаретах катастрофически не хватало больничных коек. Для «усмирения» осужденных применялись кандалы, колодки, а также широко использовались цепи, стулья, рогатки и прочие приспособления <3>. При этом положение арестантов было ужасным. Часто их сковывали попарно, накладывали оковы, колодки, плечные железа, в тюрьмах царил голод и холод, болезни. По этому поводу известный исследователь русских тюрем И. Посошков писал: «…и многие в заключении сидя, с голоду и от всякие нужды умирают безвременной смертью» <4>. Во время отбывания тюремного заключения все осужденные были обязаны трудиться. Рабочее время для них было установлено с 7 до 12 и с 13 до 20 часов. Заключенные копали рвы, делали насыпи, дамбы, тесали камень, рубили лес, работали на огороде или на благоустройстве городских улиц. В зимнее время труд заключенных применялся для рубки дров, очищения тюремного двора от мусора и снега.

———————————

<3> Цепи надевались на шею, руки, ноги (иногда все это совмещалось). Заключенные приковывались цепями к стене или полу. Стул — тяжелый, чаще всего дубовый чурбан, окованный железным обручем, к которому присоединялась металлическая цепь с ошейником, надеваемым на шею заключенного. Осужденный должен был, передвигаясь, постоянно носить в руках этот тяжелый чурбан. Рогатка — металлический ошейник с насажденными на него острыми железными прутьями. Длина прутьев была такова, что заключенный, находясь в камере, был лишен возможности ложиться и вынужден был лишь стоять или сидеть.

<4> Посошков И. Книга о скудости и богатстве. М., 1911. С. 15.

Отдельные категории заключенных подвергались клеймению. В 1845 г. Государственный совет осуществил «реформу» клеймения заключенных. На основании принятого решения прежнее клеймо «вор» было заменено клеймом «кат» — «каторжник». Кроме того, на заключенных накладывались клейма: «СК» («ссыльнокаторжный»), «СП» («ссыльнопоселенец»), «Б» («беглый»). Варварский средневековый обычай клеймения сохранялся в России до 1863 г.

В 1818 — 1819 гг. в России заметно изменилась тюремная политика. Отечественная война 1812 г., европейские походы русской армии, а также знакомство русской интеллигенции с деятельностью политических и религиозных организаций за рубежом способствовали распространению в России передовых идей о задачах и сущности наказания, а также способах его воздействия на арестантов и т.д. С этих пор в российском обществе с большим интересом изучаются гуманистические произведения Ч. Беккариа, Дж. Говарда, И. Бентама, призывающих распространять естественные права человека на заключенных. В русских аристократических кругах правилом хорошего тона становится филантропия. В результате инициативы состоятельного коммерсанта, члена лондонского «Общества улучшения мест заключения» В. Венинга, подготовившего доклад об осмотре мест заключения Петербурга, император Александр I дал разрешение на открытие в столице благотворительной организации — «Попечительного о тюрьмах общества». Это важнейшее для России событие состоялось 19 ноября 1819 г. Царский указ гласил: «В Санкт-Петербурге учреждается общество под названием Общество попечительное о тюрьмах. Предметом его деятельности будет нравственное исправление содержащихся преступников, улучшение состояния заключенных» <5>. Члены комитетов Общества «обязывались посещать тюрьмы по два раза в неделю, чтобы лично наблюдать внутреннее устройство, поведение надзирателя тюрьмы и его помощников, справляться о поступках и склонностях заключенных и узнавать, во всем ли они имеют довольство, все ли заняты работами и соблюдается ли между ними должный порядок и опрятность. Осматривать пищу, количество и качество оной, снабжение водою, как для житья, так и для чистоты, состояние больных, их одежду, покой и пищу. Члены-посетители также должны выслушивать жалобы заключенных, принимать их просьбы» <6>. Целью Общества было нравственное исправление находящихся под стражей преступников, улучшение условий содержания заключенных, приучение их к общественно-полезному труду. Средствами достижения поставленной цели служили: «1) ближайший и постоянный надзор за заключенными; 2) размещение их по роду преступлений или обвинений; 3) наставление их в правилах христианского благочестия и доброй нравственности; 4) занятие их приличными упражнениями; 5) заключение провинившихся или буйствующих из них в уединенное место» <7>. Впервые также был поставлен вопрос и о создании тюремных библиотек, состоящих «из книг, чтение которых может вести арестантов к нравственному развитию и исправлению» <8>. Подбор литературы для тюремных библиотек ограничивался в основном книгами «Священного Писания и духовного содержания».

———————————

<5> ПСЗРИ. Собр. 1-е. СПб., 1830. Т. XXXVI. N 27895. С. 311. По примеру Санкт-Петербурга в 1828 г. был образован Московский комитет Попечительного о тюрьмах общества. Впоследствии такие комитеты и их отделения были открыты и во многих других городах. Так, к 1844 г. (25-летнему юбилею со дня образования Общества) в России насчитывалось 49 губернских и 227 уездных комитетов Попечительного о тюрьмах общества.

<6> Там же. С. 308.

<7> Там же. С. 311.

<8> Инструкция Попечительству над арестантами Санкт-Петербургской исправительной тюрьмы // Тюремный вестник. 1894. N 2. С. 93.

Несмотря на это, Общество активно занималось благотворительной деятельностью. На собранные от частных благотворителей деньги оно закупало для арестантов продукты, одежду, обувь, ремонтировало обветшавшие здания тюрем, нанимало священников для проведения духовно-нравственных бесед, занималось устройством лазаретов, школ грамотности и организацией арестантских работ. В людных местах Санкт-Петербурга и Москвы были установлены специальные кружки для сбора средств с целью улучшения условий содержания заключенных. Предполагалось, что «деньги всех арестантских кружек (как установленных в общественных местах, так и внутри тюремных зданий), совокупно в одну сумму собираемые, использовать на улучшение состояния арестантов всех вообще мест заключения… чтобы часть сих подаянных денег… была употребляема на улучшение пищи арестантов, а остальная была выдаваема каждому из них при освобождении его из заключения» <9>. Широкую поддержку Обществу оказывало купечество. Так, например, «Киевский I гильдии купеческий сын Яков Каминский, сочувствуя цели учреждения в г. Саратове приюта для арестантских детей, пожертвовал на обзаведение приюта следующие вещи: 16 железных кроватей; 2 стола; 15 табуреток; 6 стульев; 1 шкаф для белья; 16 матрацев; 16 подушек; 15 байковых одеял; 3 дюжины носовых платков; 10 шерстяных платков; 3 дюжины полотенцев; 3 дюжины нитяных чулок; 15 пар сапог и 15 дубленых детских полушубков. Независимо от того, г. Каминский, не имея возможности изготовить фуражки, башмаки, сапоги и другие мелочи, пожертвовал на изготовление таковых 50 руб.» <10>. В Московский губернский тюремный замок в 1832 г. от местного купечества поступило: 511 пудов 18 фунтов говядины; 270 пудов 20 фунтов солонины; 225483 штуки калачей; 21050 штук блинов; 29320 штук яиц. Благотворительные мероприятия Общества были направлены и на оказание помощи осужденным, отправляемым по этапу из Московской пересыльной тюрьмы. Так, например, в 1854 г. «им было выдано продуктов питания и денежных средств на общую сумму 47294 руб. 47 коп., в 1856 г. — 48922 руб. 28 коп., а в 1857 г. — 61621 руб. 72 коп. В 1858 г., для удобнейшего раздела подаяний пересыльным, в Москве была устроена разменная касса… Подаяния простирались в этом году на сумму 61469 руб. 86 коп., так, что каждому пересыльному досталось от 9 руб. 25 коп. до 19 руб. 18 коп.» <11>.

———————————

<9> ПСЗРИ. Собр. 1-е. Т. XXXVIII. N 28944. С. 90.

<10> Сообщение // Тюремный вестник. 1894. N 1. С. 21.

<11> Никитин В.Н. Тюрьма и ссылка (1560 — 1880 гг.). Историческое, законодательное и бытовое положение заключенных, пересыльных, их детей и освобожденных из-под стражи, со времени возникновения русской тюрьмы, до наших дней. СПб., 1880. С. 585.

Попечительное о тюрьмах общество распространило свое влияние практически на все места заключения, кроме крепостей, где содержались «государственные преступники». Общество охватывало съезжие дворы, рабочие и смирительные дома, городские тюрьмы, а в самом Петербурге и управу благочиния, арестантскую в оберполицмейстерском доме, кордегардию губернского правления, в Кронштадте — четыре тюрьмы, арестантский двор, Екатерининскую кордегардию, полицейскую тюрьму (с 1821 г., а с 1827 г. — градскую тюрьму), сухопутный арестантский двор, морские арестантские роты, в губернских городах — тюремные замки <12>. Однако комитеты и отделения Попечительного о тюрьмах общества не везде работали одинаково. Там, где они реально функционировали, заключенные были опрятно одеты, своевременно получали медицинскую помощь, имели возможность не только работать, но и учиться. В тех местностях, где таких комитетов не было или их деятельность была формальной, имели место самые отвратительные злоупотребления. Например, надзиратели без соответствующего разрешения отпускали заключенных на заработки в город, при этом три четверти выручки шло в карман надзирателю, арестантов кормили гнилой пищей, по 4 — 5 месяцев не водили в баню, продовольствие и одежду выписывали на умерших или сбежавших и т.п. <13>.

———————————

<12> Гернет М.Н. История царской тюрьмы: В 5 т. М., 1951 — 1956. Т. 1. С. 334.

<13> Бабушкин А. Попечительство о тюрьмах — российская историческая традиция // Преступление и наказание. 1994. N 7. С. 38.

Благодаря зарождению среди русской аристократии и интеллигенции прогрессивных идей, призывающих распространять естественные права человека и на осужденных, в России в начале XIX в. впервые появились предпосылки для реализации на практике гуманистических принципов, изменивших в лучшую сторону организацию и деятельность всего отечественного тюремного ведомства.