Правовое регулирование исполнения наказания в контексте системного подхода (1879 — 1917 гг.)

04-03-19 admin 0 comment

Алексеев В.И.
Электронный ресурс, 2009.


Связь между нормами, элементами, институтами права дает новое качественное образование и обеспечивает системе наилучшие условия для становления и развития. Выдвижение задачи изучения системности, выявление ее качества и структурно-функциональных зависимостей объекта исследования предполагает раскрытие динамики элементного состава, совокупности пенитенциарно-однородных правовых норм. Обнаружение системообразующих связей между элементами позволяет раскрыть тенденции в эволюции развития пенитенциарной политики, совершенствовании института лишения свободы.

Изменение пенитенциарных возможностей при переходе тюремной системы в новую фазу функционирования, в период уголовно-политический, обеспечило законодателю простор для правотворчества. Структура законодательства дополняется новыми нормами права, характер которых обеспечивает единство наказания с мерами исправительно-трудового воздействия. Это, в свою очередь, обеспечивает условия для формирования целесообразного элементного состава пенитенциарного направления. В результате формируется новый элементный состав с устойчивыми внутренними системообразующими связями. Таким стал институт пенитенциарно-педагогической деятельности. Пенитенциарно-педагогическая тематика исполнения наказания предполагает исправительное воздействие на арестантов и достижение целей уголовного наказания. Мнения ученых-пенитенциаристов при конструировании модели уголовно-пенитенциарной системы в контексте пенитенциарной политики состоят в том, что рассматриваемая правовая категория имеет развернутую классификацию внутренних системообразующих связей. Их взаимодействие, как правило, переносится на пенитенциарное воздействие заключенных, усиливая тем самым воспитательный потенциал наказания, в том числе угрозой применения административно-правовых мер к арестантам, нарушающим тюремную дисциплину.

В структуре механизма правового регулирования исполнения наказания каждое свойство элемента потенциально является функцией. «Функция внутренне присуща каждой норме права, она содержится в ней как особой юридической реальности». Функциональность как самостоятельный элемент системы признается многими юристами, так как специфические свойства норм и институтов права неразрывно связаны с функциональными качествами, присущими ей вследствие их взаимной связи. При этом реализация законодательства, его статей, институтов и отраслей осуществляется путем их использования, соблюдения, исполнения и применения <1>. Именно в функциональном характере элементов заложены условия осуществления пенитенциарной политики.

———————————

<1> Нормы советского права. Проблема теории / Под ред. М.И. Байтина, В.К. Бабаева. Саратов, 1987. С. 205.

Позиция Н.Н. Тарасова состоит в том, что «механизм правового регулирования как модель — это уже система элементов, организованная по особым правилам: нормы права, юридические факты, правоотношения и т.д.» <2>. Сказанное о механизме правового регулирования служит основанием для рассмотрения его структуры. Он состоит как в нормативном, так и в функциональном аспекте и их диалектическом взаимодействии. Иначе говоря, в процессе реализации норм права результативная сторона механизма правового регулирования предполагает достижение целей уголовного наказания. Элементный состав структуры механизма правового регулирования дает определенный вектор в реализации норм права в интересах ресоциализации арестантов и обеспечении правопорядка в местах лишения свободы.

———————————

<2> См.: Тарасов Н.Н. Методологические проблемы юридической науки. Екатеринбург, 2001. С. 164.

В концепции пенитенциарной политики предусматриваются различные меры и средства пенитенциарного воздействия на арестантов. В результате активного взаимодействия различных уровней управления исполнением наказания появляется новый тип системообразующих связей — обратные связи. На основе полученных данных о состоянии функционирования тюремной системы и обратного взаимодействия в пенитенциарной политике корректируются информационно-коммуникативные связи до требуемого, целевого уровня.

На передний план выдвигается такой элемент системы, как попечение об арестантах. Разумеется, создается концептуальная основа для успешной пенитенциарно-педагогической деятельности в местах лишения свободы. Порядок содержания арестантов определяется особыми положениями о каждом виде заключения, отдельно закрепленными Уставом о содержащихся под стражей. «Важнейшим аспектом функционального подхода» является «анализ особенностей взаимодействия системы с внешней средой» <3>.

———————————

<3> Правовая информатика: Учеб. / Под ред. А.С. Полевого. М., 1993. С. 54.

Таким образом, своеобразие функционального аспекта пенитенциарной политики состоит в особенностях взаимодействия с институтом лишения свободы, пенитенциарного воздействия на арестантов и достижения их ресоциализации.

Функциональный аспект пенитенциарной политики — это, прежде всего, системная связь между двумя исследовательскими компонентами — правотворчеством и реализацией права. Ввиду всестороннего рассмотрения правительственными комиссиями тюремного режима в системе средств реализации пенитенциарной политики правотворчество стало необходимым компонентом пенитенциарной политики, которое функционально связано с реализацией правовых предписаний.

Структурно-функциональный элемент отражает глубинную логику наказаний, протекающих в сфере исполнения, и методологически является отражением сложности образующейся структуры функционирования пенитенциарной политики. И потому любую функцию в системе средств реализации пенитенциарной политики можно считать системообразующей связью, которая непременно занимает достойное место в структуре объекта.

Новое законодательство обладает разнообразными средствами пенитенциарного воздействия на арестантов. В арсенале пенитенциарно-педагогических средств, юридически закрепленных нормами права и относящихся к мерам тюремной деятельности, появилось много таких, которые ранее не применялись. Такова суть концептуального направления пенитенциарной политики, где институт пенитенциарно-педагогического воздействия на арестантов в новых исторических условиях приобретает практический смысл в исполнении наказания.

В теоретических разработках в области исправительно-трудового воздействия ему как элементу института пенитенциарно-педагогического влияния на осужденных в европейских тюремных системах уделяется достаточное внимание. Е. Бумке отмечает, что при более глубоком проникновении в сущность арестантского труда он является не только работой мускулов и духа, но и работой души <4>. «Труд, который помогает заключенному удовлетворить свои нужды, превращает вора в послушного рабочего» <5>.

———————————

<4> Bumke E. Deutshe Gefangniswessen. Berlin, 1928. S. 17.

<5> Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999. С. 355.

В. Герман считает, что если работа должна стать средством воспитания, то надо предположить, что заключенный должен испытывать удовольствие и ощущение потребности в нем. В духе радости от труда, в духе понимания социального долга заключенный совершенствует свое мастерство, и когда в его необходимости никто не сомневается, только тогда он «получает статус этического понимания окружающими» <6>. Но были времена, когда считалось нецелесообразным использовать тюремный труд в цепях, для которого могли быть привлечены обычные граждане. И лишь нужды военного времени помогли изменить взгляд на него <7>.

———————————

<6> Herrmann W. Das hamburgische jugendgeaengniss «Hahnoefersand». Mahnheim. Berlin. Leipzig, 1926. S. 36.

<7> Benney Mark. Gaol Delivery. London. New York. Toronto, 1835. P. 52.

Таким образом, институт пенитенциарно-педагогического воздействия на арестантов возник на собственном опыте исполнения наказания, в результате правотворческой деятельности реформаторов и законодателя. Уголовно-политический этап пенитенциарной политики дал мощный толчок в выработке ее концепции, затрагивающей весь спектр пенитенциарной тематики, нуждающейся в правовом регулировании. Такая логика исследования пенитенциарной политики исходит не только из статической модели правового регулирования, но и динамической. Происходит осуществление принципа исправления преступников через систему наказаний, имеющих различную срочность, устанавливаются меры тюремной деятельности индивидуально каждому преступнику.

Правовое регулирование является несущей конструкцией в построении и изучении предмета исследования. Оно в контексте системного подхода направлено на разрешение противоречий между фактическим состоянием исследуемых правоотношений в сфере исполнения наказаний и назначением норм, изложенных в законе. Иначе говоря, необходимость принуждения в карательно-воспитательном процессе для частичного изменения правового положения осужденного есть существенная часть пенитенциарного исправления, условие, открывающее свободный доступ к честной работе, и возвращения в общество <8>.

———————————

<8> См.: Малинин Ф.Н. Постановления шести международных тюремных конгрессов. СПб., 1904. С. 13.

В категории «механизм правового регулирования» функциональный элемент в структурно-функциональном ряду правовых категорий есть необходимая составляющая пенитенциарной политики. Если в статической модели правового регулирования внутренняя сторона закона проявляется в строгой обязательности исполнения правовых предписаний, то в динамической тесно связана с применением мер правового воздействия на арестантов, что, несомненно, связано с пенитенциарно-педагогической деятельностью тюремной администрации. Вместе с тем Уложение о наказаниях 1845 г. не оправдало ожиданий общества. Предписание срочности наказаний, установленное законом, не исполнялось, так как они заменялись телесными. «Предписанное законом содержание арестантов в камерах, под замком, редко исполняется» <9>. «Арестанты без постоянной физической деятельности страдают от избытка сил, остающихся без приложения» <10>.

———————————

<9> См.: Упоров И.В. Пенитенциарная политика России в XVIII — XX вв. СПб., 2004. С. 84.

<10> Там же. С. 19.

Вывод И.В. Упорова о том, что правовые нормы оставались в большинстве случаев нереализованными, в основном правильный, т.к. «нормативные положения в значительной мере расходились с действительностью» <11>. Объясняется это отсутствием связи между различными элементами системы, что препятствовало реализации закона. Так, одно звено структуры взаимодействия находилось в противоречии с другим. Исследователь С.М. Оганесян пишет о недостаточной структурно-функциональной зависимости элементов уголовно-пенитенциарного законодательства. При этом отмечаются следующие причины: во-первых, сами законы чрезвычайно трудно применимы и на практике полны противоречий; во-вторых, управление тюрьмами децентрализованно; в-третьих, административные лица поступали не согласно закону, а по собственному усмотрению; в-четвертых, крайне низкий уровень административных способностей и нравственности тюремного персонала <12>.

———————————

<11> Там же. С. 219.

<12> Оганесян С.М. Пенитенциарная система государства (историко-теоретический и правовой анализ): Дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2005. С. 240 — 241.

В пенитенциарной политике в середине XIX в. продолжали доминировать телесные наказания, дополнительные наказания в виде лишения прав. Правовой режим установленных норм права был чрезвычайно неадекватным. Мнение И.А. Ильина «о соответствии нормы права и других понятий юриспруденции, которые включают в себя явно или тайно момент силы в том или ином понимании, должны быть признаны неюридическими… должны быть исправлены» <13>.

———————————

<13> Ильин И.А. Философия права. Нравственная философия: Сочинения в 2 т. Т. 1. М., 1993. С. 141.

Таким образом, проблематика системного подхода зависит от выявления и исследования многообразных связей, присущих системному объекту. С учетом изложенного подхода происходит накопление информации об объекте, которая приобретает системный характер при условии учета функций норм и элементов права и их реализации в комплексе и в динамике исполнения наказания.

Пенитенциарная политика как часть политики государственной, опирающаяся на уголовно-пенитенциарное законодательство, существенно отражается на характере правовых режимов нормативно-правовых актов. «Основной массив правовых режимов сосредоточивается внутри каждой отрасли права, которые затем, благодаря своим исходным началам, приобретают общедозволительный или разрешительный настрой» <14>. В частности, «регулятивно-охранительная функция проявляет себя в регулировании уголовно-правовых, уголовно-исполнительных, уголовно-процессуальных и других отношений» <15>. Внешняя природа обязательности обусловлена внешними факторами воздействия на психику личности, моделируется в правовых нормах и поддерживается силой государственного воздействия и государственного принуждения <16>.

———————————

<14> Шамсумова Э.Ф. Категория «правовой режим» в юриспруденции: Монография. Екатеринбург, 2003. С. 57.

<15> Нормы советского права… Указ. соч. С. 222.

<16> См.: Байтин М.И. Сущность права. Указ. соч. С. 222.

Правовое воздействие на арестантов дает возможность понять объективную природу их ресоциализации исходя из конкретно-исторического подхода исследования эволюционной природы российского законодательства. В частности, в качестве самостоятельного элемента в пенитенциарной политике могут быть выделены принципы права. Об этом пишут В.В. Сорокин <17>, А.М. Васильев <18>, В.М. Сырых <19>, М.П. Мелентьев <20>. На наш взгляд, это целесообразно. Принцип исправления в уголовно-пенитенциарном праве охватывает большое количество понятий и категорий для моделирования системы исполнения наказания. В принципах содержатся основные направления исправительно-трудовой практики, система духовно-нравственного воздействия, частного предупреждения преступности, так как «регулятивная правовая норма всегда содержит указание на дозволенный либо нежелательный вариант поведения» <21>.

———————————

<17> См.: Сорокин В.В. Концепция эволюционного развития правовой системы в переходный период: дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2003. С. 42.

<18> См.: Васильев А.М. Правовые категории. М., 1976. С. 216 — 226.

<19> См.: Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Т. I. М., 2000. С. 383 — 390.

<20> См.: Мелентьев М.Н. Функции и структура советского исправительно-трудового права. Рязань, 1977. С. 14.

<21> Нормы советского права… С. 212.

Системное видение исследуемых отношений в динамической модели правового регулирования позволяет добиться достижения восстановления нравственной гармонии, нарушенной преступлением. Поэтому разрешение противоречий в процессе исполнения наказания будет зависеть как от самого преступника, так и от деятельности органов, исполняющих наказание. Разумеется, в анализе и синтезе объекта исследования реализуется диалектический принцип необходимости познания единого через раздвоение его противоречивых сторон. Е.А. Мотовиловкер отмечает, что «правоотношение потому и есть правоотношение, что отношение его противоположных элементов может обостриться вследствие нарушения права, в результате определенной конфликтной ситуации» <22>. В структурно-функциональном понятийном ряду нормы права, юридический факт, правоотношение, законность и правопорядок являются ключевыми категориями в пенитенциарной политике.

———————————

<22> Мотовиловкер Е.А. Теория регулятивного и охранительного права. Воронеж, 1990. С. 53.

Механизм правового регулирования включает в себя не только чисто правовые средства, но и категориальный состав функционального понятийного ряда, в котором элемент системы — попечение об арестантах (законность, правопорядок и др.) исключительно воздействует на психику арестанта. «Так, определение права как выражение воли будет отнесено, — пишет И.А. Ильин, — не в юридический, а в психологический ряд» <23>.

———————————

<23> Ильин И.А. Философия права… С. 32.

Таким образом, взаимосвязь и взаимодействие между различными уровнями системности определяют качество объекта исследования. Элементный состав структуры тюремной политики пополняется с учетом развития уголовно-пенитенциарного права и в связи с расширением возможности устанавливать правовой режим содержания арестантов. Взаимосвязь структурных элементов системы, их систематическое пенитенциарное воздействие на содержащихся под стражей непременно направлены на исправление нравственности осужденных.