Условия отбывания наказания в исправительных учреждениях надо изменять

04-03-19 admin 0 comment

Березиков С.В.
Законность, 2009.


Проблема эффективности исполнения такого наказания, как лишение свободы, при высоком уровне первичного рецидива среди лиц, освобожденных из исправительных учреждений, сейчас особенно актуальна.

Очевидно, что институты уголовно-исполнительного законодательства, призванные обеспечить достижение целей исполнения наказания, установленных ст. 9 УИК РФ, действуют только «на бумаге» (в ведомственных отчетах ФСИН России), а исправительные учреждения выполняют главным образом функцию изоляции, снимая проблему нарушения гражданами условий функционирования общества только на ограниченное время.

В письме министра юстиции РФ Президенту России ситуация в учреждениях уголовно-исполнительной системы охарактеризована как «тягостная и оказывающая деформирующее воздействие на личность» <1>. Причины этого лишь опосредованно связаны с финансовой составляющей вопроса. Ежегодное увеличение бюджета ФСИН России (годовое финансирование превысило 140 млрд. руб. и стало по величине третьим после Минобороны и МВД) к кардинальному улучшению ситуации не приводит.

———————————

<1> Новые известия. 2008. 22 декабря. N 234. С. 5.

Представляется, что в самом механизме исполнения лишения свободы заложены факторы, в определенной мере продуцирующие повторную преступность.

Президент РФ на заседании Государственного совета 11 февраля с.г. подчеркнул, что изменение сложившегося положения дел может быть обеспечено, как представляется, лишь за счет комплексной трансформации уголовно-исполнительной политики. В каком направлении будет осуществляться этот процесс, на данный момент до конца не ясно.

Межведомственной рабочей группой (Минюст, Генпрокуратура, другие заинтересованные ведомства) по подготовке предложений, направленных на совершенствование уголовно-исполнительной политики и деятельности уголовно-исполнительной системы, разработан проект достаточно радикальных мер.

Совершенствование дифференциации исполнения наказания — одно из направлений предполагаемых изменений наряду с сокращением численности осужденных, находящихся в местах лишения свободы, улучшением условий содержания.

Идея дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний во многом определяет построение и содержание Особенной части УИК и находит свое непосредственное выражение в нормах, регулирующих основания и порядок применения средств исправления, одним из которых в соответствии с ч. 2 ст. 9, ч. 1 ст. 82 УИК является режим, а его составной частью — различные виды условий отбывания наказания, которые могут в соответствии с законом изменяться.

Деятельность администрации исправительного учреждения по обеспечению дифференциации и индивидуализации исполнения наказания оказывает существенное влияние на реализацию целей уголовного наказания, отражает сущность и содержание исправительного воздействия, задает его вектор.

Перевод из одних условий в другие в значительной мере влияет на фактический объем прав осужденного и наряду с мерами поощрения и взыскания призван обеспечить необходимое стимулирующее воздействие.

Однако, как показывают результаты прокурорского надзора, администрациями исправительных учреждений недостаточно интенсивно и гибко используются возможности стимулирования правомерного, социально активного поведения осужденных. Количественные показатели изменения условий в исправительных колониях незначительны.

Представляется, причины недостаточного использования мер стимулирующего характера носят объективный характер. Одна из них — классификация осужденных в зависимости от степени исправления, которая не позволяет обеспечить учет всех значимых социально-психологических факторов личности.

В группе осужденных, отбывающих наказание в обычных условиях (на общем и строгом режиме), которых почти 80%, могут быть выделены еще 1 — 2 подгруппы лиц в зависимости от степени исправления. У них еще не сформировалась четкая тенденция к замене негативных установок, однако в то же время отсутствует безусловная ориентация на отрицание общепринятых социальных ценностей.

Меры, стимулирующие позитивное поведение названной категории осужденных, не используются. Объективно они еще не достигли той степени исправления, когда возможен перевод в облегченные условия, и в то же время не являются злостными нарушителями. Отсутствие достаточно эффективных стимулов приводит к тому, что осужденные «застаиваются» в обычных условиях.

Подтвердить этот вывод можно, проведя элементарный анализ данных об изменении условий отбывания наказания в исправительных колониях. По сведениям ФСИН России, из обычных в строгие и облегченные условия в исправительных колониях всех видов режимов в 2008 г. переведены только 9,4% (на общем режиме — 13,4%, на строгом — 8%, на особом — 7,9%).

Одна из причин подобного положения дел — недостаточное нормативно-правовое регулирование института условий. Его сущность в Уголовно-исполнительном кодексе РФ, равно как и содержание принципа дифференциации, не раскрывается. Термин «дифференциация» употребляется дважды — в ст. 8 и в ч. 2 ст. 110. Нормативное регулирование указанного института обеспечивается главным образом в основном за счет процедурных норм, устанавливающих порядок изменения условий.

Законом предусмотрено только 3 вида условий отбывания наказания в исправительных колониях, что, с одной стороны, не согласуется с количеством групп осужденных, которые можно выделить в зависимости от степени исправления, а с другой — не позволяет определить для каждой из них групповые средства коррекционного воздействия. Есть и другие технико-юридические недостатки.

Как показывают результаты прокурорских проверок, распределение осужденных по видам условий в исправительных колониях происходит скорее в зависимости от лояльности администрации колонии (в облегченных условиях — актив, в строгих — осужденные отрицательной направленности, в обычных — занимающие нейтральные позиции), чем от степени исправления.

С учетом сказанного, дальнейшее совершенствование института изменения условий отбывания наказания видится в следующем.

Необходимо в отдельной части ст. 87 УИК раскрыть понятие института условий отбывания наказания и их изменения, определив тем самым его правовую природу, что также позволит отграничить указанный институт от смежных — мер поощрения и дисциплинарной ответственности.

Объективно востребовано углубление классификации лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, и разделение осужденных, находящихся в обычных условиях, на две группы: не нарушающих нормы поведения, установленные в исправительном учреждении, и нарушающих.

Материальным основанием перевода осужденных из обычных условий в усиленные должно стать привлечение осужденного к дисциплинарной ответственности за нарушения установленного порядка отбывания наказания, не относящиеся к злостным.

Не оправдано распространение на эту категорию лиц условий строгой изоляции, в которой содержатся осужденные, признанные злостными нарушителями. Вместе с тем лица, помещенные в усиленные условия и отбывающие наказание в обычных и облегченных условиях, должны размещаться раздельно.

Кроме того, представляется необходимым уточнить и конкретизировать критерий добросовестного отношения к труду, с учетом которого также принимается решение об изменении условий с обычных на облегченные, имея в виду, что около 400 тыс. осужденных в исправительных колониях ФСИН России в процесс трудового воспитания не вовлечены.

Наконец, следует предусмотреть правовые гарантии изменения условий с обычных на облегченные, направленные на снижение уровня субъективного усмотрения администрации исправительного учреждения при принятии соответствующего решения.

Все эти меры будут способствовать повышению эффективности средств исправительного воздействия на осужденных, отбывающих наказание в исправительных колониях.