Данные о личности осужденного как основной вопрос при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении

04-03-19 admin 0 comment

Лебедевич Д.
Законность, 2009.


Увеличение общего количества совершаемых преступлений и, как следствие, рост числа привлекаемых к уголовной ответственности несомненно повышает значимость в стране института условно-досрочного освобождения от отбывания уголовного наказания.

Часть 1 ст. 9 УИК РФ гласит: исправление осужденных — это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения. Раннее освобождение от наказания предполагает в первую очередь достижение всех поставленных Уголовно-исполнительным кодексом РФ задач по исправлению осужденного.

Вопросы применения условно-досрочного освобождения регламентированы ст. 175 УИК, ст. 79 УК, ст. ст. 397 и 399 УПК, Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 19 октября 1971 г. N 9. Правоприменительная же практика в различных регионах складывается по-разному.

Для применения к лицу условно-досрочного освобождения, согласно ст. 79 УК, должны быть соблюдены следующие условия: отбытие необходимой части срока наказания, установление судом факта исправления осужденного и отсутствия необходимости в полном отбытии им уголовного наказания.

Вместе с тем законодатель не приводит перечень условий, которыми должен руководствоваться судья при рассмотрении вопроса о целесообразности применения условно-досрочного освобождения. Таким образом, в большинстве случаев оценка достижения всех целей уголовного наказания для каждого осужденного является субъективным мнением рассматривающего ходатайства судьи.

В судебной практике есть случаи принятия различных, в том числе диаметрально противоположных, решений при рассмотрении ходатайств об условно-досрочном освобождении. Так, 26 февраля 2007 г. Заволжским районным судом г. Ярославля Ш. освобожден от отбывания наказания условно-досрочно на 2 года 2 месяца и 1 день. Впоследствии это решение было отменено по кассационному представлению прокурора и материал возвращен на новое судебное рассмотрение. 15 апреля 2008 г. Заволжский районный суд отказал Ш. в условно-досрочном освобождении. Причинами принятия решения послужило несоответствие в полном объеме представленных в судебные органы материалов, а также поведение осужденного после применения к нему условно-досрочного освобождения. В период после освобождения из мест лишения свободы в органы внутренних дел поступили заявления о совершении Ш. ряда, в том числе корыстно-насильственных, преступлений. Согласно представленным в судебные органы материалам, Ш. по месту отбывания наказания характеризовался положительно, имел поощрения за добросовестное отношение к труду, полностью погасил иск. То есть вывод суда об исправлении осужденного соответствовал представленным материалам. Вместе с тем цели уголовного наказания были достигнуты для Ш. не в полном объеме, а имеющиеся в представленных материалах характеристика и иные сведения не соответствовали действительности.

Принятие судами преждевременных решений об условно-досрочном освобождении носит массовый характер. На мой взгляд, наиболее детально задача условно-досрочного освобождения сформулирована в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда СССР, согласно которому оно имеет исключительно важное значение в деле перевоспитания осужденных. Недопущение совершения новых преступлений и адаптация человека в обществе — цель условно-досрочного освобождения.

Как видится, нельзя рассматривать вопрос об условно-досрочном освобождении только как поощрение осужденного за хорошее поведение и добросовестное отношение к труду в местах лишения свободы. В практике судов не должно быть случаев принятия решений только на основании представленной характеристики о поведении в период отбывания наказания, наличия поощрений и отсутствия взысканий за нарушения установленного порядка отбывания наказания.

Суд должен исходить не только из поведения осужденного в местах лишения свободы, но и данных о личности осужденного, как предписывает Постановление Пленума. Таким образом, наличие у осужденного 5 погашенных судимостей может быть основанием для отказа в условно-досрочном освобождении, даже несмотря на положительную характеристику администрации и массу поощрений за положительное отношение к труду, так как погашенные судимости характеризуют осужденного как личность, склонную к совершению преступлений. Такая формулировка может использоваться неоднократно впоследствии при заявлении осужденным повторных ходатайств об условно-досрочном освобождении.

19 июня 2007 г. П. освобожден от отбывания наказания условно-досрочно на 1 год 8 месяцев и 23 дня лишения свободы. Не согласившись с принятым судебным решением, прокурор внес кассационное представление с указанием о необходимости отмены принятого судебного решения. В обоснование своей позиции он указал на привлечение П. к уголовной ответственности с 1987 г. 8 раз, освобождение ранее условно-досрочно и ряд иных обстоятельств, имевших значение для рассмотрения ходатайства. Судебная коллегия по уголовным делам Ярославского областного суда доводы прокурора признала состоятельными. Впоследствии повторного судебного заседания не состоялось, так как правоохранительными органами Вологодской области П. был задержан за совершение новых преступлений после условно-досрочного освобождения.

Таким образом, при принятии судебного решения об условно-досрочном освобождении судом должны быть полностью и всесторонне изучены все данные о личности осужденного: наличие судимостей, в том числе погашенных, тяжесть совершенных преступлений, роль осужденного в них, характеристика по месту отбывания наказания и др.

Кроме того, в случаях с освобожденными условно-досрочно Ш. и П. несомненно важную роль сыграло их поведение в период после освобождения из исправительных колоний. Осужденный подлежит освобождению непосредственно после поступления в исправительное учреждение соответствующего постановления судьи. При этом не имеет значения, вступило ли указанное решение в законную силу. С такой позицией администраций исправительных учреждений согласиться нельзя. Как видно из приведенных примеров, Ш. и П. после освобождения совершили ряд противоправных деяний. В отношении Ш. проводились проверки в порядке ст. ст. 144 — 145 УПК, а П. был задержан за совершение преступления.

Не совсем верным, на мой взгляд, является применение в отношении лица положений ст. 311 УПК по освобождению после вынесения решения об удовлетворении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении. Справедливо было бы дождаться вступления соответствующего решения в законную силу.

При рассмотрении ходатайства в суде исходить следует из того, что условно-досрочное освобождение от отбывания наказания является правом, но не обязанностью суда. Отсутствие уверенности в исправлении осужденных либо наличие любых сомнений в достижении целей уголовного наказания — основание для отказа в условно-досрочном освобождении. Характеристика, представленная администрацией исправительного учреждения, должна учитываться, но не приниматься за основу.

Исходя из вышесказанного, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания повторно представляется не совсем правильным, если ранее лицо не оправдало оказанного судом доверия. Аналогичное относится к любому лицу, совершившему преступление после применения условно-досрочного освобождения.

В условиях стремительного роста числа совершаемых преступлений и снижения раскрываемости гарантом к соблюдению гражданами норм и правил человеческого общежития может служить также угроза неотвратимости отбывания в полном объеме наказания, назначенного судом за совершенное преступление.